home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


17 Раджаба, 20:39

Да какая она мне жена? Мухтасиб Кулешов и не думал жениться на секретарше, не такой он кретин, хоть и моральный мутант и подонок.

Ифрит с вами, слушайте мой дастан.

В общем, залез я в раздолбанный «мерс» и аккуратно, не торопясь записал в дабир адрес и прочие ключевые данные о собственной (то есть инспекторской) жизни. Чего скрывать? Европейский Эдик, когда я избежал смертельной опасности и скрылся за углом здания, предпринял решительный штурм моих мозгов и овладел ими.

Вы можете спросить: что за фигня? Почему в таком случае никто из прежних альтернативных Танков не стал этого делать? Да потому, что я им этого не позволил. И у них не было достаточно времени, чтобы освоиться у меня в мозгах.

А в этот раз я дал слабину и поддался, понятно? И нисколько не стыжусь, потому что соблазн был реально огромен. Не спешите меня осуждать, подумайте. Вот он я – простой рафинад, в целом не слишком удачливый, потому что еще неопытный, и обитаю я в комнатушке три на четыре с мелким, как домик для свинки, кухонным блоком. И вот он, инспектор – живет в тихой Европе, путешествует по миру, вхож в Диван и от пуза вкушает блага цивилизации.

И почему это я, идиот, поддался соблазну испытать на себе, каково это, быть успешным и богатым? Многие из вас устояли бы на моем месте? То-то же.

Словом, никакие записи мне не пригодились, потому что истинный Танк сидел тихо в мозгах мухтасиба и не вякал. Да и вообще, в те часы никто бы не сказал, даже старина Фрейд, кто я такой – инспектор или рафинад. Точно помню только, что рафинад держал нейроны в своих руках, иначе как бы он смог вернуть себе тело?

– Что-то у вас машина побитая, – посочувствовала мне программа на въезде в подземный гараж. – Вызвать полицию? Отогнать в ремонтный бокс?

– Не стоит, – поколебавшись, отозвался я (Танк-рафинад в дело вступил). – Только время потеряю.

В бокс я потому не хотел эту тачку ставить, что в любой момент мог пожелать смыться из этого обиталища бонз-пилигримов. Как бы я это сделал без «вольво»? Нет, пусть уж лучше поближе к выходу постоит, хотя соблазн воспользоваться услугой был велик.

Тут надо сказать, что рекламные картинки мухтасиба, которые он активно показывал мне в интернате, оказались туфтой. Не так уж он и круто устроился, и пентхаус его оказался ущербный, двухкомнатный. Но не поворачивать же было обратно, когда я почти прибыл на место? Вот я и молчал в закутке черепушки, только по поводу битой машины и встрял.

Лифт вознес меня на двести офигенный этаж, и в самом деле последний. В первую секунду я подумал, что крыши над башкой там вовсе нет.

«Пластиковая она, прозрачная», – подумал доминантный (в тот час) Кулешов.

Пусть инспектор будет под номером два, а то задолбало пояснения делать. А у меня-рафинада, значит, первый номер. Ну вот, пригляделся я-1 к крыше и увидал тончайшие стальные жгуты. По цвету они прелестно сливались с низким серым небом, вот и ввели меня в заблуждение.

Я достал из кармана (вот гадство, откуда он там взялся?) магнитный ключ и вонзил его в щель замка. Когда я вошел в квартиру, по ушам ударила самая кислотная попса в мире, неимоверное месиво тошнотворных звуков и ударов по мозгам. Я в злобе стянул плащ и ввалился в большую из двух комнат – гостиную, что ли.

И что же? Прямо посреди нее кривлялись в пароксизме три моложавых особи – две телки и один козлик. Они были подключены к гостиничному серваку и пребывали, очевидно, в некоем виртуальном мире удовольствий, так что пришлось их обломать. Я банально обрубил коннект, нажав на периферии кнопарь сброса.

– А? Что?

Все трое протерли линзы и с обидой уставились на меня.

– Что за хрень, Лейла? – вспылил я. – Что это за уроды в моем офисе?

Неплохо эта девка с «ночным» именем выглядела, надо заметить – в черном платье до колен и с вырезом до пупка и ниже, полосатых колготках и молодежной чадре на полноса. Из-под нее торчало серебряное кольцо, в щеках и бровях вовсю сверкал молибденовый пирсинг. Мусульманская мода в полном блеске, шайтан ее побери.

