home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 23

Уже сидя в карете по пути на кладбище, они обменялись письмами и читали их в тишине экипажа. Они были уже прочтены, когда мистер Гласкон свернул на тенистую дорогу к кладбищу.

— Ну, может быть, он и не был полным мерзавцем, — сказала наконец Джульетта.

— Думаю, мы должны признать, что в нем было некоторое обаяние, — согласилась Клара, покусывая губы и запихивая письмо в свою сумочку.

Зоя вздохнула:

— Никогда не думала, что скажу это, но, кажется, я рада, что не пристрелила его.

— А знаете, в известном смысле брак с Жан-Жаком и его последующее бегство пошли мне на пользу, — сказала Джульетта задумчиво. — Если бы не он, я никогда бы не покинула Линда-Виста. Я никогда бы не штурмовала Чилкутский перевал и не поднялась бы на него, а это нечто такое, чем я смогу гордиться всю жизнь. Я никогда бы не узнала, бесхребетная я или во мне есть хоть капелька отваги, и я никогда бы не встретила Бена и вас обеих.

Зоя сжала руки и кивнула:

— А я бы не встретила снова Тома и никогда бы не узнала, кем я хочу быть.

— Если бы не Жан-Жак, я бы все еще оставалась владелицей гостиницы и, должно быть, вышла замуж за Гуго Боша, — сказала Клара, содрогнувшись. — А теперь я многое повидала и совершила то, что удается не многим женщинам. Я встретила хорошего человека и двух хороших женщин, которых никогда не забуду.

— Жан-Жак причинил нам ущерб, — медленно произнесла Джульетта, — но он дал нам кое-что ценное, возможно, даже больше, чем получил от нас.

Клара кивнула:

— Кто поймет человеческое сердце? Может быть, он по-своему любил нас. — Она первая вышла из экипажа возле кладбища, кивнув мистеру Гласкону в благодарность за помощь.

Аккуратные ряды надгробий покрывали заросшее травой кладбище, где было достаточно солнца, чтобы оно казалось мирным и приветливым, и достаточно ветра, чтобы получить небольшую передышку после дневного зноя.

— Немного напоминает кладбище Ньюкасла, — сказала Зоя, стараясь идти в ногу с мистером Гласконом, — если не считать того, что там преобладают сосны, а не тенистые лиственные деревья.

Они умолкли, приблизившись к белому камню, украшенному резьбой, представлявшей собой переплетение виноградных лоз и гроздьев. Под этим бордюром стояло имя Жан-Жака и даты его рождения и смерти. Ниже была надпись: «Да почиет он с миром, и пусть его грехи не отягощают его загробной жизни. Уильям Шекспир».

— Пусть его грехи не отягощают его загробной жизни, — повторила Джульетта. Закрыв глаза, она подняла лицо к солнцу, и весь гнев ушел из ее сердца. Все ушло — боль, ярость и раздражение.

Когда она открыла глаза, то увидела Зою и Клару, которые тоже выглядели умиротворенными. Кажется, они тоже сказали «прощай» Жан-Жаку, и на них снизошел покой. При звуке колес приближающегося экипажа мистер Гласкон бросил взгляд на железные ворота. Его брови высоко поднялись, а плечи распрямились.

— Мои дорогие, прошу прощения за то, что должно сейчас случиться, но Лома-Гранде — маленький городок, и новости здесь распространяются чрезвычайно быстро.

— Что?

— Леди узнала о вашем прибытии и хочет с вами встретиться.

— Кто, ради всего святого?..

Женщина в черном вдовьем наряде вышла из экипажа и поспешила им навстречу. Ни ее лицо, ни фигура не вызвали у них никаких воспоминаний, но четверо маленьких мальчиков, следовавших за ней, были очень похожи на Жан-Жака.

На лице мистера Гласкона появилась вымученная улыбка, потом он представил им миссис Жан-Жак Вилетт. В ту самую минуту, как он назвал имена Джульетты, Клары и Зои, лицо Мари Вилетт просияло, и она, по-видимому, не заметила изумления на лицах трех женщин.

