home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


18

После ухода Ройанса и Флориана Иса не стала вызывать придворных дам, а долго сидела, погрузившись в раздумья и постукивая пальцем по зубам. Хотя на время ей удалось избавиться от сына, ее тревоги отнюдь не утихли. Скорее, они даже усилились.

Она поняла, что ей снова придется прибегнуть к услугам своего посланца. Необходимо узнать, соответствуют ли действительности ее ощущения. В теперешнем сложном положении стратегия выжидания и наблюдения не пойдет на пользу. Иса чувствовала, что время работает не на нее. Ей необходимо было предпринять все доступные шаги, чтобы не оказаться во власти стремительно изменяющейся ситуации. В это мгновение королеве казалось, что она способна на все — и при необходимости откроет даже давние тайны.

Она поспешно поднялась по потайной лестнице на головокружительную высоту башни и отправила Туманчика в полет. А потом вернулась в свои покои, призвала фрейлин, снова достала вышивку и приготовилась ждать.

Но пока она выжидала, производя на окружающих впечатление безмятежной женщины, которая занята только подбором правильных оттенков ниток для своего рукоделия, она размышляла над куда более серьезными проблемами. Та короткая сцена между леди Марклой и Ройансом… Иса предчувствовала, что такое может повториться. К тому же она видела, что Маркла отнюдь не будет равнодушна к тому вниманию, которое ей окажут при дворе. Над этим следует поработать.

Иса давно уже решила воспользоваться заклинанием, которое заставило бы Харуза почувствовать влечение к Маркле. Благоразумие требовало, чтобы она тайно присоединила к нему небольшое дополнительное волшебство — чтобы Маркла точно так же заинтересовалась Харузом, забыв обо всех остальных. Иса прекрасно знала, что предотвращать возникновение проблем гораздо разумнее и проще, чем решать их после того, как уже они появились.

Наконец, сославшись на усталость, королева отпустила дам и приказала, чтобы ей в покои принесли сытный обед. Когда служанка поставила поднос на стол и направилась к дверям, Иса остановила ее.

— Где леди Маркла? — спросила она.

— Внизу, в столовой, ваше величество, — ответила девушка, немного растерявшись: прежде королева никогда не обращалась к ней.

— Пойди к ней и скажи, что я желаю переговорить с ней прежде, чем она отправиться спать. Скажем, в одиннадцатом часу.

— Да, ваше величество, — сказала служанка, низко приседая.

И тут же отправилась выполнять приказание.

Когда Иса съела все, что стояло у нее на подносе, она снова поднялась по крутой потайной лестнице. К этому времени Туманчик уже должен был вернуться. И действительно: крылатое существо влетело в окно даже раньше, чем королева успела отдышаться после подъема.

Она протянула руку, и Туманчик сел на нее. Иса заглянула в глаза своего крылатого слуги, чтобы увидеть все то, что он сам видел во время своего полета.

Действительно: события разворачивались даже стремительнее, чем она могла предположить. У нее сильно забилось сердце.

Вот, значит, как? Морские Бродяги, которые присвоили себе Яснекрепость и земли Ясеня, тоже действуют? Иса наблюдала за тем, как они вступают на тропу, ведущую по гребню скал. А еще она увидела других — людей из королевства — и узнала среди них Харуза. А потом… Опасность! Сверху! Она невольно отпрянула и вместе с невидимым Туманчиком взвилась высоко в воздух, подальше от острых клювов и когтей.

Хотя прежде Иса ни разу не видела гигантских птиц, которые жили на скалах вдоль Трясины, она слышала о них и прекрасно знала, насколько опасными они могут быть. Немало торговых кораблей, плававших в этих неприветливых водах, сообщали об их нападениях.