– Это мои друзья, – пожала Лейла плечами.

– Я не уродка, – добавила незнакомая девка. – Меня Сулима зовут.

Когда-то давно она окуклилась синей джеллабой, но к этому моменту тряпка почти размоталась и лежала бесформенной кучей на полу. Только чудо или божья воля удерживали остатки ткани на бедрах этой девы. В общем, блондинка с османскими чертами лица – не такая уж редкость, особенно в Сети, но вживую такие гибриды попадаются редко.

– Да и я в порядке, – подмигнул мне чернявый парень в обтягивающих шортах и майке с крупной надписью на арабском: «Бога нет!». Под ней имелись буковки помельче: «Кроме Аллаха». Этот типчик по всем признакам был педиком или, в лучшем случае, бисексуалом. Подкрашенный, с кольцами на руках и в ушах – гадость на пухлых ножках. – Мое имя Равиль.

«Ты безвольный лох, – подумал я-1. – Надавай им пинков, особенно этому козлу с толстой жопой. Ладно, девок можешь грубо потрогать, разрешаю».

«Иди ты знаешь куда? – отозвался я-2. – Ты у меня в гостях, вот и помалкивай. Сейчас пожрем, а там видно будет».

«Если ты гомик, убью», – пригрозил я-1. Мухтасиб сердито промолчал, и в моем уголке свободного сознания зашевелилось нехорошее подозрение. Однако делать скоропалительный вывод я не стал, а решил внять увещеванию стервозного «европейца» и перекусить чем Аллах пошлет. И вообще, если местный Танк предпочитает держать в помощниках бзаз – то все не так безнадежно.

– Хавку гони! – приказал я. – И выруби это дерьмо, а то всех выкину.

Хоть коннект и отрезали, аудиоканал был все еще забит остатками их богомерзких песен. Пока память до дна не высохнет, они так и будут наружу лезть.

Физиономия у Лейлы была обиженной, когда она к холодильнику метнулась. Пришлось мне признать, что обычно я более мягок и не позволяю себе резких выступлений, дипломат этакий. И Сулима с Равилем озадаченно уселись на охрененного размера кожаный диван, на зная, чем заняться помимо танцулек.

– Может, обдолбимся? – осенило парнишку.

– Сначала пиво! – Сулима хлопнула его по руке и решила завести разговор со мной: – А правда, что в Европе все негры?

– Неправда, мулатов тоже полно, арабов… А что, ты расистка?

Музон наконец-то заткнулся, а тут и Лейла приволокла полный поднос разнообразной жратвы. Были тут и копченые плавники латимерии, и хвостики угря, и вяленая кожура киви… Всякой хрени высокая гора, а под ней – трехлитровый бочонок огуречного пива на вересковых опилках.

– Я только бурят люблю, – заявила девка и выдула стакан пива одним глотком. – У меня папаша из них, а мать узбечка. Узбеков я тоже люблю. И этих, эвенков… Да, плевать мне, короче, на рожу, главное – в штанах!

Сидел я в мозговом закутке и думал – неплохая, в общем, тусовка, но какая-то гниловатая. Что тут делают эти незваные красавчики, зачем им понадобилось вваливаться в мой офис и какую роль в их судьбе играет Лейла… Хрен поймешь. Секретарша тем временем развалилась у меня на коленках и вовсю дымила самокруткой. Через пару затяжек та очутилась уже в моих зубах, и я втянул в легкие знакомый дымок.

– Смачная дурь, – заявил я-2.

– Хотя и дерьмо, – добавил я-1.

Никогда не предпочитал реальные наркотики, потому что папаша у меня постоянно всякой дешевой наркотой закидывался. Как посмотришь на такого урода – всякое желание пропадает.

– А теперь трахаться! – Сулима вскочила на столик и размотала остатки джеллабы, после чего швырнула ее мне прямо в рожу. Язык у меня временно отнялся, остальные же вместо протеста принялись радостно хлопать. Сулима времени не теряла – следом полетели ее трусы. Талия у бесстыжей девки была тонкая, как алиф, сроду таких не встречал. Генно-модифицированная телка, не иначе.

– Вот это дело, – обрадовался я-2 и скомандовал рукам ухватить шлюху за колено.

