home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Полковник связался с ночным гостем по визору, предупредив, что немного опоздает. Он был назначен военным администратором в зоне бедствия, и отвечал за безопасность всех прибывающих в этот район людей.

В небольшом зале для брифинга не было ни души, металлические стулья были убраны и сложены в одну кучу. Помещение больше напоминало стихийный склад, который обычно возникает в любом месте, где скапливаются ненужные или громоздкие вещи.

– Хотите кофе? – спросил вестовой, просунув голову в дверь.

– Спасибо, нет.

Вестовой кивнул и исчез.

Еще через минуту пришел Беррум с рюкзаком за спиной.

– Здесь бельё, полотенце и всё такое, – сказал, бросив рюкзак на пол.

– Хорошо!

Беррум раскрыл ближайший стул и присел, низко опустив голову. Он был в звании лейтенанта, на рукаве тускло светился шеврон егерского полка.

– Устал, черт побери, – вздохнул он, погладив свои волосы. – Как прибыли сюда, ни разу нормально не выспался.

Савва присел рядом с ним, обхватив руками спинку стула.

– Вы можете поспать немного, – предложил Беррум. – Полковник не будет возражать.

– Нет, я дождусь.

– Ну, как знаете, – он пожал плечами и стал рассматривать свои ноги.

– Деревня, надо сказать, полное дерьмо, – выдал он вдруг, не поднимая головы.

– Я как-то ходил туда, в составе патруля... Магазинов нормальных нет... Люди смотрят на нас сквозь щели в заборах.

– Я часто бываю в таких, – сказал Савва, придерживаясь нейтрального для таких случаев тона.

Лейтенант глянул на него своими большими черными глазами и ничего не сказал. Не смотря на особый военный форс в манерах и в голосе, ему было едва за двадцать. По виду – вчерашний курсант, решивший сменить неопределенную студенческую жизнь на крепкие военные лычки.

Через минуту в коридоре послышались шаги. Помещения были соединены между собой герметичными переходами из прорезиненной ткани, поэтому акустика здесь была замечательной. Наверное, к ним шел полковник.

Военный администратор оказался невелик ростом, с коротким ежиком седых волос.

– Сидите-сидите, – сказал он вместо приветствия, хотя Савва, как гражданское лицо, мог и не вставать.

– Полковник Оймен, отдельный горно-стрелковый, – протянул он руку.

Савва принял рукопожатие, ощутив сухую чистую ладонь.

– Итак, перейдем сразу к делу... – полковник дал команду на включение объемной карты. Перед ними вспыхнул сферический экран, осветив комнату белым молочным светом.

– Для начала глянем на всю зону карантина, – экран тут же сменил окраску и выдал зрителям карту района.

– Вот здесь и здесь, – полковник протянул руку к экрану, – были засечены первые столкновения с этим хищником.

На карте ярко заморгали две красные точки.

– Затем был найден еще один труп, вот здесь, – рука полковника очертила дугу, уходившую в горную цепь в форме подковы.

– Судя по отчету, это были даже не трупы... – заметил следопыт.

– Да, мы нашли лишь клочки одежды, кровь, часть головы...

– Бр-р-р, – тряхнул плечами лейтенант.

Полковник глянул на подчиненного быстрыми карими глазами и продолжил:

– Я поставил ограждение вокруг деревни, а выход из ущелья контролируется автоматическими пушками. В радиусе двух километров объявлен карантин.

– То есть меня могут элементарно пристрелить, если я сейчас пойду в горы?

– Нет, ну что вы! – Оймен усмехнулся, не отрываясь от карты. – Пушки по людям не бьют.

После этих слов воцарилась тишина. Было слышно, как за стенкой мерно гудит какой-то агрегат.

– Сколько человек вы мне дадите? – спросил Савва после небольшой паузы.

– Не знаю даже... – военный администратор сменил карту на какую-то таблицу. – У меня сорок патрульных групп, и каждый человек на счету.

– Мне будет достаточно трех-четырех крепких ребят.

– Сойдемся на двух.

– Пойдет.

Следопыт был рад даже такому исходу торга. По правде говоря, он боялся, что ему и вовсе не дадут людей.

Не медля ни минуты, полковник вызвал на экран список личного состава.

– Сейчас в нашем распоряжении девять человек, – одними глазами он приказал визору выделить имена в отдельный блок. Затем, напротив каждого имени появились цветные графики физических и моральных качеств бойца.

– Демоны, – поморщился полковник, оглядывая список. – Как назло, одни сверхсрочники.

– Не жадничайте, господин полковник, – Савва пытался пристроиться к голосу военного администратора. Он всё еще боялся, что полковник передумает давать ему людей.

– Да мне не жалко... – пробормотал Оймен, изучая цветные транспаранты. – Вам бы не пожалеть!

