home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 14

Гораздо позже она отыскала Сильву и Марко. Ее спутники расположились на поляне в рощице выше по склону. Сильва сидела рядом с автобуфетчиком и закусывала, зачерпывая горстями из глубокой чаши нечто серовато-красноватое, смахивающее на тягучее желе. Марко возлежал на животе, вытянувшись во всю свою длину, и через просветы в листве следил за тем, что происходит на пляже.

Спасенные разожгли костер и готовили на нем еду.

Увидев Кин, шанда кивнула и стала набирать код на панели буфетчика.

– Спасибо, но я уже поела, – вздохнула Кин. – Каша из вареного зерна и сушеная рыба. Разве ты не видела?

– Вообще-то я программирую рвотное, – объяснила Сильва.

Марко перевернулся на спину и уличающе прошипел:

– Ты ела чужеродную еду! Даже без рудиментарного анализа! Тебе, должно быть, жить надоело?…

– Мы должны завоевать их доверие, – вздохнула Кин. Она вынула из кармана сухой ошметок и кинула Сильве. – Я выпью твою проклятую микстуру, только сунь эту рыбу буфетчику под нос! Не знаю, что думаете вы, но мне все время кажется, что вкус у его стандартной стряпни такой, словно ее кто-то уже съел… Пока мы здесь, можно позволить себе какое-то разнообразие, не так ли?

Она взяла из лапы Сильвы пластиковую чашку с дурно пахнущей розовой жидкостью и удалилась на противоположную сторону поляны, где ее очень быстро и очень шумно вытошнило. Шанда удовлетворенно кивнула и набрала на панели буфетчика код черного кофе.

Вслед за большой кружкой кофе из машины выполз язычок зеленой пластиковой ленты. Сильва оторвала его и внимательно просмотрела распечатку.

– Высокое содержание подходящих для человека белков и витаминов. Немного углеводородов, которые образовались в процессе сушки. При регулярном поглощении могут сыграть роль канцерогенного фактора… лет через десять или двадцать. В общем, ты можешь есть это, практически ничем не рискуя, Кин.

– Просто великолепно, – пробормотала Кин, отхлебнув очередной гигантский глоток из кружки. – Вот только у меня возникло такое чувство, будто я больше не смогу взглянуть в глаза ни одной сушеной рыбе… с чего бы это? Ну ладно. Вы готовы к первым ответам на наши вопросы? Насколько я поняла, их рыжеволосый вожак зовется Лейфом Эйрикссоном.

Сильва аккуратно отправила зеленую распечатку в приемный бункер буфетчика.

– Это может быть редкостное совпадение, – невозмутимо сказала она. – Или что-нибудь еще.

– Ты шутишь?

– Какое совпадение?… – Марко наконец отвлекся от своих наблюдений. – Послушай, Кин, ты рассмотрела как следует их оружие?

– У них мечи из… как это?… кричного железа ручной ковки. Тупые, плохо держат заточку. Так что их главное оружие – сам корабль… Драккар, – задумчиво произнесла она. – Тебе известно, Марко, что такое «обшивка внакрой»?

Кунг утвердительно кивнул.

– Хорошо, потому что я понятия не имею, что означает этот термин. Но знаю, что корабли с такой обшивкой очень быстрые… очень. Люди с тупыми мечами, но на драккарах могут держать под контролем целые моря. Они имеют обыкновение пиратствовать, но при этом все их сообщество подчиняется сложной и по-своему мудрой системе законов. И эти люди отважны. Тысячемильное путешествие на драккаре – для них самое обычное дело.

Марко таращился на Кин во все глаза.

– Они тебе все это рассказали?!

– Конечно, нет, я разобрала только имя рыжеволосого. И только потому, что уже слышала его прежде. А все остальное я просто взяла из памяти.

Кин вопросительно взглянула на Сильву, и шанда, с важностью кивнув, нараспев произнесла:

– В триста тридцать втором, ужасающе пьян, рыжий Эйрикссон Лейф переплыл океан!

– Чрезвычайно поэтично, – сухо произнес Марко через несколько секунд. – А теперь не будете ли вы обе так добры объяснить?

