home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

Теперь они стояли рядом перед самым отверстием. Может, это дорога в какую-то другую пещеру или всё-таки, судя по появлению птицы, путь в открытый мир?

Если это был переход, то его, похоже, проделали не древние строители, а сама природа. Здесь не было ни гладких стен, ни знакомого чёрного вещества. Но это всё-таки была дорога, и когда они шагнули в тоннель, птица жалобно закричала и полетела за ними, слово её притягивал свет фонаря.

Правда, проход шёл не вверх, как они надеялись, и временами настолько сужался, что им приходилось протискиваться боком. Но воздух не был ни затхлым ни вонючим, и в нём чувствовалось свежее дуновение.

Логан недовольно фыркнул.

— Что-то ничего хорошего не видно, — заметил он.

Новый порыв ветерка опять принёс запах сырости и гнили, похожий на тот, что изрядно надоел им в тоннеле, ведущем к озеру. Но Остин был уверен, что проход нигде не поворачивал, а значит, они не могли возвращаться назад.

Птица так и летела за ними. Теперь её мяуканье начинало действовать на нервы, словно она по-своему оплакивала глупых людей, так безрассудно бредущих в темноту. Остин на минуту погасил фонарик, и когда глаза немного привыкли, они увидели, что прежняя непроглядная тьма сменилась серыми сумерками. Проход закончился, они стояли на краю обрыва. Остин осторожно шагнул вперёд и посветил вниз. То, что оказалось внизу было так жутко и неправдоподобно, словно приснилось в ночном кошмаре.

Они словно на насесте сидели на выступе скалы над такой огромной пещерой, что целиком увидеть её можно было разве что с коптера. Здесь тоже была вода — речка, пруды и даже небольшое озеро. Но вся пещера, словно шахматная доска, была разгорожена каменными стенами на правильные клетки. И в каждую клеточку была подведена водная струя. Для чего? Здесь не было никаких плантаций, и на огороды это тоже не было похоже.

— Загоны, — уверенно сказал Логан, уловив в причудливой картине что-то знакомое.

Эти геометрически правильные загородки вполне могли быть загонами, только вот кто их здесь ставил и что за скотину в них содержали? Они долго смотрели вниз, пытаясь уловить хоть признак движения в этих загородках. Растительность была блеклая, возможно, от неяркого сумеречного света: какие-то чахлые кустики, а у воды, похоже, жёсткий тростник. Все вокруг не только не очаровывало, как в Пещере Садов, а совершенно отталкивало.

— Тут давным-давно никого нет, — сказал наконец Логан. — Посмотри-ка на эту стенку.

Остин посмотрел, куда указывал Логан. В этом месте стена рухнула, открыв проход на соседний участок. Остин вынул бинокль. Хоть света было и не много, он надеялся увидеть, что лежит за этими печальными загонами. Он осторожно повёл взгляд справа налево. Загоны, загоны, вода, заросли камыша; насколько хватал взгляд, везде было то же, что и прямо под ними. Различалось только содержимое загонов: в одних росли почти голые кусты, в других виднелась блеклая зелень, а два или три были совсем пустые.

Приглядевшись, он заметил невдалеке от них какое-то строение, совсем не похожее на загоны. Он показал на него Логану и передал бинокль.

— Похоже, там жили те, кто управлял здешним зверинцем, — согласился с ним Логан. — Сходим, посмотрим?

Что ж, это была вполне разумная идея. Но, глядя на эти квадраты и прямоугольники, Остин не чувствовал ни малейшего желания спускаться вниз и брести через эту малоприятную растительность. Логан и сам чувствовал что-то омерзительное в этом мире. Но не сидеть же здесь вечно, идти куда-нибудь всё равно было нужно.

Остин взял бинокль и ещё раз осмотрел одиноко стоящее здание. Пещерные сумерки стирали детали, и он не мог даже приблизительно определить его размеры, словно разглядывал его сквозь воду или туманное стекло. Возможно, дело было и не в свете — в воздухе все отчётливее чувствовалась сырость, начал даже собираться туман.

Они так и не заметили никакого движения в загонах, словно там не было ничего живого, только по реке временами пробегала подозрительная рябь. Остин не надеялся встретить что-то разумное, но животная жизнь здесь вполне могла быть. Кроме того, даже пустой дом мог много рассказать о своих строителях, и даже указать выход отсюда. Вряд ли сами хозяева проникали сюда по пещерному лазу.

