home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


10. ЧТО ПРОИСХОДИЛО В ХИЖИНЕ

На меня в упор смотрело заросшее косматой шерстью пучеглазое животное.

— Не бойся, — произнес откуда-то сбоку мужской голос.

Животное сидело на цепи, протянувшейся у него от ошейника к ввинченному в стену металлическому кольцу.

Я застыла, прижавшись спиной к противоположной от зверя стене. Меня охватил такой ужас, что я не могла даже пошевелиться. Колени у меня дрожали, а руки мгновенно стали липкими от пота.

Животное окинуло меня ленивым взглядом и, распахнув свою бездонную пасть, широко зевнуло. Я успела заметить два ряда острых зубов с громадными белыми клыками. После этого оно завалилось на бок и с недовольным ворчанием принялось устраиваться на брошенной на пол соломенной подстилке.

Я увидела, что удерживающая его цепь довольно коротка и животное едва ли сможет дотянуться до середины комнаты.

— Не бойся, — повторил тот же голос.

Я с трудом перевела дыхание.

В другом конце комнаты стоял, наклонившись над тазом с водой, низкорослый человек с обмотанным вокруг шеи полотенцем. Это был бродячий артист, выступавший у нас в бараках. Он обернулся и посмотрел на меня. На лице у него еще виднелись следы грима, но одет он уже был не в шутовской наряд, а в обычную для горианца грубую домашнюю тунику и широкие штаны, какие носят здесь лесорубы.

— Добрый вечер, — поздоровался хозяин домкка в лесу.

Я не нашла в себе силы ответить на приветствие.

Его голос уже ничем не напоминал игру развлекающего публику бродячего артиста. К тому же он показался мне знакомым не только по тому представлению, но я напрасно ломала себе голову, вспоминая, где я могла его слышать. Сейчас я неспособна была о чем-то связно думать. Я была слишком напугана.

Человек снова нагнулся над тазом с водой и принялся смывать с лица остатки грима.

Я не могла оторвать глаз от животного. А оно смотрело на меня сонным взглядом, с ворчанием почесывая лапой спину.

Здесь, в маленьком доме, оно казалось еще более огромным и ужасным, чем во внутреннем дворе невольничьих бараков. Это животное сейчас напоминало громадный, обтянутый толстой шкурой бочонок в несколько сотен фунтов весом, который с глухим ворчанием лежал у стены и лениво почесывал спину задней лапой. На такой же бочкоподобной вытянутой голове мрачным светом горели два громадных выпуклых глаза, а из-за широких, мясистых губ высовывались наружу длинные желтые клыки, с которых стекала слюна. Челюсти животного непрерывно двигались, словно оно постоянно что-то жевало, и между ними то и дело высовывался длинный, раздвоенный на конце черный язык. Челюсти животного были неправдоподобно мощными. Я думаю, оно без труда могло бы отхватить человеку руку, а то и голову.

При одной мысли об этом я вздрогнула и сильнее прижалась спиной к стене.

— Добрый вечер, мисс Бринтон, — вытираясь полотенцем, произнес хозяин на чистейшем английском языке. — Добро пожаловать!

— Это вы! — невольно вырвалось у меня.

На лице этого человечка заиграла самодовольная усмешка. Теперь я его узнала. Это был тот самый низкорослый мужчина, который в числе других похитителей вломился в мою квартиру на крыше небоскреба в Нью-Йорке. Это он собственноручно связывал меня в моей собственной постели. Это он исподтишка пытался меня пощупать, пока его не отогнал высокий мужчина. Это он курил мои сигареты и с оскорбительной ухмылкой пускал дым мне в лицо, пока я лежала на кровати связанная, обнаженная, совершенно беспомощная.

Его остренькие, хитрые, как у хорька, глазки и сейчас смотрели на меня с тем же оценивающим выражением.

— Ты напоминаешь мне маленькое сладкое пирожное с кремом, — нараспев произнес низкорослый. У меня не было сил ему ответить.

— Кейджера! — рявкнул он по-гориански.

Каждая частичка моего тела мгновенно напряглась.

Человек жестом горианского хозяина щелкнул пальцами и указал на грязный пол, на место у своих ног. Я поспешно приблизилась к нему и опустилась на колени в позе рабыни для наслаждений.