– Конечно, если ты воспитывался в Мехико, то можешь и не знать, – сказала Кин. – У них там довольно-таки местнические представления об истории. Что до Лейфа Эйрикссона… Лейф переплыл Атлантику и открыл Винландию, что случилось через триста с лишним лет после битвы при Гаэлькоре. Эта битва положила конец третьей и последней Ремской империи, после чего автоматически началось великое переселение народов…

Эйрик, отец Лейфа, был очень практичным бизнесменом. Его Гринландия оказалась вовсе не такой зеленой, как он себе воображал, когда отправился ее открывать. Поэтому, когда Лейф доставил из своей Винландии дикий виноград и другие заманчивые плоды тамошней земли, его отец долго не колебался. Северяне прислушались к словам мудрого Эйрика, снарядили все свои корабли и дружно отплыли на запад…

Добравшись до нового континента, они основали добрый десяток колоний вдоль его восточного побережья и, в конце концов, продолжая мигрировать, набрели на землю своей мечты, которую назвали Вальхаллой. Конечно, там обитали туземцы, но северяне были мирными фермерами лишь наполовину. Они не могли победить все эти многочисленные племена, но сумели перехитрить их и расположили к себе. Потом они столкнулись с Конфедерацией Обджибва и умудрились заключить с ней взаимовыгодный договор о торговле и военной помощи…

Согласно всем известным теориям, на этом все и должно было закончиться! Пришельцам предстояло стать всего лишь одним из тамошних племен, разве что светлоглазым и светловолосым, но только этого не произошло. Все теории ошибались. Нечто скрытое тихо дремало в обеих расах и при тесном контакте разгорелось жарким огнем. А континент был велик и богат, там всем хватало и места, и еды, и ресурсов…

Короче говоря, через триста лет после открытия Лейфа Эйрикссона к устью пролива, соединяющего Атлантику и Средиземное море, прибыл внушительный парусный флот. Между большими парусными судами было несколько маленьких и быстрых корабликов, которые непринужденно двигались против ветра. Гроты больших парусников гордо несли изображение Великого Орла Вальхаллы на полосатом сине-бело-красном фоне, символизирующем небо, снег и кровь. Битва при Гибралтаре оказалась необычайно краткой. К тому времени Европа уже двести лет как пребывала в стагнации. Ей нечем было ответить на пушечную канонаду…

– Я понял тебя, – сказал Марко. – Лейф Эйрикссон был важной фигурой в земной истории. Но этот мир, однако же, не Земля.

– Он выглядит как Земля, – возразила Кин. – Преображенная воображением строителей, но все-таки Земля.

– Неужели ты всерьез полагаешь…

– Вот именно. Я полагаю, что вы оба правы. Что этот мир построили люди, хотя я не могу сказать почему и зачем.

Шанда с сомнением хмыкнула.

– Но ведь где-то должны были остаться какие-то записи?…

– Нет, если Компания их изъяла!

Это был единственно возможный логический вывод. Компания соорудила уникальный артефакт в глубочайшей секретности. А так называемый Джало сыграл роль приманки, которая привела в этот мир их троих. Отчего Компания решила построить именно диск? У Кин было такое чувство, будто она знает ответ, и этот ответ ей активно не нравился. Правда, она до сих пор не могла понять, зачем было устраивать столь помпезное представление только для того, чтобы затащить их сюда.

И тем не менее такая версия, даже со всеми ее прорехами, была по крайней мере логична. А что еще можно предположить? Таинственных чужаков? Тогда эта загадочная раса невероятно могущественна и абсолютно неуловима. Нет… это могла быть только Компания, сказала себе Кин.

– Нам грозит опасность со всех сторон! – воскликнул Марко с большим энтузиазмом. – Я предлагаю не терять ни минуты! Мы должны надеть наши гравипояса и сразу же вылететь к центру цивилизации. Там мы заодно и узнаем о происхождении диска.

– Вот он, наш транспорт, – сказала Кин, указывая пальцем в сторону пляжа. – Я не знаю точно, насколько хватит энергии поясов при здешней гравитации. А нам, что вполне очевидно, предстоит пересечь океан… И я определенно предпочитаю совершить это путешествие на морском судне.

– Они могут напасть на нас, когда очухаются от счастья, – заметил Марко, наблюдая за спасенными.

– То есть когда увидят тебя и Сильву?

Действительно, безболезненное знакомство викингов с негуманоидами казалось весьма проблематичным. Кин решила эту проблему методом культурного шока, спустившись на пляж совершенно обнаженной. Она была уверена, что ничем не рискует. После ее суперэффектного явления в качестве всемогущей богини милосердия эти суеверные мужики скорее согласятся изнасиловать крокодила.

Лейф Эйрикссон подбежал к ней и пал на колени. Кин взглянула на него сверху вниз с выражением, как она сильно надеялась, милостивой благосклонности.

