home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


17 Раджаба, 08:51

Здесь я хочу совершить очередное маленькое отступление в свое прошлое. Кому не интересно, может пропустить, все равно ничего важного я не сообщу. Все это поэзия, далекая от сегодняшнего дня, но удивительно созвучная странностям, что постигли меня после встречи с Наташей.

Дело было все в том же учебном заведении, где я учился на программиста кухонных шкафов. Гузель к тому времени уже год как свалила к себе в Заир, и я водился с нормальной девчонкой из местных, по имени Билкис. Отвязанная была телка, ужас. Можете поглядеть купированный ролик, который мы с ней однажды в койке сняли (Cactus, обломайся).

– Ну, как твоя новая девчонка, Танк? – порой спрашивал меня Бар-Малеев с гадкой улыбочкой, когда встречал в коридорах. – В Конго еще не собирается?

– Бисми Ллахи рахмани рахим, – дерзко отвечал я, если был в настроении. Чиновник зловеще реготал в ответ. – Она из Лесото.

Как раз был месяц рамадан, и все программы тупо отказывались оперировать с едой. Они же у нас правоверные, прямо хоть сейчас на райский сервак. А мне позарез надо было курсовую делать.

Я нашему админу по кличке Магог рисалу кинул: «Братан, разреши хотя бы с кодами приправ поработать! У меня шкаф зависает, через две недели проект сдавать!» – «Ну, ты ушлый хрен, – сказал он. – Чего еще в шкафу-то хранить, как не приправы? Эдак ты легко отделаешься! Сколько отступных дашь?»

Короче, пообещал ему запрограммировать свой домашний сервак на пять намазов ежедневно, каждая из семи ракатов. «Помолишься о моем убитом в прошлом году клон-вирусе?» – заявил этот сатрап. Заставил меня каффару пообещать… Вот подонок, какого-то виртуального клона за правоверного держит. Держал, точнее.

На что не пойдешь ради дела? Мало того, что мой сервак на молитвах капитально зависал, так еще и после рамадана ему придется в таком же режиме работать. Зато я получил-таки доступ к операциям со жратвой.

Со шкафами, если кто не знает, в чем проблема? Вот именно, проблемы никакой с ними нет. А есть она только в башках у домохозяек – как заставить дев покупать приправы в фирменных банках. Они ведь, паразитки, норовят подешевле взять, подделку в бумаге, а потом пересыпать в первую же пустую баночку. А если это не та емкость? С чужим рафидом? Вот так путаница и возникает.

Возился я с этой туфтой, возился… Ни хрена не выходит сделать так, чтобы шкаф сам распознавал приправу по запаху и подсовывал телке нужную банку.

Позвал Билкис и говорю:

– Слышь, дурища, ты вообще подсказки этой тупой коробки будешь слушать? Если она тебе будет советовать?

– Еще чего! – окрысилась девка. – Чтобы я, да позволила кому-то… нет, чему-то собой командовать? Мне-то лучше известно, чего у меня недостает.

– А вот и нет! Умный шкаф не зря электричество жрет.

– Я не позволю каким-то железкам поучать меня, – упорствовала телка. – И тебе не позволю. А может, ты мою жратву не любишь? – зловеще поинтересовалась Билкис.

– Я ее просто обожаю, – испугался я.

– То-то же! Вот и отвяжись от меня со своими проблемами. Давай лучше потрахаемся.

– Не видишь, я учусь? Рамадан же!

– Мы же в реале этим займемся, дурень.

Да уж, к ее позиции было не подкопаться, хотя такие обедненные развлечения, в общем, мне тогда не слишком нравились. Любил по молодости излишества, чего скрывать. Но пост есть пост, тут я обязан был считаться с общественным мнением. Из медресе, конечно, не выгонят, но из клуба потребителей на месяц-другой исключить могут.

Долго я бился с проклятыми шкафами. Даже у экспертной программы, что со мной возилась, и у той коды перепутались, когда я решение представил. Признаюсь честно, я немного сжульничал. В итоге бедную программу поразил ступор, а от нее он распространился на весь сервак. Конечно, тут свою роль рамадан сыграл, очень уж много студиозов на нем молитвы крутило.

Магог меня моментально вычислил.

– Это ты, нехороший человек, систему подвесил? – сказал он. – Из-за тебя сотни правоверных стали кафирами!

– Так ненадолго же, – возразил я.

– Ты вот что, – понизил он голос и потянул меня на скамью в парке рядом с универом. Магог меня откровенно пугал – очень уж он безумно выглядел. Как нацепит на себя ворох древних компактов (у него и «очки» такие же были, круглые и гигантские), так прямо Иблис из кошмара. – Давай я тебе курсовую засчитаю, а ты с нами против тотальной чипизации выступишь. Это ведь они тебе плешь проели, собрат.

– Чем это тебе рафиды мешают? – насупился я.

– Ты даже в сортир сходит не можешь, чтобы об этом не узнали на фабрике трусов.

– Плевать я хотел на фабрику – хоть трусов, хоть памперсов.

