home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


20

Леди Маркла была весьма довольна собой. Ей удалось не только обмануть всех придворных Ренделшама, но и совершенно очаровать Харуза. А ведь Харуз несомненно был самым привлекательным и завидным мужчиной при дворе. Она переехала в его городскую резиденцию, а теперь уже серьезно обдумывала предложение погостить у него в Крагдене. Конечно, в этом приглашении не было ничего, что можно было бы счесть нарушением приличий: ведь Маркла была дальней родственницей лорда Харуза, а среди родни такие приглашения были делом обычным.

Ну а если впоследствии они несколько сблизятся… кто сможет помешать им спрятаться от глаз прислуги и тайно проверить, какое продолжение могут иметь эти нежные чувства? Таким тоже никого не удивишь в Ренделшаме.

И при этом Маркла будет усердно выполнять свои обязанности по отношению к королеве. Вот уж кто по-настоящему опасен! С Исой никогда нельзя забывать об осторожности. Имея столько доводов «за» и ни одного «против», Маркла решила принять любезное приглашение Харуза. Однако об этом следовало оповестить королеву.

Направляясь в покои Исы, Маркла имела неудовольствие встретиться с принцем Флорианом. Хорошо хоть тот выглядел не таким пьяным, как обычно. К сожалению, это ничуть не отразилось на его манерах.

— О прелестница! — Принц преградил дорогу Маркле, уперев руку в стену. — Чем ты занимаешься в этот чудесный день?

— Ничем, ваше высочество, — ответила она. — Я иду к вашей матушке, ее величеству королеве.

— Значит, она вызвала тебя к себе?

Маркла не стала отвечать.

— Может, ты предпочтешь вместо этого провести часок в моем обществе?

— Мои предпочтения тут ни при чем, ваше высочество, — сказала она. — А теперь пропустите меня, пожалуйста. Ее величество будут недовольны моим запозданием.

— Твои предпочтения ни при чем, а вот мои — при чем. Если я признаюсь, что предпочитаю, чтобы ты пошла со мной, что скажешь? Или проехалась бы со мной верхом, а? — Он облизал и без того влажные губы. — Это удачная мысль! Как бы я проехался верхом на…

— Прошу вас, ваше высочество! Вы забываетесь.

— Не притворяйся невинной девицей, Маркла из Валваджера. Известия о твоей подмоченной репутации тебя опередили. Но думаю, что даже ты могла бы кое-чему у меня научиться, если бы только…

Маркла воспользовалась представившимся ей шансом и поднырнула под преграждавшую ей путь руку принца.

— Королева… мой долг… — пролепетала она, бегом устремляясь к безопасности, которую обещала ей дверь в покои королевы.

— Ну что ж, тогда можешь кое-что передать госпоже моей матушке! — крикнул он ей вслед. — Скажи ей, что я добьюсь, чтобы ее перестали пускать в спальню моего отца! При дворе все знают, что это она поддерживает в нем жизнь…

Но Маркла поспешно закрыла за собой дверь, заглушив последние слова принца Флориана. Она привалилась к створке и закрыла глаза, пытаясь успокоиться.

— Входите, Маркла, — пригласила ее королева. — Вижу, вы только что побеседовали с моим сыном.

— Да, — с горечью подтвердила Маркла.

— Ну, так побудьте здесь, со мной. Мне сообщили, что вы с графом Харузом стали добрыми друзьями.

Маркла подумала, что не особенно нужна королеве: у Исы и без того хватало шпионов и доносчиков.

— Действительно, — ответила она. — Мы много времени проводим в обществе друг друга. Когда он не ездит на охоту.

— Ну, полагаю, вы смогли бы убедить его больше времени проводить дома, если захотели бы.

— Он пригласил меня погостить в Крагдене.

— Это должно бы заставить его больше внимания уделять своему дому.

Маркла отметила про себя, что королеву ее сообщение нисколько не удивило. Следовательно, она знала о нем заранее.

— Значит, вы не будете возражать, если я отправлюсь туда в качестве гостьи?

— Конечно не буду! Ведь, в конце концов, он же ваш родственник, не правда ли? Ваши связи с годами ослабели, но родня есть родня. А в наши тяжелые времена друзья должны цениться особенно высоко.

— Как будет угодно вашему величеству, — сказала Маркла.

