home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Больше всего это походило на пробуждение после глубокого сна.

До Остина с трудом дошло, что он не стоит больше на скалистом выступе под звёздным небом, упираясь сапогами в блестящий круг посреди спирали. Здесь был совсем другой свет, мягкий, красноватый, словно сам собой рождавшийся в воздухе.

— Логан! — окликнул он и не удивился, не получив ответа. Здесь он был один, он совершил путешествие, которого до него не совершал никто.

Прежде всего следовало успокоиться. Он прошёл по чужой дороге и представления не имел, куда она его привела. Теперь надо было разобраться, где же он находится.

Спрыгнув с возвышения, на котором он вдруг оказался, Остин огляделся. Он находился в очень маленькой комнате, у которой три стены сходились под острыми углами. И в стенах не видно было ни окон ни дверей. На какой-то момент он почувствовал себя запертым в тесном ящике, и снова в нём поднялась волна страха. Здесь не было спиральной дороги, по которой он мог бы вернуться, только три стены, возвышение, пол под ногами и потолок над головой. И все это не имело никаких выходов, по крайней мере, на первый взгляд.

Но к счастью, кроме зрения есть и другие органы чувств. Остин подошёл к ближайшей стене и тщательно ощупал её поверхность. Она была гладкой, немного скользкой и почему-то тёплой.

Он прошёлся по всей стене, пока пальцы не упёрлись в угол. Тогда он перешёл к следующей. Он дошёл почти до середины стены, когда поверхность под его пальцами изменилась, хотя глаза не улавливали никакой перемены. Три небольших углубления, которые никак не заметишь, пока не нащупаешь. Он сразу же вспомнил о пальцевых замках, которые использовали на некоторых планетах. Такой замок реагировал только на определённый рисунок папиллярных линий. Может, и здесь был такой или похожий замок, хотя, честно говоря, он на это не надеялся. Но он на всякий случай вложил пальцы в углубления и подождал, почти не надеясь на результат.

В кончиках пальцев возникло странное покалывание, потом поднялось к запястью, перешло на предплечье… Словно от слабого тока, или что там могло быть такое в этих странных ямках? Остин попытался отдёрнуть руку и обнаружил, что пальцы словно прилипли к стене. Теперь ему приходилось поддерживать запястье другой рукой, а ощущения становились все неприятнее.

Он сильно потянул запястье, пытаясь прервать опасный контакт. Он чувствовал, что его сила утекает в стену через кончики пальцев так же ясно, как если бы видел её поток своими глазами.

Затем стена засветилась, задрожала и раскололась от пола до потолка. Полоска, к которой прикасались его пальцы, разошлась, открыв проход фута в три шириной, и он с облегчением выбрался на свободное пространство. Наконец-то он вырвался из клетки!

«Логан!» — тут же вспыхнуло в его сознании. Он оставил мальчика одного на голой скале во время Великой Засухи! Догадается ли он, сможет ли он пройти по спиральной дороге?

Землянин стоял, покачиваясь, прижимая к груди все ещё ноющую руку. Кожа на ней была бледной, рука онемела, а попытки пошевелить пальцами вызывали только бессильную дрожь. Она была словно мёртвая — тяжёлая и холодная. Наконец он оставил её в покое и осмотрелся кругом.

Если свет в клетке был тусклым и красноватым, то здесь он сменился золотистым сиянием, напомнившим ему Пещеру Садов. Это показалось Остину хорошим предзнаменованием, и он уже смелее шагнул к барьеру. Оказалось, что перила эти ограждали балкон, а внизу под ним был не сад, как он в глубине души надеялся, а нагромождение непонятных механизмов… От машин доносился негромкий гул, чувствовалась лёгкая вибрация. Эти приборы не просто сохранились в прекрасном состоянии, они работали!

Он так и не заметил никакой обслуги — ни людей, ни роботов — сколько ни смотрел.

— Ушли… и бросили все это здесь? — прошептал он. — Но зачем?