Но я-1 целомудренно воспротивился, и потные ладони мухтасиба замерли в сантиметре от горячей девичьей кожи. Может быть, Лейла и приняла бы этот поступок за проявление моей извращенной верности, но тут я-1 выступил с такими словами:

– Может, лучше пивка? А еще лучше хамра тяпнуть.

Винцо тут точно было, я-2 в этом был уверен. И в доказательство своих предпочтений я-1 присосался к бочонку, залив при этом не только свою шею, но и грудь секретарши.

– Ты что-то какой-то двусмысленный, ишан! – радостно крикнул Равиль. – Не стоит, что ли? Может, ты в своей инспекции уже кого поимел, а?

Лейла напряглась и заглянула мне в глаза с печальным недоумением.

– Я же тебе утром говорила, что к нам друзья придут, – упрекнула она. – Мы тебя ждали, ждали… Не волнуйся, милый, сейчас дракончика дам.

– Иди в жопу, пери, – вспылил я-2. – Со мной все в порядке! Какие еще друзья, ничего не помню. Вы как хотите, а я в сад пошел.

– Только без меня не начинайте, – скомандовал я-1.

Все-таки изыскал возможность зарезервировать себе место в будущей оргии, подонок. Хорошо еще, не стал меня, сидящего занозой в его мозгах, подавлять – а то бы я не стерпел и вернул себе полное управление телом и сознанием. Все-таки он меня еще опасался, не хотел сплеча рубить. Подозревал, что в моих силах покончить с ним и выкинуть из черепушки без права восстановления.

«Ну ты чего, брат? – спросил он, когда я выбрался на гравийную дорожку, которая начиналась сразу за стеклянной дверью. – Договорились же, что вечер проводим под мою дудку». – «Когда это я с тобой договаривался?» – «Зачем бы ты тогда поехал в мою квартиру? Портить людям развлечение? Хорош!»

Но я-то знал, и он в тоже, что привело меня элементарное любопытство.

Садик был так себе, неухоженный и почти облетевший. То ли тут не особо старались поддерживать его в вечнозеленом состоянии, то ли просто наплевали на правила. Между деревьями гулял заметный ветерок, ощутимо холодный. Он гонял сухие листья по грязноватому гравию и нахально трепал те, что еще держались за ветви. Большую часть площади занимали иудины деревья с наполовину отпавшими красными цветами.

Я пробрался к самой стене и уставился на сумрачный город с высоты в двести метров. Видно было не слишком много, потому что рядом громоздились такие же небоскребы, даже еще более высокие. Редкие всполохи рекламы радовали немногочисленных прохожих и водил. Натянутая между соседними башнями голограмма назойливо лезла в глаза ущербными сюжетами для дебилов. Еще и звуками «развлекали», козлы.

«Присоединяйся! – воззвал ко мне я-2. – Неужели ты не видишь, насколько моя жизнь богаче твоей? Что ты видел, кроме этого городишки и своей крошечной квартирки с бегунками вместо реальных комнат?»

«У меня семья. Таська лучше твоих обдолбанных шлюх».

«Ты с ней уже восемь лет живешь! У тебя дебильная дочь, бестолковая мамаша и козел-отчим – было бы за что цепляться. Ты просто исчезнешь из их жизни, словно тебя не было!»

«А Мариша?»

«Не знаю, – замялся я-2. – Наверное, у нее появится новый отец. Может, хотя бы с мозгами у нее будет все в порядке».

«Как ты стал таким уродом?»

«Кус охтак! Пойми наконец, что я нормальный, а вот ты полный кретин, если не хочешь вылезти из дерьма, в котором купаешься».

Но я надавил, и проклятый хлыщ раскрылся, пустил меня в воспоминания. Так все и оказалось, как я предполагал: наплевав на просьбу подруги, я с Зульфией двинул в Париж, чтобы заложить бирус-бомбу под виртуальный конгресс. Думаете, я проявил подобную тупость? Как бы не так. Изобразив полное участие в авантюре, я звякнул в местное отделение Интерпола, и бомбу обезвредили в первую же миллисекунду после взрыва. Вирус обернулся против нас же, спеленал и выдал полиции.

