home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 40

Наутро мы предстали перед судом.

— Это я во всем…

— Лариса! — прервал я ее. Выдохнув, я продолжил: — Оправданий нет, наши намерения были заранее обдуманы. Мы, правда, постарались сделать так, чтобы вы не волновались, и все спланировали, чтобы поход был безопасным. Так и вышло.

— Понятно, — сказал синьор Соргоно, — похвальная предусмотрительность, но мы немедленно уезжаем домой.

— Мы тоже, — поддержала его синьора Арциньяно.

Следовало ожидать. В катере мы всю дорогу сидели рядышком, держась за руки и игнорируя осуждающие взгляды взрослых.

В центре Палермо Лариса сжала мне руку на прощание и вышла из катера. Через десять минут мы приземлились в Лабораторном парке.

Проф уже был в курсе. Охранники тоже, потому что они прятали ухмылки от своего начальника, а некоторые показывали мне большой палец. Жаль только, что эта поддержка мне не поможет.

— Два дня полной жизни для симпатичной девочки, — провозгласил проф, — я правильно понял?

— Правильно, — буркнул я.

— А если ее родители запретят ей с тобой встречаться?

Я побледнел:

— Тысячелетие информации, мы что-нибудь придумаем.

— Понятно, а если я решу, что ты на нее дурно влияешь?

— Тогда будет война.

— Серьезная угроза.

— Я виноват, и оправданий у меня нет, но моя личная жизнь — это моя личная жизнь.

— Согласен, я в твоем возрасте поступил бы так же. А может быть, еще глупее. И мне бы тоже здорово влетело.

Ну, слава богу, нотация закончилась практически не начавшись, осталось стерпеть порку и все, проехали.

Будем надеяться, что Гомер сейчас в раю! Вскоре, хорошенько померзнув под холодным душем, я уже пристраивался поудобнее перед компьютером, чтобы написать письмо Ларисе. И довольно быстро получил ответ.

Ларису защитил снисходительный папочка — недаром синьор Арциньяно сразу мне понравился. Запрещать нам встречаться ее родители не стали. Прекрасно. Дело ограничилось длинной нотацией и двумя неделями домашнего ареста. Убедить родителей, что ее можно отпускать в походы, Ларисе не удалось. Не принято! Летучие коты покусай все традиции всех миров!

Наутро проф предложил мне пройти с Гераклом новую трассу.

— Или сделаешь вид, что чуть жив и не можешь?

— Нет, могу. Когда это я симулировал? — обиделся я. Это была не совсем правда: отказывался я работать, было дело.

— Пожалуй, никогда. Извини.

Трасса оказалась очень тяжелой, мы с Гераклом прошли ее до конца лишь с третьего раза.

— Это что, месть? — спросил я. — Но Геракл-то ни в чем не виноват.

— При чем тут месть? Просто вы должны быть в форме и готовы к работе.

Геракл, впрочем, не возражал; заявил, что иногда ему даже нравится драться с большими собаками, а трасса — это еще лучше. Его тезке тоже нравилось совершать подвиги. А мне не нравится… Или нравится? Не знаю.


Глава 39 | Маленький дьявол | * * *