— Отлично, — одобрительно качнул головой низкорослый мужчина. — Интересно понаблюдать, какое воздействие оказывает на женщину положение невольницы.

— Да, хозяин, — пробормотала я.

— И это гордая, высокомерная, богатая Элеонора Бринтон, — произнес человек по-английски.

— Да, хозяин, — едва слышно ответила я, низко опустив голову. — Я Элеонора Бринтон.

— Кем же ты стала теперь?

— Горианской рабыней.

— Никогда не думал увидеть тебя у своих ног.

— Да, хозяин.

— Приятное зрелище.

Он неторопливо прошел в дальний угол комнаты, принес оттуда маленькую скамеечку и поставил ее передо мной. Опустившись на скамеечку, он долгое время рассматривал меня изучающим взглядом. Я стояла, боясь пошевелиться.

Потом он поднялся, подошел к сложенной у стены поленнице дров, взял сухое полено и подбросил его в низкую, немилосердно чадящую печь, дым из которой выходил через проделанное в потолке отверстие и узкую деревянную трубу, выступающую над крышей,

— Встань, — приказал он. Я вскочила на ноги.

— Повернись!

Я повернулась к нему спиной.

К моему удивлению, он развязал стягивающую мне руки веревку.

Pуки у меня затекли, пальцы не шевелились. Я стояла, разминая ладони, а он сидел и молча за мной наблюдал. Потом я снова повернулась к нему лицом.

Так продолжалось довольно долго.

— Отойди назад, — наконец сказал он. Я испуганно сделала два коротких шажка назад; за спиной у меня находилось это громадное чудовище.

— Взять ее! — внезапно по-гориански крикнул этот артист животному.

Чудовище мгновенно вскочило и рванулось ко мне. Я оглянулась. Его мощные челюсти распахнулись, шерсть встала дыбом, а длинные, увенчанные кривыми когтями лапы потянулись к моему лицу. В полутьме домика ярко сверкнули его хищные зубы и налитые кровью глаза.

Охваченная ужасом, я с воплем бросилась в дальний угол комнаты и забилась там, дрожа и выставив навстречу чудовищу руки.

— Не бойся, — спокойным голосом произнес мужчина.

Я едва не лишилась чувств от страха.

— Не бойся, — повторил он.

— Что вы от меня хотите?! — закричала я.-Что вам нужно? — забормотала я тише, не в силах справиться с дрожью. — Что? Что вы хотите?

— Мисс Бринтон, горианцы — варвары. Они эксплуатируют вашу природную скромность, — вдруг заявил этот непонятный мне человек.

В его голосе звучала совершенно не соответствующая его поведению доброта, забота и понимание. Он говорил, словно извиняясь за тот мир, в котором я оказалась.

Я глядела на него в каком-то оцепенении.

Он стоял посреди комнаты, возле скамеечки, и держал в руках длинную накидку из ярко-красного полупрозрачного шелка с тонким пояском и высоким, отделанным парчой и вышитым золотом воротником.

— Прошу вас, мисс, — подозвал он меня приглашающим жестом.

— Это мне? — пробормотала я и, осторожно приблизившись, повернулась к нему спиной. Он надел на меня накидку и помог завязать поясок.

Мне были хорошо известны подобные одежды.

— Это вам, — он утвердительно кивнул головой.

Я посмотрела на него. У меня, рабыни, не могло быть ничего своего. Наоборот, это я могла принадлежать кому-то.

— Этот наряд вам очень к лицу, — отметил артист. Я застегнула высокий воротник и снова почувствовала себя женщиной, а не какой-нибудь вещью.

— Вы очень хорошенькая, мисс Бринтон, — учтиво произнес низкорослый.

Он снова направился в дальний угол комнаты и принес оттуда длинный низкий стол и еще одну скамеечку. Поставив их рядом, он жестом пригласил меня присесть и сам придвинул мне скамеечку.

Устроившись за столом, я молча наблюдала, как он подбрасывает в печь еще одно полено.

Животное уже лежало свернувшись на своей соломенной подстилке. Глаза его были закрыты, но оно, по-видимому, не спало. Время от времени оно ворочалось, зевало или чесало лапами спину.

— Сигарету? — предложил хозяин. Я посмотрела на него с удивлением.

— Да, пожалуйста, — ответила я.

Из маленького золоченого ящичка он достал две сигареты. Они были того сорта, который я курила на Земле. Мужчина зажег тонкую изящную спичку, дал прикурить от нее мне, прикурил сам и выбросил спичку в печь.

