home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава четырнадцатая. КАК БОСК ПОВЕЛ ДЕЛА НА ТАССЕ

Необходимо понимать, что корабль уже сам по себе — оружие. «Дорна» как боевой корабль является довольно типичным представителем судов своего класса, поэтому мне бы хотелось остановиться на ее описании подробнее.

Конечно, воды Тассы бороздят многочисленные суда, отличающиеся друг от друга и своими размерами, и формой корпуса, и палубными надстройками, но главным отличием между ними служит устройство банки гребца, или скамьи для сидящих на веслах. Все корабли делятся на так называемые одноместные, то есть со скамьями, предназначенными для одного гребца, двухместные и трехместные, со скамьей соответственно для двух и трех человек. Подобные различия в конструкции определяются функциональным назначением каждого конкретного корабля, поскольку место, занимаемое располагающимися перпендикулярно оси судна скамьями, рассчитанными на трех гребцов, оставляет в гребном трюме несравненно меньше свободного места, нежели расположенные в том же порядке скамьи, предназначенные для одного человека. Следует также заметить, что, как это ни покажется странным на первый взгляд, корабли с трехместной конструкцией гребной скамьи по мощностным характеристикам не намного превосходят корабли с одноместной банкой, зато значительно уступают им в маневренности. «Дорна» поэтому, как и большинство тарнских судов, принадлежала к кораблям одноместной конструкции.

Опять-таки как большинство боевых галер, она имела вытянутую, несколько приплюснутую с боков форму и относительно высокую посадку. Обшивка у нее гладкая, и дощатый настил укреплен по краям и на стыках бронзовой полосой, хотя на некоторых кораблях он удерживается клиньями. Толщина самого настила, в зависимости от места его расположения, колеблется от двух до шести дюймов, а чтобы его упрочить, в настильной части вдоль всего корабля проложены четырехдюймовые рейки. У нее одна съемная мачта и одна длинная свободно крепящаяся рея. Парус треугольный, так называемого латинского типа. Длина киля — сто двадцать восемь горианских футов, а ширина бимса — шестнадцать, что, собственно, и позволяет отнести «Дорну» к классу тяжелых кораблей. Высота ее надводного борта, или расстояние от палубы до ватерлинии, составляет пять горианских футов. Это длинное низкобортное подвижное судно.

Киль у нее спрямленный, что при ее высокой посадке, даже принимая во внимание ее размеры, позволяет швартовать ее на мелководье. Подобная возможность для горианцев имеет немалую ценность, поскольку среди мореходов является общепринятым с наступлением сумерек подводить судно к берегу, разбивать на земле лагерь, где они смогут переночевать, а утром снова пускаться в путь.

Носовой таран «Дорны» — мощный, отделанный металлом заостренный выступ в форме клюва тарна — расположен прямо под ватерлинией. В задней своей части, для предотвращения глубокого проникновения в тело атакуемого корабля, таран имеет ограничитель — щит, выполненный в традиционной форме хохла тарна. Вся конструкция корабля и его конфигурация направлены на то, чтобы обеспечить прочность его носовой, таранной части, и при нанесении удара сосредоточить максимальную мощь на таране, или шпоре, как его еще называют. Так что корабль уже сам по себе действительно является оружием.

Нос у «Дорны» вогнут и опущен вниз, что не позволяет противнику нанести лобовой удар, а корма полукруглая. На корме установлены два руля, или пера, управление которыми вынесено на румпель. Ахтерштевень, или выступающая над водой хвостовая часть судна, выполнен таким образом, чтобы по возможности точнее повторить хвостовое оперение тарна, с тем лишь различием, что хвост судна не поднят, как у птицы, а опущен, словно стелется над водой. Раскраска хвостовой части корабля, как и носовой, копирующей голову тарна, как правило, максимально приближена к естественной расцветке птицы, имеющей бесчисленное количество сочетаний и оттенков.

Моя «Дорна», конечно, была полностью окрашена в зеленый цвет.

Помимо носовых и кормовых, расположенных под верхними палубами помещений, на «Дорне» в центральной части имелись две небольшие, футов двенадцати высотой, палубные надстройки. Здесь же находились помещенные на турелях две легкие, быстрозарядные катапульты, две тяжелые, с механическим цепным приводом, и восемь инерционных метательных установок. К вооружению, конечно, следует отнести и так называемые стригущие ножи, расположенные по обоим бортам корабля между носовой его частью и первым гребным люком. Это длинные стальные серповидные клинки, крепимые непосредственно к остову корaбля. Изобретенные Терситусом из Порт-Кара, они быстро снискали себе широкую популярность и теперь, насколько я знаю, устанавливаются на всех строящихся судах, независимо от того, какому городу судно принадлежит.

Хотя, как я уже говорил, бимс «Дорны» равняется шестнадцати горианским футам ширина ее палубы составляет двадцать один юрианский фут, что объясняется формой со длинного прямо угольного гребного трюма с расположенными по обеим его сторонам весельными портами, заменяющимися на некоторых судах металлическими уключинами. Гребные банки, или скамьи гребцов, несколько приподняты относительно нижней палубы и установлены на несущей балке бортовой части каркаса корабля, расширяющегося кверху от места гребца. Сам гребной трюм смещен ближе к носу, что позволяет не только увеличить размеры кормовой палубы, но и делает, по представлениям горианских судостроителей, всю весельно — рычажную систему корабля более маневренной и эффективной.