Лейф был заметно меньше ростом, чем большинство его соратников. И как ему удалось завоевать свой авторитет, удивилась она, но тут же заметила огонек проницательности, хищновато мерцающий в глазах рыжеволосого. Этот огонек сообщал очень внятно, что перед ней непревзойденный мастер неспортивных трюков в дуэли на мечах и сокрушительных ударов по почкам в кулачной потасовке. Кин невольно порадовалась, что прячет на всякий случай в ладони станнер.

– У тебя есть эксклюзивная возможность завести новых необычных друзей, – сказала она Лейфу, покровительственно улыбаясь. – Это будет изумительная сага, которую, как я подозреваю, здесь запомнят на многие века… Эй, Сильва! Выходи!

Шанда появилась на склоне, примыкающем к дальнему концу пляжа, и стала спускаться, продираясь сквозь кусты. Заметив это, несколько гребцов поспешили удалиться в противоположном направлении. Когда Сильва ступила на песок и люди Лейфа узрели ее внушительные клыки, все остальные мигом последовали примеру первых.

Расточая милостивые и благожелательные улыбки направо и налево, Кин приблизилась к шанде и возложила свою божественную руку на огромную лапу с кожаной ладошкой.

– Прекрати улыбаться! – прошипела она сквозь стиснутые зубы.

– Я хатева пакаватца бывабитнай.

– Ты кажешься потрясающе голодной!

Лейф торчал, словно вкопанный в песок, на том же месте. Кин подвела к нему Сильву и взяла Лейфа за руку.

– На колени и пресмыкайся перед нами, – проворковала она, глядя на шанду.

Та послушно бухнулась на колени и сложилась пополам. Лейф внимательно посмотрел на Сильву, потом на Кин. Затем он протянул руку и осторожно похлопал шанду по плечу.

– Хороший, умный мальчик, – поощрительно сказала ему Кин, кивая и расплываясь в лучезарной улыбке. Лейф поспешно убрал руку и отступил на пару шагов.

Теперь настало время для второй части представления. Кин принялась насвистывать незабвенную мелодию имени Морриса и роботов, а Сильва стала танцевать, взирая на фальшивые небеса с выражением крайнего отвращения на лице. Она точно соблюдала ритм, но топала по песку тяжело и неуклюже. Кин, которая прекрасно знала, что шанда способна передвигаться молниеносно и плавно, оценила этот мастерский штришок по достоинству. Неуклюжесть всегда смешна, а смешное не вызывает опасений.

Гребцы потихоньку подходили поближе и вскоре образовали кружок, в котором продолжала плясать шанда, загребая огромными ступнями кучи песка и неуклюже притопывая. Кин перестала насвистывать и сказала:

– Хватит, они уже дозрели до того, чтобы кормить тебя кусочками сахара, если бы только их имели. Присядь где-нибудь в сторонке и изо всех сил постарайся не зевать, хорошо? Эй, Марко!

Кунг зашипел и выступил из кустов.

В своем сером пилотском комбинезоне и плаще до колен, наспех сделанном из термоодеяла, Марко выглядел достаточно человекообразным. Правда, у него были слишком большие и слишком круглые глаза, чересчур длинный нос и лицо такого же цвета, как его пилотский комбинезон, но все это искупала масса огненно-рыжих волос, рассыпавшаяся, когда Кин и Сильва уговорили Марко расплести свой кунговский гребешок. Конечно, это были не совсем волосы, но зато почти такого же цвета, как у Лейфа Эйрикссона.

Гребцы с настороженной подозрительностью уставились на новую фигуру, однако на сей раз никто не убежал. Один из них подступил к Лейфу и что-то раздраженно прорычал, вытаскивая из ножен короткий меч. Последовал момент не вполне понятной перебранки, после чего обнаружилось, что оппонент Лейфа распростерт на песке, его короткий меч валяется поодаль, а Марко застыл в позе готовности к прыжку. Лейф прекратил выкручивать руку противнику и с оттяжкой пнул его под ребра. Тот громко завопил.

– А теперь мы спустим корабль на воду, – сказала Кин непререкаемым тоном.

Сильва прокосолапила к лежащему на пляже драк-кару и навалилась плечом на нос корабля. В первую пару секунд ничего особенного не произошло, потом драккар скользнул по песку в воду и остановился, когда его корма всплыла.

Кин взяла Лейфа за руку и решительно повела к воде. Рыжеволосый викинг мигом сообразил, что к чему. В считаные минуты его люди затащили на палубу все необходимое и расселись по своим местам. Рядом с мачтой тихонько урчал принайтованный буфетчик. Все глаза были устремлены на шанду с буксировочным тросом, которая летела над волнами, устремляясь в открытый океан.


ГЛАВА 13 | Страта | ГЛАВА 15