home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

— Вызываем станцию слежения Пиков! — Отвечайте… Вызываем станцию…

Резкий взволнованный голос пробился в затуманенное сознание Сторма. И тут же он ощутил, как что-то шершавое и влажное прошлось по его груди. Открыв глаза, он увидел прямо над собой морду Сурры и понял, что она употребила собственный способ привести его в чувство. Её язык обдирал кожу не хуже бритвы.

Горгол и Кавок лежали на полу, подтянув колени к груди и обхватив головы руками. А за столом бледный качающийся Логан одной рукой поддерживал голову, другой прижимал к губам микрофон и настойчиво повторял:

— Вызываем станцию слежения Пиков… отвечайте… отвечайте!

Сторм заставил себя приподняться, потом сесть, и тут же у него перед глазами от невыносимой головной боли поплыли огненные круги. Одновременно его продрал болезненный озноб. Когда-то ему пришлось испытать на себе действие парализатора, но это не шло ни в какое сравнение с тем, что он чувствовал теперь. Казалось, попытайся он встать — и тут же снова свалится от болевого шока. Но, цепляясь за ящики и край стола, он всё-таки заставил себя подняться.

— Что ты делаешь? — спросил он Логана. Каждое слово отдавалось в голове новой вспышкой боли, и Сторм тупо удивился, как у Логана хватает сил на эти бесконечные вызовы. Логан сидел, уставившись на передатчик неподвижным взглядом, лицо его было перекошено болезненной гримасой, на лбу блестела испарина, и всё же он упорно повторял:

— Вызываю станцию Пиков… отвечайте! — Наконец он заметил Сторма, оторвался от передатчика и с трудом произнёс: — Вайдерс улетел на коптере… будет беда! — Его качнуло, и он судорожно так вцепился в стол, что побелели костяшки пальцев.

Тут в голове у Остина прояснилось, и он все вспомнил. Видимо, у Вайдерса было какое-то инопланетное оружие, о котором никто не подозревал, и когда ситуация сложилась не в его пользу, он не задумываясь применил его. Сейчас его коптер, должно быть, приближался к Синему району. Норби, скорее всего, воспримут наглое вторжение на их священные земли как оскорбление и решат отомстить, а деятели вроде Дьюмероя вряд ли станут утруждать себя переговорами с разгневанными туземцами. Если здесь вспыхнет огонь войны, он быстро распространится на всю планету и может сжечь её так же безжалостно, как сжёг Землю отчаянный удар хиксов.

Землянин оторвался от стола, кусая губы от невыносимой боли, разрывавшей его череп, и склонился к Горголу. Глаза Горгола были плотно закрыты, крупные капли пота покрывали его безволосый череп. Похоже, ему было ничуть не легче, чем Остину. Сторм не знал, что за оружие применил инопланетник, и не мог предположить, как оно действует на туземцев. Но ни на обследование, ни на сочуствие сейчас не было времени.

С предельной осторожностью Остин положил руку на плечо Горгола. Из горла туземца вырвался свистящий звук, и он открыл глаза. Похоже, он не рисковал шевелить головой, лишь глаза его странно скосились на Сторма. Остин покрутился, стараясь найти такое положение, чтоб Горгол мог без труда смотреть на его руки.

— Инопланетник ушёл. Мы должны…

Закончить он не успел. Горгол оторвал руки от головы, вскрикнул и прокусил губу, ударившись затылком о жёсткий пол палатки, и тут же сложил пальцы в знакомые знаки.

— Он принесёт зло… много зла… если мы это допустим. Надо его остановить.

— Это я виноват, — просигналил Сторм. — Я слушал его байки и я предложил ему путь в Пики, хотя я не знал, что он рискнёт придти сам. Ты не виноват, что не смог остановить его — никто не знал, что у него есть такое оружие. Его штука уже летает в небе Священной страны.

— Если Небесный Барабанщик разгневается, он сожжёт её молнией. И это не к добру: великие обряды начнутся со злых дел! — Теперь Горгол не только сигналил пальцами, но и говорил что-то вслух, словно забыл, что землянин не может понять его.