Поначалу размеры и вес весел приводят в недоумение, однако на самом деле конструкция весла и его крепление в уключине направлены на максимальное облегчение управления им. Следует упомянуть хотя бы о том, что весло при его длине в двадцать семь — тридцать футов и весе порядка тридцати стоунов — что составляет около ста двадцати фунтов, — крепится в уключину примерно на расстоянии одной четверти от края, обращенного внутрь судна. Кроме того, эта чагть весла уравновешивается свинцовым грузом с тем концом весла, который выступает с внешней стороны борта, что значительно облегчает работу гребца.

Гребная палуба галеры открыта для воздуха, что принципиально отличает ее от гребного трюма круглого судна.

Всего на «Дорне» сто двадцать гребных мест, что опять таки является средним количеством для судов этого класса.

В моем распоряжении находилось сейчас тридцать кораблей-таранов: восемнадцать моих собственных и двенадцать взятых мной из Арсенала.

В состав флотилии с сокровищами, включая и ее эскорт, должно было входить семьдесят кораблей: сорок боевых галер и тридцать круглых судов. Из этих сорока кораблей-таранов двадцать пять принадлежали к судам тяжелого класса и пятнадцать — к среднему. У меня же из тридцати галер кораблей-таранов тяжелого класса было двадцать, а среднего — десять. Легкими галерами ни я, ни мой противник не располагали.

Я взял себе за правило никогда не таранить круглые корабли и позаботился, чтобы слухи об этой моей практике получили самое широкое распространение. В гребных трюмах рабских галер уже в течение нескольких месяцев не утихали разговоры о том, что Боcк не только не топит круглые корабли, но, взяв их на абордаж, даже выпускает рабов на свободу. Думаю, если бы я не придерживался подобной тактики, мои действия против круглых кораблей в последние месяцы не были бы столь успешными. А кроме того, я позаботился о распространении слухов о том, что я бываю очень недоволен, узнав о жестоком обращении с рабами на захваченном мной судне и тем более об их убийстве. Это не могло не превратить рабов в гребных трюмах круглых кораблей в моих многочисленных молчаливых союзников. В подобной ситуации едва ли от рабов можно было ожидать, что они при преследовании их судна одним из моих кораблей будут грести в полную силу, а гребной мастер, нисколько не сомневающийся, что его судно вот-вот будет захвачено, вряд ли станет сурово наказывать их за медлительность или грозиться убить. Перед Тиросом и Косом, таким образом, стояла альтернатива: либо использовать на своих круглых судах свободных вольнонаемных матросов, что являлось не только нетрадиционным вариантом решения данного вопроса, но и довольно дорогостоящим, либо привлечь для сопровождения флотилии дополнительное количество кораблей-таранов. Именно этот, последний, менее — хотя и не намного — накладной вариант транспортировки сокровищ в конце концов был принят решениями городских Советов Тироса и Коса. Впрочем, едва ли можно было ожидать, что к охране флотилии, выполняющей подобную задачу, отнесутся с меньшей серьезностью.

В связи с проводимой мной в отношении круглых кораблей тактикой я не мог предполагать, что корабли Тироса и Коса станут ввязываться со мной в сколько-нибудь серьезный поединок. Таким образом, то, что при нормальном положении дел являлось бы соотношением наших сил как семьдесят кораблей против моих тридцати, в подобной ситуации сокращалось до соотношения сорока или пусть даже пятидесяти кораблей неприятеля против моих тридцати. Однако и при таком перевесе на стороне противника я не мог затевать с ним сражение. У меня не было ни малейшего желания ввязываться в бой, пока наши силы с неприятелем по крайней мере не сравняются, но, безусловно, еще лучше было бы иметь над ним численное превосходство. При этом наибольшее значение, как я понимаю, имеет не то, каким общим количеством кораблей располагает флотилия, а то, сколько из них вовлечено в сражение в данном месте и в данное время.

В соответствии с этими мыслями я и начал осуществление намеченного мной плана.

С двенадцатью своими кораблями я стал медленно приближаться к флотилии с сокровищами, двигаясь на северо-запад.

Мачты на моих кораблях были опущены, а паруса вместе с реями сняты и уложены на палубе.

На борту у меня — что, в общем, довольно распространено на Тассе, — находились барабанщики и флейтисты, призванные поднимать боевой дух команды корабля, и сейчас вокруг нас по воде далеко разносились звуки бравурных мелодий, под ритм которых поднимались и опускались весла наших галер.

С капитанского возвышения на корме «Дорны» через подзорное стекло я наблюдал, как на идущих далеко впереди вражеских кораблях-таранах начала убирать мачты. До меня даже донеслись приглушенные расстоянием сигналы труб, передающих с корабля на корабль команду подготовки к бою. Хотя я не мог еще различить самих палуб кораблей, я не сомневался, что приготовления на них идут полным ходом. Лучники сейчас наверняка проверяют свое оружие и с нижних палуб и трюмов уже выносят наверх копья и щиты. В жаровнях раздуваются огни для разогрева смолы и камней, вероятно, уже разложенных в груды рядом с катапультами. Вдоль бортов, наверное, уже выставляются емкости с водой для тушения пожара. Через десять минут верхние палубы корабля опустеют, и на них останутся только эти атрибуты предстоящего сражения, гребные люки будут задраены и корабль будет готов к бою.

Все это было мне слишком хорошо знакомо; подобные приготовления шли сейчас и на моих кораблях.

— Скорость — в четверть максимальной! — приказал я сидящему несколькими футами ниже меня гребному мастеру.

Я не хотел приближаться к неприятельской флотилии слишком быстро.

Командование тиросской флотилии не могло предположить, что мне хорошо известно количество и состав находящихся в их распоряжении кораблей.

Зато оно должно было ожидать, что меня ошеломят сила и мощь, c которыми мне пришлось столкнуться.

Некоторое время я с усмешкой прислушивался к бравурным мелодиям, старательно выводимым моими флейтистами и барабанщиками.

