home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Горгол остановился около одного из неподвижных туземцев, повернул его голову и сказал, указывая на синие рога:

— Нитра.

Кавок тоже подошёл к воину, перевернул его ногой и вопросительно уставился на Сторма.

— Они парализованы, — пояснил тот.

Кавок медленно покачивал в руках нож, и его мысли читались так ясно, словно он излагал их вслух на галактическом языке.

Следовало собрать военные трофеи, как доказательство очередной победы Шозонна. Но враги были поражены парализатором, а по обычаю норби собрать рога должен тот, кто нанёс удар. Значит, сделать это должны Горгол, Сторм и Логан. Почему же они медлят?

— Оставим их так, — просигналил Остин. — Сейчас перемирие. Если Нитра не чтут волю Небесного Барабанщика, то стоит ли Шозонна следовать дурному примеру?

Кавок недовольно бросил нож в ножны.

— И что же будет дальше? Они отлежатся, придут в себя и снова пойдут по нашему следу?

— Когда они очнутся, ночь пройдёт и взойдёт солнце, — ответил землянин. — Им придётся переждать день в убежище. Мы к тому времени будем далеко. Кроме того, мы уведём их лошадей. Не думаю, что они рискнут пойти за нами.

— Верно, — согласился Горгол. — И хорошо, что мы не нарушили перемирие. А теперь в путь… Хорошо бы найти твою воду прежде, чем взойдёт солнце.

Туземные лошади панически боялись Сурры, так что пришлось изрядно повозиться прежде чем они, взмыленные и дрожащие, оказались привязаны к вьючным лошадям Сторма. Маленький отряд оставил своё полуразрушенное убежище и отправился в путь ещё до темноты.

В серых предрассветных сумерках они наткнулись на склад Вайдерса, оставленный в небольшом кармане каньона. Норби присвистнули от удивления, разглядывая непрозрачную жаронепроницаемую пластиковую палатку, окружённую радужным пузырём защитного поля. С ближайшей скалы сорвался Баку и подлетел к Остину. Больше ничего живого вокруг не было видно.

Логан тоже удивлённо разглядывал этот чужеземный гриб, угнездившийся на почве Арцора.

— Та-ак, — протянул он. — Что ж, этот инопланетник равняет нас с изнеженными баловнями его мира?

Сторм пожал плечами.

— Мне наплевать, что он там думает. Может, он просто не представляет, что можно использовать естественные укрытия. Надо посмотреть, что он прислал… нам сейчас очень нужны припасы.

Но его тоже поразило это ненужное сооружение, удивительно неуместное в диком каньоне.

Он не помнил, чтобы они планировали ставить здесь базу, и в то же время это явно был не просто склад.

— Ты говорил, что едешь за водой, а привёл к инопланетному жилищу, — недовольно просигналил Кавок.

Остину не понравилась его реакция. Вайдерс совершил одну из тех глупостей, которых старались избегать колонисты Арцора. Норби довольно равнодушно отнеслись к инопланетному оборудованию и оружию. Но это жилище, поставленное в центре их территории без всякой договорённости… Такое могло плохо кончиться, особенно в теперешней напряжённой ситуации. Норби могут потребовать убрать не только эту палатку, но и вообще все склады с Пиков, а это было бы очень некстати. Остин не мог понять, как мудрый Келзон позволил такое безобразие.

Он подошёл к радужному пузырю и шлёпнул ладонью, скрывая своё раздражение. Поле погасло, и палатка предстала во всей своей красе. Похоже, эта штука стоила целое состояние, и вопиющей глупостью было тащить её в горы. Он осторожно нажал педаль замка и открыл вход.

«Может, инопланетники просто не представляют себе походной жизни без таких устройств», — подумал он, оглядывая большую комнату с грудой ящиков, сложенных посередине. Кроме того, в комнате стояли четыре откидные койки, кухонная плита и даже портативный холодильник. Нет, это явно не предназначалось для простого склада снаряжения!

Он с трудом уговорил норби зайти в домик. Потом они завели лошадей, напоили животных, и Сторм, усевшись на ящиках, так как никаких других сидений не было, задумался. Конечно, эта штука укроет их на день от солнца, но вряд ли здесь будет много удобнее, чем во вчерашней норе.