Он пошёл вдоль галереи, приглядываясь, где можно спуститься. Зал был овальной формы, а Остин оказался на одном из его концов. Теперь он шёл вдоль длинной дуги, придерживаясь за перила и с интересом поглядывал вниз.

Сам землянин специализировался на психобиологии. С древности американские индейцы, его предки, были тесно связаны с природой и черпали в этом свои силы, в то время как другие народы больше полагались на машины и механизмы. Этим и воспользовались его учителя. Врождённые свойства делали его человеком необычным и в том, что касается отношения к машинам. Почти все Мастера Зверей относились к технике так же.

И пока он разглядывал эту набитую машинами комнату, его обычная неприязнь к механизмам выросла в настоящее отвращение. Тех разумных, что устроили Пещеру Садов, он вполне мог понять. Мог, хотя и с гораздо большим трудом, понять содержателей загонов — они тоже занимались живым.

Но это скопище машин ставило между ним и их создателями непроницаемую стену .

Растущая неприязнь не мешала ему внимательно осматривать зал. Остин заметил, что только немногие машины были включены. Он миновал участок, где не работал ни один механизм. И тут он заметил платформу. Она поднималась не больше чем на фут от пола, но на ней располагался экран, почти достававший до балкона, на котором он стоял, и на этом экране переплетались какие-то сложные рельефные линии. Некоторые из них ярко светились. Его внимание сразу привлёк странный круг розово-лилового цвета, цвета неба Арцора.

Ещё одна линия, золотисто-жёлтая, шла почти по центру экрана, потом неожиданно разветвлялась, словно дельта реки, и пропадала в запутанном сплетении других. И ещё одна, чей рисунок сразу заставил Сторма забыть обо всех остальных.

Это была спираль, и она постепенно разгоралась, пока наконец не засветилась так ярко, что у него заболели глаза. Свет словно сбегал по спирали в центральную точку, и она ярко вспыхивала.

Затем спираль погасла, и он тут же потерял её из виду. И тут же она вспыхнула снова, причём настолько ярко, что смотреть на неё стало так же невозможно, как на полуденное солнце. Остин отвернулся и пошёл к той клетке, с которой он начал этот свой обход.

«Логан!» — вдруг мелькнуло у него в голове. Может, эта сияющая спираль показывает, что Логан тоже решил воспользоваться необычной дорогой? Тогда он может в любую минуту появиться здесь! Землянин быстро подошёл к ящику, из которого сам с таким трудом вылез и чуть не стукнулся о стенку.

— Логан! — крикнул он и удивился, как глухо и потерянно прозвучал его голос в этом огромном зале. Остин с размаху ударил по стене здоровой рукой, потом опомнился и принялся осторожно ощупывать её кончиками пальцев. Вот и знакомые углубления для пальцев. На секунду он заколебался. Если вложить в них пальцы здоровой руки, то вдруг и она онемеет? Тогда он будет совершенно беспомощен. Но надо выручать Логана. Остин уже без колебаний сунул пальцы в углубления и не без внутренней дрожи принялся ждать неприятного покалывания и гадкого ощущения, что из него высасывают все силы.

Но в этот раз оно пришло быстрее, словно первый раз замок плохо действовал, оттого, что им давно не пользовались.

Стена расступилась, и он заглянул внутрь куба. Голые стены и ничего больше. Остин был настолько уверен, что найдёт там Логана, что сначала никак не мог поверить в эту пустоту.

— Логан! — крикнул он во всю силу своих лёгких, но крик опять получился тихим и потерялся в ровном гуле работающих машин. Стена снова закрылась.

А он так надеялся! С трудом подняв правую руку, он приложил её ко лбу и попробовал сжать пальцы. Ногти послушно царапнули кожу. Он по-настоящему возненавидел эти машины. А ведь сперва ему показалось, что он понял принцип их действия! Спираль на панели была точной копией дороги, по которой он сюда попал. И он был уверен — её свечение означает, что дорогой этой кто-то сейчас проходит. Значит, он ошибся?