Она почувствовала, когда именно Туманчик стал невидимым: все цвета поблекли. Она все понимала: ее летуну уже приходилось подвергаться нападению существ, значительно превосходивших его силой и жестокостью. Глазами Туманчика Иса видела, как одна из громадных птиц атаковала мужчину, который, скорее всего, был командиром отряда из крепости. И наблюдала за тем, как он падает.

Он наверняка погиб. Это может оказаться полезным. Или, по крайней мере, послужит предостережением для этих авантюристов, заставит их держаться подальше от Трясины. Союз между Морскими Бродягами и Трясиной… Нет, такого нельзя допустить.

Иса хотела было отвернуться, прервать контакт, но оказалось, что это еще не все. Что же еще, ошеломленно подумала Иса, что могло случиться после столь своевременного падения Морского Бродяги? На мгновение у нее закружилась голова от стремительной смены образов. Потом она заметила движение на темном фоне скальной расщелины.

Существо, служившее ее глазами, по спирали понеслось вниз, пока королева не оказалась на одном уровне с женщиной. Нет, скорее это была юная девушка… Похолодев, Иса узнала ту, которая пригрела ее летуна, когда его полет был прерван всплеском таинственной силы.

«Уходи!» — поспешно приказала она Туманчику.

Однако это было глупо. Она видела не то, что происходило в эту минуту, а то, что помнил ее посланец. И она ощутила, что ее летун испытывает симпатию к девушке, несмотря на свою связь с королевой. Иса сжала зубы и стала дальше наблюдать за тем, что принес ей Туманчик. Даже здесь было знание, каким бы нежеланным и неуместным оно ни выглядело. Когда Иса впервые увидела девушку, ухаживавшую за ее летуном, она была сбита с толку мыслью о том, что Алдита могла выжить. Но эта девушка была слишком юной, она не могла быть Алдитой — однако вполне могла оказаться родней Алдиты.

Иса глубоко вздохнула. Кем бы ни была эта особа, она явно обладала некоей силой.

Сила говорит с силой — отрицать это было бы бесполезно. Однако в этой косвенной встрече было нечто такое, что странно действовало на Ису, чего она не могла ни понять, ни объяснить. Сила девушки проистекала не из тех древних книг и ритуалов, которые послужили источником ее собственных знаний. Неприрученная и неразвитая сила была присуща ей от рождения.

И потом… небольшие жесты, поворот головы… Губы Исы сложились так, словно она готовилась плюнуть и надеялась на то, что попадет в девушку. Королева выругала себя за глупость, за то, что скрывала правду от самой себя, надеясь, что ошибается.

Она наблюдала — не могла не наблюдать — за тем, как разворачивается туманная сцена. Та, которой не следовало появляться на свет, нашла упавшего Морского Бродягу и принялась ухаживать за ним с уверенностью хорошо обученной целительницы. И, глядя на нее, Иса скрипела зубами от ярости. Почему эта девица не погибла, как было задумано? И почему предводитель разведчиков Яснекрепости тоже не погиб?

Только большим напряжением воли королева Иса не позволила своим зубам застучать от страха. Иноземцы в Трясине всегда погибали: это знали все. Тогда как же…

Нет, твердо сказала она себе. Это все нервы она просто себя обманывает. Нет сомнений в том, что Алдита давно умерла. Может ли эта девушка оказаться дочерью Алдиты? Со все большей уверенностью Иса могла сказать, кто эта девица. Значит, она незаконнорожденная, и если объявится в Ренделе, то не сможет рассчитывать ни на что, кроме скорой смерти.

Яснеродные отвернулись от Алдиты из-за того, что она легкомысленно отдалась какому-то неизвестному мужчине, не будучи его женой. И из-за нее весь род пришел в упадок. Иса поморщилась. Да, Дом Ясеня пал, и она, королева, сыграла в этом падении большую роль. Она знала, что представители Ясеня не дали бы Алдите приюта, даже если бы той удалось до них добраться. Но кто же мог приветить ее в Трясине? И ребенок… Как девочка могла выжить в Трясине?

