home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

Из моего дневника.

18 апреля 1852 года.

Каждый день мы меняем фургоны местами. Первый фургон отправляется назад, и таким образом каждый фургон меняет свое место. Все мы ненавидим ехать последними из-за пыли. Она попадает в рот и глаза, на одежду и покрывает ведра с водой словно пеной.

Первое место — самое лучшее, потому что я могу видеть его. Большую часть дня он едет впереди, но время от времени отстает, чтобы поехать рядом с первым фургоном. Я заметила, что он обычно подъезжает ко мне, когда я правлю мулами или отдыхаю, но не всегда, и я его понимаю. Он не хочет, чтобы остальные заметили, что он выделяет меня.

Он не говорит ничего личного, ничего, что могло бы вызвать сплетни о нас. Но иногда он теряет осторожность, и я вижу в его глазах чувство. Тогда он говорит то, что предназначено только для моих ушей, но с тайным смыслом, так, что если кто-то случайно и услышит, то ничего не заподозрит. И все-таки он мог бы найти возможность побыть со мной наедине. Он должен подойти и объясниться.

Я в восторге, я трепещу при мысли о том, что мы держим нашу любовь в секрете, но никак не могу понять, почему мы притворяемся, что не знакомы друг с другом. Мой день разбивается на те мгновения, когда я его вижу, и часы, когда я страдаю, не видя его. Мне так хочется побыть с ним наедине, услышать объяснение этой игры, в которую мы с ним играем. Мне необходимо знать причину, необходимо услышать это из любимых уст.

Мы так долго ждали вдалеке друг от друга и верили, что у нас не может быть общего будущего. Я говорю себе, что могу подождать еще, если надо, но хочется, чтобы все было по-другому! Мне стыдно признаться, что я не всегда понимаю его секретные послания, хотя понимаю значение взглядов, посылаемых мне, и я успокаиваю свое сердце любовью, которую читаю в его глазах. Я так давно его люблю!

Сейчас вдалеке можно рассмотреть форт Керни, мы остановимся там отдохнуть на весь день. Хотя этот форт мало похож на форт.

Вчера опять шел дождь. Каждый день мы видим могилы вдоль дороги. Большинство из нас отбросили все претензии на пышные наряды и носят давно не стиранные платья из простой шерсти или саржи. Никто, кроме Августы, не носит кринолинов.

Я так тоскую о нем, что боюсь, что не сумею сохранить наш секрет. Я опустила руку на угли костра, горящая плоть остудила жар моей страсти.


Глава 2 | Невесты песчаных прерий | Глава 5