Остин неохотно отошёл от закрывшейся стены к платформе. В конце концов он всё же нашёл лестницу, ведущую с балкона в зал. Он шагал вниз, придерживаясь за перила, и с радостью отметил, что в правой руке восстанавливается чувствительность, хотя она и висела беспомощно.

Теперь, спустившись в зал, он с трудом прокладывал себе путь в лабиринте гудящих машин. К счастью, большинство из них не работало, но все равно раздражали чёрные матовые кожухи, со всех сторон окружавшие его. Здесь, как и в древних тоннелях не было пыли, и никто бы не сказал, что этот зал никем не посещался целые эпохи. Теперь он был убеждён, что все это тоже оставлено расой Запечатавших Пещеры.

Остин был уже совсем рядом с платформой, как вдруг остановился и отступил в тень ближайшей машины. Впереди возник какой-то шум. Он начинался на низкой ноте, почти сливающейся с гулом машин, но постепенно нарастал. И звучал он здесь гораздо естественнее, чем его собственный голос.

На панели в это время ожил и загорелся другой знак, на этот раз ярко синий. Свет разгорался, превращаясь в нестерпимое сияние, и Остин невольно закрыл глаза. А когда он открыл их, на платформе уже стоял человек.

«Логан!» — хотел крикнуть он, но вовремя сдержался. Он уже понял, что человек этот никак не мог быть Логаном. Он был выше его брата и одет не в туземную одежду. Однако, это одеяние было хорошо знакомо Сторму. Это была форма Реабилитационного Центра, и Остин сам носил её больше года, прежде чем получил разрешение отправиться на Арцор. Через этот Центр проходили почти все ветераны, пострадавшие в боях с хиксами, а землянам, потерявшим в этой войне свою родную планету, там оказывали особое внимание.

Землянин осторожно обошёл какой-то высокий прибор. На разбившейся в горах спасательной шлюпке были люди, летевшие именно из Центра. Может, кто-то из них выжил и скитался теперь в этих лабиринтах, как и он сам? Правда, человек на помосте совсем не походил на заблудившегося и растерянного. Напротив, он действовал весьма уверенно и умело. Он внимательно разглядывал линии на панели, отыскивая что-то в их паутине, как техник на дежурстве у знакомой аппаратуры. Теперь он стоял вполоборота к Остину.

Несомненно, это был человек, но почему-то раскрашенный как Барабанщик норби — красные круги вокруг глаз, сложный рисунок на щеках, точь-в-точь как у колдунов Синего района. И на шее у него висел колдовской барабан. Инопланетник, раскрашенный как туземный колдун и в то же время легко разбирающийся в машинах древней цивилизации! Было от чего прийти в изумление.

Чужак осторожно протянул руки вперёд и начал двигать ими перед панелью, не касаясь светящихся линий и трубок. Остину показалось, что он просто водит руками над ними, но все его жесты были точны и осмыслены.

И экран ответил! Золотистая линия вдруг вспыхнула ярким светом и протянулась через весь экран. Свет растекался, образуя красивый рисунок мощного дерева. Яркий свет осветил все вокруг помоста, и Остин догадался, что таким образом передаётся сконцентрированная здесь энергия.

Прокатился странный шум, словно раскаты далёкого грома, и Остину тут же вспомнились странные молнии, которые он видел на вершине колдовской горы. И теперь он убедился своими глазами, что молнии эти были рукотворны, и человек — такой маленький и слабый по сравнению с разбуженными им силами, спокойно управлял ими.

Когда он снова открыл глаза, представление закончилось, и на помосте возле погасшего экрана стоял обычный человек в выцветшей форме Центра. Руки незнакомца снова замелькали перед экраном. Золотое дерево медленно гасло, его потухшие ветви тут же терялись в паутине линий.