Лицо Исы исказилось еще сильнее. А как насчет той силы, которую она так давно ощущала в глубине Трясины? Это ее враг? Может быть, эта незаконнорожденная — всего лишь орудие, которое готовится на тот день, когда его можно будет обратить против королевы? Сам факт, что девчонка осталась жива там, где ее должна была ждать неминуемая смерть, говорил о том, что ее жизнь сохранил некто, обладавший немалой властью.

Либо это так, либо девица сама принадлежит к трясинному народу, по крайней мере наполовину. Иначе почему бы они ее приняли и позволили ей жить — этой распустехе, этой мерзости? Только так можно было объяснить то, что она может свободно ходить по Трясине, тогда как Исе приходится смотреть на все глазами Туманчика. Королева почти жалела о том, что не видит ничего, кроме лица девицы. Наверняка оно выглядит крайне нелепо, венчая недорослое тело трясинной женщины. Наверняка ее сходство с Ясенем заканчивается на уровне шеи.

Так. Именно искореженные руки этой девицы подняли летуна тогда, когда его сшибла на землю странная сила. Исходил ли тот удар от самой девицы? Нет, вряд ли. Иса потратила много лет на то, чтобы усвоить то, что она теперь знала. А эта девица… Иса подсчитала годы. Ей шестнадцать. Да, шестнадцать. Она — ребенок, глупый незаконнорожденный ребенок!

Сумеет ли девица действительно вылечить раненого Бродягу из крепости, вернуть его родне? Достаточно плохо было уже и то, что появился риск союза между пришельцами и трясинным народом. И если эта нелепая отверженная станет связующим звеном между ними… Это может оказаться провалом, полным провалом всех планов, которые Иса лелеяла столько лет. Королеве показалось, что Великие Кольца стали менее плотно охватывать ее пальцы, словно предвидя тот момент, когда они покинут ее ради другой. Нет!!!

Внезапно перед ее глазами словно опустилась черная пелена. Иса поняла, что Туманчик разорвал контакт. Королева больше не видела ничего за пределами здесь и сейчас. Она покормила своего посланца и вернула его в обтянутое шелком гнездышко. А потом откинулась на спинку кресла и вперила взгляд в стену — стену, на которой она вдруг начала рисовать одну зловещую ситуацию за другой и на которой внезапно возникли изображения ее многочисленных врагов…

Харуз отправился на охоту на границу с Трясиной. Знает ли он — или хотя бы подозревает — о существовании той девицы? Ну, на этот вопрос она сможет найти ответ. Когда о злоключениях Алдиты шептались по всем углам, Харуз был еще ребенком и не жил при дворе. Может знать, может не знать. Но вскоре им займется Маркла и все выяснит… А вот какой силой может владеть эта незаконнорожденная мерзость? Исе необходимо это понять. Она приказала себе успокоиться. Теперь, когда ей известно, в каком направлении следует направить усилия, она не может позволить себе неуместной спешки. Более того — спешка может оказаться ее злейшим врагом.

К тому же у нее был еще один замысел, и, чтобы его осуществить, ей необходима будет помощь. Иса устало поднялась на ноги. Ей придется снова спуститься вниз, а потом опять подниматься по этим крутым ступенькам…

Леди Маркла уже дожидалась ее.

— Пойдем со мной, — без всяких церемоний распорядилась Иса. — Я собираюсь заняться кое-чем тайным, и мне придется позаимствовать твои силы.

— Как прикажете, ваше величество, — отозвалась Маркла.

Не говоря больше ни слова, она следом за королевой поднялась на башню. Иса раскрыла лежавшую на отдельном столе книгу на заранее заложенной странице.

— Встань позади меня и положи руки мне на плечи, — велела она Маркле. — Твоя сила перетечет ко мне, когда будет нужно.

