home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 13

Кин проснулась потому, что озябла. Она вся пропиталась утренней росой. Вот тебе и термоодеяла с гарантией.

Ночь была длинной. Островок, торчащий из океанской воды поблизости от края мира, оказался столь мал, что едва ли здесь прижился какой-нибудь крупный хищник. Если только он не ведет полуводного образа жизни. Однако Марко возразил, что в этом мире может быть прорва полуводных хищников, и настоял на необходимости ночного дежурства. Кунги, если надо, могут обходиться без сна неделями, похвастался он.

Кин подумала, не сказать ли Марко о своем персональном станнере, который ныне уютно покоился в одном из карманов ее скафандра. Но в конце концов решила промолчать, ощущая себя при этом распоследней задницей. Битва с собственной совестью была тяжела, но Кин все-таки победила.

Марко, очевидно, улегся спать после восхода солнца. Он лежал, свернувшись в клубок, под мокрым кустом, с которого методично капала роса. Сквозь редеющий туман Кин заметила Сильву на самом верху скалы, вздымающейся на обращенной к водопаду стороне острова.

Она вскарабкалась по скале и присоединилась к шанде. Та с улыбкой подвинулась, освобождая место на нагретом солнцем камне. У Кин захватило дух от вида, открывшегося со скалы. Перед ней в серебристо-зеленоватых волнах играли яркие солнечные блики, справа и слева от нее над неправдоподобно близкой линией горизонта вздымались туманные облака пены и водяных брызг. Позади нее…

Сильва вовремя успела ее подхватить.

Обретя равновесие, Кин осторожно сползла пониже и нашла местечко, чтобы сесть спиною к скале.

– Как ты можешь там сидеть, Сильва, и не бояться?

– Ты ведь не боишься летать на кораблях? А там тебя от вечности отделяет только стенка корпуса.

– Это не одно и то же. Там нет никакого обрыва за спиной.

Сильва вдруг подняла голову и понюхала воздух.

– Это лед! Я его чую. Не возражаешь, если я прочту тебе небольшую лекцию о солнечном свете, Кин?

Кин автоматически взглянула на солнце. Она помнила, что здешнее светило не больше астероида, но оно все равно напоминало родное и совсем по-земному пригревало кожу.

– Ну давай, – сказала она. – Расскажи мне что-нибудь, чего я не знаю.

– Я заметила паковую льдину, которая ушла в водопад. Но каким же образом такой лед мог образоваться? Мы знаем, что на диске есть полярные острова, но поблизости от них находятся цветущие зеленые земли. Ты помнишь, конечно, какое расстояние отделяет экватор от полюсов в этом мире. Почему же тогда в крайней северной и крайней южной точках нет вечных льдов, а экваториальные области не выжжены солнцем?

Кин задумчиво потерла подбородок. Шанда говорила о законе обратной пропорциональности квадрату расстояния. Если здешнее солнце в полдень отстоит от здешнего экватора на 8 тысяч миль, тогда точки диска, которые можно назвать здешними полюсами, находятся на расстоянии 11 тысяч миль от источника света и тепла. Конечно, траекторию здешнего солнца в фальшивых небесах нельзя назвать орбитой, оно движется как управляемый корабль… Но все равно это не объясняет теплый воздух, обвевающий Кин. Температурные зоны должны быть совершенно иными.

– Что-то наподобие силовых линз? – предположила она. – Я уже готова поверить во что угодно! Но могу абсолютно точно сказать, что траектория здешнего солнца регулярно меняется.

– Почему? Я не понимаю.

– Дабы обеспечить смену времен года.

– Ах… понятно. Людям нужны зима, весна, лето и осень.

– Послушай-ка, Сильва…

Шанда снова принюхалась, блаженно вздохнула и сказала:

– Да, здесь очень хороший воздух.

– Сильва, прекрати эти штучки. Не увиливай, скажи прямо: ты думаешь, это мы построили Плоский мир?

– Ах… Мы с кунгом как-то поспорили по этому поводу, тут ты права.

– Поспорили, черта с два! Нет уж, нам давно пора во всем разобраться. Послушай, что я тебе скажу. Люди, может быть, действительно сумасшедшие, но вовсе не дураки, понятно? А что касается этого диска: как артефакт небесной механики он ненамного эффективней резиновой отвертки. Его механизмы должны пожирать гигантское количество энергии. И я уверена, что ты, например, не захочешь поставить судьбу собственных потомков в полную зависимость от работы искусственного солнца с неестественной траекторией… Но почему же тогда строители диска не запустили его на орбиту вокруг настоящего солнца?