За доблестное содействие борьбе с антиглобалистами меня представили Евродивану и предложили грант на учебу в Брюсселе. В «родное» медресе я больше так и не вернулся. Собственно, с этого момента и началась моя карьера в разных комитетах и комиссиях – сначала подрабатывал курьером и порой консультантом по диким восточным хакерам, потом помощником депутата, в правительство вылез…

«А как же Билкис?» – спросил я-1.

«Да в Европе сто миллионов таких узкоглазых телок! Среди них даже черные попадаются. А в Китае вообще миллиарды».

«И тебе не было жаль все бросить?»

«Разве что в первые два часа после взрыва, – заржал я-2. – Знаешь, как эти козлы в Европе меня полюбили за срыв теракта? Да про меня все политические и новостные сайты написали, интервью только раз пятьсот дал».

«Ну и сволочь же ты».

«С точки зрения нормального цивилизованного гражданина я герой, – обиделся я-2. – Так считают и простые люди, и целые правительства. И ты будешь думать так же, если примешь единственно верное решение. Я – это ты! И наоборот. Глупо сопротивляться собственному счастью, Танк».

Красиво он рассуждал. Наверное, все-таки я-1 дал слабину, расклеился от сладких речей инспектора – на каких-то пару секунд, но этого оказалось достаточно. Потому что следующее мое собственное ощущение проявилось уже не в саду, а в спальне. Как я там оказался? Ладно, восстановил по записям дабира, так что излагать буду пунктиром…

Или не стоит? Все равно это были не мои действия, отвечать за гнусное поведение мухтасиба я не желаю. Он так внезапно и коварно захватил сознание, что я-1 и опомниться не успел. И превратиться бы мне в европейского хлыща безвозвратно, если бы не «счастливое» событие.

Когда в номер ворвались три ублюдка, мы вчетвером составляли причудливую секс-композицию. К счастью, она от испуга моментально распалась, хотя и не до конца, так что блевануть от гадливости я не успел. А может, позитура и ничего так была, забавная. В общем, «барабан позора», как выражаются поэты, в мое отсутствие гремел в полный голос.

– Не двигаться! – заорали пришельцы.

И мы замерли. Причем мой член так остался во рту у Сулимы, выпустить его она не решилась, так же как и двигать башкой. Скульптура, блин. Позади у Равиля торчал «реалистик», и смотрелся этот кретин довольно нелепо. Задница Лейлы, нависшая над моей рожей, мешала мне отчетливо наблюдать окрестности, но девка догадалась немного приподнять ее.

Налетчики обошли нашу композицию по кругу, поцокали языками и поржали без всякого смущения.

– Может, пускай двигаются, а мы поговорим с козликом? – предложил один, самый юный на вид, с жидкой бороденкой.

А вообще, видом они напоминали обыкновенных басмачей, бородатые и черноглазые, с пушками наперевес. Одежда плотная и обильная – в такой удобно маскировать разные запрещенные штуки типа бомб и автоматов.

– Чего с ним говорить, берем бабки и сваливаем, – осадил старший, с сединой в башке тип. – Эй, где валюта? – Он ткнул меня дулом «макарова» в пятку.

– Почем я знаю? Может, в карманах?

Я и в самом деле не знал, где мухтасиб держит деньги. После возникновения громил в дверях он юркнул в мозговой закуток и закрылся там, носа не казал. Вот ведь гад какой! Как развлекаться, так он первый, а как перед убийцами голым лежать, так его нет!

Естественно, берсетку с дабиром они мгновенно нашли, там же и дебет-карта оказалась. Третий грабитель стал возиться с моим веб-счетом, а Лейла прошипела:

– Кто это такие, Эдик?

И Сулима тоже промямлила что-то в этом роде, только вышло у нее неразборчиво. Валяться без дела ей было скучно, и она принялась незаметно шевелить языком. А вот Равилю, похоже, уже не вполне нравилось его положение, и он поглядывал на младшего душмана с подозрением – тот как-то похотливо косился на «реалистик» и оглаживал дуло своего автомата.

– Почем я знаю, – буркнул я в промежность подруги.

– Эй, тут всего семь тысяч веб-евро! – зло крикнул хакер. – Где остальные, сука?

Двое громил нависли надо мной и уперли пушки мне в бока.

– Может, кастрируем его? – предложил юный басмач. – Сразу расколется, на каком счете наши тугрики спрятал.