Молодая женщина сделала, как ей приказали. Иса начала читать по книге — вслух, но негромко. Она собиралась сделать сегодня кое-что такое, что вообще-то могло оказаться смертельно опасными. Иса уже прочла все указания, и не просто прочла, а подробно изучила — и решила, что поняла все, но до сих пор она не пыталась воплотить свое понимание в деле.

Над столом начал собираться туман, словно открывалось окно в иной мир. Иса быстро оглянулась назад, но по лицу Марклы поняла, что ее помощница не видит размытого пятна, возникшего прямо в воздухе. Осмелев, королева стала читать дальше, произнося слова громче. А потом вдруг раздался резкий хлопок, и она обнаружила, что стоит… кажется, в пещере. В центре пещеры извивался столб огня, а в огне была заточена трясинная женщина.

Нет. Не трясинная, хотя и похожа на таковую. Эта женщина казалась древней, не будучи с виду особо старой, и даже в плену держалась так, что Иса мгновенно ощутила ее силу.

— Ты здесь. Помоги мне, — приказала старуха. Она протянула к Исе руку, словно требуя, чтобы та взялась за нее.

Королева медлила.

— Кто ты?

— Я — та, кому тебя прислали помочь. Moе имя Зазар.

Зазар! Несколько мгновений Иса могла только непонимающе смотреть на эту легендарную личность.

— Ну, чего ты ждешь? — нетерпеливо спросила Зазар.

Иса неохотно протянула свою изящную, ухоженную руку к обветренной и морщинистой руке старухи. Но прежде чем та успела к ней прикоснуться, новый почти бесшумный взрыв принес в пещеру ту молодую женщину, которую Иса недавно видела глазами Туманчика. Она выглядела не так, как ожидала Иса: видимо, заклинание ее приукрасило, так что девушка казалась нормальным человеком.

— Зазар! — воскликнула девушка.

— Мне следовало бы догадаться, что понадобитесь вы обе, — заметила Зазар так безмятежно, словно подобные перемещения были делом совершенно обычным. Но, решила Иса, возможно, для нее так оно и было. — Ну, давайте.

Зазар протянула и вторую руку.

Девушка ухватилась за нее, не колеблясь, и спустя секунду Иса взялась за ту руку, что была протянута ей. Совершенно непринужденно, словно переходя из лодки на берег, Зазар вышла из огня, и он тут же погас у нее за спиной.

— Полагаю, вам следует познакомиться прямо сейчас, раз вам суждено рано или поздно встретиться во внешнем мире. Иса, это Ясенка. Ясенка, это Иса.

А потом пещера и ее обитатели исчезли, и Иса отшатнулась назад, налетев на Марклу.

— Что случилось? — потрясенно спросила Иса.

— Ничего, — с недоумением ответила Маркла. — Вы читали, а потом замолчали, а потом чуть было не упали. Я вас подхватила.

— И все?

— А должно было случиться что-то еще?

— Конечно нет. Нет. Ничего больше.

— Как вы?

Иса осторожно пошевелила руками и ногами. Они ослабели и дрожали, но не сильнее, чем случалось раньше. Она знала, что ее заклинание имело далеко идущие последствия и не обо всех она знает и, возможно, никогда не узнает. Иса ощутила горечь во рту.

— Мне нужно сесть. Мне нехорошо.

— Вы сможете спуститься по потайной лестнице?

— Не думаю. Пожалуйста, спустись по главной и пришли мне на помощь слуг. Мне нужно лечь в постель.


Ясенка решила подняться на скалы, потому что спуститься вниз с этой стороны никто не смог бы без большого риска. С другой стороны гряды спуск оказался куда более легким, чем могло показаться на первый взгляд. Только тогда до Ясенки донеслись крики, звучавшие на фоне равномерного рокота волн, — и кричали люди. Девушка поспешила найти для себя укрытие, забравшись за груду камней, которую могли положить здесь в качестве маяка для плывущих по морю кораблей.