— Похоже, туда можно добраться, — произнёс Остин и сам удивился, как неуверенно прозвучали эти слова.

Логан рассмеялся.

— Чудная страна, — пояснил он в ответ на удивлённый взгляд брата. — Я бы себя куда лучше чувствовал, будь здесь пара-тройка наших ребят. Как-то неприятно сознавать, что в любом загоне может сидеть наш длиннозубый трехглазый приятель и поджидать свой ужин, а мы совсем одни, и даже ножей у нас нет. Вряд ли наши гранаты испортят ему аппетит. Ну ладно, чему быть, того не миновать. Чем дольше ждёшь, тем страшнее становится. Пошли?

Не оглядываясь, он шагнул с края обрыва. Остин последовал за ним. Сапоги вязли в гравии и крупнозернистом песке, и это существенно облегчило им спуск. Наконец они очутились в одном из загонов, огороженном стеной футов десять высоты. Здесь не было ни одного пролома, через который они могли бы пройти дальше, а стены были слишком гладкие, чтобы легко на них забраться. Пришлось использовать верёвки и устроить что-то вроде импровизированной лестницы. Они потом не стали её развязывать, и она пригодилась им ещё пару раз там, где в стенах не было проломов.

В одном из таких глухих загонов они нашли скелет животного, какого Остин и во сне не чаял увидеть. Голова его была узкая и длинная, с крохотной камерой для мозга, но зато с длинными зубастыми челюстями, на конце которых был посажен длинный и острый рог.

Логан тут же ухватился за него и принялся расшатывать пока не выдрал из крошащейся от времени кости. У него в руках оказалось довольно острое оружие дюймов десять длинной, опасное, как клык йорис.

— И снова совсем незнакомая тварь, — заметил он.

— Похоже, здесь их кто-то коллекционировал, — отозвался Остин, обходя кругом чудовищный скелет. Он уже понял по какому принципу устроены загоны — чтобы каждый был обеспечен водой. Подобно тому, как в Пещере Садов были собраны ароматические растения разных миров, так и здесь кто-то собрал зоосад то ли зверей, то ли рептилий. Сейчас никто не скажет, был ли это настоящий зоопарк или что-то вроде скотного двора. Сады процветали до сих пор без участия садоводов, но здесь что-то стряслось.

— Этому можно только порадоваться, — заметил Логан, когда Сторм поделился с ним своими мыслями, — Я как-то не представляю себе такую охоту, с которой я уже не вернусь домой. Хотя из этой твари трофей получился бы превосходный, — продолжил он, любовно поглаживая рог. — Спорить готов, — пробормотал он, засовывая его в пустые ножны, — что Кротаг в жизни не видел ничего подобного.

— Опять стены развалены, — сказал Остин, присаживаясь рядом с братом на обломки. — Похоже, хозяева этого места очень спешили его покинуть.

— А звери, предоставленные самим себе, проголодались и решили сами о себе позаботиться?

— Вполне возможно. Но ты только подумай, что это были за твари, раз уж они развалили такие стенки! — он похлопал рукой по камням. — Наверное, что-то похожее на ожившую камнедробилку, очень мощную и к тому же взбесившуюся. Хорошо, что люди не пришли сюда раньше. Думаю, во времена первопоселенцев эти чудища были ещё живы.

Они старательно преодолевали один загон за другим, придерживаясь основного направления к дому. Таблетки концентратов не только поддерживали силы, они избавляли от необходимости спать, но Сторм знал, что такое искусственное бодрствование скоро сменяется полным упадком сил. Хорошо бы найти надёжное укрытие в этом доме, к которому они так стремятся, вдоволь там отдохнуть и отоспаться. А то действие таблеток может кончиться в самый критический момент, и тогда они останутся совсем беспомощными.

На вершине последней стены они остановились, и Остин осветил фонариком близкое уже здание. Между ними и домом тянулась ровная полоса каких-то столбов. Но если на них и крепилась когда-то изгородь, то от неё давно не осталось и следа. Насколько могли видеть путешественники, ничто не преграждало им путь к узкой двери в тяжёлое двухэтажное здание. Они спустились со стены и подошли к линии столбов, но Остин вдруг остановился и схватил за руку Логана. В нём шевельнулись воспоминания о системах защиты, каких он навидался на дальних мирах. То, что барьер невидим, ещё не. значит, что его не существует. Если скотина, обитавшая в этих загонах, могла проламывать стены, значит, место это должно быть защищено весьма надёжно, например, силовым барьером. Логан выслушал эти соображения и кивнул.