– Дело говоришь, – кивнул главарь. – Однако не торопись, малыш. Последнее лекарство – прижигание, а последняя хитрость – меч… Эй, шлюха, убери жопу.

Он упер дуло в задницу Лейлы и принудил ее открыть мою растерянную физиономию врагам. Наверное, на ней читалось такое нечеловеческое удивление, что тюрки переглянулись, и старший спросил:

– У тебя что, мозги переклинило?

Тут сам собой врубился телек, и прямиком из Сети к нам обратился муэдзин. Его азан прозвучал как подлинное избавление – жаль только, что временное. Делать было нечего, пришел черед молитвы. «Аллах превелик!» – вразнобой сказали все. Само собой, нам пришлось повозиться с дабирами, чтобы заставить свои виртуальные копии молиться, после чего ситуация вернулась в прежнее русло. Разве что наша секс-композиция благополучно распалась. Равиль исхитрился избавиться от «реалистика» и обменивался горячими взглядами с молодым нукером. А вот Сулима выглядела недовольной, так же как и Лейла.

– Продолжаем разговор, – сказал главарь. – Итак, на каком счете лежат наши кровные дирхемы, сарик?

– Я не сарик! За что?

Вместо ответа налетчик подал знак коллеге, и тот заехал мне прикладом «калашникова» в лоб. Я чуть не взвыл от боли, но стерпел – хотя башка при этом крепко ударилась об стену. В общем, с двух сторон пострадала.

– Нужны еще комментарии? – осклабился враг.

– Да, – просипел я в ужасе.

– Постыдились бы в седьмой месяц-то человека мучить, – осмелилась выступить Лейла.

– Заткнись, кус, – беззлобно выругался хакер. Его согнутые в локтях руки с раскрытыми ладонями резко взлетели вверх, так же как и брови. Экспрессивный попался парнишка. – У нас перерывов не бывает.

Вот же проклятый мухтасиб, впутался в какую-то идиотскую историю и спрятался! Да что же за невезение такое? Будто нарочно возникают из виртуальных клоак всякие уроды и начинают меня терзать, когда я уже почти проник в свою новую биографию. Эдак никаких перемен не захочется!

Да я их и так не хочу, слышишь, Таська? Я тебя давно знаю, а эту тупую Лейлу только сегодня в первый раз увидел. Ничего особо выдающегося в ее корм'e (Cactus, для тебя ссылка не работает, ха-ха) нет, а все остальное (особенно кус) я и разглядеть не успел.

– Точно, мозгов лишился.

Видать, моя огорченная рожа повлияла на злых гулямов, и они поведали криминальную байку. Якобы некто Кулешов, европейский инспектор, в прошлом месяце взял у них под реализацию известный цифро-химический наркотик, называемый в народе «гугль-3». А «три», потому что третья версия.

В этом месте рассказа очнулся дезертир Танк-2 и добавил, что дурь состоит из двух компонентов – программы для линз и безобидного белого порошка, похожего на биодобавку. По отдельности они не действуют, а вот в соединении позволяют отлично оттянуться. Но не больше 10 раз – потом программа саморазрушается, и ее надо снова покупать.

Словом, как мухтасиб я имею право на свободный трафик на свой европейский адрес, минуя таможенные серверы. А для обычного экспорта порошка, естественно, у меня найдется законная справка от врача.

«Дешевая дурь, – поделился я-2, – но неплохая». – «И крепко ты на ней нажился, сволочь?» – «А налоги? А отчисления нашим наркобаронам? Накладные расходы и командировочные? Да им по уши хватит».

– Нашим пакистанским друзьям нужны рупии, – подытожил басмач. – Не зря же они разрабатывали программу, код отлаживали, ночей не спали.

– У меня больше ни хрена нет! Инша Алла! Я все отдал! Меня европейские козлы распотрошили! Зубби фентизык! – крикнул я-2 и вновь пропал в мозговой лакуне.

А мне-1, значит, в ответ на такой демарш перепало по черепушке, и теперь на ней имелось уже четыре шишки. Благодаря такому их знатному количеству мозг породил первую дельную мысль за последние несколько часов. А помогло воспоминание о предыдущей стычке с сутенерами в «Розалинде». Если бы мне удалось выманить нукеров из пентхауса и отъехать от него подальше – у этих типов наверняка помутится в мозгах и они забудут, кто я такой. А также заодно и то, за каким шайтаном я им сдался.

