home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 12

Небо падало прямо на них. Марко, почти в гипнотическом трансе, ловко вывернул корабль, и теперь уже прямо под ними раскинулся, подобно гигантскому драгоценному блюду, этот немыслимый, невозможный, безумный Плоский мир. Блюдо было наполнено континентами. Оно напоминало монетку, брошенную на удачу в галактическое пространство нерешительным божеством.

Корабль вышел из прыжка на двадцать тысяч миль выше планетарного диска и немного сбоку от него. Кин смотрела на туманную рельефную карту: черная земля, серебристые моря, над ними облака, освещенные лунным светом. Там виднелась также… за неимением лучшего термина – полярная шапка (был ли такой картограф, коему довелось составить карту плоской планеты?), расположенная на краю диска с одной его стороны (это север?).

Лунный свет исходил от здешней луны, которая висела всего лишь в нескольких тысячах миль над Плоским миром и сияла. Собственным, а не отраженным светом, так как здесь нечего было отражать. И там были звезды… да-да, между диском и кораблем находились звезды!

Туманную карту обнимал призрачный шар. Марко перевел на общую речь то, что сообщили ему лишенные эмоций машины. Диск помещен в прозрачную сферу диаметром в 16 тысяч миль, а звезды просто прикреплены к этой сфере.

Край диска с одной стороны начал светлеть. Внезапно вспыхнул зеленый огонь и промчался по всей окружности диска: теперь они смотрели словно в темную дыру в пространстве, окруженную ободком зеленого и серебряного пламени. На пламенном кольце выросла сияющая жемчужина, и кольцо вдруг пропало – столь же внезапно, как и родилось. Солнце Плоского мира взошло. Очень яркое и очень маленькое солнце.

Одна машина сообщила Марко, что это внешний термоядерный реактор. Но выглядел он точь-в-точь как светило.

«Я непременно сохраню это воспоминание», – подумала Кин. Зеленый огонь на утренней заре, потому что кольцевой океан, охватывающий Плоский мир, переливается через край диска и падает водопадом длиною в тридцать пять тысяч миль, а солнце, восходя, посылает лучи сквозь падающую воду… Неудивительно, что Джало был просто помешан на этом мире.

Рассвет стремительно помчался по Плоскому миру. Сильва первая поняла, что видят ее глаза, и нервно хихикнула.

– Он говорил про плоскую Землю, не так ли? И ведь не соврал, взгляни!

Кин поглядела. Континенты, конечно, не совсем правильно сориентированы, а Новый Свет отсутствует вообще… но это Земля. Кин узнала Европу. Там, внизу, маленькая вторая Земля, и она плоская.

Марко перевел корабль на низкую орбиту, и все они на три часа, не отходя ни на шаг, прилипли к большому экрану в рубке. Даже Сильва пропустила время обеда, питая не объемистый желудок, а ненасытное любопытство.

Они рассмотрели мировой водопад при большом увеличении. На краю диска были каменистые острова, на некоторых росли деревья, нависающие над невероятной бездной водопада. Но сам диск оказался только в пять миль толщиной. Когда корабль пролетел под диском, они не увидели на его обратной стороне ровно ничего, кроме гладкой угольно-черной поверхности.

– Некоторые люди верили, что мир плоский и стоит на спинах четырех огромных слонов, – сообщила Сильва.

– Да? – усомнилась Кин. – А на чем стояли слоны?

– На гигантской черепахе, вечно плавающей в космическом пространстве.

Кин обдумала предложенную идею.

– Очень глупо, – сказала она. – Чем будет дышать черепаха?

– Ты у меня спрашиваешь? Это человеческий миф.

– Но я бы многое дала, чтобы узнать, как этот океан может вечно переливаться через край.

– Молекулярное сито? – предположил Марко, не отрываясь от информационных экранчиков. – Интересно, но сейчас совсем неважно. А вот где население?

– Кто-нибудь пытается вступить с нами в контакт?

– А как же, так и рвутся в эфир.

– Полагаю, ответ отрицательный. Ладно, – заключила Кин, – возможно, оно и к лучшему. А то я все никак не могу забыть о нашем корабельном арсенале.