Я затянулась горьковатым дымом. Руки у меня дрожали.

— Вы взволнованы? — поинтересовался он.

— Верните меня на Землю, — прошептала я.

— Разве вы не догадываетесь, для чего были доставлены в этот мир?

— Пожалуйста, прошу вас, — умоляющим голосом попросила я.

Он внимательно посмотрел на меня.

— Я вам заплачу сколько нужно, — пообещала я.

— Деньги?

— Да! Сколько хотите!

— Деньги — это такая чепуха. Сердце у меня тоскливо заныло.

— Да вы курите, — напомнил хозяин. Я поднесла сигарету к губам.

— В то утро, когда вы проснулись и увидели клеймо у себя на теле, вы были удивлены? — поинтересовался мой визави.

— Да, — пробормотала я; рука у меня непроизвольно потянулась к скрытой шелковой накидкой отметине.

— Может, вам любопытно узнать, как это было сделано?

— Да.

— Приспособление для проставления клейма не больше этой коробочки, — указал он золоченую сигаретницу. — В рукоятке у него расположен нагревающий элемент, раскаляющий металлическое клеймо. Включается и выключается он, как обычный карманный фонарик, а разогревает поверхность клейма до нужной температуры всего за пять секунд.

— Я ничего не почувствовала, — призналась я.

— Вам сделали анестезирующую инъекцию, — сообщил он.

— Вот как?

— Да. Лично я считаю, что на женщине лучше ставить клеймо, когда она находится без сознания. Психологическое воздействие дает более впечатляющие результаты, нежели простая боль.

Я не нашла что ответить.

— Для залечивания раны была использована целебная мазь. Она лечит быстро и не оставляет следов. Таким образом, — он посмотрел на меня с неприязнью, — вы легли спать свободной женщиной, а проснулись рабыней.

— А ошейник? — спросила я. — Как вы надели на меня ошейник?

— Это было совсем просто, — ответил артист. — Вы лежали перед зеркалом без сознания. Мы вошли в вашу комнату с террасы. — Он посмотрел на меня и усмехнулся. — Надеть на женщину ошейник несложно.

Мне вспомнилось, что в то августовское утро, перед тем как черному дискообразному кораблю оставить Землю, в том уголке Коннектикута, который мои похитители называли “пунктом Р”, ошейник с меня был снят.

Снимавший его человек, помню, пообещал, что у меня непременно будет другой.

Я раздраженно сломала сигарету и смяла ее об стол.

Уже тогда я знала, что мужчины наденут на меня ошейник, когда им это заблагорассудится.

— Можно мне еще сигарету? — спросила я.

— Конечно, — ответил низкорослый мужчина, подвигая мне золоченую коробочку и заботливо зажигая спичку.

— И часто вы доставляете в этот мир женщин, чтобы сделать из них невольниц? — поинтересовалась я.

— Часто, — ответил мой собеседник. — Иногда мы доставляем сюда и мужчин, если они способны послужить нашим целям и задачам.

— Понятно, — сказала я.

Я была разгневана.

Мне вспомнилось, как двое мужчин впихнули меня в узкую, тесную транспортировочную капсулу и перед началом полета пустили через трубки усыпляющий газ. Со мной с первых минут моего пленения обращались как с будущей рабыней.

Я вспомнила свое пробуждение на горианском лугу в сотне ярдов от разбившегося черного корабля. Вспомнила, как перед отлетом с Земли мне на щиколотку надели узкую металлическую полоску — несомненно, какой-то знак, удостоверяющий мою личность. Странно, что при пробуждении на Горе я его уже не обнаружила.

— Зачем меня привезли на эту планету? — спросила я сидящего передо мной человека.

— Мы доставляем сюда многих женщин, — ответил он. — Во-первых, потому что они красивы и нам нравится делать из них рабынь.

Я посмотрела на него, не скрывая своей неприязни.

— А во-вторых, — продолжал он, — потому что они представляют собой определенную ценность. По своему усмотрению мы дарим их или продаем, что приносит нам значительную прибыль.

— Значит, именно для этого меня сюда и доставили?

