home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 15

Это плавание оживили два инцидента. Началось с того, что слегка взбудораженный Лейф вежливо протянул Марко натуральный полый рог животного, до краев наполненный некоей жидкой субстанцией. Кунг понюхал рог с подозрением и плеснул немного жидкости в приемный бункер буфетчика.

– Какое-то питье с глюкозой, – сообщил он. – Что ты думаешь, Кин?

– А что говорит буфетчик?

– Показал зеленый свет. Должно быть, тонизирующее снадобье.

Решившись, кунг проглотил половину рога и облизал губы. Потом издал неопределенный смешок и выпил все до конца. Чуть позже он запрограммировал машину на синтез нового напитка, и когда люди Лейфа справились со своим изумлением при виде одноразовых стаканов из пластика, эти стаканы стали курсировать туда и сюда так быстро, как только буфетчик успевал их наполнять. Вскоре несколько гребцов вразнобой затянули воинственную балладу, сопровождаемую треском сталкивающихся весел, и тогда Кин в ответ на невысказанную мольбу Лейфа безапелляционно выключила машину.

Сильва решила испробовать себя в гребле. Усевшись в проходе между рядами скамеек, она схватила сразу два весла и легко включилась в общий ритм. Люди Лейфа один за другим прекратили грести и подняли весла, с уважительным восхищением наблюдая за шандой. Драккар продолжал нестись вперед с прежней скоростью, пока весла в могучих лапах Сильвы не переломились с сухим треском.

Марко обнаружил Кин под кожаным навесом притулившейся за мачтой низкой кабинки, гда она потихоньку попивала мартини и размышляла.

– Я хочу поговорить с тобой наедине.

– Конечно, – сказала она, подвинувшись и гостеприимно похлопав по шкуре, на которой сидела. – Как твоя голова, не болит?

– _Мне уже лучше. В этом напитке определенно имеются вредные примеси. Не думаю, чтобы мне захотелось снова его отведать раньше, чем… скажем, через час или около того.

Марко сунул руку в поясной кошель и выудил небольшой пластиковый рулончик. На развернутом листке оказалась полная аэрофотография диска, снятая за пределами его атмосферы.

– Я велел компьютеру сделать распечатку, перед тем как мы покинули корабль, – сказал он.

– Какого черта! Почему ты не показал мне эту карту раньше?

– Не хотел поощрять непродуманные действия с твоей стороны, – чопорно произнес кунг. – Но поскольку мы теперь путешествуем по диску… Посмотри внимательно. Чего здесь недостает?

Кин взяла фотоснимок, изучила и сказала:

– Много чего, ты и сам знаешь. Никакой Вальхаллы. Вот почему Лейф едва не свалился в водопад. И никакой Бразилии тоже. От всей Пацифиды осталась только эта лужица воды на задворках Азии…

– А что-нибудь лишнее есть?

Кин заново изучила картинку и пожала плечами.

– Так сразу не могу тебе сказать.

Марко указал трехсуставчатым большим пальцем на пятнышко в центре снимка.

– Не вполне четко из-за облачности, но ЭТОГО здесь быть не должно! Остров в Арабском море. Он идеально круглый, ты заметила? И как раз на географической оси диска.

– Да, я вижу. И что?

– Ты не поняла? Это же аномалия. Думаю, мы найдем цивилизацию строителей диска скорее там, чем в любом другом месте. Лейф и его люди – типичные варвары, пускай даже они искусные моряки… Но космические путешествия?!

Он замолчал, испытующе глядя на Кин, а затем произнес, аккуратно подбирая слова:

– У тебя есть опасения, что диск может оказаться артефактом Компании. Не так ли?

Кин молча кивнула.

– Кунги любят пересказывать одну старинную историю, – сказал ей Марко мягким голосом, текучим, как зыбкие пески. – Однажды некий властитель приказал своим мастерам построить для него высокую башню. Когда мастера выполнили его желание, властитель призвал к себе мудрых и ученых кунгов и сказал им такие слова: «Я подарю свою лучшую устричную ферму и знаменитые плантации бурых водорослей чпп-пич тому из вас, о уважаемые, кто правильно определит высоту этой башни, не используя иных инструментов и приспособлений, помимо барометра. Но все остальные, кто не сумеет справиться с моим заданием, будут изгнаны в сухие земли до конца своей жизни, ибо это вполне справедливая участь для тех, кто недостаточно изобретателен и учен». Всем приглашенным ничего другого не оставалось, кроме как попытаться, и хотя кое-кому удалось определить высоту башни с точностью до нескольких четтд, их ответы были признаны недостаточными. И эти мудрые кунги также были сосланы в сухие земли.

