home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Сторм напрягся и попробовал пошевелиться, насколько позволяла сеть. Ночь кончилась, но никто даже не подошёл к пленникам. Солнечные лучи просачивались через плетёную крышу, но здесь они были просто тёплыми, а не сжигающими, как на равнинах. В этой долине Великая засуха совсем не ощущалась!

— Солнце взошло, а здесь совсем не жарко, — словно про себя сказал Логан. — Наверное, это от озера…

— Но озеро не может так влиять на погоду — возразил Сторм. — У нас на равнинах большая река, а все равно без укрытия днём не выживешь.

— Но что-то здесь всё-таки управляет погодой, — упрямо повторил Логан.

Что-то управляет. Только что? Единственным местом на Арцоре, где был создан искусственный климат, обеспечивающий благоденствие растений разных миров, были пещерные сады, обнаруженные Логаном и Стормом полгода назад. И оставлены они были древним народом Запечатавших Пещеры. Значит, и здесь, скорее всего, поработали не хиксы, а какой-то древний народ.

— Запечатавшие Пещеры… — вслух повторил Сторм. — Но ведь здесь не пещера, а открытое место! Как, по твоему, можно создать зону искусственного климата под открытым небом?

— Создали же они её в пещере, — спокойно ответил Логан. — Да, если здесь что-то осталось от той цивилизации, это бы многое объяснило.

— Например, все эти колдовские штучки?

— Не только. Может и те хитрые воздушные течения, которые закрывают воздушную дорогу в этот район.

— Но норби всегда избегали Запечатанных пещер.

— Это на той стороне Пиков. А здесь все может быть по-другому. Ты мог бы поклясться, что где-то в богом забытом месте не остались и сами Древние? Может быть, даже в этой долине. Ведь легенды говорят, будто они не ушли с Арцора и не вымерли, а затворились в пещерах. И возможно, наступит время, когда они опять выйдут к людям.

Но всё-таки самому Сторму не очень в это верилось. То, что какие-то кланы диких Нитра используют остатки древних знаний — это ещё можно было допустить. Но чтобы раса космических путешественников веками пряталась в глухом горном углу, командуя горсткой примитивных племён, — в это трудно было поверить. Кто бы ни были создатели Пещеры Садов, — люди или совсем не похожие на людей существа, — что общего могло у них быть с воинами, высушивающими руки и головы побеждённых противников?

Похоже, Логана занимали те же мысли.

— Мне не верится, что норби получили такое наследство — сказал он задумчиво.

— Мне тоже кажется, что они ещё не доросли. Но вполне может быть, что скоро мы убедимся в обратном.

— Похоже на то, — мрачно согласился Логан. — Мне кажется, что не зря они так старались взять нас живыми. Наверное, нам уготована заметная роль в каком-нибудь ритуальном действе, вроде Праздника Барабана.

Сторм и сам давно пришёл к этому заключению. Он не раз пытался хоть что-то сделать с сетью, но только зря потратил силы. Норби давно выработали способ ждать, утешаясь мыслью, что пока человек жив, жива и его надежда.

— Слушай! — Логан задрал голову и весь напрягся, тщетно пытаясь приподняться.

Опять рокот. На этот раз барабан был не один, а сразу много разных, с чёткой паузой перед вступлением каждого. Прислушиваясь к чуть заметной разнице звучания, Сторм, пожалуй, мог бы попробовать сосчитать, сколько барабанщиков составляет этот оркестр.

Все утро туземцы поодиночке слонялись взад и вперёд по Дому Грома, но сейчас через южные двери вошла довольно большая группа. Следом за ними вошёл высокий жилистый туземец с рогами, выкрашенными красным, и широким ожерельем из мелких полированных костей, а не из зубов йорис, как у знакомых Сторму туземцев. Он решительно взошёл на возвышение для вождя.

Сторм, по-прежнему лёжа на полу и глядя снизу вверх, внимательно наблюдал эту сцену. Через восточную дверь вошла другая группа туземцев, впереди которой два воина несли Столб Мира. Позади них шли Вождь и Барабанщик. Затем таким же порядком новые группы прошли через западные и южные двери. Теперь Сторм понял, что здесь не собрание кланов, как ему подумалось сначала, а встреча представителей племён, ещё недавно враждовавших.