Думаю, у них хватило бы энергии. А вместо этого они явились сюда неизвестно откуда и построили мир по проекту, достойному средневекового монаха. Все это совсем не по-человечески.

– Но тот путешественник был человеком.

Кин долго и много думала о нем. Он возвращался в ее мысли и сны непрошеным. Она поколебалась, прежде чем ответить.

– Я… не знаю, как это объяснить. Возможно, что строители диска похитили группу землян в доисторические времена, или… параллельная эволюция где-нибудь…

Она разозлилась на себя за собственное невежество. И еще больше на шанду за то, что та дипломатично проигнорировала прорехи в ее сбивчивой аргументации. Сделай ей кто-нибудь в данный момент предложение моментально вернуться на Землю, Кин и не подумала бы его принять. Слишком много накопилось вопросов, на которые ей очень хотелось найти ответы.

Вслух она произнесла:

– Джало все толковал о передаче материи. Интересно, как они доставляют воду с нижнего уровня водопада обратно в океан?

Появился Марко и тоже залез на скалу. На корабле он нередко был мрачен и циничен, зато здесь почти вибрировал от энтузиазма.

– Мы должны разработать план действий! – жизнерадостно заявил он.

– Ты уже разработал план действий, – напомнила Кин.

– Нам необходимо вступить в контакт с хозяевами диска! – продолжил кунг, словно не заметив саркастического замечания.

– Значит, ты переменил свое мнение, – раздался голос шанды с верхушки скалы. Она встала на ноги и к чему-то принюхивалась, повернувшись спиной в водопаду.

– Нужно прямо смотреть в лицо фактам, и в особенности неприятным, – бодро заявил Марко. – Мы сами не сумеем починить корабль, а они в состоянии оказать нам помощь. Или мы сможем арендовать у них космическое судно. Джало ведь как-то вернулся. А может, вы решили провести тут весь остаток жизни?

– Не думаю, что здешнее население способно нам помочь, – заметила Сильва. – Мы не обнаружили с орбиты ни источников энергии, ни линий энергопередач. Никого не заинтересовала наша высадка на диске, и никто не прилетел на нас посмотреть. Это второстепенные признаки, вынуждающие меня подозревать, что мир плоской Земли погрузился в варварство.

– Второстепенные? – переспросила Кин. – А что же…

Шанда громко фыркнула.

– К нам приближается морской корабль, – сообщила она со смешком. – Его обводы и снаряжение не дают оснований предполагать, что это спортивная яхта высокоразвитой расы.

Кин и Марко ошеломленно смотрели на шанду. Затем, очнувшись, поспешили вскарабкаться наверх. Марко обошел Кин на финише тремя прыжками и вперился в океанские волны.

– Где? Где ты видишь?…

Кин заметила далекое пятнышко.

– Это гребное судно, – сказала Сильва. – По дюжине весел на борту, одна мачта, на мачте свернутый парус. Весь корабль воняет. Его команда воняет очень сильно. Если они не изменят курс, то пройдут в миле от нас к северу.

– То есть прямо в водопад? – уточнила Кин.

– Уж конечно, люди на диске овладели искусством избегать водопада, – вмешался Марко. – Здесь течение не кажется слишком сильным.

Кин подумала о космическом путешественнике, который вылетел за край этого мира.

– Гребцы воняют потому, что очень сильно напуганы. А! Корабль меняет курс… они нацелились на остров.

Марко засуетился и зашипел.

– Мы должны приготовиться… За мной! Мелкий щебень еще сыпался со скалы, когда кунг уже летел гигантскими прыжками к кучке деревьев, где они провели ночь.

Кин посмотрела на шанду, которая продолжала стоять как статуя, потом перевела взгляд на корабль. Теперь даже она могла без труда разглядеть человеческие фигурки. Маленькие сверкающие каскады воды срывались с бешено работающих весел. Ей послышались отчаянные крики.

– Похоже, гребцы не выдюжат, – заключила она.

– Ты права, – согласилась Сильва. – Видишь, как их все время относит в сторону, заворачивая к водопаду? Это делает течение, огибающее остров, очень мощное и быстрое.

Теперь Кин могла видеть лица мужчин на корабле. Один из них, приземистый и бородатый, метался между двумя рядами гребцов, понукая и погоняя. Корабль в лучшем случае оставался на месте.

– Аминь, – с серьезным видом высказалась шанда. Кин бросила взгляд на солнце, оценивая его высоту над горизонтом.

– Тот кусок Линии, который мы использовали для буфетчика в скафандре… Какой он длины?