– А я не хотел. И ты тоже, выходит, потому как курсовая тебе все-таки нужна. Кто виртуальные специи нюхал в рамадан, ты или я?

– Это шантаж!

– Точно подметил. Да не трусь, болван, тебе понравится. У нас знаешь какие девки тусуются!

– У меня уже есть девка.

– Будет две. Ты правоверный или зимми? А может, вообще дахри неверующий? – картинно ужаснул он.

Тут я задумался, ибо имелся в его словах определенный резон. Конечно, выступать публично против всемогущих корпораций – все равно что плевать в океан с самолета. Правда, сам я не летал, но сравнение меткое. При этом ребята, что против международной, шайтан, интеграции выступают, живут довольно весело.

И мне нужна была хоть какая-нибудь компания. После печальной истории с Гузелью вокруг меня образовался нездоровый вакуум – даже Палец пострадал меньше, по-моему. Спелся с многочисленными уродами и живет, не тужит, сволочь.

– Джинн с тобой, засчитай мне курсовую. А как ты это сделаешь?

– Так я и выдал секрет! Тогда всякий сможет забить на учебу, и ректор меня прогонит.

Я ему сказал, в чем была умышленная ошибка, внедренная мной в тензор связей (что я для экспертной программы лепил), а Магог в ответ задурил ей «мозги» и заставил выдать положительную рецензию. Такая вот у нас сделка случилась.

И на собрания антиглобалистов я тоже стал ходить. Девчонки, правда, там оказались не то что бы совсем страшные, а какие-то сдвинутые. Одна только попроще была, Зульфия. Все так и сыпали терминами из «мира сетевых администраторов» – я их, в общем, понимал, но как-то не до конца. В конце концов я смекнул, что эти ребята реально борются против тотального засилья одной софтверной компании… Шайтан, забыл как она называется.

А потом, где-то через месяц, Магог мне сказал:

– Поедешь на каникулы в Европу, брат. Дадим тебе реальных рублей, и с богом. Хочешь, подругу прихвати.

– За каким хреном? Чего я там не видел?

– Задание партии, а как же. Даром, что ли, мы с тобой занимались, в вирусологии натаскивали? Пришла пора отработать наши интеллектуальные вложения. Да что ты ежишься? Дел-то на пять минут, загрузить из библиотеки Сорбонны наш вирус и смыться! Мы же с тобой дыру в системе отыскали, забыл?

– Ага! – насупился я. – Как дыры искать, так все вместе, а как вирусы в них закладывать – так я один!

Он откинулся на скамье и потянул на себя ветку куста неизвестной породы, что торчал за его спиной. Сегодня Магог был увешан не ретро-дисками, а моделями квантовых чипов, каждая с настоящим индикатором. В Сети несложно надыбать любых шаблонов одежды, осталось только вкус приобрести.

Ветка никак не отрывалась, хоть Магог и попытался это сделать с порядочным остервенением.

– Думаю, тебе лучше согласиться, малыш. А наши девчонки и ребята могут решить, что ты струсил. Тебе это надо?

Тут уже пришел мой черед задуматься. И какого шайтана я ввязался в эту тупую историю со шкафчиками, жратвой и фальшивым тензором? Как я ни крутил весь цикл своих действий, просматривая его в поисках ошибки – выходил сплошной кадар. Предопределение, блин…

– После той истории с Гузелью ты и так порядком подорвал свой имидж, – надавил на меня этот урод. – Мне было бы жаль, если бы до самого конца учебы ты находился в положении изгоя. Поверь, ты мне нравишься! И ребятам тоже, про девчонок и не говорю. Представляешь, каким ударом станет для них твой отказ.

Эти доморощенные хакеры, борцы за многообразие софта попросту использовали меня. Точнее, собирались использовать, если я поддамся Магогу. Увы, осознание этого банального факта пришло ко мне слишком поздно.

– Мне Зульфия нравится, – сказал я.

Это была бойкая девка миниатюрного сложения, жизнерадостная и меньше всех в команде смекающая в нюансах хакинга, хотя и не очень симпатичная. С ней было о чем потолковать, в отличие от двух других телок «нашей» подпольной тусовки, помешанных на секретных кодах.

– К чему это ты?

– Мне же нужен проводник по Европе. К тому же это будет подозрительно, если я один туда ломанусь, без подружки.

– Ну и бери с собой Билкис.

– Она не знает, что я в секте антиглобалистов. И вообще, надо же мне будет войти в европейское подполье, без проводника туда не пустят.

Тут уже Магог задумался, и несчастная ветка опять затрещала под его нервными пальцами. Как он ни старался ее переломить, ни фига не получалось.

– Я сам растительность программировал, – похвалился он, будто никто другой на его месте не мог надергать шаблонов из бесплатных библиотек. – Ладно, посоветуюсь с ребятами, спрошу Зульфию… Может, она и захочет с тобой прокатиться. Но будь готов к отказу. А телку свою ты верно не посвятил, пусть держится подальше от наших тайных делишек. Мужайся, брат! Мы будем мысленно с тобой.