— Я всех вас знаю! — сказала она восторженно. Она говорила с очаровательным французским акцентом. — Я все знаю о прекрасных кузинах Жан-Жака. Он говорил о вас с такой нежностью.

— Кузинах? — переспросила Клара слабым голосом.

— Да, хотя до недавнего времени я и не имела удовольствия познакомиться с более дальними родственниками Жан-Жака, но у меня такое чувство, будто я давно знаю вас всех.

При улыбке на щеках Мари Вилетт появлялись пленительные ямочки, у самых уголков рта. Если бы Клару попросили назвать самое красивое во внешности Мари Вилетт, что, должно быть, привлекло и восхитило Жан-Жака, она бы побилась об заклад, что он влюбился в эти ямочки.

— Что? — спросила Джульетта. — Простите, я любовалась вашими сыновьями и не расслышала.

— Кажется, вы богатая наследница и любите читать, мисс Марч. А вы, мисс Клаус, я думаю, все еще владеете и управляете замечательной гостиницей на побережье океана в Орегоне. А вы, мисс Уайлдер, происходите из многодетной семьи. Мой муж так много говорил о вас и так хорошо о всех отзывался!

Джульетта украдкой бросила взгляд на мистера Гласко-на в надежде на то, что тот подаст знак, как вести себя в столь шокирующей и неприятной ситуации. Но мистер Глас-кон стоял, заложив руки за спину, и не собирался вмешиваться. Если бы приезжие «жены» Жан-Жака вздумали рассказать о себе поподробнее и раскрыть Мари Вилетт глаза на то, как чудовищно она была обманута, он и тут бы им не воспрепятствовал.

— Пожалуйста, — обратилась к ним Мари Вилетт с улыбкой, — возвращайтесь со мной на виноградник. Мы выпьем чаю и мило поболтаем.

Зоя дернулась, будто невидимая рука потянула ее за невидимые нити и заставила выпрямиться.

— О! Благодарим вас, миссис… миссис Вилетт, но… — Она с отчаянием посмотрела на Клару, не находя предлога для отказа.

Клара ринулась на помощь:

— Мы бы очень хотели узнать вас поближе, но, видите ли… мы… — Она бросила умоляющий взгляд на Джульетту.

— К сожалению, мы должны отклонить ваше приглашение. Мы прервали чрезвычайно важное для нас путешествие, чтобы отдать последний долг у этой могилы, — сказала Джульетта без запинки. — Возможно, в следующий раз, когда мы окажемся в этом прелестном месте, мы с радостью примем приглашение.

Ну не странно ли было, что они проделали столь долгий путь, чтобы защитить Жан-Жака? А может, они защищали Мари и маленьких мальчиков? Но Джульетта не сомневалась, что они поступают совершенно правильно. Двигаясь как во сне, она шагнула вперед и пожала руку Мари Вилетт:

— Я всем сердцем сострадаю вам и скорблю о вашей потере.

Клара и Зоя уставились на нее, потом последовали ее примеру. Они приблизились к Мари, пожали ей руку и выразили свои соболезнования.

— Он был таким добрым, хорошим человеком, — прошептала Мари Вилетт, и глаза ее наполнились слезами. — Он был прекрасным мужем и замечательным отцом.

— И я не сомневаюсь, что он сумел обеспечить вас, — сказала Клара мрачно.

— Действительно, это так, мистер Вилетт оставил нам приличные средства.

Прежде чем Клара успела уточнить методы Жан-Жака по части добывания денег, Зоя толкнула ее локтем в бок.

— Примите мои самые искренние соболезнования, — пробормотала она при этом.

Зоя была искренней, ей было откровенно жаль Мари Вилетт. Ни одна добрая женщина еще не выходила замуж за человека с таким количеством «кузин»!