— Может быть, вам небезынтересно узнать, что вас отобрали для будущей доставки в этот мир еще в семнадцатилетнем возрасте. Последние пять лет мы внимательно наблюдали, как вы постепенно превращаетесь в зрелую, высокообразованную, развитую молодую женщину, обещающую стать под умелой рукой хозяина великолепной рабыней.

Я раздраженно затянулась сигаретой.

— Значит, меня привезли на Гор исключительно для того, чтобы сделать обычной рабыней? — уточнила я.

— Скажем, вас пытались сюда доставить в качестве рабыни, — ответил человек.

— Пытались? Разве вам это не удалось?

— Наш корабль потерпел аварию, и мы потеряли вас из виду.

— Это я уже знаю.

— Вскоре после аварии мы заметили приближение неприятельского корабля. Мы оставили свой корабль и вместе с грузом поспешили скрыться.

— Но разве я не являлась… частью вашего груза?

Брови человека нахмурились. Я видела, что он тщательно подбирает слова.

— У нас есть враги, — сказал он. — Мы не хотели, чтобы вы попали к ним в руки. Мы опасались преследования и взяли с собой только тех девушек, которые могли передвигаться самостоятельно. Вы же были без сознания. Поэтому мы сняли ваш идентификационный ножной браслет и оставили вас в траве, на некотором расстоянии от разбившегося корабля. Мы рассчитывали уйти от погони и вернуться за вами позднее. Погони, однако, не последовало. Враги удовлетворились тем, что окончательно уничтожили наш корабль. Вернувшись к месту аварии, мы обнаружили только воронку от взрыва и выжженную вокруг нее землю. Вы к тому времени тоже, конечно, исчезли.

— Как же вам удалось меня теперь отыскать?

— Любую незащищенную женщину на Горе — в особенности, заметьте, красивую — первый же встреченный ею мужчина, без сомнения, тут же сделает своей рабыней.

Я смущенно опустила голову.

— Я отправился в Лаурис, — продолжал человек. — Это самый крупный город поблизости от места аварии. Я рассчитывал, что вы будете выставлены там на продажу.

— И вы бы меня купили?

— Несомненно. И безо всякого труда, — усмехнулся он, — Однако, к несчастью для вас, вы попали в руки профессионального работорговца, который намеревался доставить вас в густонаселенные районы Гора и продать там за более высокую цену. Вот почему, чтобы приобрести вас, нам пришлось прибегнуть к услугам Вьерны и ее миловидных разбойниц. — Он снова усмехнулся. — Зато вы обошлись нам гораздо дешевле!

Я едва сдерживалась от переполнявшего меня возмущения.

— Мы заплатили за вас сотню наконечников для стрел, — сообщил этот маленький человечек. Он был мне все более неприятен.

— Но вам это, конечно, совершенно безразлично, не так ли? — уточнил он.

— Совершенно, — подтвердила я.

— Естественно, — усмехнулся он. — Это могло иметь значение только для женщины — рабыни по своей природе.

Я опустила глаза, дрожа от ярости.

“Я не рабыня! — твердила я про себя. — Я не рабыня!”

Сидя на низенькой скамеечке, в шелковой накидке с высоким стоячим воротником, я заставила себя расправить плечи и снова потянулась за сигаретой.

— А как вы узнали, что я нахожусь в рабстве у Тарго, и нашли меня в невольничьих бараках на окраине Лау-риса?

— Я, естественно, провел некоторые расследования, но еще раньше мне посчастливилось увидеть вас в Лаурисе на улице в караване невольниц, несущих с рынка провизию.

Мне все стало ясно.

— Вы научились хорошо носить на голове кувшин с вином, — заметил мой таинственный собеседник.

— Я не рабыня, — твердо произнесла я, глядя ему в лицо.

— Ну да, конечно, — усмехнулся он.

— Я свободная женщина, — настойчиво повторила я.

— Ну, естественно. — Его усмешка стала шире.

Мне вспомнилось, как однажды в Лаурисе мне попался на глаза низкорослый человек в черном одеянии. Мне еще показалось, будто он наблюдает за нами, хотя в тот момент я не была в этом уверена. Теперь я не сомневалась, что это был он.

— Значит, таким образом вы меня и отыскали, — подытожила я.

— Давая представление в невольничьем бараке, я еще раз убедился в том, что не ошибся в отношении вас. А заодно я разведал, что здесь к чему. После этого мне не составило большого труда спланировать и организовать нападение женщин-пантер на охранников Тарго.