– Я люблю народные сказки, – заметила Кин, – но какое отношение…

– И тогда, в один прекрасный день, – повысив голос, продолжил Марко, – самый мудрый из кунгов, который все еще не рискнул представить правителю собственный ответ, взял свой личный барометр и отправился с ним в дом старшего мастера строителей, которому сказал: «Я отдам тебе этот превосходный барометр совершенно задаром, если ты будешь настолько любезен, что поведаешь мне, какова точная высота этой башни». И тогда старший мастер…

Внезапно на них упала тень, и под навес просунулась огромная голова с клыками.

– Исфинифе фа фмефафельсфо, – сказала Сильва, – но фас, фасмошна, эфа фаинфивисуит?

Все гребцы, которые были видны за спиной шанды, бросили весла и смотрели куда-то в небеса, задрав головы. Кин поспешно выползла из-под навеса и тоже уставилась на небо. В туманной дымке по небу быстро двигались наискосок к зениту три точки.

– Вот так! – воскликнул Марко. – Вероятно, нас все-таки ищут. И нам не придется путешествовать к центру диска, чтобы предложить барометр!

– Что ты разглядела, Сильва? – спросила Кин. Шанда задумчиво постучала когтем по клыку.

– Похоже, это летающие ящерицы, – сказала она на шанди. – Но способ их передвижения для меня остается загадкой. Впрочем, мы сможем увидеть их поближе, поскольку теперь они быстро теряют высоту.

Лейф настойчиво потянул Кин за руку. Его люди быстро и методично побросали за борт весла, свертки, мешки и сами прыгнули в воду вслед за ними. Маленький викинг, казалось, отчаянно подыскивает нужные слова. Наконец он вспомнил одно подходящее:

– Оконь?…

И с этим словом столкнул ее в ледяную воду.

Все тело Кин моментально занемело.

Она конвульсивно забарахталась, преодолевая шок от холода, потом наткнулась на плавающее поблизости весло, ухватилась за него и посмотрела в небо.

Ящерицы совершили широкий разворот. Над морем прокатился отдаленный гром сдвоенного акустического удара.

Сильва и Марко все еще стояли на палубе, словно зачарованные.

Вскоре три ящера с театрально-карикатурными перепончатыми крыльями, проскользнув над гребешками волн, облетели драккар по кругу, сохраняя идеальную формацию. Их чудовищные когти сжимались и разжимались, из широких ноздрей вылетали клубочки дыма.

Затем они унеслись на север, снова превращаясь в точки на небе. И опять произвели разворот, но теперь с одновременным набором высоты. «Будь это архаичные аэропланы, – подумалось Кин, – я бы сказала, что они заходят на бомбежку…»

Когда первый дракон устремился к кораблю, Лейф быстро положил руку на голову Кин и резко толкнул ее под воду.

Когда она вынырнула, яростно отплевываясь, в ушах отчаянно звенело. Над водой густо клубился белый пар, над драккаром курился черный дымок.

С громким всплеском рядом вынырнул Марко, шумно втянул в себя воздух и немедленно разразился ругательствами. Еще более громкий всплеск чуть подальше возвестил о возвращении Сильвы из морских пучин.

– Что случилось? – вскрикнула Кин. – Что произошло?

– Это чудовище парило над судном и плевалось огнем, – объяснила Сильва.

– Это драконы, – пояснила Кин. – Мифологические существа.

– Что-то они не очень мифологические…

– Ни одна паршивая ящерица не смеет так обращаться со мной! – злобно выкрикнул кунг. Он ухватился за обугленный борт и взобрался на корабль, едва не опрокинув закачавшийся корпус.