Затем, когда я увидел, что передние боковые корабли, сопровождающие флотилию c сокровищами, ррзвернулись в мою сторону, я отдал музыкантам команду прекратить представление.

Когда они затихли, до нас донеслись столь же бравые мелодии, лихо исполняемые флейтистами и барабанщиками на борту вражеских кораблей.

Я отдал гребному мастеру команду сушить весла.

Я хотел, чтобы со стороны казалось, будто я поражен и нахожусь в нерешительности относительно того, продолжать мне атаку или же лучше самому пуститься наутек.

Я приказал своему трубачу-сигнальщику сыграть команду «Суши весла!» и продублировать ее вывешенными на мачтовых фалах флажками.

Теперь в монотонных воинственных ритмах я уже мог различить команды, отдаваемые на неприятельских судах боевыми трубами, а через подзорную трубу мог без труда наблюдать за вывешиваемыми на мачтовых фалах флажками. Хотя я не знал в точности значений условных сигналов, подаваемых на их кораблях, я нисколько не сомневался в том, что они приняли инсценированные мною действия за проявление нерешительности и стремились, очевидно, навести на меня еще больший ужас, пустившись за нами вдогонку. Я услышал новую серию поданных трубой сигналов, вслед за чем заметил, как от продолжающих двигаться прежним курсом круглых судов отделились несколько тарнских кораблей из состава сопровождения и направились в нашу сторону.

Я сложил подзорную трубу и удовлетворенно рассмеялся. Стоящий рядом Турнок криво усмехнулся.

Все шло как нужно.

— Разворачиваемся! — распорядился я. — Мастер, скорость — половина максимальной.

Следуя своему плану, я даже не подал эту команду остальным кораблям. Я хотел, чтобы все выглядело так, словно мы поспешно пускаемся наутек, и у неприятеля создалось впечатление, будто мои корабли по собственной инициативе решили оставить предполагаемое место сражения, а сам я был настолько испуган, что в суматохе даже забыл предупредить своих товарищей.

Над водой зазвучали призывные сигналы боевых труб: с неприятельских кораблей подбадривающие, с моих — тревожные, требующие разъяснений, что делать дальше. Ритмичные звуки флейты и барабана с кораблей флотилии с сокровищами слышались все яснее.

Выпущенное метательным устройством густооперенное копье, облитое горящей смолой, с шипением ушло в воду в сотне ярдов от нас.

Я снова поднес к глазам подзорную трубу.

В нашем направлении, вытянувшись в ряд, двигалось десятка два тарнских кораблей.

«Дорна» развернулась и в половину максимальной скорости двинулась на юго-восток, в сторону, прямо противоположную от преследующих нас кораблей. Остальные одиннадцать моих судов в полном беспорядке последовали за нами.

Тут я, словно впервые вспомнив об этом, приказал трубачу дать сигнал к отступлению.

Эти двенадцать кораблей, включая, конечно, и «Дорну», были у меня самыми быстроходными. Тот отрыв, который мы имели по отношению к первому из преследующих нас кораблей, позволил бы нам — если бы мы того пожелали, — держаться на безопасном расстоянии от противника бесконечно долго, либо, если бы его корабли оказались быстрее наших, — в чем я искренне сомневался, — он все равно мог бы догнать нас не раньше, чем через несколько часов.

Сейчас мы двигались в половину максимальной скорости.

Я надеялся, что преследователи наши окажутся людьми настойчивыми.

Они изо всех сил старались это доказать.

Еще одно горящее копье с шипением ушло в воду. На этот раз оно упало всего лишь в пятидесяти ярдах у нас за кормой.

Через четверть часа я насчитал в рядах наших преследователей уже тридцать кораблей. Может, их было и больше, но последних я уже не мог различить. Сама флотилия с сокровищами продолжала двигаться в прежнем направлении.

Я с любопытством наблюдал, как выпущенное метательной машиной горящее копье описало в воздухе широкую дугу и упало в воду ярдах в пятнадцати позади и правее кормы «Дорны».

Я усмехнулся.

— Держи скорость три четверти максимальной, — посоветовал я гребному мастеру.

Мои корабли, рассыпавшиеся вокруг, подчеркнуто беспорядочным строем двигались на юго-восток. За каждым из них следовало два-три судна-преследователя. «Дорна», воспринятая неприятелем как флагманский корабль, поскольку возглавляла наш прежний строй при инсценировке неудавшегося нападения, удостоилась чести собрать за собой целых пять преследователей. Через два часа, иногда незначительно увеличивая скорость, иногда снижая, в зависимости от того, хотели мы оторваться от проявляющего излишнюю прыткость противника или, наоборот, подбодрить, когда он начинал, казалось, впадать в уныние, нам удалось выстроить все преследующие нас корабли в длинную цепочку, очередность следования в которой определилась в зависимости от индивидуальных возможностей каждого судна.

К этому времени остальные восемнадцать кораблей моей эскадры уже, конечно, должны были атаковать с севера неприятельскую флотилию с сокровищами, охраняемую теперь лишь десятком боевых тарнских кораблей.

Меня уже даже начала удивлять та настойчивость, с которой наш противник вел преследование.

Перед началом инсценирования нашей атаки я поднял на мачту флаг Боска, надеясь, что это послужит для наших будущих преследователей дополнительным стимулом: Тирос и Кос, несомненно, не поскупились, назначая пену за мою голову. Однако я не мог ожидать, что погоня окажется столь беспощадной и продолжительной.

Очевидно, я недооценивал собственную значимость для жителей этих двух островов.

Я пожал плечами.

Право же, им не следовало быть такими кровожадными.

Наконец незадолго до полудня капитан идущего первым за нами неприятельского корабля понял, что или его просто водят за нос, или он действительно не в состоянии догнать наши корабли.