Теперь и Кавок открыл глаза. Обиженный, больной и разъярённый он шипел и плевался не хуже сердитой Сурры. Горгол собрался продолжать, но тут их прервал голос, долетевший из приёмника — всего несколько слов на правильном галактическом языке:

— … вызываем базовый лагерь, — Сторм невольно сжал кулаки услышав эти самодовольные интонации. — Вызываем базовый лагерь.

Шатаясь, он прошёл к столу, не обращая внимания на приступы боли, которые вызывало каждое движение, опёрся на крышку стола и взял у Логана микрофон.

— Вайдерс… — негромко сказал он.

— Ну вот вы и пришли в себя! — с весёлой издёвкой прозвучал знакомый голос.

Сторм с трудом сдержался, чтобы не высказать этому наглецу всё, что он о нём думает. Вместо этого он нарочито спокойно спросил:

— Вы уже в Синем районе?

— По дороге туда, чуть правее точки назначения. Ну, как ваша голова, Сторм… побаливает? Я же предупреждал вас: я хочу сделать все сам и никому не позволю заступать мне дорогу.

— Вайдерс, послушайте, возвращайтесь! Не будьте болваном… возвращайтесь немедленно!

Землянин понимал, что Вайдерса он не переубедит, но в коптере был ещё и пилот. А тот прожил на Арцоре достаточно долго, чтобы понять опасность этой затеи.

— Не глупите! Поворачивайте назад! Нарушение колдовских обрядов даже одного клана может спровоцировать смертельную вражду, а там сейчас собрались все здешние племена. Вернитесь, не позволяйте им увидеть себя! Вы слыхали о закрытых планетах, с которых колонистам пришлось бежать? Так вот, Арцор может стать такой же, и виноваты в этом будете вы…

— Боже мой, Сторм, должно быть вы от головной боли совсем соображать перестали, — раздался из приёмника смех Вайдерса. А затем он добавил жёстким стальным голосом: — Эти ваши дикари при всём желании не смогут меня увидеть — я окутан силовым полем. Мы сейчас подходим к нужной точке. И запомните, Сторм, никто не смеет мне указывать, что можно и что нельзя делать, когда на карту поставлена жизнь моего сына. Мы ещё свяжемся с вами. Наши позывные…

С лёгким щелчком связь прервалась. Остин отложил микрофон и взглянул на Логана. Побледневшее и вытянувшееся лицо брата сразу показало ему насколько плохи дела.

— Этот упрямый осёл летит дальше, — просигналил он туземцам.

Горгол к этому времени уже поднялся на ноги и стоял, покачиваясь, опираясь рукой о стенку палатки.

— Кротаг… мы поедем к Кротагу, — просигналил он пальцами свободной руки.

— Нет! — ответил Остин и тут же лицо Горгола приняло замкнутое и упрямое выражение. Остин показал на микрофон. — Мы вызовем Офицера Мира. Он представитель закона…

— Это ваш закон! — в знаках Горгола сквозило явное презрение.

Тут Логан встал из-за стола и, слегка шатаясь от слабости, вступил в разговор.

Он очень неплохо смотрелся сейчас в своей туземной одежде, и знаки его текли плавно и важно, словно на переговорах вождей.

— В прошлый влажный сезон Харцал, воин племени, без приглашения явился в поместье Квада, нарушив охотничьи права, которые вы передали хозяину поместья. Он пришёл тайком и убил фравна, не будучи голоден, не тронул мяса, а взял только шкуру. Он принёс шкуру в Порт и пытался продать её инопланетнику. Но разве его вина пала на весь клан Цамле? Разве Квад передал его нашим властям, чтобы они судили его по нашим законам? Нет, Квад отправил меня к Кротагу и предложил встретиться как старшим в своих кланах у одного костра, согласно вашим обычаям. И Кротаг согласился. Кавок может подтвердить это, он как сын вождя ездил к Кваду передавать это согласие. Кротаг и Квад встретились и поговорили. Квад рассказал об этой неприятности и передал ему Харцала, а сам вернулся в своё поместье и никогда не спрашивал потом, как Кротаг поступил с Харцалом. Это дело вождя клана, и не касается никого больше. Так это было?

