home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 22

Как бы то ни было, но путешествие в Штаты оказалось хуже, чем представляли себе это три мадам Вилетт. Первый пароход, отплывавший из Дайи, назывался «Белая звезда» и направлялся в Сан-Франциско. Они могли тотчас же отплыть на нем, но Зоя предпочитала проторчать лишний месяц в Дайе в ожидании другого парохода. Однако вернулась только «Белая звезда», и Кларе с Джульеттой пришлось буквально силой тащить Зою на борт.

Все три женщины разрыдались от счастья, когда «Белая звезда» стала на якорь в бухте Сан-Франциско. А ступив на доски причала, они вновь заплакали, потому что их сердца остались среди северных снегов.

Они решили провести неделю в калифорнийском отеле «Астор», чтобы дать Зое время оправиться и отдохнуть, и Джульетта настояла на том, чтобы заказать самый лучший многокомнатный номер.

— Возможно, вас это удивит, — сказала как-то Зоя, — но после того как мы найдем Жан-Жака и выскажем ему все, что думаем о нем, я вернусь домой, в Ньюкасл. Я хочу остаться со своими родителями. Теперь я буду смотреть на Ньюкасл и на них иными глазами.

— Вы надеетесь, что Том в конце концов туда вернется? — мягко спросила Джульетта.

— Возможно, — прошептала Зоя. — Трудно поверить, что если я полюбила его так сильно и глубоко и он отвечал мне взаимностью…

— Да, я понимаю, о чем вы хотите сказать, — тяжело вздохнула Клара. — А что касается меня, то, будь на то моя воля, я бы внесла свою лепту в «золотую лихорадку» и понастроила отелей, в которых подавали бы отличную домашнюю еду. Я сделала бы на этом состояние. — Она снова вздохнула. — Но, вернувшись на Юкон, я непременно встретила бы там Медведя, и это разбило бы мне сердце. Поэтому, вероятно, я куплю небольшой отель или пансион в Сиэтле.

Джульетта запрокинула голову на спинку своего стула.

— Какой позор! Я была бы отличной женой для банкира, а вы, Зоя, едва ли найдете себе более подходящего человека, чем Том. Да и Клара с Медведем составляют чудесную пару.

— Мы ведь дали друг другу слово не обсуждать это, — сказала Зоя. — Мне пора закончить укладываться. Разве вы не говорили, что карета будет ждать нас завтра утром в семь часов? — Она с трудом улыбнулась Джульетте: — Благодарю вас за эту неделю в отеле. Она была сказочной. И за карету, которую вы наняли, чтобы она доставила нас в Лома-Гранде. В ней нам намного удобнее, чем в дилижансе.

— Не стоит благодарности, — вежливо ответила Джульетта, улыбнувшись.

— Ну что, теперь легче произносить слова благодарности? — благодушно спросила Клара, и в глазах ее заплясали смешинки.

— Да, — процедила Зоя сквозь зубы.

Потом женщины расхохотались, смахивая невольно навернувшиеся на глаза слезы. Их долгое совместное путешествие подходило к концу, и каждая из них знала, что никогда не поделится ни с какой другой женщиной своими тайнами и никогда не узнает другую женщину так, как они узнали друг друга.


Как множество похожих местечек в Калифорнии, Лома-Гранде вырос вокруг католической миссии много лет назад. Это был сонный зеленый городишко, оживлявшийся только в дни, когда работала еженедельная ярмарка.

— Этот городок напоминает мне Линда-Виста, — сказала Джульетта, оглядываясь после того, как возница подал ей руку, помогая выйти из кареты.

Над немощеной Мэйн-стрит нависали тенистые ветви больших лиственных деревьев. Она тотчас же углядела здание почты, большой дамский магазин, магазины, где продавались продукты и семена. Остальную часть города легко было представить: несколько больших домов на Мэйн-стрит и прилегающих к ней улицах, позади них более скромные строения. Среди низких холмов, окружавших Лома-Гранде, должно быть, расположились фермы, поставлявшие на местный рынок фрукты и овощи.

Клара стряхнула пыль с юбок и принялась разглядывать единственную гостиницу глазами нелицеприятного судьи.

— Веранду надо покрасить, но цветы хороши — яркие и привлекательные, так и приглашают войти.

— Здесь где-то живет Жан-Жак, — напомнила Зоя, облизнув губы. — Странно в это поверить.

— Если только он снова не отбыл в неизвестном направлении на поиски новых жен, — резко заметила Клара.

Отказавшись от услуг возницы, она подхватила свой саквояж и направилась прямо к веранде. Дверь тотчас же широко распахнулась, и на пороге показалась приветливая и улыбающаяся крошечная женщина.

