home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1

Ржавые горные хребты, ставшие совсем красными от первого дыхания Великой Засухи, чётко вырисовывались в лилово-розовом небе Арцора на севере и востоке. Пройдёт ещё час, и иссушающее дуновение ветра предупредит о начале нового знойного дня. И останется ещё два-три часа, в течение которых закалённый человек может продолжать путь. А потом и его свалит обжигающий жар полудня.

До лагеря оставалось недалеко. Остин Сторм пустил рослого могучего жеребца ровной рысью по пожелтевшей, но ещё высокой траве. Тут и там он привычно отмечал движущиеся голубые пятна — это подтягивались к основному стаду разбредшиеся фравны. Внутренний компас не подвёл его — дорога выходила прямо к реке. В Великую Засуху животные никогда не уходят от воды дальше, чем на половину дневного перехода.

Ему тоже не стоило задерживаться в холмах: одна из болтавшихся у седла канистр ещё с утра была суха, как прокалённые солнцем скалы за его спиной, да и в другой воды осталось не больше, чем на добрую кружку. Норби, эти вездесущие туземные охотники Арцора, знали источники, скрытые в горных каньонах, но держали их местонахождение в строгой тайне.

Возможно кое-кто из колонистов, принятых кланами, тоже были посвящены в тайну воды. Может быть, даже Логан… Сторм невольно нахмурился, вспомнив о своём брате по матери, рождённом на Арцоре.

Полгода назад он, ветеран войны с хиксами, оставшийся бездомным после гибели Земли, приземлился на Арцоре. Он тогда и представления не имел, что где-то существует Логан Квад, или что Бред Квад, отец Логана, окажется для него не просто человеком, которого он поклялся убить, а чем-то неизмеримо большим. К счастью, Сторму не пришлось стать убийцей. Все вовремя разъяснилось и он обрёл то, что было ему нужнее всего — новые корни, родину, семью.

Все хорошо, что хорошо кончается, но каждый новый день приносит новые заботы. Нельзя сказать, чтобы он был разочарован своей новой жизнью. На первый взгляд он вошёл в эту жизнь, как бирюза в серебряную оправу в его браслете, изготовленном древними навахо. И всё было бы хорошо, но его беспокоил Логан.

Большинству наездников для ощущения полноты жизни вполне хватало обычных дежурств на границах поместий. Там могла поджидать и встреча с хищной ящерицей йорис, и нападение горных племён Нитра и ещё множество опасных и раскованных приключений. Но Логану этого было мало. Он мотался по поместью с недовольным видом, пока его снова не тянуло присоединиться к туземной охоте, или погостить в лагере норби, или просто побродить в горах.

Внимание Сторма привлёк чёрный силуэт, внезапно появившийся в небе. Он вытянул губы, словно собирался свистнуть, но не издал ни звука. Чёрная тень плавной спиралью опускалась прямо к нему. Жеребец остановился сам, не дожидаясь команды наездника. Безупречно точным броском, свойственным его породе, Баку — большой африканский орёл — приземлился на роговой шест, который Сторм приладил к седлу специально для него. Птица тяжело дышала. Она сидела, слегка наклонив голову набок, как бы в раздумье, и её острые неподвижные глаза внимательно смотрели на Сторма. Это были мгновения полного контакта. Учёные много поработали, чтоб создать эту связь между птицей и человеком — нужно было подобрать человека с определёнными способностями и обучить его, подобрать и обучить птицу, научить их работать вместе, одной командой — и в результате их усилий получился необычный, но очень действенный разведотряд. Но сейчас враги были побеждены, и в подобном оружии нужды не было, а учёные, создавшие его, сгорели вместе с землёй. Но союз существовал, и здесь, на Арцоре, он работал не хуже, чем на других дойрах, где пришлось побывать диверсионной группе из человека, птицы и животных.

Сторм произнёс несколько ласковых слов на языке, который на всём Арцоре хорошо знал только он один.

— Нам с тобой здесь совсем неплохо, — добавил он уже на обычном языке.

Баку ответил негромким горловым звуком и в знак согласия щёлкнул клювом. Он успокоился и поудобнее устроился на шесте. Как ни любил он полет в бескрайнем небе, но сейчас явно не желал лезть в раскалённую печку близящегося полудня. Как только они приедут в лагерь, он тут же найдёт себе какую-нибудь нору попрохладнее.