Пока налетчики не вздумали применить пытку, я сказал:

– Ташакур, ребята! Я все вспомнил. Надо съездить на Северный вокзал, там у меня в ячейке лежит веб-карта с паролем.

– Хо-хо, – фальшиво обрадовался воин-хакер. – Так я тебе и поверил. Ни одна европейская скотина не оставит кучу афгани висеть на неведомом счете, без доступа нотариуса.

– И я не верю, – поддакнул младший гулям.

Они-то знали, что настоящий мужчина должен уметь торговаться, выгодно продать и выгодно купить. Про то, чтобы вовремя схитрить и надуть доверчивого продавца, и говорить не стоит. С их точки зрения, мне так и следовало себя вести, то есть лгать и изворачиваться, пока не прижмет до крови.

Естественно, я попытался браво напереть на собственные корни – мол, европеец я ненастоящий и все такое, но заслужил только очередной тычок прикладом в ухо. Ладно хоть симметричной шишки избежал.

– Ну что, с чего начнем? – потер руки молодой урод. – Пальцы ломаем, рвем ногти, прижигаем шокером или режем помаленьку? Нам спешить некуда, козлик.

Девки стали в голос возмущаться, даже Равиль счел безопасным высказаться в мою защиту. Наверное, это было их стратегической ошибкой (а может, удачей), потому что враги обратили на гостей пентхауса пристальное внимание. Особенно возбудился младший, который развернул Равиля к себе задницей и с интересом потыкал в нее стволом. Как видно, увиденное вдохновило нукера, иначе зачем бы он полез к себе в штаны?

– Может, развлечемся с его пособниками? Помучим подонка? – спросил он командира.

– Которого из них?

– Кулешова, конечно. Сначала трахнем его друзей, а потом и его самого.

– А ты потянешь? – засомневался главарь. – На меня можешь не рассчитывать, моя вера крепка. Ладно, поиграйте пока, а я буду Кулешова мучить.

Как уж он собирался это делать, я понять не сумел, потому что старый нукер увлекся порно-сценой и как-то вяло упирался мне автоматом в плечо. Перед этим, кстати, мне связали руки и пинками отогнали в кресло. В общем, вожак посмеивался и хлебал мое пиво прямо из бочонка, и сушеных омаров жрал. Меня угостить даже не подумал, сволочь.

– А если вы боитесь, что не будете справедливы с сиротами, то женитесь на тех, что приятны вам, женщинах – и двух, и трех, и четырех, – блеснул похотливый воин, раздеваясь. – Пророк на моей стороне! Верно, сирота? – это он уже меня спросил, подонок.

(4:3. – Прим. мутакаллима Издателя.)

Шлюхи изобразили интерес и трахались у меня на глазах без всякого смущения. А что им оставалось делать? Разве что напасть на врагов с кулаками и запинать их с помощью Равиля. Покусать, исцарапать и так далее. Но такое простое решение в их тупые головенки не пришло. А Равиль вообще оказался отпетым педиком, молодого воина так и обхаживал.

В общем, меня бросили на произвол судьбы.

С целью избежать напрасных половых страданий (ведь я даже подрочить не мог), я стал тыкаться связанными руками в кресельную щель за спиной. О чудо! Мне под пальцы попались дамские ножницы! Все как в лучшем боевике. Само собой, я изобразил на роже сладострастный экстаз и принялся резать путы. Мне еще повезло, что веревка оказалась тряпичной, а не полимерной, а то бы хрен я чего добился.

К моменту эякуляции молодого гуляма ручонки у меня были свободны. Само собой, я прятал их за спиной, чтобы не подвергнуться вторичному пленению.

– А теперь твой черед! – весело заявил харман (Тасюха, тебе лучше не глядеть на этого козла) и повернулся ко мне.

Его преступный товарищ тем временем охаживал Сулиму (обломайся снова, Кактусяра) – он вообще уже успел раза три перескочить с нее на Лейлу и обратно. Никак не мог решить, куда ему кончить, паразит. Девок только зря раззадорил. Ну, я ему еще покажу, если повезет!

– Жду не дождусь! – страстно воскликнул я и выбросил в стороны свободные руки.