— Я миссис Уилсон, — объявила она, вставая за конторку в холле. — Вы, леди, желаете здесь остановиться? — спросила она, перевертывая страницы регистрационного журнала.

— Мы проведем здесь часть дня сегодня и, вероятно, останемся на завтра.

После того как Зоя и Джульетта расписались в журнале, вперед выступила Клара и взяла перо. Она дружески улыбнулась миссис Уилсон.

— Когда мы въезжали в ваш городок, нам пришло на ум, что у нас здесь есть знакомый — его зовут Жан-Жак Вилетт. Возможно, вы могли бы сообщить, где его дом. Нам хочется сделать ему сюрприз.

Глаза миссис Уилсон округлились, и она окинула их внимательным взглядом.

— О Господи Боже мой!

Клара никак не могла взять в толк, что она хочет этим сказать. Миссис Уилсон тяжело вздохнула, но было ясно, что этой женщине знакомо имя Жан-Жака Вилетта. Внезапно миссис Уилсон засуетилась, взяла регистрационный журнал и принялась внимательно изучать их имена.

— Я ничего об этом не знаю, мисс Клаус…

— Прошу прощения?

— Но я знаю человека, которому кое-что известно. Я немедленно пошлю за мистером Гласконом.

Она позвонила в колокольчик, находившийся тут же на конторке, и тотчас же появился человек. Миссис Уилсон попросила его отнести багаж леди в отведенные им комнаты. Потом, одарив их самой искусственной улыбкой, какую они только видели, сказала:

— У вас есть время освежиться, так как обед будет сервирован через несколько часов. Вы можете побеседовать с мистером Гласконом в столовой, и никто вас не побеспокоит.

Через минуту Клара, хмурясь, обратилась к Джульетте:

— Вы умеете вежливо беседовать ни о чем и понимаете этот язык. Можете объяснить нам, что происходит?

— Я уже не владею этим языком как в прежние времена, но могу с уверенностью утверждать: миссис Уилсон знает, зачем мы приехали.

Зоя покачала головой:

— Не может быть.

— Похоже, миссис Уилсон проинструктировали, что делать, если кто-либо спросит о мистере Вилетте. Она и повела себя в соответствии с инструкциями.

Они последовали за носильщиком, поднялись на один пролет лестницы и прошли за ним по коридору.

— Нас вряд ли ждали, — решительно возразила Клара. — Я согласна с Зоей. Жан-Жак и не предполагал, что мы будем охотиться за ним.

— А кто этот мистер Гласкон? — спросила Зоя, прежде чем пройти в чистую и светлую комнату.

— Скоро узнаем, — откликнулась Джульетта с порога своей комнаты. — Встретимся в столовой через десять минут. Согласны?

Клара и Зоя выглянули в коридор и уставились на нее:

— Вы не можете командовать, вы никогда этого не умели.

— Неужели вы не заметили? Я теперь другая женщина. Я путешествовала, я поднималась на Чилкутский перевал. Мне не нравится командовать, но если я должна, то готова взять это на себя, — ответила Джульетта с улыбкой. — Итак, через десять минут.

На столе у окна с видом на теплую пыльную долину по распоряжению миссис Уилсон уже был сервирован кофе.

— Это ведь виноградники? — спросила Клара.

Джульетта кивнула:

— Кое-кто пытался разводить виноград в Линда-Виста, но все попытки закончились неудачей. Возможно, здесь климат лучше.

Зоя налила кофе из серебряного кофейника. Потом вспылила:

— Как вы можете рассуждать о природе? Неужели вы не волнуетесь? Еще до того как мы опустошим этот кофейник, мистер Гласкон скажет нам, где Жан-Жак! — Она вытянула вперед руки. — Посмотрите на меня. Я вся дрожу.

Французские двери распахнулись, и слегка запыхавшийся мужчина с папкой для бумаг под мышкой поспешно вошел в столовую. Джульетта сразу отметила, что он высок, седовлас и настоящий джентльмен. В нем чувствовались изысканность и хорошее воспитание. К тому же в глазах его светилась доброта, когда он поклонился и спросил, может ли присоединиться к ним.

— Я Генри Гласкон. А вы мисс Марч, — он кивнул Джульетте и сел за стол, — а вы, должно быть, мисс Клаус, а вы мисс Уайлдер.

Женщины в недоумении воззрились на него.

— Я не волшебник. Миссис Уилсон назвала мне ваши имена. Гораздо раньше мне описали каждую из вас, поэтому нетрудно было сопоставить имена с вашей внешностью.