Она быстро обнаружила, что эту трудную поднебесную тропу избрала не она одна. С юга двигался отряд из четырех человек, которые, судя по их одежде и вооружению, были иноземцами. Ее охватила паника, так что даже дышать стало трудно. А что, если в этом отряде окажется и тот мужчина, по следу которого она шла?

Но кто бы они ни были, им приходилось защищаться. Птицы напали на них еще до того, как Ясенка закончила подъем. Она как раз успела увидеть, как в результате этой атаки один из мужчин потерял равновесие. Когда он упал вниз, вместе с ним упали и два непонятных блестящих предмета. Ясенка не представляла себе, что это такое, и понимала, что помочь мужчине невозможно. Его тело упало с края скалы не в сторону моря, а в сторону Трясины.

Он исчез в поросли высоких папоротников и остался лежать у самого подножья скалы. С ее места видна была только вытянутая в сторону рука. Чуть подальше один из ярких предметов, блеснувших во время падения, отражал солнечный свет. Было ли то оружие? Его спутники не могли прийти ему на помощь: птицы продолжали налетать на них. Трое оставшихся отступили, чтобы поискать укрытие, из-под которого было бы легче защищаться. Один мужчина выпрямился и пустил в ход такое оружие, какого Ясенка прежде никогда не видела. Он держал изогнутую палку, концы которой были стянуты бечевой. На туго натянутую бечеву он пристроил другую палку. Оттянув назад бечеву с палкой, он отпустил их — и маленькая палка вонзилась в основание шеи громко орущей птицы. Птица захлопала крыльями над самой головой Ясенки, а потом рухнула вниз и исчезла в волнах.

Похоже было, что другие птицы поняли опасность, потому что они прекратили нападение. Мужчины какое-то время безрезультатно искали своего упавшего товарища, а потом отчаялись и ушли. Ясенка поняла, что папоротники полностью закрывали тело со всех сторон — и только из своего убежища она могла что-то увидеть. А еще она поняла, что у нее нет оружия, которым можно было бы отразить атаку птиц, если те вернутся. Ей остается только снова проползти через скальный туннель и поискать другую дорогу в Трясину.

Идя обратно, она думала о тех мужчинах, которых недавно видела. Они явно были иноземцами. А поскольку тот, кого она выслеживала, тоже был иноземцем, то, наверное, они явились из одного и того же места. Прошло очень много времени с тех пор, когда внешний мир в последний раз пытался вторгнуться в Трясину. Что заставило вооруженный отряд прийти сюда?

Протискиваясь сквозь расщелину, Ясенка все еще слышала крики птиц. Сбросив мешок, она подползла к самому краю обрыва. Отсюда вершины скал не были видны, не смогла она увидеть и того места, куда упал иноземец. Ну, по крайней мере птицы ее не заметили, так что ей надо только переждать какое-то время — а потом она сможет снова искать укрытия в Трясине.

Шум боя еще не стих. Ясенка поняла, что птицы просто поменяли объект нападения и теперь с яростными криками наседали на кого-то другого. Звучал барабанный бой, но это не был резкий звук тревоги, которую отбивали трясинные жители. Ясенка зажала уши ладонями. Звук наваливался на нее, как, наверное, и на птиц, прикасался к какому-то очень уязвимому месту в глубине сознания. И талисман у нее на груди зажегся искрой пробудившегося огня.

Это явно был не простой барабан: хотя поначалу звук был низким и едва слышным, теперь он, казалось, наполнил собой всю Трясину. Потом отчаянно закричали птицы — и стало тихо. Ясенка решилась наконец отнять ладони от ушей. Барабан еще стучал, но совсем негромко, не сотрясая тела. Крики смолкли, словно барабанной дробью птиц сорвало с неба, унеся в никуда.

