home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


День восемьдесят второй

К тому времени когда Стивен неторопливо доел свой завтрак, дождь уже прекратился, теперь можно было отправиться в обратный путь в Ашбертонское аббатство. Ночью у него были сильные колики: ясно, что пора кончать свою легкомысленную эскападу и снова стать герцогом. Его ожидало много неотложных дел и в Лондоне, и в аббатстве.

При выезде из Флечфилда он пересек изогнутый дугой каменный мост, под которым, почти параллельно дороге, приведшей его в город, протекала река. Раньше она выглядела спокойной и красивой, но в это утро, после ночного дождя, превратилась в бурный поток. Маршруту него был прежний, в обратный путь он направлялся на юг и потому постарался вспомнить, был ли там какой-нибудь брод, чтобы переправиться на тот берег. Нет, река и дорога нигде не пересекались, и хвала Богу, потому что переходить через реку в такой день было бы крайне опасно. Немного погодя из-за туч выглянуло солнце. Он остановился на вершине высокого холма, чтобы полюбоваться окрестными видами Еще перед тем, как выехать из аббатства, он обещал самому себе, что выкроит время, чтобы осмотреть красивые окрестности, понюхать благоуханные цветы. Теперь он видел красоту там, где никогда ее не замечал, и это доставляло ему наслаждение, хотя и с привкусом горечи.

А окрестные пейзажи и в самом деле заслуживали восхищения. Под ним на много миль расстилалась типично английская местность с пестроцветными полями и рощами, разделенными цветущими живыми изгородями. Справа катила свои бурные воды вздувшаяся река. Здесь русло было уже и течение сильнее, чем во Флечфилде.

Его взгляд упал на дорогу. За полмили от холма, где он находился, у обочины стояли экипаж и четыре фургона, последний из которых увяз в раскисшей земле. Двое мужчин на глазах у Стивена принялись распрягать упряжку, видимо, намереваясь с ее помощью вытащить застрявший фургон.

Фигуры, суетившиеся около фургонов, показались ему знакомыми. Присмотревшись, он понял, что видит перед собой труппу Фицджералда. Распоряжался работами сам Томас Фицджералд. Мальчик спускался к реке, а женская часть труппы тем временем прогуливалась вдоль дороги, сопровождаемая поджарой собакой.

Только одна девушка стояла особняком. Стивен улыбнулся, увидев непокрытые золотисто-рыжие волосы Розалинды Джордан. Вот только ее фигуру он не мог рассмотреть, потому что она была закутана в шаль. Ясно было, что на вытаскивание фургона понадобится какое-то время. Во всяком случае, достаточное, чтобы подъехать к путникам, вежливо предложить им свою помощь и рассмотреть леди Калибан с близкого расстояния.

Придя к такому решению, Стивен тронул своего коня Юпитера и поскакал по дороге.

Место, где дорога выравнивалась, находилось в каких-нибудь ста ярдах от бушующей реки. Посмотрев на стремительный поток, Стивен нахмурился. Темноволосый мальчик карабкался на иву, нависавшую над его поверхностью. Родителям следовало бы, подумал он, внимательнее следить за своим сыном, хотя усмотреть за десятилетним пареньком не так-то легко.

Стивен хотел было отвернуться, как вдруг услышал громкий треск и испуганный вскрик. Под тяжестью мальчика сук, на котором он сидел, медленно клонился вниз. И, наконец, обломился, а мальчик оказался в бурлящих водах.

Мужчины и женщины возле фургонов встревоженно закричали. Стивен направил коня к реке. Краешком глаза он успел заметить, что они бегут туда же.

Нетрудно, однако, было предвидеть, что они опоздают. Поток уносил мальчика с быстротой скачущей лошади. На несколько долгих тревожных моментов его темная головенка скрылась во взбаламученных водах. То ли он не умел плавать, то ли не мог противиться неудержимо сильному течению.

Едва достигнув берега, Стивен соскочил с коня, лихорадочно думая, как ему поступить. Он единственный, кто может помочь, но как это сделать? Под рукой нет никакого сука, который можно было бы протянуть тонущему, поскольку в этом месте река текла по затопленному пшеничному полю. Юпитер, конечно, превосходный конь, но он всегда побаивался воды. Чтобы убедить его войти в реку, понадобится достаточно много времени.

Так и не придя к логическому заключению, Стивен стал снимать с себя куртку. Но, взглянув на бушующий поток, он остолбенел. На его месте, вероятно, заколебался бы самый хороший пловец. А он отнюдь не герой. У него мало шансов спасти мальчика, больше — утонуть самому. Он вполне может умереть не через четыре или пять месяцев, а прямо сейчас, на глазах у совершенно чужих людей. А он еще не готов к этому.

Стивен смотрел на бурную стремнину, не в силах пошевелиться от страха. Но в этот миг на поверхности показалась темноволосая головенка. На какое-то мгновение их взгляды встретились. Увидев, какой ужас и отчаяние отражаются на личике мальчика, Стивен сразу же отбросил все колебания, сделав два шага вперед, он бросился в реку. День был теплый, и поэтому грязная вода показалась ему особенно холодной. Моргая, чтобы прочистить глаза, он поплыл к середине реки. Усилия ему приходилось прилагать отчаянные, но он быстро сокращал расстояние между собой и утопающим.

Тут мальчик вновь погрузился в воду. Нырнув, Стивен, поплыл вперед и схватил что-то мягкое, как оказалось, кисть руки. Он подтащил к себе маленькое тело, энергично работая ногами, чтобы выплыть на поверхность.

Когда наконец их головы оказались над водой, мальчик жадно вздохнул воздух. К счастью, он не стал барахтаться или цепляться за своего спасителя, более того, даже помогал ему. Обхватив одной рукой его узкую грудь, Стивен поплыл к берегу.

Выгребать одной рукой было неимоверно трудно. Стивен едва не выпустил ребенка, когда какой-то плавающий Сук ударил его по шее. Хлебнув воды, он ушел вниз. Когда ему наконец удалось вынырнуть, он уже был в полном изнеможении. Но берег был всего в нескольких футах. Он уже хотел было выйти из воды, когда услышал чей-то предостерегающий крик.

В следующий миг на Стивена налетело что-то тяжелое, и он потерял сознание.


Глава 3 | Моя прелестная роза | Глава 4