Вот оно что! Никто не мог бы описать их, кроме Жан-Жака Вилетта. Наконец-то они нашли его!

— Где он? — спросила Клара, прерывая затянувшееся молчание.

Джульетта глубоко вздохнула:

— Права ли я, предполагая, что вы поверенный мистера Вилетта, мистер Гласкон?

— А, кажется, и я понимаю, — сердито сказала Зоя. — Жан-Жак послал вас договориться с нами, так? — Она взмахнула рукой. — Нет ничего, что мы могли бы обсуждать с вами или с этим мерзавцем, ничего из того, что нам мог бы предложить этот подонок. Ничто не может искупить того зла, что он причинил нам.

— Леди… — Взгляд мистера Гласкона скользнул по их обручальным кольцам. — Я действительно поверенный. И знаю, кто вы и почему приехали сюда.

Его взгляд выразил, что он искренне сожалеет об их несчастных обстоятельствах.

— Каждая из вас вышла замуж за мистера Вилетта, полагая, что она его единственная жена. Каким-то образом судьба свела вас вместе, вы узнали кольца и приехали в Лома-Гранде, чтобы встретиться с ним.

— Да! — ответили они хором, не сводя с него глаз.

— Встречи быть не может, — сказал он мягко, — мистер Вилетт умер вскоре после того, как вернулся домой с Юкона.

Несчастные женщины испытали шок.

— Вы не увидите наших слез, — сказала наконец Клара.

Зоя согласилась:

— У меня такое ощущение, что меня снова надули.

— Как вы узнали о нашем существовании? Неужели на смертном одре он рассказал о нас? — Джульетта услышала горечь в своем голосе.

— Во-первых, вы, конечно, захотите узнать, кем он был. — Мистер Гласкон кивнул в сторону виноградника, ровные ряды которого шли по дну долины. — Это виноградник Вилетта.

Три головы повернулись к окну.

— Эти лозы были посажены Луи Вилеттом, отцом Жан-Жака, примерно десять лет назад, как раз незадолго до смерти Луи. Этот виноградник никогда не процветал. — Он чуть заметно пожал плечами. — Отец и сын верили, что в Калифорнии можно производить вино высокого качества, но им это не удалось. Возможно, они выбрали не ту часть Калифорнии. Возможно, высадили неподходящие сорта винограда. Трудно сказать, в чем причина их неудачи, но человек, которого вы знали в качестве своего мужа, приехал в Калифорнию из Франции, чтобы стать здесь виноделом.

Зоя прикрыла глаза рукой:

— Хоть один из наших браков можно считать законным?

— Сожалею, но нет…

Мнимые жены обреченно вздохнули.

— Почему мы должны вам верить? Откуда нам знать, что Жан-Жак не сидит сейчас у себя на веранде, ожидая, пока вы не вернетесь и не уверите его, что мы проглотили новую порцию лжи?

По-видимому, этот вопрос не удивил мистера Гласкона.

— Меня ждет экипаж. Пройдет не более минуты, и мы окажемся на кладбище Лома-Гранде. Возможно, когда вы увидите памятник на могиле мистера Вилетта, это поможет вам примириться с его потерей.

— Мы и так прекрасно с ней миримся, — сказала Джульетта, — но вид его могилы убедит нас в том, что его действительно больше нет.

— Прежде чем мы туда отправимся… — Мистер Гласкон взял свою папку для документов со стола, открыл ее и извлек из нее три конверта. — Мистер Вилетт оставил это для вас.

— Я не ожидала этого, — пробормотала Клара, она казалась удивленной и испуганной. — Это как голос из могилы.

— Как он посмел! Мы просто порвем письма и плюнем на бумагу, — вспыхнула Зоя.

— Мистер Гласкон, — спросила Джульетта, глубоко вздохнув, — сколько писем еще оставил вам Жан-Жак?

Мягкая улыбка показалась на губах мистера Гласкона и тотчас же исчезла.

— Я не имею права отвечать на этот вопрос.

— Это означает, что есть еще несколько подобных писем, — подытожила Зоя.

— Я могу сказать вам, что Жан-Жак Вилетт обожал женщин. Он близко знал чрезвычайно много на редкость замечательных дам, и я искренне верю, что он всем сердцем любил вас всех.

— Вы хотите сказать, что он обесчестил всех нас и исковеркал нам жизнь! — огрызнулась Зоя.

Женщины посмотрели друг на друга, сорвали одинаковые кольца со своих пальцев и бросили их в папку мистера Гласкона. Потом принялись читать адресованные им письма.


Глава 21 | Да! Да! Да! | Глава 23