Одной я ухватил ствол автомата старого нукера, а второй, в которой были зажаты ножницы, ударил прямиком в пах похотливому налетчику. Из задранного в потолок «узи» ударила очередь, и в ответ сверху обрушилась пластиковая крошка от раздолбанной в мусор лампы. Треск выстрелов не сумел заглушить звериный вопль обманутого любовника.

– Кус има шельха! – взвыл он на весь дом.

Не теряя драгоценных секунд, я дернул за потеплевший ствол и ткнул окровавленными ножницами в харю шейха. Следующей задачей было выдраться из кресла, что я с успехом и проделал, заодно стукнув юношу пяткой в уже пораженное место. Этот поступок заметно добавил ему «кайфа».

Рука самого Мусы вела меня к победе. Мне удалось вырвать «узи» из ослабевшей хватки врага, и вовремя, потому что хакер не дремал и уже вскидывал за ремень свой автомат, который он сложил на полу. Медлить было нельзя, так что я успел первым. К счастью, в рожке еще оставались патроны – и свинцовые осы с хлюпом впились в пузо похотливого гуляма. Враг расслабился и повалился на Лейлу, которая сумела только взвизгнуть в ответ.

И все же мне пришел бы конец, потому как молодой нукер, превозмогая страдания, схватил-таки свое оружие и уже готов был разрядить его в мое голое тельце. Ему не повезло – сзади подкрался Равиль и приложил бойца хрустальной вазой по затылку. Черепушка налетчика хрустнула и обагрилась кровью, а сам он вывалил язык и распластался на полу с полуотрезанным членом.

– Исфандияр! – выдохнул я и поднял большой палец.

– Урод, не дал мне кончить, – пожаловался парень. – Не люблю таких эгоистов.

Лейла вылезла из-под мертвого нукера – брезгливо столкнула его на паркет.

И тут же подала голос Сулима. Вместо конструктивной реплики она исторгла невнятный вопль, продолжавшийся не меньше пяти секунд. Смелый Равиль надавал ей по щекам и заставил заткнуться. Педик опять был на высоте! Похоже, половое неудовлетворение так и бурлило в нем, требуя выхода.

Но откликнуться на его ментальный призыв я не сумел. Выразить таким образом благодарность за мое спасение было выше моих сил. К тому же мне внезапно стало дурно – а вам бы не стало? Попробуйте пристрелить одного человека в брюхо, другому проткнуть глаз до самого мозжечка, а третьему мошонку, и посмотрю я на вас.

В общем, сел я обратно в кресло, налил в стакан пива и жадно его выдул. Как ни крути, а катль, да еще двойной, я совершил впервые – и больше надеялся никого не убивать.

– Что делать-то? – прошептала Лейла. – Кровища же везде… Щас же полиция набежит, арестуют всех.

Она принялась вытирать тело простыней, оставляя на ней кровь хакера.

– Да мало ли в городе стреляют! – отмахнулся Равиль. – Ну что, продолжим?

– Я уже кончила, – похвалилась Сулима. – Давайте лучше выпьем сначала.

– Ну вы и суки, – зло сказал я. – Из меня тут деньги потрошат, а им плевать!

– Да все же позади уже, – удивился Равиль. – Ух, сколько новых гурий появится в райском саду, – заметил он, кивнув на многочисленные пятна крови на полу и постельном белье.

– Не богохульствуй, – испугалась Сулима. – Ты же педик, к чему тебе гурии?

– На том свете переменюсь.

Самой вменяемой из них была Лейла, недаром же она работала у меня секретаршей. Однако ничего другого, кроме как бросить живых фантомов в пентхаусе, наедине с тремя трупами, мне не оставалось. И я-2 это ясно понимал, сидел в мозговой лакуне и не рыпался. А может, он от испуга вовсе растворился, когда понял полную бессмысленность борьбы со мной-1? Честно говоря, со всем, что я-1 тут наворотил, у я-2 шансов разобраться не было – тут тебе и полиция, и будущие ливийские мстители… Они и в Европе достанут.

А, плевать на этого урода! Теперь уж я полностью владел собственным телом и снова отдавать его какому-то наркокурьеру не собирался.

Поднял дабир хакера, вынул веб-карту и в карман сунул, вдруг деньги на ней сохранятся, когда я отсюда свалю. А если нет – значит, и трупов никаких не останется, и Лейлы с ее похотливыми приятелями.