Опустив взгляд, она низко присела перед королевой. Что-то носилось в воздухе… Маркле уже случалось видеть королеву в таком настроении, и всегда оказывалось, что та что-то замышляет — что-то, не слишком приятное для других. Маркле хотелось надеяться, что на этот раз планы королевы не направлены против нее. Ей не хотелось бы скрестить с Исой оружие.

— И к тому же крепость Крагден видна из моей башни — ведь она расположена в самом начале нашей долины. До нее всего час неспешной езды, если вам захочется приехать со мной повидаться. — Иса улыбнулась, а Маркла едва удержалась, чтобы не вздрогнуть. — Подумать только: если бы у меня была трубка дальновидения, я смогла бы заглядывать к вам в окно!

«Или ты можешь отправить ко мне то существо, которое себе подчинила, — подумала Маркла. — То, которое ты считала невидимым в его обтянутой шелком корзинке. Только я о нем знаю. Да, знаю!» Но вслух она только произнесла:

— Я всегда к услугам вашего величества.

Иса снова улыбнулась.

— Конечно. Я в этом не сомневаюсь. А теперь подойдите и помогите мне. Как видите, я читала. Некоторые из этих книг надо вернуть в книгохранилище Великого Собора. Это я могу доверить далеко не каждому: книги очень древние и ветхие. И, что самое главное, они очень ценные.

Маркла кивнула. Значит, королева снова занималась магией. Казалось бы, Исе следует извлечь урок из той ужасной ночи… Маркле тогда показалось даже, что королева убьет себя… Она до сих пор помнила покалывание силы, что текла через ее руки, лежавшие на плечах у королевы. А потом, когда Иса пошатнулась и упала и Маркла едва успела ее подхватить… Нет, заниматься подобными вещами крайне неразумно! Маркла начала складывать указанные ей книги в стопку, чтобы потом уложить в корзинку и отнести в Собор. Но одна из книг выпала у нее из рук, и ей пришлось за ней наклониться.

Книга раскрылась на цветной иллюстрации, и заинтригованная Маркла перевернула пару страниц. И тут же удивленно замерла.

— Этот рисунок мне знаком! — воскликнула она.

— Какой, дитя? — спросила королева.

Она повелительно вытянула изящную руку, и Маркла передана ей книгу, показывая, что именно привлекло ее внимание.

— Вот этот. Он очень похож на тот, который Харуз недавно очень внимательно рассматривал в одной из своих книг. — Маркла посмотрела на корешок книги. — О, оказывается, это экземпляры одного и того же текста! Как бы то ни было, его внимание привлек вот этот рисунок.

Обе женщины посмотрели на раскрытую страницу. На ней было очень подробное изображение броши. Золотой обруч вокруг золотого же пламени, охватывающего синий корабль. Тут не было никакого девиза, хотя место для него было оставлено, и никакого объяснения происхождения рисунка.

— Любопытно, — небрежно заметила королева.

Закрыв книгу, она вернула ее Маркле, всем своим видом показывая, что нисколько не заинтересовалась услышанным. Однако самая жизнь Марклы зависела от способности правильно оценивать мысли, настроения и поступки тех, кто ее окружал, — и сейчас все ее инстинкты требовали, чтобы она не дала себя провести. А в том, что королева именно хочет ее обмануть, Маркла не усомнилась ни на секунду. Иса знала об этом рисунке куда больше, чем готова была признать.

Маркла решила раскрыть эту тайну. Сейчас, живя в городском доме Харуза, она пребывала в относительной безопасности; а перебравшись в крепость Крагден, и вовсе сможет избегать Флориана. А заодно окажется вдали от зорких глаз королевы, и рано или поздно получит возможность заняться расследованием. Но пока она кротко и послушно собрала книги, которые следовало вернуть в книгохранилище Собора.


Ясенка подняла голову и прислушалась. Оказалось, что ее бросили неподалеку от Оберна. Девушка хорошо знала, что теперь все они превратились в легкую добычу для трясинного народа — пусть даже те, кто их захватил, об этом не подозревали. Плот был медлительным и неуклюжим, тогда как примитивные лодки трясинного народа быстро и ловко носились по извилистым протокам.