– Признаюсь, эта мысль меня тоже редко покидает, – сказал Марко. – Возможно, Джало имел в виду охоту на тех морских монстров, но мне почему-то так не кажется. А вот что мне точно кажется… Что строителей этого артефакта, кем бы они ни были, вряд ли обеспокоит любое оружие, которое может найтись на нашем корабле.

– А если обитатели этого мира давно уже умерли? – предположила Сильва.

Кин и Марко вопросительно посмотрели друг на Друга.

– Не думаю, – сказал кунг. – Уж скорее я поверю, что они решили перейти из физического плана существования в духовный.

– Могу предсказать, что вскоре их ожидает большой шок, – сказала Кин. – Этот артефакт требует колоссального количества энергии только лишь на то, чтобы поддерживать его в рабочем состоянии. Солнце ходит по принудительной орбите, океан льется через край, а значит, надо постоянно пополнять внутренние моря, и зачем было делать фальшивые звезды, если кругом полно настоящих…

– На последний вопрос я могу ответить, – заметил Марко. – Похоже, что большая сфера прозрачна лишь в одну сторону. Мы можем видеть, что внутри, а они не могут видеть, что снаружи. Но только не спрашивай меня, зачем все это.

– Мы приземлимся? – поинтересовалась Сильва.

– Но как же мы туда попадем? – спросила Кин. Марко ухмыльнулся.

– Проще простого. В этой прозрачной раковине восьмиметровая дыра. На предыдущем витке мы над ней пролетели.

– Что?! И ты не обмолвился ни словом?

– Вы с Сильвой были слишком заняты водопадом. Корабль завис над дырой через двадцать минут.

По форме она напоминала эллипс, края выглядели оплавленными. «Такое отверстие может проделать, к примеру, геологический лазер, – подумала Кин. – Мог ли быть такой лазер на Терминусе? Вполне вероятно».

– Мы намного выше края здешней атмосферы, – сказал кунг. – Поэтому я надеюсь, что у местных жителей не слишком большой зуб на тех, кто делает в небе дырки.

– Мы можем предложить им деньги на ремонт, – заметила Сильва.

Кин даже не усмехнулась. Ну почему разумным существам захотелось изолировать себя от Вселенной подобным образом? В этом нет никакого смысла, если только жители плоской Земли не клинические параноики. Кстати, а вдруг?

– Нет, – сказала она вслух, – сумасшедшие не смогли бы построить ничего подобного!

– Эта штука выглядит как Земля, – сказала Сильва. – А земляне уж точно сумасшедшие. Надеюсь, люди не занимаются потихоньку строительством секретных миров?

– Ни в коем… – с горячностью начала Кин и увидела усмешку, с которой они оба смотрели на нее. – Я не знаю, – пробормотала она упавшим голосом. – Ну да, это похоже на дело человеческих рук… признаю.

– Определенно похоже, – кивнул Марко.

– И даже очень, – добавила шанда.

– Ладно, – сказал Марко. – Держитесь за воздух! Мы ныряем, а дыра впритык.

Корабль благополучно провалился в дыру под истошный визг детекторов опасного сближения. Детекторы продолжали верещать, когда Кин взглянула вверх и увидела устремившийся на них сферический объект.

Агрессор врезался в один из грузовых трюмов и словно прилип к корпусу. Небо бешено закружилось. С громкими щелчками упали герметичные аварийные переборки, и корабельная рубка, отделившись от всего остального, обратилась в спасательный бот, который поплыл в сторону на собственной тяге.

Космический корабль был разрушен. Но это оказалось сущим пустяком в сравнении с тем, что произошло с агрессором, который внезапно рассыпался на мельчайшие кусочки.

Облако голубовато-зеленоватых чешуек широко разлетелось по небесной сфере. Когда Кин наконец поднялась на ноги, все экраны в рубке не показывали ничего, кроме электронного смога.

Внутренняя дверь аварийного шлюза отворилась, и ввалился Марко, двумя руками придерживая на голове шлем. В третьей руке он сжимал лазерное ружье. В четвертой оказался длинный зазубренный кусок толстого полупрозрачного стекла, который Марко держал очень осторожно.