Прибыла пятая, потом шестая делегация. А седьмыми… — Остин чуть не свистнул вслух — седьмыми вошли Кротаг и Укурти.

Барабанщик хозяев занял северное возвышение. Теперь он извлекал из своего барабана воистину громоподобный рокот. Два юноши появились из-за возвышения и пронесли к яме с огнём плоский обрубок дерева, отполированный прикосновениями множества рук за долгие годы, если не века, своей службы. Рядом с ним они положили связку веток священного дерева и снова растворились в густой тени северной стены.

— Сейчас начнутся речи, — прошептал Логан, справедливо полагая, что никто, кроме Остина, его не услышит в этом грохоте. И точно — начались речи, и Остин что угодно готов был отдать, чтобы понять хоть половину этого свиста, щебета и переливчатых трелей.

Местный Вождь и Барабанщик по очереди подошли к чурбаку, стукнули по его вершине взятой из связки священной веткой и разразились речью, время от времени постукивая веткой, словно подчёркивая важные места. Затем их примеру последовали все приехавшие вожди и барабанщики.

Время шло, у Остина давно уже болела голова, во рту пересохло и он лежал, задыхаясь, и словно сквозь сон слышал гудение в центре Дома Грома. Он хотел пить и есть… но прежде всего — пить. Дважды он пытался связаться с Баку или Суррой, но так и не получил ответа. Кошка и орёл, испугавшись пожара, могли убежать из долины. «Лучше бы они так и сделали», — подумал он.

Теперь их с Логаном шансы выпутаться из этой истории существенно уменьшились. Он было обрадовался, увидев здесь Кротага и Укурти, поскольку рассчитывал, что те замолвят за них словечко. Но они и вида не подали, что знакомы с пленниками, значит, дела, заварившиеся здесь, были для них гораздо важнее, чем дружба с колонистами.

Ни Остин, ни Логан понятия не имели, сколько длилась эта конференция. Сторм потерял счёт времени и был уже почти без сознания от голода, жажды и удушливого запаха священных веток.

Когда короткий толчок под рёбра заставил его очнуться, день уже давно минул, и в ночной темноте ярко светили голубые факелы. Над ним стоял один из тех юношей, что выносили к костру ритуальный ствол для речей. Он поднёс к губам Остина какую-то трубку.

Остин жадно схватил её, и в рот полилась жидкость. Судя по пряному и сладковатому вкусу, вода была щедро приправлена какими-то травами, и Сторм жадно глотал её, чувствуя, как постепенно проясняется сознание и отступает жажда. Затем трубку отдёрнули от его губ и, слизывая последние капли, он ощутил, как его тело снова наполняется энергией. Таким же образом напоили и Логана.

Местный Вождь и Барабанщик стояли около костра, с явным нетерпением наблюдая за этой процедурой. Похоже, им не терпелось начать что-то важное.

Лёгкое постукивание по барабану вызвало стражников — жёстких, закалённых в сражениях бойцов, как отметил для себя Остин. Они немного ослабили путы, поставили пленников на ноги и вытолкнули поближе к свету.

Подошёл ещё один воин. Через плечо у него висели походные пояса землян вместе с оружием и флягами. Похоже, снаряжение будет сопровождать их в этой дороге. И тут Сторм вспомнил то, что видел Логан возле спасательной шлюпки… Жертвоприношение. Не предстоит ли и им, как той несчастной лошади, быть заколотыми во имя каких-то неведомых богов, воплотившихся, по мнению норби, в эту космическую железку?

В деревню их принесли, но сейчас заставили идти самих. Сеть неудобно стягивала затёкшее от долгой неподвижности тело, грубо врезалась в руки и стягивала грудь. Остин спотыкался на каждом шагу, едва справляясь со своими одеревенелыми ногами. Тогда двое его стражей встали по бокам, подхватили его под руки и повели.