А потом Ясенка с изумлением увидела, что мужчина, голову которого окутывал туман, сделал нечто такое, что, похоже, повысило их шансы на спасение. Он взял какой-то мешок и, воспользовавшись прикрепленной к нему тростниковой трубкой, всосал часть его содержимого. А потом выдул странный порошок на воду позади плота. Подняв голову чуть выше, девушка наблюдала за тем, как порошок превратился в маслянистый налет на поверхности воды.

— Огонь, Эгерн, — приказал иноземец.

Один из солдат достал уголек из накрытого крышкой горшка и бросил его на маслянистую пленку. Она мгновенно вспыхнула. Если бы охотники Трясины и попытались преследовать отряд, им пришлось бы дожидаться, пока погаснет огонь.

Иноземцы переплыли полосу открытой воды, окружавшую остров с развалинами города, и завели плот в протоку, которая была настолько хорошо скрыта водной растительностью, что Ясенка не заметила ее тогда, когда они с Зазар плыли к острову. Здесь вода была неспокойной, ее поверхность бурлила от движений опасных глубинных тварей.

— Водяные! — заметил солдат по имени Эгерн. — Еще огня, милорд?

— Да. Выдай им щедрую порцию.

Эгерн принял из рук окутанного туманом командира мешок и трубку, выдул в воду новую порцию порошка. Но несмотря на огонь, который пылал так близко, что его языки лизали край плота, солдатам с шестами пришлось прокладывать путь сквозь плотную массу подводных чудовищ. А потом сквозь рев пламени, на фоне криков солдат и умирающих водяных Ясенка услышала бой барабанов. Ей показалось, что он доносится с той стороны, куда они направлялись.

— Хорошо, что эта протока не слишком длинная, — сказал Ральз. Он усердно работал шестом. — Вот и река. Теперь осталось только ее пересечь — и мы почти дома.

— Угу, вот только порошок почти закончился, — откликнулся Эгерн.

Он продолжал держать мешок, и Ясенка увидела, что его бока сильно опали.

— Впереди опасность, — объявил командир. — Внимание! Там всего лишь трясинные охотники, но позаботьтесь о тех, кто у нас на борту.

В эту минуту плот зашуршал по дну, и не успели иноземцы выйти на берег, как на них набросились трясинные люди. Со всех сторон Ясенка слышала крики, хрипы и удары мощного оружия иноземцев по панцирям трясинных воинов. Время от времени дубинка одного из трясинных охотников гулко ударяла о броню иноземца или слышался всплеск, иногда сопровождающийся криком: кто-то падал в реку, где осмелевшие водяные, которых к тому же раздразнил запах крови, выскакивали из оставшейся позади протоки. Два раза на Ясенку чуть было не наступили, и она слышала, как застонал Оберн, на которого кто-то налетел. Снова затрещал огонь — Ясенка решила, что на это ушел остаток порошка, — и люди завопили от боли.

А потом сражение закончилось. Оставшиеся в живых трясинные воины забирались в свои лодки и спешили отплыть, пока их суденышки не загорелись. Они продолжали кричать и размахивать оружием. Кто-то метнул копье, и оно вонзилось в плот между Ясенкой и Оберном, которые вынуждены были лежать, словно связанные утки. Один из иноземцев вырвал копье и с проклятьем послал его в своего противника. Еще один крик сообщил Ясенке, что копье попало в цель.

— Мы вам попомним, иноземцы! — донеслась из темноты угроза. Ясенке показалось, что она узнает голос Джола. — И тебе, иноземское отродье, тоже! Мы все запомнили! И Трясина это вам так не оставит, нет!

Еще один отряд иноземцев вышел из зарослей. Они были вооружены изогнутыми палками, бросавшими маленькие острые копья, — и воспользовались этим оружием, чтобы прикрыть людей с плота, дав им высадиться на землю. Окутанный туманом человек заметил любопытный взгляд Ясенки.

— Это называется «лук», — объяснил он. — А летящие орудия называют стрелами.

— Я и сам мог бы тебе это сказать, — проворчал Оберн.

Мужчина взмахнул рукой, и двое его подчиненных схватили Оберна. Он хрипло дышал, терпя посыпавшиеся на него удары, но молчал.

Мужчина снял с головы блестящий металлический обруч, и на глазах у Ясенки овал света на нем начал угасать. С исчезновением света рассеялся и туман, окутывавший голову незнакомца. Ясенке невольно пришло в голову, что этот мужчина еще более красив и привлекателен, чем Оберн.