– Похоже, кто-то кинул в нас бутылку? – предположила Кин.

– И у него верный глаз, – мрачно откликнулся кунг. – Я могу вернуть рубку на оставшуюся часть корабля, но не вижу особого смысла. Главный привод разрушен, поэтому мы не сможем создать поле для прыжка. Содержимое арсенала почти все уже плавает по сфере, а другого оружия у нас нет. Что касается вспомогательных систем, то они по-прежнему работают. Наверное, я смог бы доставить нас назад на одних вспомогательных движках.

– Значит, еще не все потеряно! – вскричала Сильва.

– Конечно. Если мы отвлечемся от того, что путь домой займет у нас приблизительно две тысячи лет. Да что там… даже эта проклятая лазерная стрелялка совершенно бесполезна! Какой-то умник придумал для надежности упаковать ее рабочий кристалл в отдельную коробочку.

– Значит, мы садимся на диск, – бесцветно сказала Кин.

– Замечательно, – с чувством произнес Марко. – Я все ждал, когда кто-нибудь из вас озвучит это предложение! Но поездка будет в один конец, предупреждаю. Эта рубка больше никогда не взлетит.

– А что в нас угодило? – спросила Сильва. – Мне кажется, я видела шар шириной метров в десять…

– У меня есть такое странное чувство, будто бы я знаю, что это такое, – пробормотала Кин.

– Это оружие! – заявил Марко. – Признаюсь, мне трудно понять, в чем смысл его полной дезинтеграции… И тем не менее факты таковы: у нас был межзвездный корабль, а теперь у нас его нет. В общем, я хочу сделать еще один виток перед посадкой.

Сильва деликатно закашлялась, привлекая внимание.

– А что мы будем есть там, внизу? Понадобилось несколько часов, чтобы вытащить автобуфетчик из лениво вращающегося корабля и доставить в бывшую рубку. По настоянию Кин они также перенесли саркофаг, где покоился Джало, и подключили его к аварийному питанию. У буфетчика был собственный автономный источник энергии (никому из разумных не хотелось обнаружить себя в темноте обесточенного корабля в компании с голодным шандом или даже несколькими).

Новая орбита пронесла их мимо здешней луны. Луна уже не сияла и, очевидно, была незаметна на дневном небе диска. Теперь они увидели, что одно ее полушарие черное.

– Это фазы, – сказала Кин. – Они получаются, если немного покачивать эту штуку на оси туда-сюда.

– А кому нужно, чтобы она качалась?

– Не знаю. Тому, кто желает, чтобы искусственная луна выглядела с поверхности диска точь-в-точь как земная. И не смотри на меня так, Марко, могу поклясться, все это построено не людьми.

Она рассказала им про искусственные миры, придуманные человечеством: о кольцах, дисках, сферах Дайсона, о солярных туннелях.

– И все эти миры не работают, – заключила она. – В том смысле, что они чересчур уязвимы, слишком уж зависят от цивилизации. В конце концов, что-то обязательно пойдет не так. Как по-вашему, почему Компания терраформирует планеты, если есть варианты намного дешевле? Да потому, что планеты служат очень долго… очень! Веретенники также не имеют отношения к этому миру. И для них планеты были чрезвычайно важны. Им надо было чувствовать толстый слоеный пирог пластов под ногами и ничем не ограниченное пространство над головой. Уж не знаю, как они могли все это ощущать, но в закрытом неестественном мире наверняка бы рехнулись… Кроме того, Веретенники вымерли четыре миллиона лет назад, а здешний артефакт не может быть настолько древним. Это я могу сказать точно. Все, что мы здесь увидели, сплошная машинерия, а у машин есть неискоренимое свойство изнашиваться.

– Там, внизу, есть города, – задумчиво сказал Марко. – И они на правильном месте, если это Земля.

– Он взглянул на Кин. – Послушай, я же вижу, ты просто умираешь от желания поделиться информацией. И что это так здорово по нам врезало?

– Дыра была в эклиптике небесной сферы? Марко несколько секунд пообщался с компьютером.