Решившись пойти на риск, Ясенка выползла из расщелины и чуть подвинулась к краю скалы. Она по-прежнему не видела места сражения, но теперь других звуков помимо ритмичного стука не слышно было. Дробь стала стихать, и Ясенка почувствовала, что странное беспокойство, которое эти звуки в ней пробуждали, отступило. Что-то замерцало в воздухе прямо на уровне ее лица, но когда она попыталась разглядеть, что это, мерцание исчезло. Ясенка легла там, где стояла, и чутко прислушалась. Птичьих криков больше не было слышно. Барабанная дробь смолкла. Наконец девушка почувствовала, что может двигаться дальше. Она вышла на вершину скалы. Мужчины, птицы — и барабан — все исчезли.

Вот и хорошо. Ясенка вытащила за собой свой дорожный мешок. Достав из него кусок сплетенной из лозы веревки, она снова тщательно увязала мешок и прикрепила веревку к нему. И вот уже начала осторожно спускать мешок с обрыва вниз, крепко держа веревку; потом веревка кончилась.

Ясенке видно было, что мешок повис над осыпью камней у подножия скалы и медленно крутился. Подведя его ближе к скале, она отпустила веревку — и мешок благополучно упал на камни. После этого Ясенка стала спускаться следом за ним.

Она продолжала чутко прислушиваться, но птичьих криков не слышно было до тех пор, пока ее ноги не коснулись земли Трясины. Удары барабана превратились в далекий ропот.

Ясенка свернула веревку и снова спрятала ее в мешок. Забросив его себе на спину, она определила свое местонахождение по отношению к тому месту, куда упал тот мужчина. Там шумела река, стремясь к морю.

Иноземцу ничем не поможешь. Он наверняка погиб. Ясенка настроила свой указатель пути на вход в туннель, который вел на остров Зазар. Определенно, единственное, что она может сделать, — это как можно скорее вернуться туда…

Делая первые шаги, она снова вспомнила, как смотрела сверху на то место, где папоротники скрыли тело пришельца. Конечно же, он мертв.

Девушка благоразумно решила возвращаться тем же путем, которым пришла сюда накануне. Однако ей дважды пришлось отклониться глубже в Трясину, чтобы найти проход… да и вообще ноги почему-то сами несли ее в другую сторону. Время от времени она поглядывала на вершины скал, но, насколько могла судить, оттуда на нее не смотрели ни птицы, ни иноземцы.

Неожиданно Ясенка наткнулась на ту вещь, которую уронил незнакомец. Это был кусок металла, длинный и смертоносный. Она поняла что это разновидность ножа, качество которого заметно превосходило все то, что ей случалось видеть. Хотя девушка не умела пользоваться таким оружием она решила взять его с собой и прикрепила к своему мешку, так, чтобы не мешал при ходьбе.

А потом Ясенка добралась до того места, куда упал сам незнакомец. Его рука, высунувшаяся из-под помятого и спутанного папоротника, была такой же неподвижной, как в первое мгновение, когда Ясенка ее увидела. Очень скоро падальщики Трясины набросятся на тело. Зубы и когти сорвут с него плоть, а потом раздробят и кости. И в конце концов от него не станется и следа.

Ясенка судорожно сглотнула. Лежавший здесь не был ей родней. Какое ей дело, что станет с неизвестным пришельцем? Даже его собственные родичи не смогли ему помочь.

Ей в голову пришла непрошеная мысль: а что если бы она немедленно пришла на помощь Кази? Может быть, тогда старуха и сейчас была бы жива? Девушка двинулась к тому месту, где лежал иноземец. А что, если он не мертв, а только ранен? Рука Ясенки легла на рукоять ножа. Лежать беспомощному, когда придут хищники…

