home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


11

Техник оставил им свой номер, для срочного вызова, и ушел спать. Следопыт и аналитик направились в помещение для брифинга.

– Дальность полета на ранцевом двигателе составляет два километра, – заметил аналитик, оглядывая пустую комнату. – Значит, они полетели в деревню.

– Может, в горы?

Доктор цокнул языком, не соглашаясь.

– Исключено! По уставу, летать в горы под ранцем запрещено.

Значит, тревога была связана со Сломкой. Других вариантов не было.

Аналитик устало рухнул на один из стульев и обхватил голову руками.

– Вот что меня еще смутило... – сощурился он, глядя в одну точку. – Помните, что сказал отец пропавшего мальчика?

– Помню, что-то про набожность своего ребенка...

– Вот именно! Странная оговорка, вам не кажется?

Савва присел рядом с ним. Он инстинктивно коснулся живота, чувствуя голод.

– А столовая работает ночью? – спросил он неуверенно.

– Хотите кушать? Пойдемте!

Пока добирались до столовой, аналитик всё размышлял над оговоркой туземца:

– Конечно, Савва, вы можете возразить, что я неоправданно сильно цепляюсь за исчезнувшего парня...

– Есть такое дело.

– Но согласитесь, это серьезная зацепка!

Дежурный повар, хмурый и сонный, долго копошился в холодильнике, пока не выложил на раздаточный столик несколько комплектов еды. Ночное меню состояло из холодных сырников и бутербродов, но гражданские не привередничали и взяли все, что было подано.

– Может, вам стоит позвать своих коллег? – предложил следопыт для вежливости.

– Нет! – возразил аналитик. – Им лучше выспаться.

И с треском разорвал упаковку с армейским завтраком.

– Знаете, у меня есть один хороший друг, доктор Жаром, из университета религиоведения, – аналитик извлек на свет баночку с соком. – Думаю, нам срочно нужна его консультация.

– На материке сейчас ночь...

Доктор отмахнулся, с шумом потянув жидкость из трубочки.

– Не имеет значения! – выпалил он, отдышавшись после изрядного глотка. – Нужно действовать быстро!

Пока следопыт завтракал, доктор снова задействовал визор, и расположил экран таким образом, чтобы можно было говорить шепотом.

После долгих унылых гудков, на экране появилось лицо пожилого мужчины.

– Кто это? – спросил он, прикрывая глаза от яркого света.

– Извини за поздний звонок, Жаром.

– Кромдук, ты? – собеседник прикрыл глаза рукой. На экране была видна подушка, на которой он лежал.

– Да, нужно срочно поговорить!

– Звони в дневное время, пожалуйста.

Старик отвернулся, выключая визор. В затухающем свете мелькнула тощая спина с бугорком лопатки, и всё погасло.

Доктор отложил в сторону сок и настойчиво повторил вызов.

– Послушай, Кромдук! – сдавленно прошептал Жаром, когда экран снова высветил его из ночной постели. – Я же сказал – в дневное время!

– Извини, это срочно! – настойчиво произнес аналитик.

Несколько секунд они смотрели друг на друга, не говоря ни слова. Потом старик буркнул что-то раздраженно и направился в другую комнату. Судя по шкафам и полкам, они оказались на кухне.

– Только быстрее, – произнес Жаром рыхлым от сна голосом. – Мне рано вставать на работу.

– Жар, дружище, я звоню из военного лагеря. Ну, ты помнишь, дело о реликтовом хищнике...

– А-а, ты всё еще там, – просипел старик. – Как поживает ваша змея?

– Да никак. Тут вопрос в другом...

Несколько секунд аналитик собирался с мыслями.

– Мне нужна твоя консультация по тропическим религиям и верованиям. Расскажи мне вкратце обо всем, что имеет отношение к запретам и табу.

– Вкратце? – на сонном лице Жара проглянула улыбка.

– Да, вкратце!

Старик громко засопел, не отойдя еще от сна. На мгновение, следопыту показалось, что он лишь обдумывает, насколько вежливо следует дать собеседникам от ворот поворот.

– Чашку чая! – скомандовал вдруг Жаром, бросив взгляд на стол. Секундой позже, из небольшого раздаточного отверстия выглянула фарфоровая чашка, над которой тут же распустился венчик горячего пара.

– Жар, представь себе такую ситуацию: в одной деревне без вести пропал мальчик. Его обыскались, но тщетно – никаких следов и зацепок. У нас есть подозрение... Да нет, просто догадка, что он не заблудился, а ушел сознательно. Но отец мальчика утверждает, что это невозможно, потому что пропавший парень очень набожный. Понимаешь?

Жаром, сложив губы трубочкой, подул на чай.

– Да-да, я слушаю, – проговорил он.

– Отсюда вопрос, что такого запретного сотворил мальчик, уйдя ночью в горы?

Старик продолжал пить чай.

– Жаром...

Ученый жестом руки прервал аналитика, прося тишины.

– Минутку, Кром.