– Точно, – сказал он. – А это имеет значение? В тот момент солнце находилось гораздо ниже нас.

– Нам просто очень сильно не повезло. Я думаю, что в корабль врезалась планета.

– Мне приходила в голову такая мысль, – важно кивнула Сильва. – Но я не стала навязывать свое мнение, чтобы не прослыть идиоткой.

– Планета?… – недоверчиво переспросил Марко. – Ты хочешь сказать, что планета приземлилась на корабль?

– Да, я знаю, что обычно бывает наоборот, но… Кажется, я начинаю понимать, как работает эта система. Фальшивое небо, солнце, фальшивая луна, а значит, здесь должны быть фальшивые планеты. На их орбиты, – тут Кин хихикнула, – мне хотелось бы взглянуть! Если здешнее небо должно выглядеть как земное, то планетам время от времени приходится идти на попятную.

– Я был не прав, – мрачно сказал Марко. – Нам следовало сразу отправиться домой. Мы могли бы приспособить саркофаг и бодрствовать на вахте по очереди. Две тысячи лет не слишком большой срок, в конце концов… Не знаю, какое уж там агентство заверило Джало, что я подхожу для этой работы, но они просто обязаны вернуть ему деньги.

– И все равно на это стоило посмотреть, – вздохнула Кин.

Они снова пролетели под диском. И снова вспыхнуло на несколько секунд изумрудное пламя, когда солнечные лучи упали на них сквозь мировой водопад.

И тут же последовал тяжелый удар по корпусу…

Опять!!!

Но теперь это была не планета. Это был корабль, и значительная его часть так и осталась висеть, запутавшись в антенном хозяйстве, пока Марко боролся с хаотическим вращением судна, приобретенным в результате удара.

На сей раз наружу выползла Кин. Ухватившись за обрубок большой антенны, она слегка распрямилась и посмотрела на заиндевевшие обломки.

– Марко?

– Я тебя слышу, Кин.

– Считай, что мы потеряли наши антенны.

– Уже догадался. Мы также теряем воздух. Ты случайно не заметила, где утечка?

– Тут кругом сплошной туман. Но я постараюсь найти.

Они слышали, как башмаки Кин простучали по корпусу. Потом наступило молчание. Она молчала так долго, что Марко наконец не выдержал и заорал в микрофон. Тогда Кин заговорила, медленно подбирая слова:

– Здесь у нас корабль, Марко. Нет, неправильно. Это лодка. Или шлюпка? Ну ты знаешь, какие плавают в морях.

Она посмотрела долгим взглядом на кольцевой водопад, вечно низвергающийся с края диска. Мачта шлюпки была сломана, почти вся обшивка отлетела и унеслась прочь при столкновении, но остался веревочный такелаж и кое-что другое, говорящее о том, что шлюпка не была пустой.

– Марко?

– Да, Кин?

– В шлюпке был пассажир.

– Это гуманоид?

Кин зарычала не хуже Сильвы.

– Послушай, он побывал в водопаде, а потом в вакууме, а после врезался в нас! И ты хочешь, чтобы я его описала? Ладно. Пожалуйста. Это больше всего смахивает на взрыв в морге!

Кин привыкла к насильственной смерти, ее часто избирали долгожители. Традиционные прыжки без парашюта. Или более оригинальные способы. Можно было случайно перейти дорогу стаду клонированных слонов, только что выпущенных в новый мир. Или, совершенно случайно, свалиться в бункер пласт-машины. Но последствиями всегда занимались специальные команды роботов, а после них уже не на что было смотреть. Разве только на муаровые узоры на свежеуложенном угольном пласте – в случае пласт-машины.

Она механически опустилась на колени, как робот. Мокрая ткань заледенела в вакууме, но она была добротной, отличной выделки. Внутри одежды…

Сильва проанализировала эти образцы. И заявила, что путешественник из шлюпки был человеком до такой степени, что мог бы на законных генетических основаниях называть Кин Арад дорогой кузиной. Кин нисколько не удивилась. Ее удивил бы любой другой результат, но почему – она и сама не знала.