— Суши весла! — приказал я, наблюдая, как оторвавшийся от остальных неприятельский корабль медленно разворачивается назад.

— Как люди? — спросил я гребного мастера. Это был тот самый мастер, со «Звезды Тимоса».

— Они выносливые, — похвалил он. — Мы ведь не шли с максимальной нагрузкой.

— Пусть отдохнут, — сказал я.

С удаляющегося судна донесся сигнал трубы, и на фалах мачты взвились дублирующие команду флажки. Шедшие следом корабли начали тоже разворачиваться. Отставшие на значительное расстояние корабли, очевидно, увидев в подзорное стекло сигнал флажками, также стали менять направление.

Как только я заметил» что ближайшие к нам неприятельские корабли двинулись в обратном направлении, я немедленно отдал приказ:

— Разворачиваемся! Скорость — максимальная!

Гребцы откликнулись радостными возгласами. Я нисколько не сомневался, что в быстроходности «Дорна» значительно превосходит преследовавший ее до сих пор корабль, удаляющийся сейчас примерно в половину своей максимальной возможной скорости.

Не думаю, что у него будет время развернуться еще раз.

Мы шли без единого выстрела, стараясь ничем не выдать своих намерений.

Мы были уже в пятидесяти ярдах от неприятельского корабля, когда стоящий на корме матрос, бросив взгляд назад, удивленно вскрикнул.

А сколько было крику, когда через какое-то мгновение тяжелый металлический таран «Дорны» мощным ударом разнес в щепы корму неприятельского корабля на фут ниже ватерлинии!

— Задний ход! — тут же скомандовал наш гребной мастер, и «Дорна», все еще содрогаясь от нанесенного ею на полном ходу удара, начала медленно отходить назад.

— Право руля! — распорядился я. — Весла на воду! Полный ход!

Корма неприятельского корабля была уже почти полностью под водой, когда мы проходили мимо него.

Несколько выпущенных из арбалета стрел с глухим звоном вонзились в укрепленные борта «Дорны».

Других выстрелов не последовало.

Впереди нас было еще четыре корабля. До ближайшего оставалась сотня ярдов.

Грохот от столкновения наших кораблей и крики утопающих разнеслись над водой далеко во все стороны.

Мы увидели, как идущий впереди корабль предпринимает отчаянные усилия, чтобы спешно развернуться, но прежде, чем ему это удалось, «Дорна» своим тараном раскрошила ему заднюю часть борта, двигаясь по инерции, смела его со своего пути и понеслась дальше, настигая следующую жертву.

Вслед нам с уходящего под воду судна понеслись отчаянные сигналы боевой трубы, стремящейся предупредить об опасности идущий впереди нас корабль.

Он тоже начал разворачиваться, и мы протаранили его как раз посередине, проломив борт, как яичную скорлупу.

К этому времени оба оставшихся впереди нас корабля были предупреждены об опасности. Капитаны их, более опытные или же не столь отчаянные, как их потерпевшие неудачу предшественники, решили не повторять ошибки и не пытаться спровоцировать нас на лобовую атаку. Они решили применить другую тактику. Корабли их набирали максимально возможную для них скорость.

— Скорость — половина максимальной, — сказал я мастеру.

Он усмехнулся в ответ и вышел размяться на середину гребной палубы.

Через подзорную трубу я внимательно оглядывал горизонт.

Почти все корабли, попадавшиеся мне на глаза, были моими собственными, зелеными. Вдалеке покачивались обломки двух неприятельских судов. Я был бы рад, если бы каждый из моих кораблей, которых я сейчас не видел, как можно дольше продолжал эту игру со своими преследователями. Уведи каждый из них за собой по два-три корабля противника, и наши шансы сравняются. Да, по два-три корабля — именно по стольку и будет приходиться на каждое из моих судов, если между ними разгорится сражение. Но вот сражения-то допускать и не следует. А кроме того, как только неприятельское судно ложится на обратный курс, оно становится совершенно беззащитным перед моими собственными, значительно более быстроходными кораблями.

Я снова направил подзорную трубу на ближайший удаляющийся от меня корабль. Как я и ожидал, с момента, когда я приказал снизить скорость до половины максимально возможной, расстояние между нами существенно увеличилось. Еще через пять-шесть минут его капитан должен решить, что отошел от меня на расстояние достаточное, чтобы успеть развернуться. Он, конечно, должен предполагать сейчас, что, преследуя его, я иду с максимальной скоростью, то есть так, как поступал в данную минуту он сам. Я, однако, продолжал удерживать скорость лишь в половину максимально возможной. Мастер, стоя в проходе между скамьями гребцов, голосом задавал им нужный темп.

Когда я увидел, что впереди идущий тиросский корабль, капитан которого был уверен в том, что он правильно рассчитал мою скорость и разделяющее нас расстояние, начал выполнять разворот, я понял, что пришло время действовать.

— Давай! — крикнул я своему мастеру.

Тот, не теряя ни секунды, начал отсчитывать гребцам максимальный темп.

«Дорна», хищная и прекрасная, полетела над волнами, рванув с места, как сорвавшийся с цепи слин.

Таран ее вонзился в самую середину корабля, проломив ему борт так же, как и его предшественнику.

Через мгновение «Дорна» уже высвобождала свой спрятанный под воду клюв из пронзенного ею тела беспомощно трепещущей жертвы.

Мы вернулись к преследованию оставшегося последним корабля. Он не выказывал попыток совершить разворот. Расстояние между нами было приличным.

— Полный ход, — приказал гребной мастер темп-мастеру и поднялся ко мне на кормовую палубу.

— Сможем ли мы его догнать? — спросил я его.