— Мне бы хотелось, чтобы вы посетили наш виноградник. Не могли бы вы выкроить несколько минут? Я бы…

— О нет, нет, уже поздно, — ответила Джульетта. — Мистер Гласкон, право же, мы должны… ехать, если вы ничего не имеете против.

Мистер Гласкон кивнул. Они поспешно попрощались, пожали руки мисрис Вилетт, прижались щеками к ее щекам и щедро надавали лживых обещаний поддерживать отношения… Наконец Джульетта, Клара и Зоя взобрались в экипаж, а мистер Гласкон на козлы, и карета тронулась.

— Ну, — сказала Джульетта невыразительным, тусклым голосом, — теперь все.

Клара нахмурилась:

— Я снова передумала. Все-таки он был гнусной ядовитой змеей! Как он мог так с ней обращаться? И с нами тоже!

— А мне интересно знать, сколько еще у него «кузин», — сказала Зоя достаточно громко, чтобы мистер Гласкон мог ее слышать. Но мистер Гласкон никак не прореагировал.

— Я чувствую себя почти так же скверно, как тогда, когда поняла, что Жан-Жак не вернется домой, — заметила Джульетта, прижимая руки в перчатках к вискам, — возможно, даже хуже.

— Вы не должны так говорить! — с жаром откликнулась Клара. — Не могу поверить, что у вас сохранилась хоть капля привязанности к этому несчастному хорьку.

— Не сохранилась. Я тоскую по Бену, — ответила Джульетта без всякого жеманства. — Если бы только он знал, что Жан-Жак умер…

Они замолчали, потом Зоя прошептала:

— Я бы отдала все на свете, чтобы еще раз увидеть Тома. Хоть на минуточку.

— Перестаньте! Перестаньте вы обе, а то я заплачу! — завопила Клара.

Мистер Гласкон обернулся и крикнул им через плечо:

— Леди, посмотрите! Видите облако пыли? Сюда скачут всадники.

Зоя оглянулась и изумленно заморгала.

— Господи! — Высунувшись из окна кареты, она прошептала, задыхаясь: — Должно быть, у меня галлюцинации!

— У вас такой голос… — Клара перегнулась через Зою, чтобы посмотреть в окно. — Это они! Это Медведь! Это и в самом деле они!

— И Бен? И Бен с ними? — Джульетте пришлось чуть ли не взгромоздиться на них, чтобы что-нибудь увидеть. — О Господи! Остановите карету, сэр! Мы знаем этих джентльменов.

Четверо мужчин, осадивших коней прямо возле кареты, представляли собой зрелище, приятное для глаз любой особы женского пола. Все они были свежевыбриты и отлично причесаны. Все четверо одеты в костюмы-тройки, защищенные плащами-пыльниками и от солнца, и от грязи. И все вооружены до зубов. Четвертого джентльмена Клара не узнала, но это не имело значения. Она не могла наглядеться на этот мираж, представший перед ее глазами, опасаясь, что он исчезнет.

— Это правда вы? — спросила она шепотом.

— Нам потребовалась неделя, чтобы найти вас, медовая девочка. — Медведь улыбнулся кривой и простоватой улыбкой. — Потом Том сказал: «Какого черта? О чем мы думаем?» А Бен поддержал его: «Мы должны их найти». И я решился: «Мы должны убить этого сукина сына, и проблема будет решена. Тогда они станут вдовами и за ними можно будет ухаживать».

Бен смотрел на Джульетту жадным взглядом, потом спросил:

— А где Вилетт?

— Если вы поедете дальше по этой дороге, потом свернете налево, а потом въедете в высокие железные ворота…

Прежде чем они ускакали, окутанные облаком пыли, Том успел чмокнуть Зою:

— Ты хорошенькая кулинарка, и я прошу у тебя прощения, черт бы меня побрал!

Как только они скрылись из виду, Клара и Зоя повернулись к Джульетте:

— Зачем вы отослали их на кладбище?

— Нам нужно время, чтобы прийти в себя, — ответила Джульетта, и говорила она в сто раз спокойнее, чем чувствовала себя — Мы должны решить, простим ли мы их. — Она обратилась к мистеру Гласкону: — Поезжайте дальше, пожалуйста, мы хотим вернуться в гостиницу.