Человек сел в парусную шлюпку и заплыл за край своего мира, подумала она. И похолодела от этой мысли. Каждый в Плоском мире знает, что он – плоский. Все всегда знали, что мир плоский, поскольку это было очевидно. Но всегда находится кто-нибудь, кто смеется над замшелой мудростью стариков и в одиночку отправляется в опасный океан, чтобы доказать истину. И в конце концов выясняет, что ужасно, непоправимо ошибался.

Кин была рада отвлечься от размышлений, когда Сильва с Марко заспорили из-за скафандра. Всего скафандров на борту было пять, и два из них гигантского размера, на шандов. Один из стандартных немного барахлил, а они, все трое, были слишком тертыми космачами, чтобы довериться подозрительному скафандру.

– Мы обязательно должны взять буфетчика, – настаивала Сильва. – Возможно, ты и Кин сможете прокормиться тем, что найдете внизу, но для меня это чистая отрава.

– Тогда прикажи машине сделать для тебя мешок сухих концентратов, – ответствовал Марко. – Нам нужен этот четвертый скафандр.

Сильва тихонько зарычала.

– Не настолько, – сказала она, – как эта машина. Она может анализировать еду. Она может сделать нам одежду. Если понадобится, мы проживем только за ее счет.

– С этим я согласна, – вмешалась Кин.

– Но мы израсходуем на нее всю подъемную силу большого скафандра!

– А ты предпочитаешь взять лазерное ружье, которое не может стрелять? – съязвила шанда, и они с Марко гневно уставились друг на друга.

– Давайте возьмем буфетчика ради Сильвы, – поспешно сказала Кин. – Голод может стать большой проблемой для шанды.

Марко пожал плечами. По очереди.

– Ладно, возьмем, – сказал он и достал из настенного шкафчика набор слесарных инструментов. Пока Кин и Сильва запихивали буфетчика в скафандр, обкладывая его для надежности термоодеялами, Марко ловко разобрал пилотское кресло. Конечным результатом его трудов стала длинная узкая полоса шлифованного металла, сточенная до убийственной остроты по боковым кромкам, сведенная в острие с одного конца и увенчанная пластмассовой рукоятью с другой. Кунг задумчиво взвесил в руке свое изделие. «И с этим он хочет пойти на строителей космического диска диаметром в пятнадцать тысяч миль? – подумала Кин. – Что это, несгибаемое человеческое мужество или глупая кунговская бравада?»

Марко обернулся и обнаружил, что Кин за ним наблюдает.

– Это не для того, чтобы кого-нибудь напугать, – сказал он ей. – А чтобы я сам не боялся. Ну как, мы готовы?

Он запрограммировал автопилот на десятиминутное парение в нескольких сотнях миль от водопада. Экипаж вылетел из шлюза на гравитационных поясах своих скафандров. Сильва тащила за собой четвертый скафандр на куске моноволоконной Линии.

Кин оглянулась через плечо, когда заработал двигатель спасательного бота. Суденышко, быстро набирая скорость на огненном копье, умчалось вдаль и вверх, на высокую орбиту. Тогда Кин снова стала смотреть на колоссальную стену падающей воды, на крошечные островки на самом краю мира. На другой стороне диска солнце тонуло в круговом океане, опускаясь за плоский горизонт.

Городских огней нигде не было видно.

Никто из путешественников не заметил, что перед тем, как спасательный бот умчался прочь, из его шлюза выпал пятый скафандр. Теперь уже идеально функционирующий. Он моментально раздулся, как детский воздушный шарик.

В круглом прозрачном пузыре шлема сидел черный ворон и внимательно изучал аварийное управление скафандром. Скафандры были рассчитаны абсолютно на все, они могли летать по любым планетным системам и опускаться на любые миры. Управлять скафандром можно было даже языком, прикасаясь к сенсорам в шлеме.

Ворон вытянул шею и тихонько тюкнул клювом по одному сенсору. Скафандр резво прыгнул вперед. Ворон покрутил головой, выбрал другой сенсор, приналадился… И тюкнул.


ГЛАВА 11 | Страта | ГЛАВА 13