home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


17 Раджаба, 18:11

Вопреки требованиям малолетнего балбеса Cactus’а, сегодня я устроил себе выходной. Копался в старых документах, вспоминал былое. Мне в самом деле надо немного отдохнуть – такого напряженного и при этом странного дела я еще не вел.

Почему я при этом не надрался? А вот не хотелось, и все тут. Вдруг сегодня жена придет, а я буду пьяным? Лишние обиды нам ни к чему: сами видите, что у нас за коннект.

Для начала я сформулировал резюме для Эльмара, и звучало оно вкратце так: Наталья действительно побывала в караван-сарае «Розалинда», вот вам доказательства, уважаемый клиент. (Пришел, кстати, по почте результат генетического анализа частичек кожи, что я на трусах насобирал. Давно собираюсь купить себе бытовой анализатор ДНК, да все денег жалко.) Относящиеся к делу записи, отдельные снимки, фрагменты разговора с лесбиянкой Ингой…

Я попробовал связаться с клиентом, но линия так и не ожила. Наверное, Эльмар по-прежнему находился в командировке или не желал со мной общаться. Впрочем, это дело из простого заказа уже стало моим, и бросить его я не мог. Разве что подвернулось бы другое, денежное.

Но та ли это Наталья, с которой мы трепались и играли в гляделки в моей машине? Она ли – жена бизнесмена Эльмара? Лично я в этом серьезно сомневаюсь. Полагаю, объяснять моим постоянным читателям, в чем тут подвох, необходимости нет. Я отлично помню, как в мои собственные мозги откуда ни возьмись проникали отвратительные типы – сначала сутенер, потом мухтасиб. Уверен, посиди я еще немного в к-театре, и мастер по свету появился бы.

То есть все эти двойники будто бы существуют в параллельном срезе реальности, и я почему-то на время замещаю их (когда попадаю в некую «точку разрыва»). Или наоборот? Да, скорее это они пытаются вылезти из мрака небытия и овладеть моим телом, мерзкие «мнимые» Танки. Хотя… Что уж в них такого мерзкого? Нормальные, в общем, для своей профессии парни… Даже инспектор из Европы.

Ладно, поведаю вам, как я победил Магога.

До поездки в Европу оставалось меньше месяца. Ушлый админ поставил меня перед выбором – либо я окончательно становлюсь изгоем на факультете, либо возвращаю себе прежние позиции, но для этого подвергаюсь опасности быть изгнанным из медресе и заодно поставить пятно на биографии. Если меня поймают с вирус-бомбой, да еще за границей, судимость обеспечена.

До того крепко я грузанулся, что даже джами посетил, лично. Не послал виртуальную копию, как все обычно делают, а нацепил периферию и сам отправился. В пятницу дело было, естественно. Разобрать, кто тут колени преклонил на саджжадах – реальные образы правоверных или их копии, было невозможно, разве что каждому в глаза уставиться. Если спросит: «Какого шайтана пялишься, сынок?» – значит, человек. Только у меня задача другая была, не собирался я такой хренью заниматься…

Устроился неподалеку от минбара и стал внимать проповеди настоящего муллы. Задумчиво он вещал, о могильных наказаниях. Дескать, пора наконец отринуть ложные представления о несуществующих ангелах Мункире и Накире, нет никакого суда в могиле и никто мертвого допрашивать не будет. Я сперва слушал, а потом уплыл взглядом в свет михраба и попытался найти внутри озарение. Пока все положенные действия совершал, все о том же думал. Наверное, тогда ко мне подсознательно решение и пришло.

А за пару недель до путешествия ко мне в натуре явилась Зульфия. Мы с предками как раз решили поужинать, как она приехала.

Зульфия ввалилась с ярким пакетом настоящего изюма в кухню и хлопнула его на стол. Для визита в качестве одежды она выбрала скромный суф темно-синего цвета и легкий платок с цветочным орнаментом.

– Мархаба! – с поклоном поздоровалась она.

– Какая красивая девушка, – одобрила мать.

– И жратву приволокла, – обрадовался папаша. – Это твоя невеста? Скорее познакомь. Надеюсь, она одной с нами веры?

– Это антиглобалистка Зульфия, а это мои предки, – и я назвал их по именам. – Мы вместе замышляем диверсию, – похвалился я и подтолкнул ее к столу. – Цивилизованный мир содрогнется от нашего коварства и злобы.

Бзаз в испуге уставилась на меня, а предки радостно заржали. Очевидно, им понравилась моя шутка. Только мать не сразу – она лишь подхватила отцовский смех. Несмотря на тупость, тот был горазд посмеяться над любой, особенно бородатой шуткой.

– Ух, повеселил, – ухнул он. – Куда бомбу подкинете, шахиды?

– Давай-ка лучше пожрем и выпьем, – криво ухмыльнулась Зульфия и уселась за стол, рядом с папашей. – Хочу с вами познакомиться. Глядишь, и войду в вашу семью, шейх.

