home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


7. МЕНЯ С ДРУГИМИ ДЕВУШКАМИ ОТПРАВЛЯЮТ НА СЕВЕР

Тарго, мой хозяин, был рабовладельцем.

Я досталась ему бесплатно, даром.

За два-три дня до того, как он сделал меня одной из своих невольниц, его караван подвергся нападению промышляющих грабежом тарнсменов. Это произошло в четырех днях пути на север от города Ко-ро-ба, расположенного в северном полушарии Гора — такое название носит эта планета. Продвигаясь по холмам и долинам на северо-запад из Ко-ро-ба, Тарго направлялся в Лаурис — город, лежащий на берегу реки Лаурии в двухстах пасангах от побережья моря, называемого Тассой. Лаурис — это небольшой торговый город, речной порт, большинство зданий которого деревянные и представляют собой, кажется, сплошь склады товаров или питейные заведения. Здесь вы на каждом шагу встретите приготовленные к продаже запасы леса, соли, рыбы, шкур, облицовочного камня или рабов. В устье Лаурии, там, где она впадает в Тассу, в зоне свободной торговли расположен город-порт Лидис, управляемый торговцами — одной из крупнейших и наиболее влиятельных каст Гора. Из Лидиса товары направляются на многочисленные острова Тассы, такие, как Телетус, Асперикс, Кос или Тирос, либо доставляются в прибрежные города — Порт-Кар и Хельмутспорт, а то и еще дальше на юг — в Шенди и Бази. Не меньше товаров — запасы сырья, железные изделия и одежда — доставляется из Лидиса на баржах вверх по реке в Лаурис, где их перекупают оптовики для продажи в более отдаленных регионах.

Лаурия — это длинная, многоводная река со спокойным течением. Здесь вы не встретите бурных водоворотов и порогов, которыми изобилует могучий, титанической силы Воск, несущий свои воды далеко к югу, ближе к Ко-ро-ба и чуть дальше от Ара, являющегося, как утверждают, самым крупным городом всей известной части Гора. И Лаурия и Воск протекают в основном в западном направлении, хотя Лаурия отклоняется к югу немного больше, чем гордый, величественный Воск.

Принимая во внимание природу товаров, проходящих через Лаурис — большей частью запасов разного рода сырья, — может показаться странным, что Тарго со своим караваном направлялся именно в этот город. Однако ничего странного в этом не было, поскольку стоял разгар весны, а весна, как известно, — лучшее время года для набегов за рабами. Он, конечно, и в этом году, в преддверии приближающейся осени и проводимой в Сардарских горах ежегодной крупнейшей осенней ярмарки, договорился с известным грабителем Хааконом со Скинджера о поставке ему одной сотни невольниц — белокурых северных красавиц, которых Хаакон должен был собрать для него в деревнях, рассыпанных по обоим берегам в верховьях Лаурии и в прибрежных поселениях Тассы.

Чтобы забрать этот товар, и направлялся Тарго в Лаурис. Он уже заплатил Хаакону задаток в размере пятидесяти золотых монет. Остальные деньги за невольниц он обещал выплатить разбойнику при поставке всей партии товара. Два золотых за девушку, приобретенную в Лаурисе, — цена чрезвычайно высокая, но выставленная на продажу в каком-нибудь крупном городе, даже не в дни больших ярмарок, такая невольница способна принести от пяти до десяти, а нередко и гораздо больше золотых монет. К тому же, приобретая в Лаурисе рабыню за два золотых, Тарго обеспечивал себе возможность выбора самых красивых невольниц из тех, что имелись у Хаакона.

Не упускал он из внимания и тот факт, что, поскольку в последнее время никаких крупномасштабных военных действий в цивилизованной части Гора не велось и ни один из городов не пал под натиском нападающих, а дом Кернуса, самого крупного из работорговцев Ара, окончательно потерпел крах и уничтожен, в этом году цены на невольничьем рынке будут достаточно высоки. Более того, прежде чем доставить приобретенных им девушек в Ар, он рассчитывал отдать их на краткосрочные курсы обучения для невольниц и планировал это сделать в Ко-ро-ба.

К большому для него сожалению, деревенские девушки не приносят тех денег, которые можно выручить за представительницу высшей касты. С другой стороны, и цена, выложенная им за деревенскую девчонку, несопоставимо ниже стоимости какой-нибудь высокородной дамы. Когда я попала в руки Tарго, в составе его невольничьего каравана была только одна девушка, владевшая грамотой, — высокая светловолосая Инга, принадлежавшая к касте книжников. Юта, стоявшая в упряжке рядом со мной, была из касты мастеров по выделке кожи.

В общепринятом смысле рабыня, конечно, не принадлежит к какой-либо касте. Попадая в рабство, она утрачивает кастовую принадлежность, как теряет и свое имя. Она полностью принадлежит своему хозяину, как самое обычное животное. Он может дать ей любое имя по своему усмотрению и поступать с ней так, как ему заблагорассудится. Нет ничего невероятного, если какая-нибудь из деревенских девушек, прошедшая обучение и выставленная на продажу на невольничьих рынках Ара, принесет ему десять или пятнадцать, а то и все двадцать золотых монет. Однако его предприятие — во многих аспектах многообещающее — не было лишено и определенной доли риска. Зачастую не так-то просто доставить красивую девушку на рынки Ара, где цена на невольниц традиционно высока. И дело не в том, что девушка может убежать: рабовладельцы редко упускают оказавшуюся у них в руках пленницу. Основная проблема в другом. Невольницу у рабовладельца могут отнять. Для многих рабыня — очень лакомая добыча.



6. Я СТАЛКИВАЮСЬ С ТАРГО, ОКАЗЫВАЮЩИМСЯ РАБОТОРГОВЦЕМ | Пленница Гора | cледующая глава