home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

Инопланетник поднял над головой руки, и волосы его сверкнули на солнце ослепительной рыжиной, словно огонь молнии. Он начал говорить и, к удивлению Остина, не пальцами, а на языке норби. Щебечущие птичьи звуки, которые человеческие голосовые связки просто не могли воспроизвести, свободно срывались с его губ.

На первую же паузу туземцы отозвались громким криком. Столбы мира дружно поднялись в воздух, над процессией закружился вихрь цветных перьев и ленточек.

Остин сурово поджал губы. Лицо его превратилось в бесстрастную маску, на которой жили только внимательные, все замечающие глаза, как всегда в мгновения смертельной опасности. То, что он видел здесь, было ему знакомо. Такое бывало у всех народов и рас. Оратор зачаровывал норби игрой голоса и полностью подчинял их себе. И это «колдовство» действовало, жило! Те неприятности, которые почуяли на далёких равнинах Бред Квад и Келзон, ковались здесь, в Синем районе.

Но неужели игры на барабане и зажигательной речи достаточно, чтобы вызвать серьёзные неприятности? Остин начинал злиться на собственную беспомощность. Как он не старался, он не мог понять в происходящем ничего, кроме общего эмоционального настроя. Это вполне можно было назвать магией; что-то в глубине его души узнавало её действие и отзывалось на неё. Он понимал, что это воздействие усыпляет разум туземцев и отдаёт их в полную власть этого инопланетника с лицом, раскрашенным как у норби.

— Злой Колдун, — прошептал Сторм на языке навахо. Когда-то на Земле так называли людей, способных вызвать смерть человека, просто связав определённым образом пучок его волос и закопав их в землю.

Барабаны гудели, и кровь Остина отзывалась на эти звуки. Давным-давно его соплеменники за полгалактики отсюда так же били в барабаны и плясали у костров перед боевым походом.

Судя по количеству собравшихся здесь племён, у них мог быть только один общий враг — колонисты. Широко разбросанные, слабо связанные между собой поместья колонистов были идеальными объектами для успешной партизанской войны. Норби традиционно были воинами и кочевниками. И так немного нужно, чтобы превратить разрозненные племена в превосходную армию, которая выкинет колонистов с Арцора прежде, чем они успеют опомниться. А в этот сезон и сама природа будет на стороне туземцев. У них есть тайные источники, и они смогут спокойно передвигаться в горах, тогда как любые силы Патруля, которые смогут вызвать колонисты, будут неизбежно привязаны к воде.

Сторм провёл ладонью по лицу. В ночных кошмарах рождаются призраки, которые потом годами преследуют человека. Он видел войну, которая уничтожила его родную планету, вычеркнула из нашего мира целые звёздные системы и народы… Да, возможно, придётся в конце концов вызвать Патруль, но тот Арцор, который он узнал и успел полюбить, исчезнет в этой войне навсегда.

Наконец барабанный бой прекратился, и оратор скрылся в тёмном тоннеле. Норби потихоньку двинулись вниз к деревне. Вооружаться? Обсуждать услышанное? Остин так и не понял, чем всё закончилось.

Он достал гранату. Незнакомец ещё никуда не ушёл, но Остин поджидал его, готовый к бою. Но тот смотрел прямо на него невидящими стеклянными глазами и брёл по тоннелю, неуклюже покачиваясь, словно деревянный. Похоже, его чары действовали не только на туземцев, но и на него самого.

Остин попытался разобраться. На этой горе разбилась спасательная шлюпка. И почти одновременно с этим в долине приняли какие-то странные сигналы. Что ж, на шлюпке должен быть довольно мощный передатчик. Может, он ещё действует и сможет передать сигнал колонистам?

Чужак сейчас был явно не в себе, но пробираться к шлюпке днём всё равно было слишком рискованно. Сурра, Баку, Горгол… Никого из них не было в деревне, пока там были они с Логаном. Может, они тоже прячутся где-то неподалёку?

Остин снова попробовал позвать свою команду, нащупать ту нить, что связывала его с его животными и превращала союз человека, кошки и орла в такое грозное оружие, о каком на Арцоре и представления не имели.

«Б а к у!» — он бросил этот призыв в воздух, словно невидимое лассо. Но ответа не было.

«С у р р а!» — теперь он не стремился в небо, а скользил по земле, стараясь уловить поступь мягких и пушистых лап. — «С у р р а!»