Она отвела в сторону смятый папоротник — и впервые увидела упавшего. Вторая блестящая вещь, кажется, была защитным покрытием, которое он надевал на голову. Оно исчезло, а спутанные волосы чужака слиплись от крови… при этом сами волосы оказались почти такими же яркими как круглые кусочки гладкого металла, которые Зазар бережно хранила у себя в доме. Ясенка знала, что эти кружочки играют какую-то важную роль в жизни иноземцев. Пряди волос чужака были не красными, как языки пламени, и не желтыми, как болотный корень, а соединяли в себе оба эти цвета. Тут кое-что привлекло ее внимание целительницы. Ясенка присела на корточки и сняла со спины мешок. Наклонившись вперед, она осторожно дотронулась до руки мужчины. Рука оказалась не ледяной, как ожидала девушка, а теплой. Неужели он еще жив? Он упал с такой высоты, что должен был бы разбиться насмерть. Наверное, заросли папоротника смягчили удар и уберегли его от серьезных ран.

Теперь ее пальцы стали двигаться быстрее. Просунув их под воротник гибкой металлической рубахи, Ясенка нащупала жизненный пульс. Он оказался ровным и сильным. Похоже, судьба все-таки благоволит к этому человеку и его раны можно вылечить. Что, если она позаботится о нем до тех пор, пока не вернутся его товарищи? Но если он будет беспомощно лежать здесь, словно приманка для болотников, ей его не защитить.

Тем не менее Ясенка принялась действовать так, словно перед ней был один из мужчин трясинного народа, чей клан обратился к ней за помощью. Она быстро и умело использовала те средства, которые были у нее с собой, внимательно следя за тем, чтобы делать все необходимое в нужной последовательности.

Одна из костей предплечья оказалась сломана, а ей не удалось высвободить руку из металлической рубахи. Однако руку можно перевязать и так, чтобы он мог двигаться, не делая хуже самому себе.

Перевернув незнакомца на спину, Ясенка смогла наконец рассмотреть его лицо. Смочив клочок мха одним из снадобий Зазар, она начала промывать рану у него на голове. Когда она дотронулась до этого места, мужчина тихо застонал, но глаз не открыл.

Незнакомец оказался совсем не похожим на того иноземного убийцу, за которым следила Ясенка. Она решила, что этот человек значительно моложе. Ей понравилось его лицо, с которого она стерла кровь. Интересно, из какого он клана — вернее, раз он иноземец, из какой семьи? Она закончила перевязывать ему голову, нарвала папоротников и подложила ему вместо подушки. Сможет ли она напоить его укрепляющим снадобьем? Ясенка тревожилась все сильнее. Оставаться здесь, где пахнет кровью, было опасно. Что, если…

Раненый открыл глаза и посмотрел на нее. Казалось, будто он не видит Ясенку, а смотрит насквозь, ища что-то знакомое. Он заговорил. Его голос чуть дрожал, а слова показались ей бессмысленными. Ясенка протянула было руку, чтобы прикоснуться к его лицу, но остановилась, не закончив жеста. Они чужие друг другу. Как она может предложить ему исцеляющее прикосновение?

Он продолжал озираться. Его глаза устремлялись мимо Ясенки, словно она была невидима, однако голос стал сильнее и зазвучал требовательно. Однако если он и задавал какие-то вопросы, то ответа на них не получал.

Ясенка снова залезла в свой мешок и достала маленький глиняный флакончик, тщательно обернутый мхом. Вынув из него пробку, она решительно приподняла голову мужчины и поднесла бутылочку к его губам. Он сделал глоток, не протестуя. На этот раз, подняв глаза, он, похоже, Ясенку увидел. И слегка нахмурился, словно девушка показалась ему очень странной.

— Ты ранен, — Она постаралась говорить очень медленно, делая паузы после слов, чтобы ему легче было ее понять — если он вообще был на это способен. — Не двигайся. Отдыхай.

Его брови сдвинулись еще сильнее. Он попытался приподнять голову, но застонал и закрыл глаза — чтобы больше их не открывать. Ясенка не двигалась. Похоже, ей нужно найти для него какое-то укрытие. Но где оно и как ей его туда доставить?


предыдущая глава | Смерть или престол (Книга Дуба) | cледующая глава