Горгол и Кавок поначалу осматривали новое убежище с подозрением, но потом в них пробудился интерес. Они быстро оценили и плиту и холодильник.

— Хорошая вещь, — просигналил Кавок. — А почему у норби таких нет? — Он вопросительно посмотрел на колонистов, и Сторм понял, что он уже прикидывает в уме, сколько может стоить этакое чудо.

— Хорошая вещь, — согласился он. — А теперь посмотри сюда, — он откинул переднюю панель плиты и показал на сложное переплетение разноцветных проводов. — Если плита сломается, починить её сможет только мастер в Гальвади, да и то не всякий. Детали надо привозить с далёких звёзд. Что же в этом хорошего?

Кавок немного подумал и согласился.

— Ничего хорошего. А сколько шкур фравнов и шкур йорис надо отдать за это?

— Ты знаешь главу нашей семьи, Бреда Квада. Он хозяин поместья, у него много фравнов, много лошадей, есть и вещи с далёких звёзд.

— Я знаю, — сказал молодой Шозонна.

— Если Квад половину своих лошадей и фравнов отгонит в Порт, он сможет купить такой домик. Но если он сломается, его здесь никто не сможет починить.

— Тогда это не хорошая вещь, — быстро и выразительно просигналил Кавок. — А почему она сейчас тут оказалась?

— Инопланетник, который ищет своего сына, не знает Великой Засухи и думает, что её нельзя пережить без такого дома.

— Он рождён в другом мире, — согласился Кавок. — Откуда ему знать наши земли.

Баку, прежде мирно дремавший, сидя на краю ящика, вдруг встрепенулся. Он распустил крылья, приоткрыл клюв и резко крикнул. Сурра уже крутилась у двери.

— Гости, — сказал Сторм, вытаскивая парализатор. Сейчас он точно знал, что это не дикие Нитра. Баку предупреждал о воздушном судне, следовало ждать коптера.

Он ещё раньше заметил следы нескольких посадок, но так и не смог в них разобраться. На Арцоре коптеры были редки — слишком дорого обходилась доставка горючего и запасных частей. Обычно два-три колониста в складчину покупали машину и берегли её как зеницу ока, используя только для срочных поездок или перевозки самых ценных грузов. Но машину, которая сейчас появилась в небе, Сторм не видел никогда. Сверкающая, огромная, она сама по себе стоила целое состояние даже если не считать доставки на Арцор… Видимо, Вайдерс был действительно очень богат. Конечно, с таким транспортом Вайдерсу ничего не стоило организовать здесь что-то вроде комфортабельного охотничьего домика.

И всё же землянин был неприятно поражён, увидев, что с коптера спускается сам Вайдерс. Он наконец сменил своё инопланетное одеяние на что-то более подходящее, вроде формы пилота. На талии у него красовался пояс со множеством встроенных приборов и защитных устройств. Последний раз Сторм видел такую штуку ещё во время военной службы, на космодесантниках.

— Добрались наконец-то! — недовольно буркнул Вайдерс вместо приветствия. Оглядевшись вокруг, он раздражённо добавил: — А где же ваши лошади, без которых, если вас послушать, в горах и шагу не сделать?

— Там, — кивнул Остин в сторону палатки и с изумлением увидел, как лицо Вайдерса налилось гневной краской.

— Ты посмел… животных в мой дом! — задыхаясь от ярости, выговорил он.

— От них зависит наша жизнь, — спокойно возразил землянин. — Их нельзя оставлять днём под солнцем Великой Засухи. Кстати, я посоветовал бы вашему пилоту откатить коптер в укрытие. Иначе вы рискуете никогда больше не взлететь на нём и придётся вам добираться до речной равнины пешком.

— А я и не собираюсь туда возвращаться, — ответил Вайдерс, и по его тону Сторм понял, что упрямого инопланетника теперь можно усадить в коптер разве что силой.

Он решил не тратить слов на бесполезные пререкания. Впереди был долгий день в душной тесноте палатки, а это вполне могло переубедить любого упрямца. Сторм объяснил пилоту всё что нужно, предоставив Вайдерсу первым войти в палатку. Сам он зашёл позже, вместе с пилотом, хранившим равнодушное молчание. Вайдерс стоял посреди домика с пылающим от ярости лицом, остальные с недоумением смотрели на него.