— Вполне возможно, — согласился он. Потом поднял камешек и бросил его между столбами. Тот спокойно пересёк открытое пространство и звонко стукнул о стену дома. — Если поле когда-то и было, то теперь, похоже, ничего нет.

Кажется, всё было ясно, но когда они двинулись вперёд, что-то в Сторме отчаянно запротестовало. Инстинкт, древний и не раз проверенный им на деле инстинкт, тот врождённый дар, который позволил ему стать Учителем зверей, предостерегал его. Он постарался справиться с собой и шагнул в пространство между столбами.

И тут же, зажав уши и согнувшись пополам, покатился по земле, сражённый болью от непереносимого звука или вибрации, или ещё чего-то настолько чуждого, что он и названия ему не знал. Весь мир заполнил какой-то жуткий скрежет, на который отзывалась каждая жилочка, каждая клетка его тела. Остин не раз испытывал и физическую боль, и душевные муки, но ничего подобного он и представить себе не мог, по крайней мере, в реальном мире.

Придя в себя, он обнаружил, что лежит мокрый от пота и обессиленный, прижавшись спиной к чему-то твёрдому. Оглянувшись через плечо, он увидел серую стену и совсем рядом — тёмный треугольник. Дверь! Значит, он всё-таки прорвался к дому! Он попробовал вспомнить, как это произошло, но память молчала.

Ряд столбов… излучатели. Похоже, что-то вроде сонара. А где Логан? Что с ним? Встать на ноги ему не удалось. Первая же попытка вызвала такой приступ головной боли, что он вынужден был сесть и закрыть глаза. Тогда он отдышался, осторожно встал на четвереньки и пополз к двери. Тут, на пороге он и нашёл Логана — тот сжимал руками голову и тихо стонал.

— Что это за штука? — спросил Логан, когда они уже лежали рядышком в комнате за дверью.

— Мне кажется, что-то вроде сонара.

— Впечатляюще.

Ультразвуковые хлысты были знакомы погонщикам фравнов, но не пользовались среди них особой любовью. Таким излучателем трудно было управлять, и пользоваться им мог только настоящий мастер. Пользуясь определённым набором волн можно держать стадо в полном подчинении, но ошибись хоть чуть-чуть — и вызовешь панику или повальное безумие и недосчитаешься потом едва не половины стада.

— Сработано хорошо, — продолжал Логан, — но всё-таки оно нас не убило.

— Для разных жизненных форм нужна разная настройка, — пояснил Сторм. Кроме того, оно, наверное, и не должно убивать, просто отогнать или парализовать. Но, честно говоря, я не хотел бы пережить ещё один такой удар.

Барьер вымотал из них последние силы, и теперь им не помогли бы никакие таблетки. Они спали, глотали пищевой концентрат, запивали водой, набранной в одном из загонов, и снова спали. В конце концов они проснулись с ясными головами и обычной энергией.

Логан лениво вертел в пальцах таблетки концентрата.

— Хорошо бы сжевать что-нибудь посущественнее, — заметил он. — В конце концов, желудок придуман не для того, чтобы переваривать таблетки.

— Хорошо, что у нас есть хоть они, а то мы и сюда бы не добрались.

— Ладно, а дальше-то куда идти?

— Здесь должна быть какая-нибудь дорога, ну… та, по которой ходили сами хозяева. Попробуем её найти.

Они обошли все здание. Хотя хозяева загонов и спешили, даже бросили на произвол судьбы своих питомцев, зато из комнат они забрали абсолютно все. Нельзя было даже понять, что за создания жили в этих стенах. То, что это здание служило жилищем, было понятно хотя бы потому, что в одной из комнат они нашли нечто напоминающее ванну, а в другой — плиту для приготовления пищи. Но больше во всём доме ничего не осталось. Они поднялись на второй этаж и обнаружили там выход на плоскую крышу. С этой точки они могли хорошо осмотреть окружающее.

Позади здания загонов не было. Вместо них шла ровная, ухоженная дорога, ведущая прямо к широкому проходу в стене пещеры.