— Так, — согласились оба норби.

— Преступление, совершенное этим инопланетником, много хуже того, что свершил Харцал. Так считаете и вы, а мы полностью согласны с вами. Этот человек без тотема оскорбил и нас, применив нечестное оружие, когда понял, что мы собираемся помешать ему. Вот пусть Офицер Мира и разберётся с ним по нашим законам, как Кротаг разобрался с Харцалом по вашим. С него спросят и за его безрассудное поведение и за зло, которое он этим принёс, и за обиду, нанесённую двум колонистам и двум норби.

— Ладно, — согласился Кавок. — Но всё равно нужно послушать Кротага. Пусть он узнает о злых делах инопланетника и решит, можно ли вам оставаться здесь или ехать дальше.

— Мы согласны, — сказал Сторм. — Пусть один из вас едет к Кротагу, а мы останемся здесь и постараемся связаться с Офицером Мира.

— И вы можете поклясться, что будете ждать здесь? — Горгол взглянул на Логана и Остина и почти смущённо отвёл взгляд. — Да, я знаю: вы из тех, кто умеет держать слово. Я еду, Кавок остаётся… и когда пойдут люди Цамле он, как сын вождя, сам расскажет о том, что здесь произошло.

После отъезда Горгола они по очереди подсаживались к приёмнику, снова и снова вызывая станцию слежения в Пиках, но ответа так и не получили. Однажды их вызвал коптер, и Вайдерс коротко сообщил, что они все ещё продолжают полет.

Сторм попытался прикинуть, как далеко в Синий район может забраться коптер, прежде чем эта парочка повернёт назад, спасаясь от дневного солнца. Но при таком расчёте приходилось учитывать столько факторов, что он скоро бросил это занятие. Логан, думавший, по-видимому, о том же, вдруг фыркнул и махнул рукой.

— Чего ради им возвращаться? — сказал он. — Сядут в любом месте и поищут укрытия.

— Если Вайдерс поступил глупо сейчас, это ещё не значит, что он совсем уж дурак. Он же знает, что это страна каннибалов.

— А ты думаешь, он способен принимать всерьёз каких-то туземцев? — возразил Логан. — Он же до зубов вооружился всем, что только можно достать за деньги. Может, у него в коптере припрятан и контрабандный бластер. И он слепо верит в возможности этих игрушек. А ты хочешь, чтобы он осознал, какую опасность могут представлять для него дикари с луками и стрелами!

Что ж, Логан был прав. Как все инопланетники, Вайдерс считал, что современным оружием он легко справится с любыми туземцами. И как все инопланетники, жестоко ошибался. В конце концов, за ним стояла только техника, а за туземцами — вся вековая мудрость жизни в арцорианской пустыне.

— С-с-с-с, — лёгкий свистящий звук долетел через открытую дверь палатки и заставил юношей вздрогнуть от неожиданности.

Сторм быстро вышел наружу. Ни Баку, ни Сурра не выглядели встревоженными, значит, подъезжающие были им хорошо знакомы. Но он с неудовольствием отметил, что впервые за долгое время он забыл приказать своим разведчикам предупреждать его о любом пришельце.

Всадники выехали на открытое место из темноты каньона, и Сторм узнал в едущем впереди Кротага. Землянин ждал в узкой полосе света, что падал из дверного проёма, и не пытался пойти навстречу. Сначала надо было по поведению Кротага понять, что тот надумал. Он уже слышал обо всём от Горгола и, похоже, что-то решил, иначе не явился бы так быстро. По обычаю, Сторму не следовало ничего делать, пока вождь не выскажет своего решения.

Кротаг подошёл к палатке, и землянин шагнул в сторону, открывая дорогу ему и следующему за ним туземцу.

Этот норби был совсем не похож на воина: он не носил ни пояса с оружием, ни охотничьего ожерелья из зубов йорис. Его длинное костлявое тело покрывала странная рубаха, украшенная вплетёнными в ткань чёрно-белыми перьями. Прямо на рубаху был накинут длинный свободный плащ, тоже расшитый перьями, золотисто-зелёными и блестящими. Рога его были выкрашены чёрной краской, а глубоко посаженные глаза — обведены широкими чёрными кругами, что придавало лицу жутковатый вид. На шее у него, на крепком шнурке, висел маленький чёрный барабанчик.