Жеребец по кличке Рейн снова пошёл рысью. Он уже привык возить Баку и давно признал, что животные, привезённые издалека, не могут равняться с ним в выносливости и скорости передвижения. Неожиданно он пронзительно заржал. Но и без его предупреждения Остин уже заметил знакомые приметы. Невысокий холм, проход, прорубленный в колючем кустарнике, — и они окажутся в лагере, где последние десять дней должен дежурить Логан.

Но почему-то Сторм очень сомневался, что сейчас найдёт его там.

Лагерь этот не строили, под него приспособили пещеру у подножия холма. По примеру туземцев колонисты, разводившие на равнинах фравнов или лошадей, в жаркую пору искали убежища в прохладной глубине земли. Кондиционеры, позволявшие жить в домах посёлков и поместий, были слишком сложны и дороги, чтобы таскать их в полевые лагеря.

— Хелло-о! — громко крикнул Сторм, предупреждая обитателей лагеря о своём приезде. Ведущий под землю дверной проём остался тёмным. С такого расстояния Сторм не мог разглядеть открыта дверь или закрыта. И у входа в стойло, где прятались от жары лошади, тоже никого не было.

Но через минуту красно-жёлтая фигура отделилась от красно-жёлтой земли насыпи, и на солнце блеснули шестидюймовые рога поджидавшего норби. Для туземцев в Арцоре закрученные рога на голом черепе были так же обычны, как для Сторма его густые чёрные волосы. Приветливый взмах руки — и Остин узнал Горгола, молодого воина из клана Шозонна. Сейчас он работал в лагере с маленьким табуном лошадей, с которым Сторм связывал определённые надежды на будущее.

Норби вышел из тени холма и подхватил под узды Рейна. Сторм легко соскользнул на землю. Смуглые пальцы землянина замелькали, складываясь в привычные знаки пальцевой речи.

— Ты здесь… что-то случилось? Логан?

Горгол был молод, он едва вышел из мальчишеского возраста, но уже вытянулся в полный рост. Его сухое, поджарое и мускулистое шестифутовое тело возвышалось над Стормом. Жёлтые глаза — вертикальный зрачок сузился в ниточку от яркого блеска солнца — избегали взгляда землянина. Но свободной рукой он сделал знак, означавший, что им нужно поговорить.

Голосовые связки землян и туземцев были так различны, что никакого общего языка выработать не удавалось. Но пальцевая речь всё-таки давала возможность общаться. Знаток, а такими были почти все колонисты, мог выразить довольно много понятий быстрыми, почти неуловимыми движениями пальцев.

Остин с Баку, удобно устроившемся на его плече, вошёл в пещеру. И хотя прохлада в подземелье была весьма относительна, даже этого хватило, чтоб вызвать вздох облегчения у залитого потом человека и одобрительный клёкот орла.

Землянин немного постоял, ожидая, пока глаза привыкнут к полумраку. Он с первого взгляда понял, что предчувствия его не обманули. Если Логан и жил здесь, то теперь ушёл, но отнюдь не за тем, чтоб с утра пораньше объехать стадо. Со всех четырёх кроватей были сняты постели, по крайней мере, два последних дня никто не трогал плиту и посуду, а главное — Логан забрал все своё походное снаряжение.

Но зато здесь было кое-что другое — мешок из блестящей шкуры йорис, украшенный вышитой перьями фигуркой птицы цамле — крылатого тотема клана Горгола.

Это было походное снаряжение норби, и, насколько помнил Сторм, мешок этот должен был сейчас храниться в специальном сундуке в Центральной усадьбе, милях в пятидесяти вниз по реке.

Остин снял с плеча Баку и пристроил его на крепкий насест, прибитый к стене. Затем подошёл к плите, отмерил в кофейник две порции молотого корня, заменявшего на Арцоре кофе, и поставил таймер на три минуты. Он слышал негромкое бормотание за спиной и понимал, что Горгол пытается таким образом привлечь его внимание.

Но он твёрдо решил дождаться, чтоб тот сам рассказал ему обо всём, без уговоров и расспросов. Ради этого стоило подождать.

Пока готовился «кофе», Остин повесил шляпу на крючок над койкой, расшнуровал ворот своей неизменной рубахи из шерсти фравна, стянул её и с удовольствием почувствовал как испаряется влага с его разгорячённого тела, пока он достаёт свежую.

Когда землянин вышел из алькова, Горгол уже снял кофейник с плиты, налил в две чашки и сейчас крутил одну из них в руках, разглядывая с подчёркнутым вниманием, словно никогда раньше не видел.