— Вам повезло, что в ту ночь мы не находились в своем бараке, — дерзко ответила я. Он рассмеялся.

— Едва ли это можно считать простым везением, — возразил он. — Я разговаривал с Тарго и знал, что в тот вечер намечено провести прощальный ужин. К тому же, подчеркивая вашу красоту и достоинства, я сам намекнул охранникам, кого из невольниц им следовало бы выбрать в качестве девушек, прислуживающих им у ночного костра. Я даже знал, возле каких фургонов вы окажетесь в эту ночь!

— Вы тщательно все продумали, — заметила я.

— А как же без этого? — согласился он.

— И теперь, когда я здесь, как вы собираетесь со мной поступить? — поинтересовалась я, затягиваясь сигаретным дымом.

— Пока не знаю, — признался он. — Вероятнее всего, скормлю вас своему животному.

Я поперхнулась дымом и закашлялась. Он, если пожелает, может сделать со мной все, что угодно.

— Что вы со мной сделаете? — дрожащим голосом повторила я. — Зачем я вам нужна?

— В некотором отношении вам очень повезло, что вам попался профессиональный работорговец, — многозначительно заметил он.

— Что вы хотите этим сказать? — не поняла я.

— То, что вас не использовали в полной мере как настоящую женщину-рабыню.

Я постепенно начала вникать в смысл его слов.

— Вам, несомненно, казалось весьма интересным и приятным прислуживать окружающим вас мужчинам не как свободная женщина, а в качестве невольницы. Тем более что ваши хозяева, конечно, не требовали от вас выполнения всех обязанностей, выпадающих на долю каждой рабыни.

— Пожалуйста… — пробормотала я.

— Из некоторых земных женщин получаются изумительные невольницы, способные доставить мужчине поистине райское наслаждение.

— Прошу вас, — взмолилась я. — Не нужно со мной об этом говорить!

— Да вы курите, не стесняйтесь, — заботливо предложил маленький человечек.

Дрожащими руками я взяла еще одну сигарету.

— Не приходилось ли вам задумываться, — продолжал мой собеседник, — что значит быть полностью, до конца подвластной мужчине, своему хозяину, повелителю?

— Я ненавижу мужчин, — ответила я.

— Великолепно, — покачал он головой. Я окинула его гневным взглядом.

— Возможно, вам будет небезынтересно узнать, — заметил он, — что по всем показателям из вас должна получиться отличная рабыня, способная доставить фантастическое наслаждение своему хозяину.

— Я ненавижу мужчин! — воскликнула я.

— Превосходно, — не замедлил прокомментировать он.

Стараясь сдерживать переполняющую меня ярость, я затянулась сигаретой.

Внезапно животное сердито заворчало. Я испуганно вздрогнула и обернулась.

Голова животного была приподнята. Широкие, заостренные кверху уши стояли торчком. Оно словно к чему-то прислушивалось.

Мой собеседник также не спускал с животного настороженного взгляда.

На какое-то мгновение глаза человека и странною существа встретились. Животное снова глухо зарычало и хищно приоткрыло пасть, демонстрируя длинные крепкие клыки. Ноздри его трепетали. Уши продолжали стоять торчком.

— Где-то поблизости слин, — пояснил мой собеседник.

По телу у меня пробежала мелкая дрожь.

— Когда меня пели сюда, — с дрожью в голосе сообщила я, — разбойницы дважды улавливали присутствие слина.

— Он следовал за вами, — кивнул мужчина. — Слин упорный хищник и способен долго преследовать жертву.

— Может, это разные звери? — высказала я робкую догадку.

— Может быть, — согласился мой собеседник. Животное подобралось на соломенной подстилке словно для прыжка. В глазах его пылал хищный огонь.

— Он близко, — заметил мужчина. — Иногда слин может преследовать свою жертву десятки пасангов, то приближаясь к ней, то отставая, прежде чем подкрасться к ней и напасть из темноты.

Животное угрожающе зарычало.

Я, к своему ужасу, услышала легкое пофыркивание, доносившееся снаружи, от входной двери.

— Это слин, — рассмеялся человек. Я испуганно посмотрела на него.

— Не бойтесь, — заверил он меня. — Здесь, в доме, мы в полной безопасности.

Я услышала царапание когтей о дощатую дверь. У меня от ужаса волосы зашевелились на голове.