— Дайте мне свою трубу, — попросил он. Я протянул ему подзорную трубу.

— Ты знаешь этот корабль? — спросил я.

— Нет, — покачал он головой.

Какую-нибудь минуту-другую он внимательно изучал форму корабля, его посадку, ритм движения, весла, после чего вернул трубу мне.

— Да, мы сможем его догнать, — сказал он и, спустившись на рулевую палубу, устроился в своем кресле.

— Скорость — три четверти максимальной, — услышал я отданную темп-мастеру команду.

Я ни о чем его не спрашивал; я знал, что он действительно мастер своего дела.

Время от времени я подносил к глазам подзорную трубу и неизменно отмечал про себя, что расстояние между нашими кораблями постепенно увеличивается.

Однако по прошествии полутора.часа я вдруг заметил, что дистанция между нами со времени моего последнего наблюдения осталась прежней.

Мои гребцы продолжали выдерживать скорость в три четверти максимальной.

Гребной мастер снова поднялся ко мне на палубу. На этот раз он даже не попросил у меня подзорной трубы.

— У него на борту сто тридцать два весла, — сказал он» — но сам корабль у него тяжелее и в глубине посадки нам не уступает.

— Кажется, он сбросил скорость, — заметил я.

— Да, сейчас он идет примерно на три четверти, — согласился мастер, — так же, как и мы. Нельзя идти долго на пределе. Здесь он допустил ошибку. Теперь даже на свои три четверти мы его догоним.

— Спасибо, мастер, — поблагодарил я.

Он кивнул и вернулся на свое место.

Вскоре нашему противнику стало ясно, что оторваться от нас ему не удастся. Значит, рано или поздно ему придется вступить в бой.

Еще через четверть часа я заметил, что он начинает готовиться к развороту.

— Скорость — четверть максимальной, — сказал я старшему мастеру, а затем, четырьмя минутами позже, отдал приказ: «Сушить весла!»

Оба корабля — наш, «Дорна», и неприятельский — замерли один против другого, неподвижные, отвечающие лишь легкому колебанию волн Тассы.

Нас разделяло ярдов четыреста.

Поскольку главным оружием этих кораблей служит их таран и стригущие ножи, самым опасным для них является лобовая атака. Поэтому при создании подобной ситуации в бою, когда в море встречаются лишь два неприятельских корабля, их поединок складывается из того, что оба они начинают кружить друг около друга, обмениваясь снарядами, стремясь зайти противнику в корму и выбирая удобный момент для нанесения удара. Я нисколько не сомневался, что «Дорна» — корабль более легкий, с высокой посадкой и коротким килем — окажется более послушным рулю, маневренным и подвижным, и рано или поздно ему удастся достать своего противника.

Думаю, капитан неприятельского корабля также нисколько не заблуждался на этот счет. Его действия со всей очевидностью свидетельствовали, что он стремится избежать сражения. Теперь же, кажется, у него не оставалось выбора.

Он вел себя так, как я и ожидал.

Его весла заработали на полную мощность, и тяжелый корабль устремился к нам с такой скоростью, что таран его, мощный тарнский клюв, поднялся над водой, высекая из ее поверхности белую пену.

Я рассмеялся.

Мы поймали этот корабль, доказали ему преимущество «Дорны» и ее гребного мастера.

Противник не слишком хотел вступать в сражение.

— Рулевые — четверть поворота на правый борт! — приказал я.

— Да, капитан! — ответили они.

— Мастер, — сказал я, — по-моему, теперь у нас свидание с флотилией Тироса и Коса.

— Да, капитан, — усмехнулся он и, обращаясь к темп-мастеру, добавил: — Скорость максимальная!

Таран неприятельского корабля прошел мимо нас. Мы проскользнули один возле другого так быстро, что не успели даже обменяться выстрелами.

Через какое-то мгновение неприятрльстсил корабль был уже в сотне ярдов у нас за кормой.

Я рассмеялся.

Обернувшись, я наблюдал, кaк он разворачивается по направлению к Косу.

Я помог ему уклониться от сражения, если, конечно, оно должно было состояться.

— Рулевые — держать направление на флотилию с сокровищами, — распорядился я.

— Да, капитан, — откликнулись они.

— Скорость — половина максимальной, — сказал я гребному мастеру.

— Да, капитан, — кивнул он.


С флотилией с сокровищами все обстояло именно так, как я ожидал. Из сорока сопровождающих ее боевых кораблей тридцать, увлекшись преследованием, позволили себе удалиться на непростительно большое расстояние. Четыре из них я потопил, а пятый вывел с театра боевых действий. Подобная история повторилась с каждым из моих одиннадцати заманивавших неприятеля в ловушку кораблей. Некоторым из судов противника, уцелевшим при возвращении к флотилии, удалось сгруппироваться, образовав бригаду из десяти-одиннадцати кораблей. Они, безусловно, продолжали представлять собой определенную угрозу, но к флотилии с сокровищами они еще не подошли. Остальные же суда противника были либо потоплены, либо повреждены настолько, что не в состоянии были продолжать движение. Сама флотилия и оставшиеся у нее в качестве прикрытия десять наиболее быстроходных судов, пока их увлеченные преследованием товарищи бороздили воды блистательной Тассы, подверглись молниеносному, беззвучному, абсолютно неожиданному нападению остальных моих восемнадцати боевых кораблей. Используя в основном довольно простую тактику так называемой «двойной атаки» — заключающейся в том, что два действующих в паре корабля, нападая на одиночно стоящий корабль противника, подходят к нему с разных направлений, вынуждал его тем самым подставить незащищенный борт или корму либо одному, либо другому из нападающих, — моим матросам удалось меньше чем за час уничтожить или вывести из строя семь из десяти оставшихся в качестве прикрытия боевых кораблей. Еще двоим позволено было убежать с поля боя, а последний, десятый, так и продолжал уклоняться от поединка, держась — даже сейчас! — среди круглых кораблей. Кстати, большинство круглых кораблей благоразумно отошли подальше от места, на котором разыгралось сражение, хотя из тридцати первоначально входивших в состав флотилии круглых кораблей после окончания сражения мы смогли собрать лишь двадцать два, да еще один подобрали по дороге и пригнали назад наши возвращающиеся корабли.