И тут же с пронзительной радостью ощутил ответный зов.

— Где? — невольно произнёс он вслух, прислушиваясь к связующей нити… До него донеслось ощущение темноты и тесноты горного перехода. Да, Сурра была где-то здесь. И, похоже, затаилась, подкарауливая что-то живое, приближающееся к ней. Инопланетного оратора?

Напряжение, с которым Сторм устанавливал ментальный контакт, почти спало. Теперь он держал его в руках, как надёжный провод связи. Сурра давно уже стала как бы частью его самого; лишаясь её, он чувствовал себя калекой, словно внезапно ослепший или оглохший человек. По радости, донёсшейся до него, он понял, что кошка не меньше его нуждалась в контакте.

«Сейчас мимо тебя пройдёт человек , — передал он, — Не трогай его, только следи и держи связь со мной ».

Пока Сурра следила за незнакомцем, он свободно мог прогуляться до шлюпки.

Он спокойно начал спускаться по склону, привычно используя каждое укрытие. Где-то ещё стучали барабаны, наверное, в деревне. Под прикрытием кустарника он пополз к шлюпке, ориентируясь по тяжёлому запаху разложения жертв, сваленных вокруг неё. Входа в пещеру, куда столкнули их с Логаном, отсюда не было видно, а может, он и вовсе был закрыт. Сторм внимательно осмотрел шлюпку. На первый взгляд люк был плотно задраен. Может, сами космонавты закрыли его изнутри? Но по крайней мере один из них выбрался наружу — Сторм видел его своими глазами.

Сторм согнул молодое деревце и подвёл его вершинку под створку люка. Медленно, с режущим уши скрежетом, люк начал подниматься. По крайней мере одно из опасений Остина не сбылось. Шлюпка открывалась после приземления на Арцоре, так что внутри его вряд ли поджидала компания мертвецов. На военной службе ему приходилось путешествовать и на таких шлюпках, так что внутреннюю планировку он знал. Он протиснулся меж двух рядов противоперегрузочных коек и прошёл в нос, туда, где находился пульт управления, передатчик.

Как только он открыл дверь, в рубке зажёгся свет, значит, электропроводка была в порядке. Остин забрался в тесное пространство перед передатчиком. Он ткнул пальцем в кнопку и тут же услышал пощёлкивание включившегося кома. Он вручную отстукал заранее обдуманное сообщение. Сигнал опустившейся шлюпки уловили несколько полевых лагерей в Низинах. Только потому, что эти лагеря посещались не так уж часто, на них не обратили сразу должного внимания. А теперь, согласно приказу Бреда Квада и Келзона, все приёмники должны были ждать сигналов отсюда. Если только сработает передатчик… Он ещё дважды отбил сообщение вручную, а потом поставил передатчик на автоматическое повторение. Теперь это будет повторяться, пока работает аппаратура, а Остин не представлял, кто здесь мог бы её разломать.

Остин, закрыл панель и отправился обследовать другие помещения в слабой надежде найти оружие. Но оружейный отсек был пуст. Кроме кожаных подушек на койках здесь ничего не осталось. Он уже двинулся к люку, собираясь уходить, но тут снова услышал барабанный бой. Он совершенно автоматически нажал кнопку, закрывающую дверь, и только потом сообразил, что это, возможно, спасло ему жизнь. Снаружи донеслись громовые раскаты барабанов, но здесь, под защитой прочного корпуса, они звучали глухо и совсем нестрашно. Шлюпка содрогнулась от удара. Сторм метнулся в рубку и включил обзорный экран. На экране бушевал огонь. Если бы молния, ударившая сейчас в гору, попала прямо в шлюпку, от неё бы ничего не осталось. Корабль шатало и покачивало в волнах пламени. Выдержит ли защита, предназначенная для космоса, такой энергетический натиск? Силы, бушевавшие сейчас вокруг корабля, вполне могли скатить его вниз по склону. Может, незнакомец в горе каким-то образом уловил работу передатчика и пустил в ход одну из древних машин? Остин был уверен, что сейчас против него действует оружие Запечатавших Пещеры.