— Вот она, главная дорога, — сказал Логан, приглядевшись. Теперь — только вперёд.

— Вперёд-то вперёд, — осторожно заметил Остин, — только вот…

Он указал на столбы окружавшие здание. Чтобы добраться до столь соблазнительной дороги, им предстояло ещё раз пересечь ультразвуковой барьер.

У Сторма из головы не шла мысль, что во всём этом таится какая-то опасность. Единственным живым существом, что им встретилось до сих пор, была птица, которая бог весть как залетела в этот мёртвый мир. Кости тварей в загонах давно пожелтели и крошились. И всё же каждый раз, когда он оглядывался на загоны, что-то в нём сжималось — инстинкт предостерегал.

Похоже, там всё же была какая-то опасность, которой они пока не заметили.

— Смотри! — воскликнул вдруг Логан и, взяв его за плечо, развернул лицом к широкому тоннелю. — Вон там, за боковым столбом!

По бокам тоннеля были вырезаны из камня несколько колон, и около одной из них темнела какая-то груда. Остин поднял бинокль. Даже в пещерном полумраке можно было разглядеть, что там лежит человек.

— Вайдерс? — спросил Логан.

— Может быть. — Остину показалось, что скрюченная фигура шевельнулась и попыталась приподняться на руках. Если это действительно Вайдерс, если он недавно пересёк акустический барьер, то он мог до сих пор быть в шоке.

— Пошли, — коротко бросил Сторм и начал спускаться с крыши.

— Слушай, давай попробуем прорваться через эту штуку бегом. — предложил Логан.

В этом был свой резон: постараться набрать такую скорость, чтобы пролететь через луч прежде, чем боль свалит с ног. Всё равно другого пути у них не было, и никаких методов зашиты они придумать не могли. Они тщательно закрепили на себе все снаряжение и ринулись через линию столбов.

Остин почувствовал, как в него ударила звуковая волна, и тут же покатился по земле в полуобморочном состоянии, но уже по другую сторону. Рядом упал Логан, все ещё прикрывая руками уши…

На этот раз они довольно быстро пришли в себя. Скоро Остин уже смог подняться на колени и повернуться к Логану. Парень сидел, покачиваясь, но заметив, что брат смотрит на него, попытался улыбнуться и прошептал:

— Ну, вот мы и прорвались.

Они посидели ещё немного пока в головах не прояснилось окончательно, а потом повернулись к колонне.

Теперь Остин узнал одежду.

— Вайдерс! Это Вайдерс! — воскликнул он.

Он машинально шагнул вперёд, но тут же насторожённо замер, глядя на руку человека.

Сквозь кожу плотно сжатого кулака проглядывали кости суставов! Поборов врождённое отвращение к мёртвым, Сторм взял мертвеца за плечо и перевернул на спину.

— Нет! Этого не может быть! — В крике Логана звенел животный ужас.

Когда-то это существо было Вайдерсом, в этом Остин был уверен. Но глядя на то, что лежало теперь перед ними, никто не мог с уверенностью сказать, что это вообще когда-то было человеком. Землянин отошёл в сторону и принялся сосредоточенно оттирать руки песком, удивляясь, как у него хватило духу прикоснуться к этому.

— Кто?! Кто мог сотворить такое? — прошелестел все ещё испуганный шёпот Логана.

— Не знаю.

Сторм поднялся на ноги. Инстинкт не обманул его: где-то здесь притаился охотник, расправляющийся со своими жертвами так, как человеку и во сне не приснится. Отсюда следовало уходить и чем быстрее, тем лучше. Он схватил Логана за руку и повернул к тоннелю. Похоже, Вайдерс тоже стремился сюда, когда что-то сдёрнуло его вниз. Здесь обитала тварь, не подохшая в своё время в своём загоне, если, конечно, она была когда-то в загоне, а не являлась порождением этого пещерного мира.

Они что есть сил рванулись к выходу, влетели в тёмную пасть тоннеля и продолжали бежать, пока не оборвалось дыхание и боль в подреберье не согнула их впополам. Затем они почти упали на пол, тесно прижавшись друг к другу, словно сама их близость могла защитить от таящегося здесь ужаса. Затхлый мертвенный воздух с трудом, царапая горло, просачивался в лёгкие.


Глава 10 | Повелитель грома [Бог грома] | Глава 12