Далеко позади цепи воинов он заметил женщин. Похоже, предстоящая церемония собрала всех членов племени и всех гостей здесь, в центре деревни, вокруг перенесённого из Дома Грома Столба Мира.

Пленников повели, а скорее потащили по хорошо утоптанной дороге к тёмному подножию горы, где вчера огонь загнал их в ловушку. За ними, как заметил Сторм, всё время оглядывавшийся в поисках Кротага, длинной колонной шли хозяева и гости, освещённые светом факелов.

Они поднялись выше, и к запаху священных веток присоединился запах сожжённой травы. Один раз они пересекли прожжённую полосу, но Остин не смог определить, была ли она раньше или появилась вчера, во время охоты на них.

Теперь зарокотали барабаны. Не только местный колдун — все собравшиеся здесь колдуны принялись отбивать чёткий маршевый ритм. И в такт барабанам гулко и тяжело застучала кровь в висках у Сторма.

Гипноз! Эту опасность Остин понимал. Его собственный народ знал власть ритма и мог накладывать на людей заклинания, веря в которые, люди спокойно могли убить или принять смерть. Так что тут туземцы Арцора не изобрели ничего нового.

Он начал нарочно спотыкаться и то замедлять, то ускорять шаг, сбивая навязчивый ритм. Когда-то его обучали способам избегать подобных ловушек, и к тому времени, как они поднялись к вершине горы, он почти избавился от одури.

И вдруг… Трудно сказать, что это было. Может быть, звук, слишком высокий или слишком низкий для восприятия человека. А может, даже не физическое явление, а какое-то воздействие на уровне подсознания. Но у него возникло чёткое ощущение, будто вся эта громада земли и камня, вздохнула и заворочалась, пробуждаясь.

Остин хорошо сознавал, что он столкнулся с чем-то неизвестным не только ему, а вообще ни одному инопланетнику, кроме Вайдерса, который, вероятно, тоже прошёл через это. Барабаны, барабаны… Как ни дёргался Остин в жёстких руках своих стражей, как ни противился этому воздействию, что-то внутри него отзывалось на эту магию. От сопротивления почти не было толку. Барабаны, шаги…

И снова гора вздохнула и вздрогнула, словно в предвкушении… Чего? Словно это не куча земли и камней, а затаившийся в ожидании зверь… человеку даже вообразить трудно такого зверя.

В воздухе всё сильнее пахло гарью. Голова разламывалась от непрерывного грохота барабанов, многократно усиленного горным эхом. Теперь он и впрямь напоминал раскаты грома.

Подъем закончился, и они остановились, немного не дойдя до вершины. Барабаны внезапно смолкли и те, кто несли факелы, начали гасить их, втыкая в землю. Теперь все стояли в полной темноте, освещённые только светом звёзд с безоблачного неба.

Затихло эхо барабанного боя, установилась полная тишина. Что ответит на это зверь-гора? Воображение Остина тут же нарисовало ему огромную тварь, затаившуюся и выжидающую, — как это умела Сурра, — с терпением, на какое не способен ни один человек, с терпением дикого охотника. Ждали норби… ждала гора… ждали пленники. Снова этот вздох, этот звук, который нельзя услышать, можно только почувствовать каждой клеточкой напряжённого тела.

Потом…

Молния! Огромный зигзаг молнии ударил ввысь, осветив склон. За ней другая, третья…

Они кружились и переливались у небольшого пригорка на самой вершине. «У головы зверя, — мелькнуло в голове ослеплённого, потрясённого Сторма. — Корона молний над головой затаившегося зверя».

Потом ослепительный луч бичом щёлкнул по земле, и на неподвижную толпу потянуло дымом пожарища. Ещё удар… Теперь уже Сторм не сомневался, что здесь действуют не природные силы, а разум.

Хиксы… нет, вряд ли. То, что работало здесь, не было похоже ни на излучатель хиксов, ни на какое другое оружие, с которым Сторм сталкивался раньше. Не было это похоже и на деструктор, удар которого он пережил в Пещере Садов.

Всё кончилось так же неожиданно, как и началось. Широкими полосами горели на склоне кусты и трава, но дальше огонь не распространялся. И снова зазвучал знакомый маршевый ритм. Сопровождающие подтолкнули Сторма вперёд. Однако, на этот раз за пленниками пошли только стражники, Вождь и Барабанщик.