Незнакомец всё ещё оставался на помосте. Теперь он неторопливо ходил взад и вперёд, вглядываясь в сплетение линий. Время от времени он осторожно касался каких-то трубок, словно пытаясь понять их назначение.

Наконец он подошёл к краю платформы и оказался совсем рядом с землянином. Прямо перед ним была теперь другая линия трубок. Человек резко развёл руки и сомкнул их, словно собираясь хлопнуть в ладоши. И тут…

От неожиданности Остин даже выскочил из-за тени скрывавшей его машины. Человека не стало. Помост был пуст, совершенно пуст, словно человек растворился в воздухе как бестелесный призрак, с каким Сторм встретился прошлой ночью. Землянин довольно легко прошёл по невидимой тропе. В этом было что-то от древней магии, от старых историй, которые рассказывал ему ещё его дед. Такое вполне укладывалось у него в голове. Но чтобы такое могла машина…

Он поднялся на платформу и внимательно все осмотрел. Там не было ни скрытых дверей, ни спуска в зал. Светящийся экран вызывал у него не меньшее отвращение, чем машины в зале. Но тело его уже двигалось независимо от него, как и тогда, когда он шёл по спиральной дороге. Руки его сами собой поднялись и в точности повторили жест незнакомца.

Снова странное головокружение и краткий миг торжества, быстро сменившиеся приступом страха. Слишком рискованно было искушать судьбу, пользуясь здешними непонятными силами.

Остин открыл глаза и осмотрелся. На этот раз он оказался в тоннеле недалеко от входа, в который проникал свет. И это был не искусственный пещерный свет. Нет… Сюда явно заглядывало солнце его привычного мира.

Впереди раздался непонятный шум, и Остин с привычной ловкостью разведчика скользнул в темноту. Судя по свету, снаружи сейчас было раннее утро. Значит, этот тоннель, скорее всего, выходит в защищённую долину.

Интересно всё-таки, как удалось Запечатавшим Пещеры защитить её от палящего солнца Великой Засухи? Можно создать искусственный климат в пещере или тоннеле, но вот как они сумели сделать это на открытом месте?

Остин полежал немного в темноте, наблюдая за входом. Потом очень осторожно, готовый в любой момент метнуться назад, подобрался к входу и выглянул наружу.

По склону поднимались норби, но не единой колонной, а отдельными группами. Впереди каждой шёл Барабанщик, а рядом с ним вождь — несущий Столб Мира. Такое собрание племён и кланов изумило бы любого колониста. Здесь друг за другом шли кланы, чья вражда началась задолго до того, как первые корабли-разведчики нанесли Арцор на карту Федерации. Только волшебство могло собрать их вместе.

Шозонна, Нитра, Варт, Ранаг с далёкого юга, даже Гоузакла с побережья, до которого было не меньше тысячи миль. А некоторые тотемы Остин вообще никогда не видел и даже не слышал о них.

Остин насчитал не меньше дюжины разных кланов, и это при том, что со своего места он не мог видеть всей процессии. Судя по всему, здесь собрались представители всех племён этого континента!

Барабанщики занимались своим делом, и удары маленьких барабанов, сливаясь в едином ритме, гулко отдавались в висках. Тощие жёлтые тела двигались, вторя этому ритму не слишком стройным топотом сапог. Остин видел поднимающиеся по склону струйки дыма и слышал запах горящих растений. Видимо, совсем недавно по этому склону опять хлестнула молния.

Грохот барабанов все нарастал. И вдруг — последний громовый раскат, и тишина. Но даже в этой тишине, казалось, жил ещё отзвук немыслимого грохота.

Из тоннеля, чуть ниже того, в котором затаился Остин, вышел человек. Он сразу узнал того, кто распоряжался в машинном зале. Его пальцы тихонько ударяли в тугую кожу барабана. И этот ритм тут же подхватили все колдуны.


Глава 12 | Повелитель грома [Бог грома] | Глава 14