Мы зажевали по горсти изюма с протеиновым молоком, поговорили о последних виртуальных взрывах и прочих пустяках, и тут мамаша вспомнила:

– Эдуард, а разве твою нынешнюю девушку зовут не Билкис? Что-то у меня в башке перепуталось.

– У него их десятки! – заржал отец. – Прямо как у меня в молодости!

Пришлось мне сочинять историю о временном разрыве с Билкис. Я хоть и правоверный и право на многоженство имею, отчего-то мне хотелось показать Зульфие, что она мне дорога. Сам не понимаю, что я тогда с ней так носился. Девка она, конечно, была симпатичная, но Билкис-то я давно уже знал, месяца три, а с этой только на днях познакомился. В общем, нравилась она мне, в том числе своим весомым положением в медресе. Все-таки участница «подпольной» админовской дружины… Было бы недурно раскрутить ее на реальный секс – для начала, чтобы почувствовать друг друга, а потом и о сетевом потолковали бы.

А Билкис? Ну что ж, Билкис тоже ничего телка, но уж очень своенравная. Пусть знает, шайтан побери, что я и сам по себе крут, в два счета могу кого хочешь соблазнить. Словом, мусора у меня в черепушке всегда полно было, особенно в те юные годы. Сейчас, надеюсь, его стало гораздо меньше.

Я только через несколько месяцев понял, зачем Зульфия тогда приперлась, да еще с угощением. Не, что касается традиций и прочей шелухи, то тут все понятно – это я про изюм… Они там в своей секте хотели, чтобы у меня осталось как можно меньше путей к отступлению. Да только я их все равно трахнул.

И вот за три дня до каникул Билкис мне и говорит:

– Эдик, мулла попросил меня привести богослужебную программу в соответствие… Шайтан, забыла с чем. Ты мне не поможешь? А то он грозил оштрафовать меня на месяц поста.

Конечно, я пообещал.

Лежал и полночи потом думал (а мы с ней в реале у нее в комнатушке зависли), что делать. Мысли прыгали одна на другую и путались, как крысы во время течки. Не буду повторяться, какой морально-этический выбор маячил передо мной. И вся эта ментальная каша кипела в башке, пузырилась и не желала остывать – а в итоге в ее недрах возник подлинный бриллиант!

Пока он обратно не растворился в дерьме, я выкарабкался из-под девки и метнулся в кресло, к периферии. Уже через пару секунд я законнектился в Сеть и очутился в библиотеке медресе, где лежала моя несчастная курсовая. По причине ночного времени там было пусто, только местный программный див зорко следил за трафиком, рубил башки спаму и потрошил тела вирусов.

Меня он пропустил без звука, только ощерился боевыми процедурами.

Я вытащил из своего опуса пресловутый тензор и мягко заменил ковариантное преобразование на контравариантное. И стало так хорошо и чисто, что просто диво. Естественным образом ушли все последующие подмены и подтасовки. Результат «шкафной рафидизации» получился сам собой – тупой и почти банальный, однако полученный строго, из формул.

Я полюбовался на него и свалил обратно, в теплую Билкисову койку.

Comments on this: 7

Cactus: Дядя, так ты переспал с этой Зульфией или нет? Ни фига не въехал. Чего там дальше-то было?

Танк: Кактусяра, только тебе одному интересно, как я не стал антиглобалистом – и далее мухтасибом. Потому что между несостоявшимся визитом в заграницы и мнимой карьерой инспектора богоугодных заведений для мутантов я усматриваю прямую, как хребет Лобачевского, связь.

Петро: Тут же все понятно, мальчик! Наш Танк попросту забил на Магога с его компанией виртуальных шахидов, ясно? И Зульфию он покинул, так ее и не поюзав. Верно я предполагаю?

Эмиль: Умный какой! Да тут все, кроме Cactus’а, обо все давно догадались.

Тася: Ну, прочитала я твои бредни, Танк! А теперь давай рассказывай, как ты в пентхаус поперся – честно и открыто, чтобы все знали! И зачем, главное? Если ты такой козлина окажешься, что… Ну, гнев мой будет страшен, так и знай. Хоть я тебя и люблю, рафинада бестолкового, а вторую жену обязан сперва мне показать.

Cactus: Ну ни фига себе, мне через год в медресе поступать, а они глумятся. Собираю, понимаешь, колосья на гумне мастеров рафидного следствия… А меня же и помелом! Учителя называются… Ждем рассказа про секретаршу!

Тася: Заткнись, Cactus, а то умою. Ты похож на муравья, который пролезает в хобот слона и выгрызает тому мозг! Такой же занудный! И все молчат, пусть этот «путешественник» рассказывает. Не иначе сам Гуль сбил тебя с пути домой, охальник.

Они не повредят вам, разве только страданием; и если они станут сражаться с вами, то повернутся к вам тылом. Потом не будет им помощи.

3:107


17 Раджаба, 08:58 [8] | Это я, Эдик | 17 Раджаба, 20:39