— Что здесь происходит? Что за сумасшедший дом? — набросился он на Сторма.

— Это Великая Засуха, и если вы проведёте день вне укрытия, то поджаритесь в самом прямом смысле слова. — Сторм говорил спокойно, но слова его прозвучали веско и убедительно. — Эти скалы днём раскалены как печка. А теперь позвольте вас познакомить. Это Кавок, сын вождя клана Цамле племени Шозонна. Это Горгол — воин того же племени, он великолепный следопыт и охотник. А это мой брат Логан Квад. Вы хотели надёжных проводников, так лучших вам просто не найти.

На лице Вайдерса отразилась борьба. Разумом он понимал правоту Сторма, но его высокомерная натура протестовала против подчинения обстоятельствам. Все здесь раздражало и бесило его, но поделать он ничего не мог. Оставалось только смириться.

Весь день норби и колонисты отдыхали в приятной прохладе палатки, и Сторму оставалось только удивляться, где Вайдерс раздобыл такие мощные и надёжные кондиционеры.

— Сторм! — вырвал его из блаженной полудрёмы властный окрик Вайдерса.

Потянувшись, Сторм сел на койке и нашарил ногами сапоги. На соседних койках лежали пилот и Логан. Норби предпочли расстелить свои постели прямо на полу.

— В чём дело? — равнодушно спросил Сторм, ожидая нового взрыва раздражения.

Сейчас его меньше всего занимал Вайдерс. Гораздо больше его беспокоило, что скажет Кротаг, если каким-то образом узнает об этой стоянке. Пока их, чужаков, здесь терпели, но если Шозонна сочтут себя оскорблёнными, их просто выставят с Пиков, и весь план рухнет.

— Как вы собираетесь идти в Синий район? — спросил Вайдерс.

Сторм встрепенулся. Оба туземца уже проснулись и внимательно наблюдали за ним и Вайдерсом. Остин знал, что они не понимают языка, но временами они так точно угадывали смысл сказанного, что он задумывался, не могли ли они читать по губам, как глухонемые.

— Джентльхомо, в нашем положении лучше не строить планов, а действовать по обстоятельствам. Здесь все очень быстро меняется… Не исключено, что мы не только не сможем идти дальше, но нас выставят и отсюда.

Он коротко объяснил, что Шозонна вряд ли потерпит чужой лагерь на их территории, тем более в такое неспокойное время.

— Так что, джентльхомо, самое лучшее, что вы можете сделать, это скоренько свернуться и спуститься на равнины.

— Нет! — ответ прозвучал жёстко и непреклонно.

Сторм прикинул, что он ещё может сделать. Постаравшись, можно было заставить инопланетника свернуть лагерь и даже засунуть его со всем скарбом в коптер. Но это ни к чему не приведёт. Пилот просто не послушается Сторма и не взлетит. Можно просто плюнуть на всё это дело и уйти самому. Жаль, но он не мог так поступить. Оставить этого чужака среди туземцев, с его-то гонором и полным незнанием этого мира, значило самому спровоцировать неприятности, которых всеми силами стараются избежать Квад и Келзон.

Вайдерс, похоже, понял, о чём задумался Сторм и решил продолжить разговор.

— Давайте посмотрим, куда нам двигаться.

Он отцепил от своего фантастического пояса маленькую коробочку, положил её на стол и нажал кнопку на боковой панели. На стене тента появилась карта этого района Пиков, отражавшая всё, что знали колонисты об этой стране. Остин услышал удивлённый вскрик Кавока и заметил, что Горгол глаз не сводит с карты. Работая объездчиком, он не раз видел карты у колонистов и научился в них разбираться.

«Теперь главное — успеть, — подумал землянин. — Даже если Кротаг решит выставить нас с Пиков, ему придётся потрудиться, чтобы добраться до нас.»

— Ваш коптер надёжно защищён? — спросил он пилота. — Вы можете взлететь до захода солнца?

— Чего ради? — вмешался Вайдерс. — У нас же есть направляющий луч.