– Я справлюсь, господин полковник.

– Тогда получите-ка вот этого, и этого, – полковник едва повел бровью, а экран уже принял его команду и убрал весь список, оставив двух человек.

– Два ефрейтора, – проговорил Савва, разглядывая объемные фотографии своей будущей команды.

– Только у меня просьба к вам, – полковник повернулся к следопыту. – Верните мне этих ребят живыми.

Савва растерялся от такой просьбы, но эмоций своих не выдал.

– Конечно, господин полковник.

Оймен поднялся со стула, потянулся и пару раз качнул торсом, разминая тело.

– Ну, на том и порешили.

– Еще мне нужен ваш аналитик, – сказал Савва, поднимаясь вслед за ним.

– Беррум, позови аналитика!

Офицер кивнул и выбежал за дверь.

– И пусть принесут кофе!

– Есть! – раздалось за дверью.

– Кстати, следопыт, вы женаты? – полковник медленно прошелся по комнате.

– Да.

– Дети есть?

– Да, мальчик и девочка.

Военный администратор снова опустился на стул, закинув ногу на ногу. Пару раз качнул блестящим начищенным сапогом.

– Ну и сидели бы себе в своей столице, зачем вам это?

Следопыт почему-то ожидал такого вопроса. Когда двадцать минут назад он вошел в помещение военного склада, где Беррум подбирал ему постельные принадлежности, то увидел в углу стопку солдатских касок. Обычные титановые каски, потертые, с нацарапанными именами владельцев, с искусно выгравированными фигурками голых женщин и всякой другой ерундой. Глядя на них, он впервые почувствовал, что над этим местом определенно витает дух горя и человеческих потерь. Это сродни угнетающему запаху тлена в доме умершего, где в соседней комнате лежит забальзамированный мертвец. Взрослые никогда не чувствуют запах мертвечины, тщательно уснащенной маслами. А дети, с их тонким чутьем, всегда пугаются этого тоскливого смрада, вытекающего из дверной щели и заполняющего собой весь дом.

Савва тогда наклонился и посмотрел на ремешки. Было видно, что каски тщательно почищены, но запах крови и разорванного эпителия все еще присутствовал в воздухе.

– Я не собираюсь геройствовать, – сказал он спокойно.

Полковник кивнул, и не стал дальше развивать эту тему. Они сидели молча, пока не вошел вестовой, держа в руках поднос с кофейником и маленькими ручными термосками. К каждому термоску была прилажена откидная крышка, где лежало печенье.

– Наверное, вы не пьете крепкие напитки, но этот кофе довольно слабый, попробуйте, – предложил полковник.

– Благодарю, – следопыт пригубил горячий напиток.

– Чувствуете? – спросил полковник.

– Что именно?

– Корицу чувствуете?

– А-а, – следопыт понюхал напиток. – Да, чувствую.

Вскоре к ним присоединился штабной аналитик. Это был грузный широкоплечий человек с красными от недосыпа глазами. Следопыт хорошо знал схему организации военного штаба, поэтому его не удивило, что аналитик оказался из числа гражданских наемников.

Видно было, что его подняли прямо с постели. Не здороваясь ни с кем, аналитик взял свою порцию кофе, но тут же отложил кружку в сторону.

– Господин полковник, господин следопыт, я подробно описал это в отчете, но повторю еще раз... – по команде аналитика, карта уменьшила масштаб, приблизив к зрителям самую пологую часть горной подковы.

– Вот здесь, в шести километрах от горной цепи, находится эпицентр землетрясения, которое произошло пять лет назад.

– А причем тут землетрясение? – спросил полковник.

Аналитик незаметно поджал губы, точнее только ту часть мышц, которая была повернута к следопыту.

– Господин полковник, я изложил это в отчете, – повторил он монотонно, снова обращая внимание собеседников на экран визора. – В результате многократных подземных толчков силой в шесть баллов, часть породы, прикрывающей предгорье, сдвинулась и сошла вниз, видите?

– Да, вижу, – подтвердил Савва, рассматривая увеличенную картинку горного излома.

– Вот здесь находится группа больших пустот, образовавшихся на месте подземных озер, – аналитик сдвинул карту в сторону и вызвал какую-то сложную схему, состоявшую из множества наслоенных друг на друга разноцветных полос. Следопыт догадался, что перед ними схема разреза земной коры.

– В результате землетрясения, горная плита образовала множественные сдвиги, обнажив одну из пустот. Проще говоря, мы сейчас имеем несколько пещеристых выходов на склоне горы.

– Значит, эта тварь вышла из этих пустот? – спросил полковник.

– Надо полагать, да.

Аналитик замолчал, ожидая вопросов. Затем шумно хлебнул кофе и поморщился.

– Опять с корицей, – и недовольно отложил кружку.


предыдущая глава | Немилость | cледующая глава