home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


16 Раджаба, 17:47[7]

Порой у меня возникает бредовая мысль, что на моем серваке завелся-таки новейший ментальный клон-вирус – и благодаря своему монструозному творцу начинает вытеснять меня из реальной жизни. Мне становится страшно подключаться к Сети. Но жить без нее абсолютно невозможно! Дико боюсь, что у меня разовьется сетевая фобия. Что тогда со мной станет? Ни встретиться с клиентом, ни установить передвижение рафидов по миру… Я превращусь в банального нищего, одного из тысяч дервишей, что ловят свои жалкие гроши на безлюдных улицах. А то и грабителя, но это на случай, если меня потянет за решетку.

Сколько таких бывших серферов на улицах и в теплотрассах? Боящихся даже звона в канализационной трубе…

Вся эта гадость полезла в мозги, когда я с Таськой поговорил. Приехал из центра, скинул инфу на сервак для интеллектуальной обработки программой – и позвонил ей. С таким облегчением к Сети подключился, периферию на себя напялил.

– Привет, Тасюха! Как я рад, что ты больше не сердишься.

– С чего ты это взял?

Она в это время занималась реальным приготовлением пищи – ждала, когда распарится заморозка. Наверное, готовилась затем принять ванну, потому что фоновым звуком был шум воды. С Сетью у нее сохранился только узкий канал связи, никаких красот. Сплошной быт и примитивность, словом.

– Разрешила же мне с тобой пообщаться.

– Дурачок, – рассмеялась она. – Какого Дива мне на тебя сердиться, если мы с тобой сегодня днем отлично провели время? Сроду ты так меня не ублажал. Обедом накормил, музыку приличную завел…

– Кто, я? – по-идиотски вырвалось у меня.

Во время ее трудового перерыва я находился в обществе Карменситы. Чтобы дать отдых ослабевшим (виртуально, естественно, поскольку в действительности я лежал опутанный проводами) ногам, я опустился на кухонную табуретку.

– С тобой что-то не так, Эдик, – с жалостью проговорила Таська.

Я-то думал, она опять накинется на меня, как полифаг на вирус, но женушка на этот раз была оригинальна. Этим, собственно, она меня и добила. Так бы я спокойно окрысился, поругались бы да разбежались как обычно, до завтра.

– Ты точно сервак почистил?

– В том-то и дело…

– То есть днем я снова была не с тобой?

На этот вопрос, пожалуй, я уже мог дать ответ – пусть неуверенный, приблизительный, да какой угодно зыбкий.

– Конечно, я. Просто у меня не получается все помнить. Ладно, мне лучше побыть одному. Ты не рассердишься?

– Устала я на тебя сердиться, Танк. Никаких нервов не хватит. Уж лучше я буду думать, что с тобой иначе нельзя. Ты не думаешь, что у тебя раздвоение личности – это болезнь такая психическая? При такой работе ничего удивительного, разъезжаешь где попало в реале.

Мне уже и самому казалось, что я сошел с ума.

– Мать зовет в гости с Маришкой.

– Ну, так в чем дело? Давай выберем выходной и сгоняем. У тебя ведь машина в порядке?

– Пока на ходу. Только зеркала свинтили, и с бамперами проблема.

– Ох, доездишься по трущобам!

Мне еще повезло, что к моменту нашей встречи она не успела прочитать мой последний пост. А то бы я точно огреб и за бессмысленный риск, и за шашни с уродкой, а уж что бы она сделала со мной за визит в пентхаус, и представить жутко. Ладно, не успел еще толком расписать, что там со мной приключилось… Да и вообще, я крепко сомневаюсь, что это нужно делать. Все равно это миф, фантом и прочая виртуальщина. Нет в моей настоящей жизни места таким квартирам и телкам.

Таська, беру свои слова обратно! Уф, это же моя личная запись, она ее никогда не увидит.

Когда мне хочется выпить водки, но нет повода, я открываю файл с отчетом по одному из своих прежних дел. Полистаешь минут пять, и никакого повода уже не надо. Уходящее от нас время – вот от чего стоит надираться, все остальное суета. Но этой глупой суетой надо заниматься, потому что иначе жить не выходит. Точнее, выходит – но только у дервишей, озабоченных лишь собственной святостью.

Я же пока не настолько набожен, чтобы кичиться своей правоверностью. Иблис знает, сколько заповедей я нарушил.

Если вас коснется хорошее, это их огорчает; если вас постигнет дурное, они радуются этому. А если вы будете терпеливы и богобоязненны, не повредят вам их козни ни в чем.

3:115


16 Раджаба, 16:14 | Это я, Эдик | 17 Раджаба, 08:51