home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18

К дверям дома, в котором жила Лариса, я пришел без пяти четыре, а кнопку на домофоне нажал, когда минутная стрелка стояла на двадцати четырех. Меня впустили внутрь и провели по широкой лестнице на второй этаж. Проф тоже очень богат, но красоте предпочитает практичность и удобство, поэтому у нас лифты, белые стены, новая функциональная мебель — ее выбрасывают раз в два года. Здесь же во всем чувствовалась женская рука — деревянная мебель наверняка сделана вручную, стены затянуты тканью, и на них висят картины, а по краю высоких потолков идут барельефы[27] — я такого никогда не видел. У чопорной синьоры Арциньяно оказался превосходный вкус.

В гостиной меня уже ждали. Я подарил один из принесённых с собой букетов синьоре Арциньяно и выразил восхищение красотой ее дома (книгу о хороших манерах я накануне проштудировал еще раз). Впрочем, никакого притворства не потребовалось — семейная крепость Арциньяно была удивительно красива.

Золотая тезка с селенитами очень понравилась Ларисе, и я удостоился чести застегнуть цепочку на шее девочки. Потом я показал Ларисе свой сюрприз — это был голоальбом[28] с коллекцией древнеегипетских фресок и барельефов. Я целую неделю удалял с имевшихся у меня изображений следы неумолимого времени. И немало в этом преуспел, благо древнеегипетские художники почти не смешивали краски. Альбом восхитил Ларису, но она уже видела многие из этих изображений, а вот ее матушку он просто потряс. Я объяснил, что это за картины, и признался в своей реставраторской деятельности. После этого синьора Арциньяно приобрела вид мечтательный и задумчивый — наверное, планирует сделать в доме египетскую комнату.

Через четверть часа начали собираться другие гости. Или меня специально пригласили пораньше, или я попал впросак со своей точностью. Родители Ларисы тактично удалились.

Сначала пришли две одноклассницы, Джессика и Розита, затем одноклассник Пьетро, а потом был сюрприз уже для меня, потому что в гостиную ступили Алекс и Гвидо.

— А Ружеро и Паоло вы почему не привели?

— Ружеро живет в Тразимене, а Паоло в Катании, — ответил мне Алекс.

— А как там Паоло, ты тоже знаешь?

— Конечно, знаю, он уже выздоровел. Ты тоже мог бы это узнать, если бы поинтересовался.

Упрек был справедлив, и я это признал.

Оказалось, что Гвидо и Лариса учатся в одной школе, только в разных классах. Алекс тоже живет неподалеку.

— Так это ты тот самый Энрик? — спросил Пьетро.

— Тот самый — это какой? — не понял я.

— Ну как же, Гвидо про тебя всей школе уши прожужжал.

— Гвидо, — сказал я самым суровым командирским тоном, который только смог изобразить, — знаешь, о чем я жалею?

— О чем?

— О том, что не позволил Ружеро убить тебя, когда представлялась такая возможность. И свалили бы на вражьи бластеры.

— Ха, думаешь остальные помалкивают?

— Нет, — вздохнул я, — Паоло еще на скале обещал что-нибудь сочинить, если ничего интересного не произойдет. Подозреваю, вся Катания уже считает, что подлодок там было штук сто.

— А на самом деле сколько было? — спросила Джессика.

— Гвидо, а ты что рассказываешь?

— Я правду говорю, — возмутился Гвидо, — лодка была одна, а десантных ботов — видимо-невидимо.

— Ботов было девять, а до берега добрались вообще только три. Два повернули к лодке, а четыре пушечка разнесла.

— Я и говорю — видимо-невидимо.

Все рассмеялись. Что-то здесь слишком много говорят обо мне, говорить надо о новорожденной, это ее праздник.

Тему удалось сменить, и вскоре мне, несчастному, который не учится в школе, в красках расписывали всевозможные праздники и всяческие проказы и шалости. Как здорово Лариса умеет подсказывать, особенно на математике (ну наконец-то заговорили о ком надо, девочка даже раскраснелась от удовольствия).

Не то чтобы я скромный от природы, скорее наоборот, всегда считал, что скромность украшает только того человека, у которого нет других украшений, вроде мозгов и характера. Я бы с удовольствием похвастался тем, как выбрался с острова киднепперов: это была непростая задача, а я решил ее красиво и изящно, — но нельзя. Тайна, летучие коты ее покусай! Что же касается боя на Липари, то ребятам пришлось гораздо хуже, чем мне: я уже бывал в переделках, и вести себя разумно для меня никакого труда не составило, а для них это был первый бой.

Приятный вечер встал на накатанные рельсы и покатился своим чередом. Лариса заботилась о том, чтобы никто из ее гостей не скучал: для девочки из хорошей семьи овладение этим искусством обязательно, так же как для мальчиков — обучение кемпо. Мы танцевали, играли в смешные карточные игры, болтали и ели пирожные. Это был кусочек той жизни, которой у меня никогда не было. И этот кусочек мне понравился.


* * * | Маленький дьявол | Глава 19