Вести какие-либо действия против захваченных мной круглых кораблей я вовсе не собирался. Они были моими. Гораздо больше я был заинтересован в том, чтобы вернуть и те семь круглых судов, которым удалось от нас ускользнуть. Поэтому, как только к месту сосредоточения флотилии вернулось достаточное число моих кораблей, я начал организовывать преследование оставшихся тиросцев. Вывешенными на мачтовых фалах флажками и сигналами боевой трубы я отдал соответствующие распоряжения находящимся поблизости от меня кораблям, а те, в свою очередь, передали их более дальним. Я откомандировал для преследования десять своих кораблей и направил пять из них к Косу, предполагая, что, вероятнее всего, именно это направление изберут для себя ускользнувшие суда противника. Остальным пяти кораблям предстояло следовать прямо противоположным курсом, растянувшись — как и первая пятерка — в ряд на максимально возможное расстояние. Если поиски обеих пятерок не увенчаются успехом, через два дня они должны будут вернуться в Порт-Кар.

Отдав необходимые указания и распрощавшись с уходящими на задание судами, мы стали дожидаться возвращения последнего из моих одиннадцати участвовавших в отвлекающем маневре кораблей.

С его приходом для охраны и конвоирования флотилии с сокровищами у нас уже было двадцать судов — более чем достаточно, чтобы справиться с возможно решившими вернуться боевыми кораблями противника.

Я приказал установить мачту и закрепить ее в мачтовой скважине, после чего поднялся на смотровую площадку.

Вид двадцати трех только что обретенных мною круглых кораблей доставил мне истинное удовольствие.

Круглые корабли, как, впрочем, и корабли-тараны, имеют между собой некоторые отличия, но в основном это — как я уже говорил, — двухмачтовые, с намертво закрепленным мачтовым стволом корабли, несущие два треугольных паруса. Несмотря на то, что на борту каждого круглого судна есть гребцы — как правило, рабы, — они большей частью передвигаются под парусом. Определяется это не только тяжестью самого судна, но и его возможностью двигаться чуть ли не прямо против ветра, чего лишены корабли-тараны, обладающие для этого слишком мелкой посадкой и малой yстойчивостью. Двигаясь против ветра даже под большим углом, боевой корабль практически невозможно удержать от крена на подветренный борт и захлестывания водой его гребных люков, что зачастую приводит к трагическим результатам. Поэтому боевые корабли, как правило, идут под парусом только при благоприятном ветре. По сравнению с кораблем-тараном круглое судно меньше боится непогоды, а следовательно, и длительных переходов. Обладая большой вместительностью, оно способно принять на борт значительный груз. Конструкция корабля определяется его предназначением: круглого — транспортировкой грузов на большие расстояния, корабля-тарана — охотой и уничтожением неприятельского судна. В отличие от крепкого, добротного, медлительного круглого корабля, боевому нужна прежде всего скорость и маневренность; это не извозчик, это — хищник.

Рассматривая корабли через подзорную трубу, я не мог сдержать усмешку.

В самом центре между двадцатые тремя круглыми судами на волнах покачивалась длинная багрово-красного цвета галера, над которой развевался пурпурный флаг Коса. Судно поражало своей красотой, а золотая кайма по краю знамени свидетельствовала о том, что оно принадлежит главнокомандующему флотилии с сокровищами.

Я сложил подзорную трубу и по узкой веревочной лестнице спустился на палубу.

— Турнок, — сказал я, — передай флажками команду: «На абордаж! «

— Да, капитан, — ответил тот.

Экипажем «Дорны» сообщение было воспринято с радостью.

Как я и предполагал, команды круглых кораблей практически не оказали нам сопротивление. Причин тому было предостаточно. Во-первых, их согнали всех вместе, лишив возможности маневрирования. Во-вторых, они ни в коей мере не могли сравниться с моими кораблями-таранами, которым в боевом отношении проигрывали по всем статьям. Но самое главное, гребцы-рабы к этому времени уже знали, что они окружены кораблями Боска, и рассчитывать на их поддержку в рукопашной не приходилось.

Мои люди захватывали одно судно за другим, не сталкиваясь с большими трудностями.

По численности вольнонаемного состава матросов круглые суда значительно уступали моим кораблям. Имея на борту от ста до двухсот сидящих на веслах рабов, сама команда круглого судна редко насчитывает больше двадцати-тридцати пяти человек, являющихся к тому же обычными матросами и офицерами, а никак не воинами. На «Дорне» же, напротив, число свободных матросов, включая работающих веслами, достигало двухсот пятнадцати человек, подавляющее большинство которых прекрасно владело оружием.

Через час я уже ступил на трап, переброшенный с «Дорны» на палубу флагманского корабля, к тому времени полностью очищенного от не пожелавшего сдаться неприятеля.

Я был встречен высоким худощавым человеком с коротко подстриженной бородой и наброшенной на плечи пурпурной накидкой.

— Я Ренциус Хо-Бар из Телнуса, — высокомерно произнес он, — главнокомандующий объединенной флотилией Тироса и Коса, которой доверена транспортировка сокровищ.