Второе чудище уже снижалось, нацелившись на драккар. Тихий всплеск рядом с Кин известил ее, что Сильва, ловко кувырнувшись вниз головой, опять погрузилась в зеленые пучины. В тот же миг все викинги, плавающие вокруг корабля, единодушно издали коллективный стон, впервые увидев Марко без маскировочного плаща. Он высился на палубе в полной кун-говской красе, грозно воздев над головой длинное и массивное гребное весло, которое крепко сжимал всеми четырьмя руками.

Пикирующий дракон оказался достаточно сообразительным, чтобы в последний момент, часто захлопав крыльями, отвернуть.

Нечто белое молниеносно вылетело из-под воды, как пробка из бутылки шампанского, и ухватилось за две из четырех жутких когтистых лап дракона. На секунду Сильва и ошарашенная тварь зависли в воздухе, а потом рухнули в море. Перепончатые крылья с хлопком сложились, как у бабочки, когда эта пара ушла под воду, и Кин отчетливо послышалось шипение, исходящее из морской глубины.

Третий дракон должен быть самым умным, подумала Кин. Умники всегда вступают в драку последними. Но этот дракон уже слишком разогнался, чтобы просто затормозить, и вместо этого решил пройти над кораблем в планирующем полете на широко распластанных крыльях. Когда тварь очутилась прямо над головой у кунга, тот издал торжествующий боевой клич и подпрыгнул.

На Марко был надет гравипояс. Дракон попытался увернуться от него, однако потерял и едва восстановил равновесие. Затем он попробовал удрать, форсированно набирая скорость и высоту, но избавиться от кунга ему не удалось.

Море по другую сторону корабля внезапно вспенилось, и показался кончик драконьего крыла, вяло хлопающий по воде. Потом драккар резко накренился в ту же сторону, и через его борт проворно перелезла облепленная мокрой шерстью Сильва. Мужчины, окружающие Кин, радостно завопили и дружной гурьбой заторопились вернуться на корабль.

Уцелевший дракон, паривший в вышине над акваторией битвы, испустил протяжный крик и стрелой умчался на восток. Кин на несколько секунд предоставилась возможность увидеть, как работает высокоскоростная драконья тяга. Перепончатые крылья из страшных сказок не годятся ни на что иное, кроме неспешного тяжеловесного полета. Чтобы придать себе большое ускорение, драконы тесно прижимают крылья к бокам, опускают голову на длинной шее под туловище и выбрасывают назад огненную струю. За те несколько секунд, когда Кин еще могла разглядеть детали, реактивная струя разогрелась до оттенка земного Солнца.

Что– то еще, заметила она, лениво падало с очень большой высоты под влиянием местной гравитации. Это была драконья голова. Вскоре (хотя для онемевшей кучки викингов и двух пассажирок эти минуты тянулись неимоверно долго) за головой последовало туловище дракона с широко распростертыми крыльями, которое неторопливо спускалось по спирали. Марко, оседлавший безголовую тушу, продолжал свирепо полосовать ее ножом. Когда останки дракона и его победитель наконец шлепнулись в воду, грянули восхищенные приветственные крики.

Они сменились возмущенными, когда команда увидела, что Сильва деловито затаскивает на борт своего дракона, еще полуживого. Мужчины поспешно отодвинулись как можно дальше, и Кин вблизи увидела трепыхающееся чудовище, с которого струйками стекала вода. Дракон поднял мокрую голову, вытянул шею в сторону Кин и с яростной натугой чихнул.

Две струи тепловатой воды окатили ее ноги.

Марко викинги с радостными воплями втащили на борт за все четыре руки. Гребешок кунга пламенел кроваво-красным цветом. Утвердившись в центре толпы восторженных почитателей, он картинно воздел над головой свой нож, перепачканный черной драконьей кровью, и ликующе пропел свой кунговский йодль:

– Рефтэг! Й'мал Рефтэг Пелц!

Кин посмотрела на Сильву и увидела, что та поспешно отвинчивает клыки. Покончив с этим, шанда состроила гримасу.

– Расскажи мне еще раз про то, что Марко юридический человек, – сказала она. – И почему я все время забываю?