— Я вижу тебя, носящий имя Кротага, — просигналил Сторм вежливое приветствие.

— Я вижу тебя… чужак, — получил он в ответ.

Не слишком обнадёживающе, но приходилось смириться.

— Я вижу тебя, вызывающий небесные стрелы, — продолжал Остин. — Что за колья носишь ты в этой жизни?

Густая тишина повисла в палатке, только снаружи доносился дробный перестук лошадиных копыт. Барабанщик протянул к нему руки, но не для того, чтобы обменяться знаками. Он выставил перед собой раскрытые ладони и так долго и пристально смотрел в глаза Сторму, что у того уже не стало сил отвести взгляд. Как во сне, Сторм протянул свои руки и положил их на подставленные ладони. Так они и застыли ладонь к ладони, Сторм и туземный колдун. От своих предков-индейцев Сторм знал, что в мире существуют великие невидимые силы, и что если призвать их, они наделяют человека невероятными способностями и немалой властью. Нечто подобное он вызвал, когда освобождал пленников из лагеря диких Нитра. Но тогда это было близкое и понятное ему колдовство его народа. А здесь… Барабанщик тихонько запел и звуки непонятного языка вызвали в душе Сторма другие — полузабытые, древние:

Я пройду по синим тучам,

Я пройду дорогой грома

И в сиянье добрых радуг

Я на землю опущусь.

Светлый дождик благодатный

Опускается со мною.

Пусть живительная влага Землю радостью поит.

Сторм не был поэтом, но слова эти были настоящими, они несли в себе власть и силу и пробуждали в его душе что-то глубоко скрытое.

Сторм вздрогнул и очнулся. Прямо перед ним было лицо колдуна. Теперь он словно не замечал странного грима, просто мудрый старец смотрел на него тёмными, глубоко посаженными глазами. И в глазах этих светилось то же чувство, которое испытывал сейчас Сторм. Но контакт тут же исчез, и Остин снова стал самим собой — обычным колонистом, стоящим посреди большой палатки, приложив свои ладони к ладоням колдуна норби. Наконец колдун убрал руки.

— Моё имя Укурти, — просигналил он, — А ты из тех, кто может собирать тучи… младший брат.

— Нет, — резко ответил Сторм, всегда старавшийся держаться подальше от колдовства. — Ты ошибся, у меня нет дара. Но очень давно, в другом мире мой дед был Вызывающим Дождь, как и ты. Может, какая-то часть его дара перешла ко мне.

Укурти понимающе кивнул.

— Так и должно быть. Только так. Кому по силам такая ноша, тот берёт на себя это бремя, и дело это добровольное. В хорошие времена нельзя ни на кого взваливать это без его согласия. Но сейчас надвигаются плохие времена. Тот, кто ушёл отсюда по воздушной дороге, нарушил законы и моего и твоего народа. Он полетел в священную страну… даже я не могу сказать, сколько зла это может принести. Придётся тебе взять на себя эту ношу, юный брат.

Остин склонил голову.

— Я принимаю эту ношу, ибо в том, что случилось, есть и моя вина. Я показал ему дорогу на Пики, хоть и не думал, что он решится на такое святотатство,

— Этот человек сам выбрал путь, с которого не возвращаются, — вмешался в разговор Кротаг. Он смотрел на Сторма удивлённо и недовольно, словно обнаружил в нём что-то новое для себя.

— Это будем решать не мы, — спокойно уточнил Укурти. — Если он останется в живых, ты, мой юный брат, должен будешь представить его старшим из твоего народа. Это мы возлагаем на тебя.

— Принимаю, — поклонился Сторм.

И тут из приёмника на столе раздалось странное потрескивание. Логан схватил микрофон.

— Отвечайте! Приём! Отвечайте! Базовый лагерь на связи.

Сторм через всю комнату рванулся к столу и выхватил микрофон у Логана.

— Сторм слушает!..