– Стандартный отрезок моноволокна длиной 1500 метров, – сообщила Сильва. И добавила: – Согласно сертификату, выдержит небольшую планету.

– Возможно, мы совершаем большую ошибку, – сказала Кин, поспешно начиная спускаться. Сильва последовала за ней.

– Желудок говорит мне, что это не так!

Кин не могла не улыбнуться. У шандов было собственное оригинальное представление о вместилище души и эмоций.

Она взлетела на гравипоясе, извлеченном из надувного скафандра, держа в руке конец 1500-метрового кабеля, завязанного в широкую скользящую петлю.

– Дурацкая, в высшей степени непродуманная затея, – сказал голос Марко в ее наушнике.

– Может быть, – откликнулась Кин. – Но хочу напомнить, что это я выходила разбираться с лодкой, которая налетела на нас.

Последовала пауза, во время которой в одном ухе у Кин посвистывал ветер, а в другом зудела несущая волна. Наконец голос Марко произнес:

– Наведи поясную камеру на корабль.

Гребцы наконец увидели Кин и сбились с ритма. Некоторые, как выяснилось, были прикованы к своему веслу.

Корабль имел форму изящного стручка около двадцати пяти метров длиной. Сильва отнеслась к нему чересчур сурово. Кто бы его ни построил, но эти мастера превосходно разбирались в гидродинамике. Единственная мачта установлена посредине корабля… драккара, теперь она вспомнила. Между двумя рядами гребцов устроен длинный проход, но он почти забит кувшинами, корзинами, мешками и еще каким-то невнятным барахлом.

Кин нацелилась на рыжеволосого мужчину, стоявшего на носу драккара, и прыгнула. Скользнула над волнами, затормозила и зависла на уровне его изумленного лица, накидывая петлю на причудливо украшенный бушприт и громко сообщая Сильве, что уже пора начинать. Ее щедро обдало брызгами, когда кабель натянулся и вышел из воды.

– Скажи гребцам, пускай помогают веслами! – сказала Кин рыжеволосому, пытаясь изобразить руками, как гребут. – Туда, на остров! – показала она, драматически тыча пальцем.

Рыжеволосый посмотрел на Кин, потом на остров. Потом на натянутый кабель. И на изогнутый кильватерный след, наглядно свидетельствующий, что Сильва усердно тянет драккар как раз в необходимую сторону. Затем он сорвался с места и стал орать на своих людей, многие из которых в растерянности побросали весла. Один вскочил и начал возражать, но рыжий крепко врезал ему палкой, подобранной на палубе, и сам схватился за весло.

Кин вертикально взвилась под облака и посмотрела сверху на драккар, который оставлял за собой кильватерную волну не хуже, чем у моторного катера. Потом приняла горизонтальное положение и устремилась к острову.

Она нашла то, что искала, в туманном голубом небе за водопадом. Крошечное белое пятнышко, дрейфующее прочь от диска. Кин спикировала, услышав слабое в-вум-мп, когда поле гравипояса приняло новую защитную форму, окутав ее.

Движок пояса Сильвы тихонько подвывал. Гравипояс поднимает своего владельца даже при десятикратной земной гравитации; но шанда весила никак не менее пятисот фунтов и еще тянула за собой драккар с командой и грузом. Кин помахала ей и повернула обратно к диску. Голос Сильвы сказал в ее наушнике:

– Я почувствовала несколько рывков.

Кин рванулась к острову и посмотрела вниз. Дерево, которое они использовали как якорь, оказалось не настолько крепким, как они ожидали, но кабель благополучно обвился вокруг скалы.

– Все в порядке. Просто кабель прорезал дерево. Драккар развернуло бортом к водопаду, но он уверенно шел к островку наискосок в пенящейся воде.

– Отлично, Сильва, – сказала Кин. – Все замечательно. Марко хотел встретиться с туземцами и через минуту получит целую бухту. Тише, тише. Спокойно. Стоп. Стоп!

Драккар с разгона вылетел на песок и врезался в деревья. Посыпались весла, несколько человек свалились за борт.

– Порядок! Корабль на пляже.

– Если эти люди не лишены воображения, то сейчас целуют землю, – сказал голос Сильвы.

– Ты угадала. Надеюсь, у Марко хватит ума не показываться им на глаза?

В наушнике Кин затрещало.

– Я понял тебя, – сказал голос Марко. – И хочу сразу же отмежеваться от твоей легкомысленной авантюры…

Кин вздохнула. Ей уже неоднократно доводилось слышать подобные слова.


ГЛАВА 12 | Страта | ГЛАВА 14