— Наденьте на него кандалы, — распорядился я. Адмирал сжал от ярости кулаки. Я повернулся к Клинтусу, попавшему на флагманский корабль раньше меня.

— Не удалось отыскать перечень имеющегося на борту груза? — спросил я.

Он протянул мне небольшого формата книжицу, отделанную по краю золотым шнурком, завязанным и скрепленным на обложке восковой печатью, на которой красовались инициалы Чембара, убара Тироса.

Адмирал, уже в наручниках и кандалах, соединенных длинной цепью, стоял неподалеку.

Я сломал восковую печать, разорвал шнурок и, раскрыв блокнот, погрузился в чтение перечня груза.

Его можно было читать, как поэму.

Время от времени то с одного корабля, то с другого доносились ликующие крики, когда мои матросы выпускали на свободу сидевших на гребных скамьях рабов.

Все вольнонаемные, наоборот, будут закованы в цепи — как простые матросы, так и офицеры: на гребной скамье большого различия между ними не будет.

— Адмирал, — требовательным тоном обратился ко мне главнокомандующий захваченной нами флотилии.

Это отвлекло меня от чтения.

Я взглянул на адмиральский флаг с расшитой золотом каймой.

— Снимите его, — приказал я, — и повесьте на его место флаг Боска.

— Да, капитан, — ответил Турнок.

— Но послушайте! — негодующим тоном воспротестовал было главнокомандующий.

— И этого заберите отсюда, — кивком указал я на него.

Бородатого адмирала немедленно увели. Я захлопнул книжицу.

— Если эти записи верны, в чем у нас нет никакой причины сомневаться, — заметил я Клинтусу, — мы и все капитаны Порт-Кара являемся теперь владельцами несметных сокровищ.

— Да, — рассмеялся он, — их здесь хватит, чтобы сделать всех нас богатейшими из людей.

— Более разумным было бы потратить эти сокровища на увеличение числа кораблей Арсенала Порт-Кара.

— Но ведь Арсенал не потребует так много? — с сомнением в голосе поинтересовался Клинтуc.

Я рассмеялся.

— Арсеналу полагается восемнадцать тридцатых из общего количества добытых нами сокровищ, — сказал я. — Ведь восемнадцать кораблей из нашей флотилии принадлежат ему.

Впоследствии по решению городского Совета я оставил себе двадцать тридцатых, или две трети стоимости всех сокровищ.

Ко мне подошел один из матросов.

— Разрешите обратиться? — спросил он.

— Да, — ответил я.

— Убара Вивина, — сказал он, — просит позволения увидеться с вами.

— Очень хорошо. Передайте, что ей дозволено меня увидеть.

— Да, капитан, — ответил матрос.

Я снова раскрыл книжку с перечнем сокровищ.

Когда я поднял голову, я заметил, что Вивина уже стоит передо мной, и, вероятно, стоит уже довольно долго.

Встретив мой взгляд, она вздрогнула.

Я рассмеялся.

Она поднесла руку к губам. На ней был ослепительно переливающийся на солнце, отделанный золотом окрыляющий убор из тончайшего пурпурного шелка и ниспадающая на лицо темно-алая вуаль.

Какое-то мгновение она смотрела на меня широко раскрытыми от ужаса глазами.

Затем она постаралась взять себя в руки к держать себя со мной, как подобает женщине ее положения.

— Я — Вивина из Кастры, с острова Тирос, — представилась она.

— А меня можешь называть просто Боском, — откликнулся я. — Я один из капитанов Порт-Кара.

Позади девушки, в одеяниях почти столь же роскошных, как у нее самой, стояли две ее фрейлины, также, несомненно, благородного происхождения.

— Как я догадываюсь, — с известной долей высокомерия произнесла она, — я являюсь вашей пленницей.

Я не ответил.

— Вы, конечно, понимаете, что жестоко поплатитесь за свои действия, — продолжала она. Я рассмеялся.

— Как вам известно, я приняла официальное предложение Луриуса, убара Коса, стать его свободной спутницей. Следовательно, вы можете ожидать, что предложенный за меня выкуп будет достаточно велик.

Я кивнул Клинтусу на стоящих позади Вивины девушек.

— И много здесь этого добра? — поинтересовался я.

— Сорок штук, — усмехнулся он.

— Странно, что они не занесены в перечень находящеюся на борту груза, — заметил я. Усмешка Клинтуса стала шире. Девушки встревоженно переглянулись.

— За моих девушек вам тоже предложат выкуп, — сочла нужным внести ясность Вивинa. — Хoтя он, конечно, будет несколько меньшим, чем мой.

Я ответил ей удивленным взглядом.

— А почему ты так уверена, что тебя будут держать здесь ради выкупа? — поинтересовался я. На ее лице отразилось полное недоумение,

— Ну-ка, сними свою вуаль, — сказал я.

— Нет, нет! — закричала она. — Никогда! Я пожал плечами.

— Ну, как хочешь, — сказал я, возвращаясь к изучению перечня находящегося на борту груза.

— Что вы собираетесь с нами сделать? — спросила она.

Я обернулся к Клинтусу.

— Удостой убару Вивину чести быть привязанной к носу этого корабля — флагманского корабля флотилии с сокровищами, — распорядился я.

— Нет! — крикнула она.

— Да, капитан, — ответил Клинтус. Двое стоящих рядом матросов подхватили ее под руки.

— Девушек ее тоже распределите по кораблям, — продолжал я, — Двадцать из них отправьте на наши суда — причем самую красивую привяжите на носовой палубе «Дорны», — а остальных распределите по захваченным нами круглым кораблям.

— Да, капитан, — кивнул Клинтус.

Широкие ладони матросов легли на плечи стоящих за спиной Вивины девушек; они вскрикнули от ужаса.