— … видим спасательную шлюпку… Спускаемся… склоне горы, — прорвался сквозь разряды атмосферного электричества голос Вайдерса.

Сторм показал Логану глазами, тот кивнул и включил пеленгатор. Если Вайдерс не прервёт связь, можно будет локализовать коптер.

— Это спасательная шлюпка! Она цела! Идём на посадку.

— Вайдерс!.. Вайдерс, не надо! — закричал Сторм, хоть прекрасно понимал, что теперь этого упрямца ничем не остановишь.

Логан знаками объяснил норби, что произошло.

— Значит, он нашёл то, что искал, — задумчиво сказал Барабанщик. — Похоже, Обитатели Горных Вершин сжалились над ним. Посмотрим, что будет дальше.

Сторм не выпускал из рук микрофон и время от времени повторял вызов, но в приёмнике слышался только треск помех. Неожиданно прорвалась чёткая передача, и голос Вайдерса заполнил весь домик.

— Смотри, люк открыт! Значит они выжили! Смотри! — вдруг голос сорвался на высокий, резкий, как у норби, свист, в котором звучало и удивление и растущая тревога.

— Не может быть! Огонь стекает прямо с горы, а за ним, .. Смотри, смотри, вон они! Сторм, вы слышите?

— Слышу! — отозвался Сторм, пытаясь представить, что там сейчас происходит.

— Стреляй, стреляй же, чёрт возьми! Сними вон того!

— Вайдерс, на вас напали? Кто?..

— Слушайте, Сторм… нам не удержаться. Огонь подходит к коптеру… мы уходим. Попробуем укрыться в пещерах.

— Кто на вас напал? Что случилось?

Но из приёмника больше не прозвучало ни слова.

— Небесный Барабанщик сказал своё слово, — просигналил Кротаг. — Нам больше не надо думать о том, который причинил зло.

— Но, может, они ещё живы! — запротестовал Сторм. — Мы же не можем просто бросить их.

— Все уже решилось. — Ответ Кротага был так категоричен, что Сторм не решился настаивать.

— Укурти, — обратился он к колдуну, — ты сказал, что это моя ноша, и я её принял. Как же я могу не удостовериться точно, чем всё это кончилось?

И снова человек и норби смотрели в глаза друг другу, словно были одни в целом мире. И снова Сторм ощутил какой-то странный контакт, какого у него не бывало ни с людьми, ни даже со своей командой.

— Ты понял правильно: ноша эта твоя и ты ещё не избавлен от неё. Инопланетникам нечего было делать на Священной земле, вот они и понесли наказание. Но я боюсь, что для тебя это не конец, а только начало дел. Дорога перед тобой открыта, ступай смело…

— Если мой брат пойдёт по этой дороге, значит, и я должен идти с ним, — вмешался Логан.

Укурти повернулся и с явным уважением посмотрел на юношу.

— Не зря говорят, — просигналил он, — что когда боевые стрелы наложены на натянутую тетиву луков, брат должен встать плечом к плечу с братом. Если ты так решишь, то эта дорога будет и твоей, и никто, кроме Обитателей Высот, не может запретить тебе это.

— А что говорит твой барабан, — спросил Кротаг знаковой речью, чтобы колонисты тоже поняли его вопрос.

— Позволь им идти и делать что предназначено. Путь их долог и никто не предскажет, что их там ожидает. Пусть свершится то, что должно свершиться.

Колдун начал тихонько постукивать пальцами по туго натянутой коже барабана — странный властный ритм, от которого у Сторма по спине побежал неприятный холодок.

В темноте дверного проёма показалась Сурра с горящими глазами и прижатыми к черепу ушами. Она чуть ли не на брюхе подползла к Сторму. А за ней — распушивший перья, негодующе клекочущий Баку. Последним в палатку вошёл Горгол, медленно, словно полусонный, с широко открытыми застывшими глазами. Барабанщик ударил ещё пару раз и оборвал заклинание.

— Вы все позваны и выбраны. Ноша этого долга возложена на вас. Идите. В добрый путь!

— Мы принимаем эту ношу, — согласился Сторм от имени своего разношёрстного отряда.


Глава 6 | Повелитель грома [Бог грома] | Глава 8