Клара с трудом перевела дух и приложила руку к сердцу:

— Нам надо решить, собираемся ли мы их простить?

Зоя нахмурилась:

— Джульетта, но ведь это мы провинились!

— Ну, я так не думаю. — Она гордо вздернула подбородок. — Мы во всем признались, но они нас не простили. Им потребовалась целая неделя, чтобы понять, что они не правы. Они нас подвели.

— Но в конце концов они ведь поняли, что мы не могли рассказать им о Жан-Жаке, и вот они здесь! Я только хочу броситься на шею Медведю!

— Ну вы и должны это сделать, но только после того, как он попросит у вас прощения и вы решите простить его. — Джульетта знала, что говорит жеманным и чопорным тоном, но не могла остановиться. — Тетя Киббл всегда говорила, что коли уж ты что решил, то должен продолжать в том же духе. Думаю, это отличный совет. Неужели вы хотите провести всю оставшуюся жизнь, постоянно принося извинения и надеясь на прощение? Или вы предпочитаете, чтобы извинялись перед вами и чтобы вы сами даровали прощение?

Зоя задумчиво кивнула:

— Клара, я думаю, Джульетта права.

— Я понимаю, понимаю. И сколько времени нам потребуется, чтобы простить их? — Клара принялась лихорадочно щипать себя за щеки, чтобы на них вернулся румянец, и приглаживать непокорные рыжие кудри, вившиеся вокруг лба. — Как я выгляжу?

— Как всегда, восхитительно.

Зоя разыскала в сумочке крошечный флакончик духов, дотронулась пробкой до мочек ушей, потом передала флакон Джульетте.

— Держитесь сколько сможете, Клара, прежде чем решите простить его. Джульетта, у меня не вывалились шпильки из волос?

— Да, несколько прядей выбились из прически, но это выглядит обворожительно. — Джульетта подушила себе шею под подбородком и передала флакон Кларе. — Скажите, я выгляжу трогательно? — Она поморгала и попыталась придать своему лицу нежное, но обиженное выражение.

— Вы выглядите так, что это немедленно заставит Бена упасть перед вами на колени.

Они выпрыгнули из экипажа, торопливо выкрикивая слова благодарности мистеру Гласкону, потом поспешили в холл своего отеля.

— Они должны прибыть через несколько минут после нас.

— Черт возьми! У нас почти нет времени на то, чтобы привести себя в порядок!

Клара шагнула навстречу удивленной миссис Уилсон.

— Сейчас сюда прибудут несколько джентльменов, нам снова понадобится ваша столовая.

Снаружи до них донесся топот копыт. Не ожидая согласия миссис Уилсон, они, приподняв свои длинные юбки, ринулись во французские двери, как раз когда хлопнула парадная дверь гостиницы и в холле послышался топот сапог.

Медведь ворвался в столовую, пожирая жадным взглядом Клару:

— Конечно, ты гораздо достойнее и респектабельнее меня. — Он говорил так, будто продолжал разговор, начатый минуту назад. — Что же касается остального, то я круглый идиот.

— Я держалась сколько могла. Ты прощен! — Ринувшись через всю комнату, Клара бросилась в его объятия, и он закружил ее по комнате, а потом обнял и прижал к себе.

— Я понимаю, почему ты не могла мне сказать…

Но Клара заглушила его слова поцелуями.

Бен резким движением сорвал шляпу и остановился перед Джульеттой:

— Я был зол и наговорил бог знает что. Все это было неправильно. Мне плевать, если вся эта история в каком угодно виде выйдет наружу и скандал, вызванный ею, потрясет весь Сан-Франциско. И мне плевать на Вилетта. Единственное, что для меня важно, это ты, Джульетта. Я люблю тебя и хочу провести свою жизнь рядом с тобой. Можешь ты меня простить?