— Я — граф Харуз из Крагдена, аристократ Рендела, — вежливо представился он Ясенке. — И еще, я тот, кто вас спас.

С губ Ясенки готовы были сорваться всевозможные возражения: она не нуждалась в спасении, в любом случае ей не нужно, чтобы ее спасал убийца, она не просила о помощи… Однако осмотрительность заставила ее промолчать.

— Я — Ясенка, — сказала она.

На секунду ей показалось, что Харуз удивлен.

— Значит, мое предположение было правильным, — произнес он едва слышно, а потом поклонился и добавил громче: — Трясина подарила мне воистину нечто драгоценное. Новая жизнь ждет вас, леди. Я смиренно благодарю судьбу за то, что именно меня боги сочли достойным, чтобы вывести вас в новый мир.

И тут, несмотря на все ее усилия, Ясенка вспылила.

— Вы сочли нужным вторгнуться в мой дом? Вы сочли нужным поймать меня и моего спутника в сети, словно диких зверей?

— Я вам не враг, леди Ясенка, — отозвался Харуз. — Со временем вы это поймете. Все, что я сделал, было сделано для вашего блага пожалуйста, поверьте.

— Если вы мне не враг, — сказала Ясенка, прилагая все силы к тому, чтобы у нее не дрожал голос, — тогда почему вы убили ту, которая была в услужении моей наставницы?

— Кого? Кто-то был убит?

— Я это видела! Старуха, калека. Мужчина — такой же, как вы, окутанный туманом, убил ее ударом кулака.

— Я не воюю с женщинами, даже с женщинами трясинного народа.

— И все же я это видела, — упрямо повторила Ясенка.

— Не я один имею способность ходить, укрываясь туманом. Спросите Зазар. Повторяю, миледи: я вам не враг.

Упоминание имени Зазар было для Ясенки неожиданностью. Похоже, она встретилась с одним из тех иноземцев, которые искали у Зазар знаний. И то, что он сказал, вполне могло оказаться правдой. Девушка заставила себя говорить спокойнее.

— Тогда почему я до сих пор связана? И мой спутник тоже?

— Это нетрудно исправить.

Повинуясь жесту Харуза, двое солдат подошли ближе и освободили Ясенку и Оберна от пут.

Секунду она опасалась, что, несмотря на сломанную руку, Оберн попытается сражаться и что люди Харуза его убьют, завершив то, чего не смогли сделать два ужасных падения. Однако ее подопечный, похоже, был достаточно сообразителен, чтобы оценить, насколько ситуация ему не благоприятствует. Он стоял спокойно, растирая запястья, затекшие от тугих веревок, и ожидая, что будет дальше.

А дальше были лошади: еще одно животное, о котором Ясенка слышала, но которого никогда прежде не только не трогала, но даже и не видела. Их с Оберном посадили в седла этих громадных, страшных зверей, и они направились в место, которое, как сказал ей Харуз, называлось крепостью Крагден.


— Приехал ручной пес этого хлыща, — сообщил главному вождю Снолли недовольный Касаи. — Он хочет узнать насчет того договора.

Снолли поднял голову от кипы записей, которые он просматривал, и попытался понять, о чем ему говорит Касаи. Наконец он высказал предположение:

— Ты говоришь о переводчике принца Флориана.

— О ком же еще!

— Вели ему… Нет, очень вежливо пригласи его войти. — Снолли невесело улыбнулся. — По крайней мере, теперь мне есть куда его посадить.

Он указал на несколько разномастных неудобных стульев, стоявших вокруг не менее грубо сколоченного стола.

Люди из Рендела, похоже, ждали прямо за дверью. Дакен с четырьмя сопровождающими вошел, едва только Касаи успел сообщить ему, что главный вождь якобы с нетерпением ждет их.

— Вождь! — проговорил Дакен. — Как приятно снова вас видеть!

— Я тоже рад видеть вас.

Снолли жестом пригласил небольшой отряд сесть за стол. Он приказал принести вина и мысленно отметил, как гости недовольны его невысоким качеством. Дакену удалось это скрыть, его спутникам — нет.

— Спасибо, — сказал Дакен. — Мы благодарны вам за гостеприимство. Не начать ли нам обсуждение, не тратя времени на красивые, но очень долгие формальности?