Сурра! Остин поудобнее устроился во вздрагивающей от ударов кабине и попробовал связаться с кошкой. Но на этот раз он почувствовал непроницаемый барьер, такой же разделял их в деревне норби. Возможно, бушевавший снаружи огонь отрезал возможность контакта. Но долго раздумывать ему не пришлось: шлюпка вдруг покачнулась и начала крениться. Остин покрепче ухватился за ближайшую койку. Обзорный экран показал ему, что пламя охватило корабль со всех сторон. Но за прочными стенами он был в относительной безопасности.

Он забрался на койку и закрепился противоперегрузочными ремнями. Теперь даже если шлюпка перевернётся, они его защитят.

Корабль клюнул носом и, дрожа как в лихорадке, заскользил по склону. Затем раскатился сильный удар, словно корабль врезался в какое-то препятствие, и обзорный экран погас. Остин подумал, что передатчик тоже вряд ли уцелел. Сколько раз он успел передать сообщение, прежде чем окончательно смолкнуть? Пробилась ли передача на Пики? Хотя шлюпка стояла теперь почти вертикально, Остин спокойно лежал на койке. Свет в кабине погас на секунду, затем снова вспыхнул, опять погас и замигал беспрерывно. Шлюпка больше не двигалась. Но насколько устойчиво это положение? Может, достаточно ему встать, и это заставит её снова скользить вниз?

Освободившись от ремней, землянин осторожно спустил ноги на пол, на всякий случай держась за койку. Шлюпка, хотя и стояла, низко опустив нос, катиться дальше вроде бы не собиралась. Остин прошёл в рубку и увидел, что одна переборка сильно погнулась и в рубке царит хаос. Передатчик был разбит вдребезги. Ладно, будем считать, что первый бой враг выиграл. Но это не значит, что он выиграет и всю войну. Без обзорного экрана Остин был слеп. Погасло наконец пламя или все ещё бушует? Он снова вернулся на койку, уткнул голову в руки и, собрав всю энергию, попытался дотянуться до Сурры.

«3десь», — донёсся до него краткий ответ кошки. «Где человек?» — спросил он. «3десь», — повторила она, и Сторм понял, что она глаз не спускает со своей добычи. «В горе ?»

«Да».

«Оставайся на месте… и следи », — приказал он.

Если возобновился контакт с барханной кошкой, то может, огонь вокруг корабля уже утих? Но до люка теперь добраться мог бы разве что хороший акробат. Сторм нажал открывающую его кнопку и с ужасом увидел, что люк не слушается. Может, огонь заплавил края, и он теперь навеки запечатан в этой жестянке? Но тут крышка со скрипом сдвинулась. Удушливый дымок сгоревших священных веток защипал глаза и заставил его закашляться. Дым, жар, но пламени больше не было. Сторм вернулся в кабину и отодрал покрывавший койку пеноплен. Часть его он развесил v входа, изолируя раскалённую обшивку шлюпки, часть захватил с собой и с облегчением покинул своё временное убежище.

Земля вокруг была сожжена дочерна, на корпусе шлюпки остались ясные следы огня. Выше по склону ещё догорали небольшие кустики.

Остин обмотал ноги до колен оставшимися кусками пластика. Прочная синтетика вполне могла защитить от жара, поднимавшегося от земли. Укутав таким же образом и руки, он прошёл в хвост шлюпки, спрыгнул на раскалённую скалу и отправился наверх, к «своему» уступу.

Там, в горе, его ждала Сурра, верные глаза и уши его команды. Она без особого труда выследит чужака, а может, сумеет найти и Логана.

Он сделал все, чтобы предупредить колонистов о грозящей опасности. Если его сообщение принято, у них есть время приготовиться. Ну, а здесь он сам попробует разобраться.

И тут снова раздался негромкий рокот барабана. Землянин замер, как испуганное животное, зубы его оскалились не хуже, чем у Сурры. Длинная тощая фигура появилась на опушке рощицы, случайно уцелевшей в пожаре. Длинный плащ, словно огромное птичье крыло, закутывал незнакомца. Барабанщик. У Сторма не было ни ножа, ни парализатора, только голые руки… Однако, Остин знал, что у чужака тоже не было оружия: по обычаям норби колдунам не полагалось ходить вооружёнными, считалось, что их достаточно защищает покровительство высших сил. И ни один норби, даже из вражеского племени, не поднимет руку на колдуна. Расплата за такое обычно бывала скорой и жестокой.

Но если этот колдун полагался сейчас на такую защиту, его ждало сильное разочарование. Остину нужно было только успеть выхватить у него барабан, прежде чем он успеет поднять тревогу.