— О Бен! Я всегда готова простить тебя и всегда буду любить. — Счастливая улыбка осветила лицо Джульетты, и она бросилась в его объятия. — Я так тосковала по тебе!

Том посмотрел на Зою сверху вниз:

— Я люблю тебя и верю, что и ты меня любишь. Вместе мы все преодолеем.

— Я лгала тебе, Том.

— Знаю, и мне это не нравится, поэтому больше так не делай.

— Не буду. — Зоя смотрела на него, любовалась его красивым мужественным лицом и видела веселые искорки в его зеленых глазах. — Тебе потребовалась неделя, чтобы разобраться во всем?

Он рассмеялся и привлек ее к себе:

— Никогда в жизни не видел троих столь несчастных мужчин. Господи, я так скучал по тебе, дорогая! Ты простишь меня?

— Я тебя прощаю, — прошептала Зоя, когда его губы прильнули к ее губам.

— Леди! Джентльмены! — Человек, приехавший с ними, откашлялся и ввел озадаченную миссис Уилсон в столовую. — Сядьте, пожалуйста.

— Что это за человек? — спросила Клара, едва дыша.

— Может быть, мы слишком много на себя берем… — начал Медведь, беспокойно вглядываясь в ее лицо и изучая его выражение.

— Это достопочтенный Уэйнрайт, — сказал Бен, улыбаясь Джульетте. — Мы наняли его, чтобы он отпел Вилетта и поженил нас.

Том прижался губами ко лбу Зои:

— Мы решили приехать сюда, избавиться от Вилетта и жениться на вас, не дав вам времени сказать «нет». И сейчас мы хотим приступить ко второй части программы.

Достопочтенный Уэйнрайт махнул им рукой, делая знак выйти вперед.

— Миссис Уилсон согласилась быть свидетельницей на свадьбе. Не будут ли так любезны невесты встать здесь, а женихи вон там?

— Я не уверена, что мы обсудили все случившееся, — усомнилась Джульетта, но ее серые глаза сверкали от радости.

— Дорогая, всю оставшуюся жизнь мы сможем обсуждать случившееся, если ты только пожелаешь к этому вернуться. — Не выпуская ее руки, будто боясь потерять, Бен повел ее вперед.

— Медовая девочка! Скажи мне, что ты меня любишь, — попросил Медведь, прижимая руку Клары к своей широкой груди. — Я всю жизнь ждал, когда такая женщина, как ты, скажет мне слова любви.

— Я люблю тебя, — прошептала Клара, глядя в его карие, как у медведя, глаза, — я полюбила тебя, как только увидела.

— Сегодня вечером грядет еще один погром, — пообещал он хрипло, полными счастья глазами заглядывая ей в глаза и держа ее за руку.

— Зоя, я хотел жениться на тебе большую часть жизни, — заявил Том, обнимая ее за талию, — но ты должна знать: не важно, где мы будем жить, — я уроженец Ньюкасла с головы до ног и останусь им. Я не принц и не обещаю тебе радужной жизни.

— О да, ты такой, — ответила она тихо, смахивая слезы счастья, — но ведь и я из Ньюкасла, Том.

— Это все, что я хотел выяснить.

— И я тоже. Только мне понадобилось больше времени, чтобы понять это. О, Том, я так тебя люблю!

Он нежно и страстно поцеловал ее, потом, широко улыбаясь, повел Зою вперед, чтобы присоединиться к остальным. Достопочтенный Уэйнрайт улыбнулся трем сияющим невестам и кивнул троим нетерпеливым женихам.

— Мои дорогие, мы собрались здесь, чтобы в присутствии свидетельницы соединить узами брака…

— Джульетта Марч, вы берете в законные мужья Бенджамина Джеймса Дира?

— Да!

— Вы, Клара Клаус, готовы взять в мужья Бернарда Т. Барретта?

— Да!

— Вы, Зоя Уайлдер, берете в мужья Томаса Джона Прайса?

— Да!

И жили они долго и счастливо…


Глава 22 | Да! Да! Да! |