— Ничего, — успокоил меня мужчина. — Дверь надежно заперта. Мы в безопасности.

Я посмотрела на закрытое ставнями окно; оно было совсем крошечным, не больше фута в ширину и примерно такое же по высоте.

— Слин, вероятно, шел за бандой разбойниц, — размышлял мужчина вслух. — Следы привели его сюда.

— А почему он не последовал за разбойницами дальше? — дрожащим голосом спросила я.

— Он мог последовать и за ними, а мог и задержаться здесь, — пожал плечами мой собеседник. — Я думаю, слин учуял мое животное, — кивнул он на настороженно замершее на подстилке косматое существо. — Слины любопытны и никогда не упустят случая проверить, что это за зверь забрался на территорию, которую они считают своей.

За дверью раздался протяжный вой, слившийся с глухим рычанием сидящего на цепи животного.

— Почему он не уходит? — жалобным голосом пробормотала я.

— Он наверняка учуял находящееся в доме животное, — пробормотал человек.

Я судорожно затянулась сигаретным дымом.

— Или же, — продолжал мой собеседник, — он чувствует в хижине запах пищи.

— Пищи? — не поняла я.

— Нас с вами, — прояснил мужчина. Руки у меня дрогнули, и на колени просыпался пепел от сигареты.

— Здесь мы в безопасности, — напомнил мужчина.

— Неужели у вас нет какого-нибудь оружия, хотя бы винтовки, чтобы убить этого зверя? — удивилась я. Губы человека растянулись в улыбке.

— Носить с собой огнестрельное оружие на Горе очень неразумно, — ответил он. Я не поняла почему.

— Не бойтесь, — снова усмехнулся он. — Мы с вами в полной безопасности.

Хотелось верить, что он не ошибается.

— Вам очень идет эта накидка, — заметил низкорослый человек.

— Благодарю вас, — сдержанно ответила я.

Сейчас слин уже ничем не выдавал своего присутствия за дверью.

Я затушила сигарету и холодно посмотрела на сидящего передо мной человека.

— Меня доставили на Гор все-таки не только для того, чтобы сделать рабыней и продать какому-нибудь горианцу, не так ли? — напрямик спросила я.

— Я вам уже говорил, что еще в семнадцатилетнем возрасте вы были отобраны для похищения и в любой момент вас могли отправить на Гор в качестве будущей рабыни.

— Но в случае со мной, как мне кажется, имелись и некоторые дополнительные соображения, — настаивала я.

— Да, — нехотя согласился он.

Я расправила плечи. Ко мне снова вернулись прежнее высокомерие и уверенность в себе. Значит, им что-то было от меня нужно особое. У меня появилась возможность заключить с ними сделку, поторговаться. Я могла даже обеспечить себе возвращение на Землю. Все это теперь в моих руках. Нужно только действовать очень осмотрительно. Теперь у меня есть рычаги власти над этими людьми.

— Может быть, перейдем прямо к делу? — предложила я.

— Вам очень хорошо в этом одеянии, — с искренним восхищением произнес низкорослый человек.

— Спасибо, — ответила я; у меня появилось ощущение близкой победы.

— Не хотите ли еще сигарету? — поинтересовался он. Курить мне уже не хотелось, но сигарета могла помочь установлению более тесного контакта.

— Да, благодарю вас, — ответила я.

Человек открыл золотистую коробочку и зажег спичку. Я потянулась к ней, чтобы прикурить. Он наклонился ко мне. Пламя горело в дюйме от кончика сигареты.

— Значит, вы готовы разговаривать о деле? — поинтересовался он.

Я изобразила на лице улыбку.

— Возможно, мы сумеем договориться, — с тонкой усмешкой ответила я.

Он поднес спичку к сигарете, и я стала прикуривать. Внезапно спичка выпала у него из рук. Я посмотрела на него с удивлением.

С яростным криком он ударил меня кулаком в лицо, вкладывая в удар всю свою силу. Я упала со скамеечки и отлетела к стене.

Через мгновение он уже упирался мне в грудь коленом и срывал с меня шелковую накидку. С неожиданной для его маленьких ручек силой он перевернул меня грудью на пол, заломил мне руки за спину и скрутил их снятым с себя кожаным ремнем. После этого он поднялся с пола и злобно пнул меня ногой в спину. Охваченная ужасом, я неловко повернулась набок и заглянула ему в глаза. Ко мне снова вернулись все мои прежние страхи.