Направляющий луч! Насколько знал Сторм, эти приборы были только у Изыскателей и военных. Как же Вайдерс смог раздобыть его? Но как бы то ни было, сейчас это было очень кстати. Вместо того, чтобы облетать весь район пытаясь разглядеть с высоты спасательный катер, можно было отыскать его прибором.

— Так может твоя машина взлететь до захода солнца или нет? — снова спросил Сторм.

Его не особенно волновало, сколько времени займёт у них поиск. Гораздо важнее было знать, сколько времени осталось у них до того, как Кротаг или другие норби обнаружат этот лагерь.

— Вообще-то защита приличная, — с видимой неохотой признал пилот.

Остин хорошо понимал его. При любой защите подниматься в раскалённое небо неприятно и рискованно. Но, с другой стороны, его же не насильно сюда притащили, и он должен был понимать, что Вайдерс не на прогулку его приглашает.

— А на что вам знать какая у него защита? — недовольно пробурчал Вайдерс.

Сторм объяснил. Если коптер сможет подняться до сумерек, то они попадут в Синий район прежде, чем норби обнаружат эту их стоянку. Вайдерса это заинтересовало.

— И верно, почему бы нам не полететь прямо сейчас? — спросил он пилота.

— «Нам»? — вмешался Сторм, — Вы что, тоже собираетесь лететь, джентльхомо?

— Конечно, — в ответе прозвучала та же жёсткая категоричность. Вайдерс достал листок с данными радиопеленгования, уточнил координаты и ткнул пальцем в карту.

— Вот здесь. Ваши власти считают, что сигналы шли отсюда.

Горгол вскочил на ноги и заговорил высоким срывающимся голосом, одновременно сложив пальцы в знаке категорического отрицания. Потом, словно вспомнив, что люди не понимают его языка, он вытянул перед собой руки и его пальцы замелькали так быстро, что Сторм с трудом разобрал:

— Инопланетник хочет туда? Туда нельзя чужим — там колдовство… сильное колдовство тех, кто ест Сладкое Мясо. Туда нельзя.

— Что он говорит? — требовательно спросил Вайдерс.

— Что там территория каннибалов и там очень опасно. Но Остин чувствовал, что Горгола беспокоят вовсе не каннибалы.

— Мы и раньше это знали, — презрительно фыркнул Вайдерс. — Он что, думает, будто эти дикари с луками справятся с коптером?

Но теперь в разговор вмешался пилот.

— Послушайте, джентльхомо! Это гадкий район. Воздушные потоки абсолютно непредсказуемы. Любой дважды подумал бы, прежде чем соваться туда.

— В эту машину встроено всё, что изобрело человечество для обеспечения безопасности, — резко ответил Вайдерс. — Некоторые приборы вообще никогда не завозились в ваше захолустье. Вперёд! Взлетим и сами посмотрим, что это за Синий район.

Но выйти им не удалось. В дверях в боевой позиции стоял Кавок, сжимая в руке охотничий нож норби. Сторм даже поразился: такая озлобленная решимость читалась на его обычно невозмутимом лице.

— В чём дело? — спросил он Горгола.

Юный норби стоял в нерешительности, переводя взгляд с землянина на Кавока.

— Колдовство, — наконец ответил он неуверенно. — Чёрному нельзя идти. Если пойдёт — погибнет.

— Слышите, — обратился к Вайдерсу Логан, — Горгол говорит, что земля эта заколдована и даже летать над ней нельзя.

Вайдерс окинул юношу презрительным взглядом, усмехнулся и промолчал. Логан понял этот взгляд и, кипя от гнева, встал в дверях рядом с Кавоком, положив руку на свой парализатор.

— Они правы, — осторожно сказал Сторм. Он чувствовал себя так, словно оказался между двумя йорис в период весенних драк. — Если туземцы считают этот район священным, мы туда не пойдём.

Но он недооценил Вайдерса, его наглую самоуверенность и решимость идти напролом. Вайдерс не пытался достать свой парализатор. Вместо этого он бросил что-то маленькое на пол палатки между Стормом и Горголом. Ослепительная вспышка — и провал в темноту. Остин потерял сознание.


Глава 5 | Повелитель грома [Бог грома] | Глава 7