Землянин подобрался для прыжка. Напряжённый, с обожжённой палкой в забинтованных пластиком руках, он ждал удобного момента. Но гром барабана не усиливался, он рокотал так мягко, будто по нему стучали дождевые капли. Колонисты не понимали языка барабанов норби, но Остин всё-таки уловил в этом ритме что-то непривычное. Он ожидал, что колдун, заметив его, немедленно поднимет тревогу, а вместо этого барабан звучал чуть ли не приветливо. И Сторм решил не торопиться с прыжком и подпустить противника поближе.

— Укурти! — неожиданно воскликнул он, узнав Барабанщика Шозонна.

Руки колдуна тут же оставили барабан и замелькали в пальцевой речи.

— Где ты был?

Остин рывком сдёрнул свои бинты, освобождая пальцы для разговора.

— В горе.

Он не собирался темнить с этим Барабанщиком, в колдовской силе которого он убедился на себе.

— Однажды ты уже был в горе.

— Я уже был там, — согласился Остин, — и пойду снова. В этой горе скрывается зло.

— Это так, — неожиданно для Остина подтвердил колдун.

— И тот, кто барабанит для клана Цамле, знает об этом?

— Барабанщик должен знать истину, иначе высшие силы оставят его. В этой горе есть тот, чьему барабану отвечает гром и служит молния.

— Я видел и слышал это, — честно ответил Сторм. — Я видел, как он говорил, и как ему отвечало пламя. И поэтому теперь все воины готовят боевые стрелы и поют о новых трофеях для дома Грома. Это нехорошо.

— Это и вправду нехорошо, — Укурти неожиданно наклонился к Сторму, и его обведённые кругами глаза сделались как у Баку перед броском на добычу. — Я, Укурти, сам видел, как приземлялись звёздные корабли и знаю силу тех, кто летает на них. Они тоже могут вызывать громы и молнии. Но их молнии рождены не мощью Арцора.

Он шагнул ближе, из под ног у него поднялось крошечное облачко пепла.

— И до вас приходили к нам по звёздной дороге. В чужаках есть сила, но она их собственная. Эти, пришедшие на корабле, снова открыли чужие древние силы. И это обманывает неосторожных и заражает их нелепыми мечтаниями. Я, Укурти, владею своей силой и ещё вот этим, — он осторожно постучал по барабану. — И я считаю, что любая дорога, на которой прольётся большая кровь — дурная дорога. Почему из-за чужого древнего колдовства мы должны стать врагами тех, кого принимали в своих шатрах, тех, кто делил с нами свою воду и свою пищу?

— Значит, тот, кто владеет молнией, говорит вам, что боевые стрелы надо направить против моего народа?

— Да, он говорит именно это.

— А зачем ему нужно, чтобы пролилась эта кровь?

— Его сила будет возрастать, если мы будем поклоняться ей и приносить кровавые дары.

— Но это ведь не та сила, которой служишь ты.

— Да. Это злая сила. И я прошу тебя, тоже пришедшего со звёзд и имеющего собственную силу: пойди к этому чужаку — он из твоего народа — и померяйся с ним силами.

— И твой барабан не поднимет ваше племя на охоту за землянами?

— Нет, мы с тобой под Столбом Мира. И потому я могу облегчить твою ношу, хоть и очень немного.

— Ты знал, что я здесь, и не подождал меня?

— Я знал. Я не могу объяснить тебе, почему. Так подсказали мне мои силы.

— Извини, Барабанщик, я не хотел вмешиваться в твои дела. Я спросил, не подумав.

— Но дальше тебе идти одному.

— Все ли кланы готовы вступить на дорогу, которую указал хозяин молнии? — рискнул спросить Сторм.

— Ещё не все, но многие. — Похоже, Барабанщик не расположен был говорить на эту тему.

— И я должен идти один?

— Да.

— Тогда, Барабанщик, пожелай мне удачи, прежде чем мы расстанемся. — Сторм передал знаками просьбу о благословении, с которой обычно обращались к колдуну уходящие в набег воины. И теперь ждал ответа. Решится ли колдун призвать милость своих сил для инопланетника, или вся его помощь заключается только в том, чтобы направить его на борьбу? Разница эта могла иметь огромное значение в будущем, и Сторм терпеливо ждал.


Глава 13 | Повелитель грома [Бог грома] | Глава 15