Сторм присел на край койки, взял свою чашку и терпеливо ждал, что будет дальше. Горгол недовольно пнул свой походный мешок и начал делать знаки быстро, но отчётливо, чтоб землянин успел разобрать.

— Я ухожу — собирают всех Шозонна — Кротаг собирает.

Сторм отхлебнул немного горького бодрящего напитка. Глядя на его неторопливые движения, никто не догадался бы, какая буря мыслей поднялась в его голове. Почему вождь отзывает воинов, нанявшихся на выгодную работу? Великая Засуха — совсем неподходящее время для войны или большой охоты. Этим по традиции занимались в первые месяцы влажного сезона. Во время Великой Засухи все племена разбивались на маленькие семейные группы, и у каждой из них было своё убежище у тайного источника. Этот обычай свято соблюдался, что, собственно, и позволяло туземцам относительно спокойно переживать сухой сезон.

На это время все кланы старались пристроить на работу к колонистам как можно больше своих людей, убирая таким образом голодные и жаждущие рты подальше от не слишком богатых припасов. Общий сбор, объявленный в Великую Засуху, грозил такими бедствиями, что казался просто безумным. Значит, за неделю, пока здесь не было Сторма, что-то произошло — и, видимо, очень неприятное.

Восемь дней назад Сторм выехал из поместья Квадов на Пиках в Гальвади, чтобы официально оформить свою заявку на земельные владения. Как землянин и ветеран войны, он имел право застолбить двадцать квадратов, и он подыскал себе прекрасную землю от реки до подножья гор. На обратном пути ему не встретилось ничего настораживающего. Правда он немного удивился, не встречая туземных охотников и не заметив следов кочевых норби. Но тогда он решил, что они поднялись повыше в горы, уходя от Великой Засухи. Странно только, что они ушли от реки.

— Кротаг собирает — в Великую Засуху?

Даже движениями пальцев он сумел передать удивление и недоумение.

Горгол нерешительно почесал ногой о ногу. Видно было, что ему очень неловко и очень не хочется говорить на эту тему.

— Это колдовские дела, — неохотно показали его пальцы и тут же выпрямились.

Остин сделал ещё один глоток, обдумывая эту новость. Колдовство… об этом расспрашивать не принято. Так правда это или Горгол просто хочет избежать новых вопросов? Об этом стоило подумать. Сам индеец навахо, он относился к таким вещам серьёзно, и если уж речь шла о колдовстве, совсем не собирался в это соваться.

— Надолго?

Сжатые пальцы Горгола не спешили отвечать.

— Не знаю, — сделал он наконец небрежный знак.

Сторм понял, что вопрос задет острый и даже такой ответ объясняет многое. Но тут с другого конца комнаты раздался тревожный звонок телефона, связывающего все полевые лагеря. Землянин подошёл к панели и нажал кнопку ответа. Сейчас ему некогда было разговаривать, и он поставил аппарат на запись. Похоже в поместье тоже что-то случилось!

— Ты едешь в горы? — спросил он Горгола. Норби уже стоял в дверях, прилаживая на плечи свой походный мешок.

Он через плечо глянул на Сторма, и тот заметил странную тревогу на его лице. Похоже, норби совсем не хотелось уходить, и только категорический приказ подгонял его.

— Я еду. Туда сейчас едут все норби.

Все норби, вот даже как. Сторм не сдержался и удивлённо присвистнул. Квад сильно зависел от туземных объездчиков и не только здесь, на Пиках, но и на широких просторах Низин. И Квад многих уговорил нанимать на работу туземцев. Если они все сейчас уйдут в горы, то многим колонистам придётся туго.

— Все норби тоже идут колдовать? Но почему? — Насколько знал Сторм, такие моления — тайна одной семьи или одного клана. Правда, он слыхал, что бывают и общеплеменные сборы на особо торжественные церемонии, но ведь не во время же Великой Засухи. Земли у подножия Пиков не в состоянии сейчас прокормить такое сборище. — Они что, полезут вглубь гор?

— Да, все норби, — ответил Горгол.

Сторм вздрогнул. Это было просто невероятно.

— И дикие?

— Да, и дикие тоже.

Это уж совсем ни в какие ворота не лезло! Между многими племенами существовала кровная вражда. И если можно было запретить на время поединки чести в своём клане, если можно было, хорошенько потрудившись, собрать под столбом мира все кланы одного племени, то даже представить невозможно диких Нитра, заключивших перемирие со своими исконными врагами Шозонна.