— Я никогда их не любил, — отозвался Снолли. — Я предпочитаю вести разговор, как мужчина с мужчиной.

— Итак, вождь, скажите мне, как мужчина мужчине, вы решили подписать договор с принцем?

— Я прошу у принца снисхождения. Время траура по моему сыну еще не закончилось. Как только оно закончится, я с небольшим отрядом приеду в вашу столицу, и там…

— Это лучше сделать здесь, вождь.

Снолли внимательно посмотрел на Дакена. «Так, — сказал он себе. — Значит, это нечто, что должно держаться в тайне и совершиться здесь, на окраине королевства. Этот человек выполняет приказ принца сделать что-то такое, о чем не должна узнать королева».

— Тогда оставьте одного из ваших людей здесь, пусть он будет моим почетным гостем, — и я отправлю его в качестве посла, как только настанет момент, когда мы сможем заключить мир с вашим народом и вашим принцем, — предложил Снолли. — Если вы тревожитесь о его безопасности, можете взять с собой одного из моих людей, как гарантию его возвращения.

Дакен пристально посмотрел на Снолли, а потом кивнул.

— Я останусь, — сказал он. — Никто из моих спутников не знает ваш язык достаточно хорошо.

Снолли ответно кивнул, прекрасно осознавая, что среди них появится шпион.

— А от нас я отправлю Гарваса. Он — волнознатец, потерявший свой корабль. Он будет рад пока хоть чем-то заняться.

«И к тому же, — подумал Снолли, — шпион из него будет не хуже, чем из тебя, Дакен. А может, и получше».

Прекрасно поняв друг друга, новый «гость» крепости Новый Волд и главный вождь обменялись дружеским рукопожатием.

— Позвольте мне только сообщить обо всем моим людям и взять кое-какие вещи из седельных сумок.

Тем самым Дакен подтвердил, что возможность подобного поворота событий была учтена заранее. Снолли улыбнулся про себя. Эти люди считают себя гораздо умнее, чем стоило бы. Возможно, их обманули простые одежды Морских Бродяг и порой сомнительные манеры: полагаясь на эти чисто внешние признаки, ренделцы решили, что сами Бродяги не заслуживают особых усилий и легко поддадутся на обман. Ну что ж: они убедятся в том, что ошиблись. Снолли пообещал себе, что при первой же возможности очень внимательно прочтет договор. Возможно, в нем найдутся скрытые ловушки.

— Я сожалею, что вам пришлось проделать столь трудный путь понапрасну, — сказал он, выходя вместе с ренделцами к северным воротам крепости. Там их дожидались верховые лошади и вооруженный отряд сопровождения.

— Я только выполняю приказы моего принца, — отозвался Дакен.

После этого он повернулся, чтобы отдать приказы ожидавшим его людям. Снолли обратил внимание на то, что один из них вел вьючную лошадь, нагруженную теми «седельными сумками», о которых упомянул Дакен. Вождь сделал знак одному из своих людей, чтобы тот отвел животное в конюшню.

— Отнеси эти вещи в новую комнату для гостей в западной башне, — приказал он.

Его воин немедленно отправился выполнять приказ.

После этого Дакен тоже отдал своим людям приказы. Снолли разобрал достаточно слов, чтобы понять: граф велит своим людям как можно скорее вернуться в Ренделшам и доложить обо всем принцу Флориану. Командир отряда почтительно прикоснулся к краю своего шлема, после чего отряд сел в седла и отправился назад по той дороге, по которой прибыл.

— Вы можете не спеша устраиваться в своей комнате, а я займусь тем делом, которое прервал ваш приезд, — сказал Дакену Снолли.

— Как прикажете, — ответил Дакен.

Он поклонился и, не возражая, отправился следом за своим имуществом.

Сноллн сделал некоторые распоряжения, после чего пошел искать Касаи.

— Мы должны поточнее выяснить, что стало с Оберном, — сказал он Барабанщику Духов. — Я должен это знать. Я хочу видеть это собственными глазами.

— Сначала дозвольте мне воспользоваться Внутренним Зрением, — попросил Касаи. Он начал тихо прикасаться пальцами к поверхности своего барабана, легко войдя в транс. — Он жив. Он едет навстречу опасности. Женщина, которая его спасла, по-прежнему с ним.

— Где? В том же месте, где Оберна видели в прошлый раз? — осторожно спросил Снолли, стараясь не нарушить чар.