Он похлопал меня по плечу и поднялся.

В общем, после его ухода я еще минут десять тупо сидел на скамье и таращился на редких гуляющих. Кому, шайтан побери, придет в голову торчать в этом зеленом царстве скуки? Мне, впрочем, было не скучно, а тревожно.

А потом я отключился от Сети и вынырнул в своей квартире, которую делил с предками. Мамаша как раз жарила какую-то протеиновую заморозку, и я к ней присоединился. Кухня у нас была маленькая, но кроме холодильника и стола с парой стульев в ней ни хрена не было. То есть вообще. Мать у меня сроду ничего не варила, только готовые заморозки в сетевых маркетах покупала.

Но пока она отлучалась на кухню, папаша успевал так замести свои следы, что уже непонятно было – то ли он в борделе завис, то ли на матч подался. С работы его уже через месяц выгоняли за лень, если ему удавалось куда-нибудь приткнуться. Вот мы и жрали всякую дрянь, даже на имитаторах вкуса экономили.

– Слушай, маман, – сказал я. – Вот если тебя пригласят в Европу, ты поедешь?

– Еще чего! Что я, свихнулась? Сынок, даже не думай – чего ты там не видал? В Сети же все есть, зачем деньги тратить? Да у нас и нет столько бабок.

В общем, рассудила как нормальная женщина в возрасте. Я и не сомневался… Что говорить, если она уже года два как раскрасила туловище священными знаками, которые якобы защищают от порчи?

Она поглубже запахнула рваный халатишко и уселась напротив меня. Ей в прошлом зу-аль-хиддже исполнилось тридцать шесть, но пожилые актрисы выглядели лучше нее. Хотя наверняка они свой сетевой имидж порядочно корректировали.

– А если бесплатно?

– Какая хрен разница! Даже не думай.

Один конструктивный совет я получил, осталось подкатить с вопросом к Билкис. Для этого я был вынужден выйти из дому и отправиться к ней пешком: она снимала комнатушку в пяти кварталах от моего «родового гнезда».

Мне дико повезло – она не торчала в Сети, а вышла в туалет. Я застукал ее возле двери и чуть не напугал.

– Чего без заявки? – набычилась девка. – Изголодался, что ли?

– Меня мать белковой котлетой нашпиговала.

– Вроде же не пост, чего тогда приперся?

– Уалла я меньяк, мы же с тобой пара, – не вытерпел я. – Что, я уже не могу к тебе в гости прийти? Дело у меня есть, обсудить надо.

Этим я пронял упрямую телку, она расслабилась и повела меня в комнату. Видно было, что ее так и подмывает подключиться к Сети и уплыть по «волнам виртуальности», куда-нибудь на вечеринку или показ мод.

– Ну, что стряслось?

– Собираюсь в Европу рвануть, в Париж, – поделился я.

– Сейчас? А как же учеба?

Пришлось ей растолковать, что меня приглашают друзья, в каникулы, и не будет ли она против моей отлучки. Она только пожала плечами и сказала, что прекрасно проведет время в компании соплеменников из пакистанской диаспоры.

Comments on this: 9

Cactus: Дядя, твои моральные мучения задолбали. Экшен давай, потасовки, кровищу!

Пеликан: Мой юный друг, ты слишком много играешь. Позволю себе заметить, что в реальной жизни нет места трупам и прочей расчлененке, которой уснащают свои поделки разработчики ширпотребного софта. Очнись, дружок!

Эмиль: Я бы не стал так решительно это утверждать, коллега! В качестве примера – вот, можешь убедиться. Будут вам и трупы, и кровь литрами.

Felicita: Эдик, я серьезно расстроена. Своего отца ты, конечно, правильно изобразил, но меня… Может, тогда я и не очень-то следила за собой, но сейчас совсем другое дело! Приезжай с Маришкой, убедись.

Петро: Эй, ты про девку-то в небоскребе расскажи. Интересно же.

Танк: Потом как-нибудь. А пока глядите на скан-копию кровавой распечатки, добытой в интернате для мутантов. Пятна я программно почистил, разве что немного осталось, между буквами. Сам я ее просмотрел, что называется, мельком – и убедился в ее бесполезности для следствия.

Ахмед: Кафир, кафир! (Примечание юридической группы: действия Э. Кулешова расцениваются мутакаллимом Издателя как верные, осуждению не подлежащие. С учетом обстоятельств, естественно, и последующих событий.)

Lomo: Ты чего тормознул-то? История же не закончена!

Танк: Ахмед, еще один такой вопль, и пропишу тебя в стоп-лист. Кактуса это тоже касается! Надоело мне про Магога вспоминать, в другой раз как-нибудь. Думаете, так просто в архивных записях копаться, забытые подробности из мозгов выуживать?

А если бы ты видел, как они испугаются, когда не будет уже возможности бегства и будут схвачены из близкого места.

34:50


16 Раджаба, 17:47 [7] | Это я, Эдик | 17 Раджаба, 08:58 [8]