— Я пошёл, — просигналил Горгол и поправил свой мешок. — Лошади в большом загоне. У них всё в порядке.

— Ты уходишь — но ты ещё вернёшься сюда? — Остина чрезвычайно тревожили туманные намёки Горгола.

— Это решит молния.

Норби вышел. Сторм посмотрел на закрывшуюся дверь и лёг на койку. Значит, Горгол сам не знает, вернётся или нет. И что он имел в виду, сказав, что это решит молния? Норби представляли своего бога небесным существом, гремящим громовыми барабанами и убивающим молнией. Предполагалось, что жилище этого бога находится высоко в горах на северо-востоке. И в тех же горах находятся пещеры и тоннели таинственной неизвестной расы, которая, похоже, жила на Арцоре задолго до того, как земные разведывательные корабли добрались до этой области Галактики.

Не так давно Сторм, Горгол и Логан вместе с барханной кошкой Суррой и сурикатом Хингом открыли пещеру Садов — настоящий ботанический заповедник в легендарных Запечатанных Пещерах. И садами, и разрушенным посёлком внизу под ними теперь занимались учёные.

Вполне возможно, что в Пиках есть и другие Запечатанные Пещеры. И ничто не мешает предположить, что норби воспринимали как богов таинственных космических пришельцев и до сих пор считают пещеры их жилищами. Можно предположить… Но Сторм отбросил эти праздные размышления и вернулся к делам сегодняшним. Прежде всего он прослушал запись сообщения. Это был автоматически повторяющийся сигнал общего сбора из Центральной усадьбы Квада. Похоже, его начали передавать, когда Логана здесь уже не было. Ну что ж, снаружи сейчас такое пекло, что носа не высунешь, значит, стоит сейчас поспать и выехать ночью. Он повернулся на бок и закрыл глаза.

Ещё со времён армейской службы он приучил себя просыпаться в назначенное время. Он выглянул из пещеры. Начинало смеркаться, воздух застыл душным горячим киселём, но это всё-таки было лучше, чем дневное пекло. Прежде всего он выкупал Рейна, потом аккуратно оседлал его и приказал Баку лететь вперёд. Орёл, хоть и не был ночной птицей, послушно поднялся в темнеющее небо.

Из полевого лагеря до Центральной Усадьбы было три ночных перехода, а два дня между ними Сторму пришлось провести в вырытых на скорую руку убежищах, лёжа на земле и сберегая каждую каплю сохранённой песком ночной прохлады. И вот около полуночи третьей ночи он добрался до сияющего огнями дома. Такая яркая иллюминация сразу предупредила его, что происходит нечто необычное.

— Кто идёт? — повелительный оклик, раздавшийся из тени ворот, заставил землянина натянуть поводья. И тут же рядом с ним возникло из темноты длинное пушистое тело. Скользнув под мордой фыркающего жеребца, оно поднялось на задние лапы и проехалось внушительными когтями по сапогу Сторма.

— Это Сторм! — ответил он и спрыгнул с лошади, чтобы приласкать Сурру. Шершавый язык барханной кошки прошёлся по его ладони. Сторм погладил пушистую спину, почесал за ушами и под челюстью. Так они, каждый на свой лад выражали обоюдную привязанность и радость встречи.

— Я позабочусь о лошади, — сказал вышедший из ворот человек, и Сторм заметил, что он так и не выпустил из рук парализатор. — Иди в дом, Квад ждёт. Он надеялся, что ты приедешь вместе с Логаном.

Остин пробурчал что-то вроде благодарности, приглядываясь к ещё одной фигуре, появившейся во дворе. Но это был не норби, как ему сначала показалось, а кто-то из колонистов. За всё время пути он не встретил ни одного туземного объездчика. Похоже Горгол говорил правду: все норби ушли.

С Суррой, жмущейся к его ногам и игриво бодающей под коленки, он подошёл к дверям большого дома. Вот и кошка тоже напряжена и взволнована, словно во времена их боевых действий. Странно, ведь неприятности эти не из тех, что могли бы затронуть Сурру.

— …распространились достаточно широко, как я вам уже доложил, — донёсся из-за закрытой двери голос Квада. Услышав эти интонации, Сторм встревожился уже всерьёз.


Андре Нортон Повелитель грома | Повелитель грома [Бог грома] | Глава 2