— Севернее того места.

— Ты можешь отвести нас туда?

— Да.

Словно ощутив нетерпение своего предводителя, Касаи вышел из транса так же быстро, как и погрузился в него. Возможно, он заранее был готов узнать только самое необходимое.

— Если мы отправимся немедленно, то сможем увидеть их прежде, чем они отъедут настолько далеко, что следовать за ними станет опасно.

— Лошади уже ждут.

Снолли, Касаи и еще четверо воинов быстро поскакали прямиком на запад, без дороги, чтобы не натолкнуться на ренделский отряд, который они только что отправили обратно в столицу. Когда они добрались до Пограничной реки, Снолли увидел, что это место находится севернее того, где они побывали недавно, когда искали тело Оберна.

— Если мое видение было истинным, чуть впереди река сворачивает на запад, — сказал Касаи прикрывая глаза ладонью. — Именно там выйдут Оберн и те, с кем он сейчас. Конечно, если мы не опоздали.

— Если они нас опередили, мы отыщем их следы.

Морские Бродяги пришпорили коней и быстрее поехали вдоль реки. Видение Касаи оказалось истинным: река действительно повернула на запад, став уже и глубже. В этом месте ее можно было переплыть на лодке. Снолли сейчас предпочел бы оказаться на борту небольшого судна, а не на спине лошади. Он поерзал в седле, надеясь, что не успел набить себе на заднице мозоль. При необходимости Морские Бродяги ездили верхом вполне сносно, однако предпочитали палубу корабля.

Дордан прервал размышления Снолли.

— Смотрите туда, вождь, — сказал он, вытягивая руку. — Вон там дым в небе. И еще смотрите — плот. И с него на берег реки сходят люди! Если моя догадка верна, то совсем недавно там было сражение.

— Да, — согласился Снолли, глядя туда, куда указал Дордан. — Давайте укроемся: их гораздо больше, чем нас.

Морские Бродяги бесшумно спешились, привязали лошадей у прибрежных зарослей, где они могли вволю пастись и пить воду. Разгоряченные кони немедленно занялись именно этим. Морские Бродяги обнажили оружие на тот случай, если им придется защищаться, и начали подкрадываться к отряду, чтобы рассмотреть, что там происходит.

Огонь, дым которого они видели, уже догорел. Как это ни странно, обгоревших остатков чего бы то ни было после него не осталось. Можно было подумать, будто горела сама вода.

— Это тот туманный человек! — сказал Дордан.

— Сейчас он уже не туманный, — возразил Касер. — И им мог быть кто угодно.

— Но кем бы он ни был, с ним Оберн, — вмешался Касаи. — Голова у него забинтована, и рука на перевязи. А вон женщина, о которой я говорил. Посмотреть не особо есть на что.

Снолли достал свое устройство для дальновидения.

— Вблизи недурна. Но бледная. — Он перевел трубку на Оберна. — Оберн выглядит хорошо, если учесть, что он упал со скалы и чуть не был сожран птицами.

Дордан протянул руку за трубкой, и Снолли неохотно передал ее ему.

— Интересно, куда они собираются его везти, — пробормотал лучник.

— Судя по всему, на север. Ну, что бы там ни происходило, по крайней мере он жив. Подробности мы сможем узнать потом, когда закончим наши дела с принцем Флорианом.

Касаи даже сплюнул, демонстрируя свое отвращение.

Снолли нахмурился и забрал дальновидящую трубку обратно.

— Флориан! Не удивлюсь, если окажется, что наш украшенный кружевами принц приложил руку к этим событиям.

— Странно, — заметил Касаи, — мы откладываем подписание договора потому, что считаем, будто Оберн погиб, — и тотчас Оберн объявляется, живехонький, и его везут на север туманный мужчина и женщина с такими светлыми волосами, что они похожи на серебро.

— Наш туманный человек вполне может оказаться наемником принца.

Снолли решительно сложил трубку и встал. Отряд со своими пленниками — потому что Оберн и женщина явно были на положении пленных — к этому моменту отъехал достаточно далеко и Морские Бродяги могли не опасаться, что их обнаружат.

— Мы не можем доверять принцу. Это совершенно ясно. Чует моя душа, надувает он нас.


предыдущая глава | Смерть или престол (Книга Дуба) | cледующая глава