В полутемной комнате, ученый был похож на крупную сутулую птицу, встревоженную ночным звуком. Сходство усиливалось, когда старик прикладывался к чашке, покачивая хохолком из жидких седых волос.

– О каком племени мы говорим? – уточнил он минуту спустя.

– Это племя сломарей из Южного тропического округа, – выдал скороговоркой Кромдук.

– Племя сломарей... – Старик задумался, глядя куда-то поверх собеседников.

– Могу дать карту, – сказал вдогонку аналитик и вызвал на уголок экрана небольшой план местности. Управляя взглядом, он подвигал карту таким образом, чтобы Жаром увидел деревню и ближайшие горы.

– Оказывается, это у самого побережья.

– Почти.

Старик отложил чашку и принялся изучать план. «Сломари... сломари...» – шептал он под нос, меняя масштаб и проекцию картинки. Он накладывал на карту особые полупрозрачные слои, которые извлекал из каких-то своих баз данных. Каждый слой соответствовал определенной научной статье, написанной графическим способом. Статья была привязана к конкретной местности и динамично менялась, если со временем наука добавляла какие-то факты, или наоборот – отвергала старые постулаты. Несколько раз он делал паузы в работе, прикладываясь к чашке. Затем снова возвращался к отстроенным схемам.

– Проясняется что-нибудь? – нетерпеливо вмешался Кромдук.

– Тут вот какое дело, – отозвался Жаром, продолжая что-то делать с картой. – Ты рассчитываешь на некую связь между змеей и местными верованиями?

– С чего ты взял?

– Признайся, Кром, я прав?

– Отчасти, – уклонился от ответа Кромдук.

– В любом случае, должен разочаровать тебя, коллега. В данной местности, никаких упоминаний о змее нет. Ни в обычаях, ни в религиозных культах, нигде. Во всяком случае, за последнее столетие.

В ночной тишине, два ученых собеседника пристально смотрели друг на друга через белый квадрат экрана.

– Но ты не ответил на мой вопрос, – нарушил молчание аналитик. – Какое правило переступил парень, уйдя ночью в горы?

– А ты настойчив! – улыбнулся старик.

Кромдук молча принял комплимент. Он ждал ответа.

– Конечно, как и в любой отсталой родоплеменной формации, запретов очень много, – зашел издалека Жаром. – Например, мальчикам из племени сломарей нельзя до наступления совершеннолетия заниматься скотоводством. Это сакральный запрет, связанный с тем, что весь скот считается собственностью духов. Сейчас, конечно, запрет потерял силу, потому что давно исчезли так называемые шаманы – блюстители этих законов. Другой пример – женщинам нельзя бросать вычесанные волосы в воду. Тоже сакральный запрет, на этот раз связанный с рыбой, живущей в реках и озерах. И он тоже давно не соблюдается.

– Ясно, – устало склонил голову аналитик. Он понял, что однозначного ответа не получит.

– Так что, существует тысяча причин, почему отец мог запретить своему пацану ходить ночью в горы, – добил его окончательно Жаром.

Аналитик поднял руки ладонями к экрану, признавая своё поражение. Возможно, следопыт, сам того не подозревая, стал свидетелем какого-то давнишнего спора между двумя учеными. Но Жар вовсе не радовался тому, как обрушил одну из опор, на котором строил свою гипотезу Кромдук.

– Чтобы окончательно не разочаровывать тебя, должен отметить одну очень важную вещь, – заметил он.

– Изволь...

– В тропической мифологии есть один пунктик, на котором спотыкаются даже такие матерые зануды, как я.

– Рад за тебя, – с горькой иронией произнес доктор.

– Нет, серьезно! Когда изучаешь обычаи и церемонии жертвоприношений у таких племен, как сломари, неизбежно сталкиваешься со странной лакуной, неким провалом в религиозном мировоззрении этих народностей...

Аналитик шумно вздохнул и откинул голову на спинку стула.

– Это может помочь нам в поимке змеи?

– Не думаю. Но это интересно с научной точки зрения. Знаешь, у астрономов есть такой метод поиска планет. Если вокруг звезды движется темный невидимый спутник, то он время от времени закрывает звезду, и тем самым выдает свое присутствие. В данном случае, мы имеем аналогичную ситуацию, но только в мифологии примитивных народов. Если верить легендам, у бога Вассы был когда-то родной брат. Неизвестно, что с ним сталось по прошествии длительного времени, ведь у сломарей нет своей письменности, и легенды передаются из уст в уста. Кстати, и в нашей культуре, можно привести такие архаические примеры. Например, есть много слов, которые давно потеряли своё первоначальное значение. Когда мы ругаемся словом «демон», даже не подозреваем о его первоначальном смысле. Мы забыли своих богов, следовательно – нам не дано понять богов чужих...

– Извини, Жар, у меня нет времени заниматься сейчас академическими вещами, – Кромдук поднялся с места, давая понять, что разговор закончен.

– Понимаю, – произнес старик, глядя куда-то вниз. – Извини, увлекся.

На этом консультация была завершена.


предыдущая глава | Немилость | cледующая глава