home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 17

С этого момента Сильва исполняла роль толмача.

– Это латынь, язык ремлян. Но только эти люди говорят о Роме, а не Реме.

Кин обдумала новую информацию.

– Ромул и Рем, – сказала она наконец. – Легендарные основатели Рема. Тебе известна эта легенда?

– Я читала ее в какой-то фольклорной антологии.

– Значит, на диске привилегия дать название главному городу досталась другому брату. Что еще они говорят?

– О, кучу всякой чепухи про демонов, как обычно водится в примитивных мирах. Ты когда-нибудь слышала слово «тролль»? Они все время повторяют его, когда таращатся на Марко. Еще они много говорят о богах… если я правильно поняла.

Кин еще раз оглядела толпу. Эти люди либо примитивные варвары, либо великолепные актеры, одно из двух. Если это варвары, то они, возможно, считают богами строителей диска.

– Пусть расскажут о богах поподробнее, – сказала она Сильве.

Последовала продолжительная беседа на латыни, в течение которой старший из жрецов то и дело тыкал в небо указующим перстом. Лейф и его отец внимательно прислушивались.

Наконец шанда удовлетворенно кивнула и повернулась к Кин.

– Не знаю, насколько правильно я все уразумела, – начала она, – но, кажется, здесь очень много богов. Самый главный из них носит имя Кристос, и его верховный жрец проживает в Роме. Существует другой старший бог, который создал этот мир за шесть дней. Предвидя твои неизбежные вопросы, – шанда быстро подняла лапу, призывая Кин к молчанию, – я попросила их рассказать о создателе более детально.

Этот бог-творец имеет множество помощников, которыми являются меньшие божества, летающие на крыльях. Есть еще один младший бог с крыльями, по имени Сайтан, исполняющий, насколько я поняла, странную роль диверсанта и подстрекателя. Они говорили также о разнообразных местных божествах и духах, но это типичная религиозная чушь примитивных варварских племен.

– Шесть дней? Слишком мало, – заметила Кин. – У Компании строительство диска заняло бы шесть лет, даже с предварительно заготовленными частями. Это самый обыкновенный миф, Сильва.

– Для обычного мифа чересчур прямолинейно, – возразила шанда. – В мифах по большей части повествуется о сотворении мира из поджелудочной железы приемного отца высшего божества, или из сакральных экскрементов священного жука, или еще из чего-нибудь приблизительно в том же духе.

Кин в задумчивости нахмурила лоб. Земля, изобилующая собственными религиями, импортировала их примерно столько же, сколько сама экспортировала в Галактику. Так что на каждую секту людей, выполняющих сложные эхфтнийские ритуалы Времени, приходилось какое-нибудь сообщество шандов с окрашенным шафраном мехом, которые пели хвалу Кришне и били в бубен на замороженных улицах шандийских городов. Творческие работники Компании религией обычно не интересовались или же в редких случаях выбирали себе что-то основательное и непротиворечивое, наподобие буддизма или викки. Что касается самой Кин, то в молодости она по любопытству пригубила из многих чаш… Иногда это было увлекательно или забавно, но всегда далеко от реальности.

Отец Лейфа заговорил с одним из жрецов. Выслушав его речь, жрец пересказал ее Сильве, и шанда рассмеялась.

– Он хочет купить печку из Вальхаллы, – перевела она.

– Что-что?!

– Это наш буфетчик. Эйрик говорит, что в Вальхалле все павшие герои постоянно выпивают и закусывают, и теперь ему известно, как это у них получается.

– Скажи ему, что эта печь не для продажи, – велела Кин и в упор посмотрела на Эйрика Рауде. Рыжий Эрик. На Земле он похоронен в самом сердце Вальхаллы, где воды пяти внутренних морей переливаются в Длинный Фиорд. Древний курган стоит поблизости от водопада, а сам водопад называют Бородой Эрика. Туда приезжает множество туристов из всех миров.

Шанда глубоко вздохнула и сказала:

– Он хочет также, чтобы мы починили солнце. Увидев изумленное лицо Кин, Эйрик медленно заговорил на латыни.

– Он говорит, что наступила весна посреди зимы. И что солнце то и дело тускнеет. Звезды мигали несколько последних ночей подряд. И еще что-то плохое произошло… гм, с одной из планет.

Кин молча потупилась. Потом быстрыми шагами вернулась в холл, где шанда пристроила автобуфетчик, и торопливо настучала двухлитровую кружку крепкого и сладкого эля. Она принесла ее Эйрику и вложила в испещренные шрамами руки.

– Скажи, что если мы разгадаем секреты этого мира, то мы заменим пропавшую планету новой и сделаем все возможное для здешнего солнца. Как он сказал… что звезды не мерцали, а мигали?

– Да, и здесь это, кажется, никого не удивляет. Главный бог диска Кристос родился около тысячи лет назад по местному календарю. Эти люди верят, что настало время для его второго пришествия. И заодно для Конца Света. Взгляни-ка на море, будь добра!

Кин взглянула. На берег бурно набегали волны, даже здесь, в конце длинного узкого фиорда, и было слышно, что в открытом море бушует нешуточный шторм. Однако небо оставалось синим и безоблачным и не было ни малейшего ветерка.

– Я уже объяснила, почему Плоский мир – крайне ненадежный в эксплуатации артефакт, – со вздохом сказала она. – Вполне очевидно, что его управляющие системы разладились. Но Эйрик не выглядит слишком встревоженным, тут ты права.

– Он говорит, что слышал о множестве богов, а некоторых видел собственными глазами. Боги сами по себе, Эйрик тоже сам по себе. Он говорит, если мы исправим погоду, он даст нам много хорошей древесины.

– Древесины?…

Сильва окинула взглядом деревню.

– Похоже, что в здешних местах это большая редкость, – сказала она. – Здесь совсем нет деревьев, ты заметила?

А ведь сейчас по всем правилам должен быть климатический оптимум, сказала себе Кин. По крайней мере, так было на Земле. Экспансии северян способствовал долгий период ровной теплой погоды, когда люди могли жить даже на самом севере.

А здесь по ночам звезды то включаются, то выключаются.


ГЛАВА 16 | Страта | ГЛАВА 18