Маленький человечек нагнулся надо мной, схватил меня за волосы и ногой толкнул к лежащему на подстилке животному.

— Сожри ее! — крикнул он.

Мгновенно распахнувшиеся челюсти животного щелкнули в каком-нибудь дюйме от моего лица.

Я с диким воплем подалась назад, но тут же уперлась спиной в колени стоящего рядом низкорослого человека. Он снова отпихнул меня к животному, и перед глазами у меня опять мелькнули громадные хищные клыки чудовища со стекающей с них желтой слюной и его длинный черный язык. Меня охватил безумный ужас. Я изо всех сил заработала ногами, и мне удалось отодвинуться ближе к стене, за пределы досягаемости животного. Чудовище с глухим рычанием продолжало рваться ко мне, но пристегнутая к его широкому кожаному ошейнику цепь не давала ему дотянуться до моих ног.

Охваченный злобой, низкорослый человек снова швырнул меня лицом на пол.

— Не ешь ее! — скомандовал он беснующемуся животному и бросил ему снятый с крюка кусок сырого мяса.

Чудовище вцепилось в мясо когтями и принялось раздирать его мощными зубами. Я оцепенела от ужаса. В когтях у него могло сейчас находиться мое тело.

Низкорослый приблизился ко мне. В руках у него была длинная кожаная плеть.

Лежа на грязном полу, обнаженная, со связанными за спиной руками, я с ужасом ждала, что теперь будет.

— Ты говорила, что ты свободная женщина, — напомнил он.

— Нет! — воскликнула я дрожащим голосом. — Нет! Я рабыня! Рабыня!

— За такую, как ты, — с брезгливостью произнес он, — сто наконечников для стрел — слишком высокая цена!

Я испуганно опустила глаза.

— На колени, рабыня! — приказал он. Я поспешно встала перед ним на колени.

— Вот так-то, высокомерная мисс Бринтон! — насмешливо произнес он.

Я стояла у его ног, низко опустив голову.

— Ну, теперь ты готова к переговорам? — с прежней насмешливостью поинтересовался он.

— Приказывайте мне, — пробормотала я одеревеневшими губами.

Низкорослый человек неторопливо отошел от меня. Я подняла голову и увидела, как он поднял с пола разорванную шелковую накидку и бросил ее в огонь. Стоя на коленях на грязном полу, я со слезами на глазах наблюдала, как она исчезает в языках пламени.

Мужчина обернулся и строго посмотрел на меня.

Я снова опустила голову.

— Приказывайте, хозяин, — повторила я, Элеонора Бринтон — приниженная, подневольная горианская рабыня.

— В наши намерения входит обучить тебя всем искусствам рабыни, чтобы ты смогла доставить исключительное наслаждение своему хозяину, — официальным тоном сообщил низкорослый человек. — После этого ты будешь помещена в определенный, нужный нам дом.

— Да, хозяин, — покорно ответила я.

— Ты отравишь хозяина этого дома, — сурово закончил свою мысль этот страшный человек.

Меня охватил леденящий сердце ужас.

Внезапно в углу комнаты раздался пронзительный визг и грохот посыпавшихся на пол досок. Я вскрикнула от неожиданности.

Сквозь пролом в закрывающих окно ставнях показалась вытянутая морда слина. Быстрым движением, с ловкостью кошки он изогнулся всем телом и проскользнул в комнату.

Сидящее у стены животное мгновенно пришло в дикую ярость.

С низкорослого мужчины тут же слетело все его высокомерие. Испуганно вскрикнув, он поспешно отступил в дальний от окна угол комнаты.

Я вскочила на ноги и прижалась спиной к стене.

Слин припал к дощатому полу и оскалил усеянную острыми зубами пасть. Тело его напряглось. В отблеске догорающего в печи огня блеснули его налитые кровью глаза.

Охваченное яростью животное рванулось с цепи.

Низкорослый человек, словно придя в чувство после секундного замешательства, с безумным воплем бросился к слину и принялся хлестать его плетью, пытаясь выгнать зверя назад в пролом в ставнях. Однако я, к своему ужасу, видела, что слин не может выбраться наружу. В сделанный им пролом помещалась только его вытянутая морда и передние лапы, в то время как двум парам задних не во что было упереться. Человек же словно обезумел и продолжал нахлестывать слина плетью что было сил. Окончательно рассвирепев, слин оттолкнулся от окна и снова оказался в комнате.