Я снова попытался сосредоточиться на бесконечном перечне находящихся на борту грузов.

— Капитан, — обратилась ко мне Вивина.

— Да? — поднял я голову.

— Я… я… — запинаясь пробормотала она, — я согласна снять перед вами свою вуаль.

— В этом нет никакой необходимости, — пожал я плечами.

Я передал Клинтусу книжку с перечнем грузов, подошел к Вивине, вытащил заколки, удерживающие ее вуаль, и сдернул шелковую материю с лица девушки.

— Ты — животное! — закричала Вивина. — Животное!

Я жестом приказал матросам снять вуали с остальных девушек.

Да, они стоили того, чтобы на них посмотреть.

Я пристально вгляделся в лицо Вивины. Она была очень красива.

— Выставить ее на нос судна, — распорядился я и снова взял у Клинтуса книжку с перечнем грузов.

Через час мы были готовы поднять паруса и ваять курс на Порт-Кар. Я подозвал к себе стоящего в цепях Ренциуса Хо-Бара, адмирала перевозившей сокровища флотилии.

— Я собираюсь отправить один из круглых кораблей на Кос, — сказал я. — Вы, вместе с несколькими захваченными нами матросами, займете места на скамьях гребцов. Помимо этих наших пленников я дам вам десять людей из числа ваших свободных, двое из которых станут на руль, семеро пойдут матросами и один — гребным мастером. Сокровища с этого корабля, естественно, будут перенесены на борт других взятых нами в качестве добычи Порт-Кара круглых судов. Выделят вам и провизию, в количестве, достаточном для пятидневного перехода. Надеюсь, этого времени вам хватит, чтобы добраться до Телнуса.

— Вы очень благородны, — с мрачным видом процедил адмирал сквозь зубы.

— Я ожидаю, что по возвращении в Телнус, — продолжал я, — вы сделаете максимально подробный отчет о том, что здесь произошло.

— Да, уж этого мне избежать не удастся, — криво усмехнулся адмирал.

— Чтобы ваша информация была максимально полной — по крайней мере, в этом аспекте, — ставлю вас в известность, что семи кораблям с сокровищами из состава вашей флотилии удалось от меня ускользнуть, хотя я не теряю надежды их догнать. Что касается ваших боевых кораблей, один из них, флагманский, нами захвачен, а восемнадцать или двадцать, по докладам моих капитанов, пущены на дно или получили серьезные повреждения. Таким образом у вас остается десять-двенадцать кораблей, все еще бороздящих воды Тассы.

В этот момент с ближайшего круглого корабля донесся голос наблюдателя:

— Вижу двенадцать парусов! — кричал он. — Двенадцать парусов справа по носу корабля!

— А вот, кстати, и ушедшие от нас корабли! — заметил я.

— Они будут драться! — воскликнул адмирал. — Победа еще не за вами!

— Вы так считаете? — спросил я. — Тогда они скоро опустят мачты. Хотя я сомневаюсь, что они решат вступить в бой.

Адмирал стиснул кулаки; глаза его метали молнии.

— Турнок, — распорядился я, — просигналь семнадцати из двадцати моих кораблей выйти навстречу нашим друзьям. Еще два корабля пусть подежурят у дальнего конца флотилии с сокровищами, а «Дорна» пока останется здесь. Семнадцати встречающим кораблям не вступать в бой, пока к ним не присоединится «Дорна», и, как бы ни развивались события — если сражению все же суждено состояться, — ни при каких условиях не удаляться от флотилии дальше, чем на четыре пасанга.

— Да, капитан, — пророкотал в отает Турнок и, перебравшись по трапу на палубу «Дорны», направился к корме.

Через мгновение на фалах грот-мачты «Дорны» взметнулись сигнальные флажки.

Боевые приготовления на наших кораблях шли полным ходом. Вскоре семнадцать из них начнут кружить вокруг флотилии c сокровищами, охраняя ее со всех сторон. На «Дорне» матросы сидели на веслах, дожидаясь, когда я ступлю на ее палубу, и люди уже стояли с топорами наготове, чтобы тут же перерубить удерживающие ее у борта флагманского корабля канаты.

— Они убирают мачты! — донесся сверху голос наблюдателя.

Еще через четверть часа суда противника уже можно было различить невооруженным глазом. Мои корабли начали выстраиваться в боевой порядок.

Противник находился уже в четырех пасангах от нас. Я приготовился перейти на «Дорну» и взять на себя командование, как только он приблизится к тиросцам на расстояние двух пасангов.

Я приказал снять с адмирала кандалы, чтобы он тоже мог подняться на капитанское возвышение на палубе своего собственного корабля и вместе со мной наблюдать за приближающимися галерами.

— Вы все же считаете, что они подойдут к нам на два пасанга? — спросил я.

— Они будут драться! — уверенно ответил он.

Вивина, приготовленная к тому, чтобы ее выставили на всеобщее обозрение на носовой палубе корабля, в сопровождении двух матросов также наблюдала за действиями галер.

Отчаянный, полный разочарования крик девушки смешался с яростным воплем адмирала.

— Нет! Нет! — в один голос закричали они; адмирал — сжимая кулаки, девушка — прижимая руки к груди.

Двенадцать галер, неторопливо развернувшись, взяли курс на Кос.

— Заберите адмирала, — сказал я Турноку. Адмирала увели.

Я посмотрел на Вивину. Наши глаза встретились.

— А ее привяжите к носу корабля, — приказал я.


Глава тринадцатая. БОСК СТАНОВИТСЯ ПИРАТОМ | Пираты Гора | Глава пятнадцатая. ТРИУМФАЛЬНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ БОСКА В ПОРТ-КАР