Снова они миновали сожжённый коптер. Должно быть, в него ещё раз ударила молния, так как спёкшийся в бесформенную массу хвост ещё светил неостывшим металлом. Был коптер — и нет его.

Горгол, Баку, Сурра… Удалось ли им спастись от молний и сетей туземцев? Остин ещё раз попытался позвать, но ответом была глухая тишина, словно что-то блокировало все пути мысленной связи.

— Подходим к спасательной шлюпке, — сказал Логан. Сторм чуть не задохнулся от тяжёлого запаха гнили — здесь разлагались и животные останки, и растительные. Жертвы… если это и вправду жертвы. И неужели сейчас к этой гниющей груде добавят его и Логана? Землянин попытался вспомнить пару приёмов, которые можно провести даже со связанными руками. «Это оставим на крайний случай», — подумал он.

В отблесках пожара отчётливо виднелся раздувшийся труп лошади, а позади неё на фоне неба проступал силуэт спасательной шлюпки. Как и говорил Логан, шлюпка, похоже, приземлилась благополучно, по крайней мере, следов крушения заметно не было. Но куда же тогда подевались выжившие?

Остин так ожидал схватки у шлюпки, что просто растерялся, когда они прошли мимо. Только Барабанщик вынул откуда-то пару молитвенных перьев и пустил их по ветру в сторону шлюпки. Нет, их ждало что-то другое. И снова в воображении Остина возник притаившийся в засаде зверь — чуткий, насторожённый и в какой-то мере разумный.

Новый подъём, на сей раз по такому крутому и каменистому склону, что пленники не могли удержаться на ногах и их почти волоком втащили на верёвках. Пару раз Сторму удалось опуститься на колени, чтобы чуть-чуть передохнуть и оглядеться.

По дороге от спасательной шлюпки они пересекли несколько выжженных полос, но гарь была давняя, даже дымного запаха уже не было. Все больше и больше камней выглядывало из травы, вот уже кончились и заросли кустарников, теперь их окружали голые скалы. Потом процессия свернула в какую-то расщелину и Сторм почувствовал под ногами неровные ступени.

Лестница вывела их на широкий уступ, точнее, на небольшое плато. В скале прямо перед ними чернело отверстие. Но оказалось, что они все ещё не пришли. Пленников повели дальше, вдоль по уступу, плавно загибающемуся к востоку. Приближалось утро, и Сторм с тревогой подумал, не вышли ли они из зоны искусственного климата. Может так это и задумано — оставить чужаков умирать от солнечного жара на вершине священной горы?

Вход в пещеру давно скрылся из виду, и карниз, по которому они шли, превратился в узкую тропинку между скалой и пропастью. Дорога стала ровной и невольно напомнила Сторму похожую дорогу по ту сторону Пиков, где ему пришлось принять бой с последним на Арцоре хиксом. Это были остатки цивилизации Запечатавших Пещеры.

Дорога кончилась внезапно, словно обрезанная ножом. Прямо перед ними была скала, а в ней — несколько проходов, закрытых какими-то чёрными плитами. Барабанщик остановился и выбил какую-то замысловатую дробь, словно приветствуя тех, кто был по ту сторону плит.

Когда эхо барабана затихло, Вождь подозвал воина, который нёс пояса с оружием пленников. Он методично переломил лезвия охотничьих ножей, потом так же спокойно разбил парализаторы о камень, доказав этим, что не первый раз имеет дело с инопланетным оружием. Потом он подозвал воинов, отдал какой-то приказ и отступил в сторону.

Воины встали перед чёрной дверью, упёрлись в неё ладонями и нажали. Дверь повернулась, открыв узкий проход. В открывшееся отверстие Вождь бросил пояса и изуродованное оружие пленников, а потом их самих подвели к тёмной дыре и с такой силой толкнули в спины, что они буквально влетели внутрь и провалились в густую, плотную темноту.


Глава 8 | Повелитель грома [Бог грома] | Глава 10