Он бросился к человеку и зубами вырвал у него из рук плеть. Я закричала и сильнее прижалась спиной к стене. Человек поднял с пола обломок ставни и принялся лупить им мечущегося зверя. Дощатый обломок раскололся пополам. Хищник оскалил пасть и, припав к полу, изготовился к прыжку. Прижатый к печи человек выхватил из очага пылающее полено и швырнул его хищнику в морду. Полено попало слину в голову и рассыпавшимся снопом искр повредило ему глаз. Обезумевший от боли хищник с диким воплем снова бросился к окну. Его повисшие в воздухе задние ноги заскребли когтями по бревенчатой стене. Человек выхватил из печи еще одно пылающее полено и дважды нанес удар хищнику по спине. Не в силах выбраться наружу, слин снова стал ползти через пролом назад, в комнату. Тогда человек подбежал к двери и стал вытаскивать из железных скоб запирающие ее деревянные брусья. Он хотел дать возможность слину выскочить из комнаты через дверь.

Сидящее на цепи животное глухо зарычало, и человек испуганно обернулся. Я вскрикнула. Я ничего не могла понять. Иногда мне казалось, что это животное командовало человеком, а не наоборот.

Обезумевший от боли, ослепший на один глаз хищник тем временем продолжал разражаться истошными воплями.

И тут, к своему ужасу, словно в кошмарном сне, я увидела, как сидящее на цепи косматое чудовище потянулось передними лапами к надетому у него на шее кожаному ошейнику и длинными, попарно сросшимися пальцами с когтями принялось развязывать стягивающий кожаную полоску узел. Сняв с себя ошейник, оно вместе с цепями отшвырнуло его в сторону.

Затем с яростным ревом оно широким прыжком бросилось к застрявшему в проломе слину. Между двумя животными завязалась ожесточенная схватка. Вонзившись когтями в спину упирающегося хищника, косматое чудовище втащило визжащего противника в комнату и вцепилось в него зубами. Оба зверя покатились по полу, разметая в стороны мгновенно превращенную в обломки скудную мебель этого жилища. Они с остервенением рвали друг друга когтями и кусали мощными зубами. Пол покрылся клочьями выдранной шерсти. Маленькая хижина наполнилась запахом крови. Наконец косматое чудовище вцепилось зубами слину в глотку и мощным ударом лапы свернуло ему шею. Подняв голову над поверженным противником, оно повернуло к, нам окровавленную морду и окинуло нас пылающим взглядом. По телу спина пробежала конвульсивная предсмертная дрожь.

— Он мертв! — воскликнул низкорослый человек. — Оставь его!

В глазах чудовища промелькнуло недоумение. Я чувствовала, что этим все не кончится. Низкорослый человек тоже казался напуганным.

Косматое чудовище высоко запрокинуло голову, издало душераздирающий победный рев и принялось пожирать лежащее у его ног тело слина.

— Нет! Нет! — закричал человек. — Не ешь его! Не ешь!

Животное снова подняло голову. С его жующих челюстей свисали клочья истекающего кровью мяса.

По телу у меня пробежала нервная дрожь.

Косматое существо вернулось к прерванной трапезе.

В эти минуты, я думаю, оно было совершенно неуправляемым. Однако его хозяин, низкорослый мужчина, очевидно разбирающийся в этих вещах несравненно лучше, чем я, казалось, был вне себя от ужаса.

— Остановись! — закричал он — Прекрати немедленно! Животное исподлобья взглянуло на него, не переставая работать мощными челюстями.

— Прекрати! — крикнул низкорослый человек. — Слушай, что тебе приказывает твой хозяин!

Глаза косматого существа остановились на мне. Я оцепенела от леденящего сердце ужаса.

— Я — твой хозяин! — отчетливо произнесло оно.

Низкорослый человек с криком бросился из хижины.

Воспользовавшись тем, что обо мне забыли, двигаясь словно во сне, я проскользнула в двух шагах от занятого кровавой трапезой косматого существа и, обнаженная, со связанными за спиной руками, растворилась в густой темноте.


9. ОДИНОКАЯ ХИЖИНА В ЛЕСУ | Пленница Гора | 11. СОРОН ИЗ АРА