– Что ты намереваешься делать с этим? – спросила Кин, глядя на дракона. Один из гребцов, стоявших рядом, вытащил из ножен свой меч и с почтительным достоинством предложил его шанде, протягивая рукоятью вперед. Сильва не обратила на меч внимания.

– Дракон уже сдох, – покачав головой, сказала она. – Но тело осталось. И мне очень хочется узнать, как это органическому существу удается выдыхать огонь!

Шанда ухватила дохлого дракона за шею и хвост и поволокла на корму. К Кин с самодовольным видом подскочил Марко.

– Это моя битва! – вскричал он.

– Конечно, Марко.

– Они объявили нам войну! Наслали на нас драконов! Но не приняли в расчет меня! – Его глаза начали бешено вращаться. – И я победил, я их победил!

– Да, Марко.

Внезапно выражение его лица резко омрачилось.

– Ты думаешь, что я просто параноидальный кунг… – пробормотал он.

– Ну, раз ты сам заговорил…

– Но я горжусь тем, что я человек! Возможно, я параноик, но это еще не значит, что ОНИ не мечтают нас достать.

Кунг резко отвернулся и присоединился к дружеской компании викингов. Кин посмотрела ему вслед. Страшится всего, за исключением непосредственной физической опасности. И столь же человечен, как амурский тигр.

Сильва печально взирала на закопченного буфетчика. Машина продолжала работать, но ее пластиковое покрытие уже никогда не будет прежним.

Когда гребцы снова сели на весла, Кин достала из своего скафандра инструментальный комплект и поудобней расположила труп дракона на крошечном кусочке палубы. Набор инструментов был невелик, но имел все необходимое. Неудачник, застрявший на лишенной разумной жизни планете, мог продержаться с его помощью годы и годы. Кое-кому из ее знакомых довелось проверить это на практике. Подумав, она выбрала медицинский скальпель.

Чуть позже Кин отложила скальпель и взяла универсальный резец. Еще через несколько минут она с привычной сноровкой собрала мощную вибропилу. Проскальзывая на драконьей чешуе, пила верещала почти на ультразвуке. У Кин невыносимо заныли зубы, но она терпеливо продолжала пилить, пока режущая кромка не раскрошилась полностью.

Тогда она пошла к Марко и Сильве, которые отрабатывали свою смену на веслах, и устроилась в проходе между ними.

– У этих драконов есть реактивная тяга, – сказала она. – Мне удалось вскрыть шею, там прослойки какой-то легкой губчатой субстанции… она режется, как желе. Чешуя у этих тварей потверже алмаза. Если вы заметили остатки вибропилы у меня в руках, сообщаю, что этой пилой я вскрывала броню космических кораблей.

– Я уже начинаю верить, что огнедышащие драконы заливают в свое нутро керосин, – пробормотала Сильва.

Марко пренебрежительна фыркнул.

– И ты, конечно, не догадалась поводить над этой дохлой ящерицей гейгером?

– Представь себе, догадалась, – терпеливо сказала Кин. – И ничего.

– Я весьма удивлен!

– Хочешь узнать, что случилось после? Когда я отрезала шею и сунула щуп гейгера во внутреннюю полость тела… Так вот, там горячо, как в аду. Эта тварь просто живой атомный котел, и не говорите мне про шедевр эволюции… Только не в мире земного типа. Несомненный конструкт! Если тебе нужны строители диска, Марко, ты найдешь их там, откуда прилетела эта тварь.

– Иначе говоря, в центре мира, – скромно уточнила Сильва.

У Кин отвалилась челюсть. Шанда довольно ухмыльнулась, налегая на весло.

– У меня есть кое-какие способности к языкам, как вы уже знаете, – сказала она. – И я говорила кое с кем из этих людей на уровне покажи-и-назови. Викинги время от времени наблюдают драконов. В этой части мира те всегда прилетают с востока, но если корабли плавают в южных морях, драконы появляются с северо-востока. Исходя из этого, я пришла к выводу, что драконы гнездятся в центральных областях диска… Почему ты так на меня смотришь?

– Марко уже заявил, что желает попасть в геометрический центр мира, – сказала ей Кин. – Он хочет предложить строителям барометр…


ГЛАВА 14 | Страта | ГЛАВА 16