– Куда это ты собираешься, Эдик? – захныкала девка. – Не бросай меня с ними! Ты не имеешь права, квартира на тебя зарегистрирована! Надо же от них избавиться!

– Пожалуй, нам тоже пора, – спохватился Равиль и выдернул из постели подружку. – И так задержались.

– Точно! – подхватила Сулима.

Ребята наконец-то испугались кровищи и мертвецов.

– Эдик, а как же я? – прохныкала Лейла. – Что же мне делать? Йамма… Полицию вызвать?

– Вызывай, – пожал я плечами и закончил наконец одеваться. – Да ты не волнуйся, скоро все исчезнет – и ты, и эти неудачливые гулямы, вообще все. Вот только выйду на улицу, отъеду от этого дома…

Они уставились на меня как на полного меджнуна.

Но сначала я отправился в душ и с упоением совершил гусл – отмыл тело, и член в особенности, от всего наносного. Когда я вернулся в комнату, они пили и рассуждали о том, как бы половчее избавиться от следов тройного убийства.

– Желаю благоденствия! – сказала Лейла. – Ты не можешь бросить нас, Танк.

– Пусть Аллах и вам ниспошлет благоденствия! – привычно отозвался я. – Еще как могу.

В тот момент мне жутко хотелось, чтобы так все и произошло, как мне представлялось. Чтобы не только кровавые свидетельства схватки растворились в небытии, но и сама память о стычке с поставщиками цифровой дури. Собственно, так и случилось. Если бы не мой дабир, который исправно записал все, что я только что поведал, побоище в пентхаусе кануло бы в лету, словно его не было.

Вчера в 15:54 я осознал себя сидящим за рулем раздолбанного «фольксвагена», и голова моя при этом была пуста, как веб-счет дервиша. Два часа времени как будто выпали из нее. Дабир при этом сигнализировал, что все это время исправно вел запись разговоров и видео, распознавал речь и лепил из нее текстовые файлы.

И при этом я знал, что стоит мне немного напрячься, все события, в которых участвовал я-1, непременно всплывут в памяти. Тело-то кто контролировал? Вот именно… Что со мной происходит, почему я стал языческим Янусом? Нет у меня рациональных объяснений.

Все, устал копировать эту фигню в журнал. И вообще нехорошо мне после убийства, так что беру на два дня перерыв.

Comments on this: 9

Cactus: Дядя, вот это поступок настоящего рафинада и героя! Можно я к тебе в ученики пойду? А картинки-то, картинки! Ну чисто из шутера надергал! А все-таки ты неправ, Танк, что доступ к порнухе мне закрыл.

Пеликан: Неужели так и ушел, трупы бросил?

Ахмед: Чего бояться-то, ишан? Вполне очевидно, что никаких трупов после отбытия Танка там не стало. Хотя я бы убедился в этом лично. То есть на другой день или даже через час наведался бы в пентхаус…

Тася: Танк, я не верю! Я просто не верю в то, что ты тут насочинял. Твое расследование с самого начала показалось мне выдуманным, а теперь у меня уже никаких сомнений не осталось – бред да и только. А с Cactus’ом я сегодня согласна: ты передрал свои смачные иллюстрации из какой-то дурацкой игры и теперь похваляешься своей крутостью. Стыдно! Знаешь, все-таки для привлечения внимания к журналу хороши далеко не все средства. Ты выбрал неправильный путь, ринд. И я ужасно, слышишь – ужасно расстроена. Не звони мне завтра, я не хочу с тобой разговаривать.

Танк: Шайтан! Стоит один раз соврать, и собственная жена отказывается тебя слушать. Еще и гулякой обозвала…

Петро: Так ты все придумал, что ли? Тьфу, а я-то уж поверил.

Танк: Идите все в задницу! Кому не нравится мой журнал – пусть проваливает ко всем дивам вместе взятым, хоть белым, хоть серым.

Lomo: Согласен. Загляну через недельку-другую.

Эмиль: Эдик, ты извини, но раньше твоя брехня выглядела более привлекательной, что ли :((. По крайней мере ты не смаковал виртуальные убийства. Кстати, мне почему-то казалось, что в основном ты правдив… Жаль, что я ошибся.

И не облекайте истину ложью, чтобы скрыть истину, в то время как вы знаете!

2:39


17 Раджаба, 18:11 | Это я, Эдик | 19 Раджаба, 10:15