home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 18

Марко и Кин улеглись на ночь в дымном холле, но Сильва выбрала драккар и морозный чистый воздух. Никто не осмелился предложить Кин отправиться к женщинам. Богиня – это совсем другое дело.

Кин лежала без сна, глядя на тлеющий в очаге огонь и прислушиваясь к усиливающемуся шуму прибоя. Это прилив, решила она. Но крошечная псевдолуна не может вызывать приливы, а значит, существует механизм регулировки уровня моря, и он, должно быть, тоже разладился.

В конце концов она отказалась от надежды заснуть и вышла наружу, где было теперь довольно холодно. Над ее головой ярко блистали фальшивые звезды, и Кин не могла не восхититься красотой этой поддельной Вселенной, нависающей над серебристым фиордом и темной землей.

Только это не земной шар, а диск диамером в пятнадцать тысяч миль. А это означает, что Плоский мир должен иметь либо встроенные гравигенераторы, либо подложку из нейтрониума на обратной стороне. Этот диск вращается, но очень медленно, и тянет за собой фальшивое солнце, фальшивую луну и целое семейство ненастоящих планет. Кин знала все это, но сидя здесь, на берегу фиорда, было очень трудно в такое поверить.

Заводной мир с часовым механизмом. Мир без астрономии. То есть астрономия тут, возможно, и существует, но это нечестная шутка над астрономами. Мир, где отважные первопроходцы падают в безвоздушную пропасть. Драконы. Тролли. Искаженные мифы.

Она увидела планету очень низко над горизонтом, как приходилось говорить за неимением лучшего термина. Хотя нет, для планеты эта штука движется слишком быстро… И внезапно в небе полыхнул язык пламени!

Что– то ударилось о диск где-то на востоке.

Кин показалось, что она всем телом ощутила этот удар.

Она побежала к судам, вытащенным на берег.

– Сильва! Сильва!

– Да, Кин. Ты, конечно, видела?

– Что это было?

– Более крупная половина нашего корабля. Марко следовало взорвать ее, а не бросать просто так! Это был только вопрос времени. И теперь мы можем лишь уповать, что она упала в море или в пустыню… Лично я понадеялась, что взрыв произойдет на обратной стороне диска.

– Да, теперь мы очень громко сказали его хозяевам: А МЫ УЖЕ ЗДЕСЬ! Сперва мы высаживаемся на их планету, потом роняем на нее свой корабль…

– Я кое-что заметила, – сказала шанда. – Видишь вон то светлое пятнышко справа внизу? Что это, как ты полагаешь?

– Ну, если считать, что мы на аналоге Земли, в этом положении должна находиться Вене… о нет!

– Вот именно. У нее нет луны.

Кин ощутила возбуждение. Строители диска кое о чем позабыли. Почему?! Венера и Адонис. Почти такая же большая луна, как земная Селена. Эта пара всегда украшала рассветное и вечернее небо Земли. Зачем было убирать Адонис из искусственной системы диска? Мистическая загадка.

– Можно написать фильм о связи астрономии и социологии, – сказала Сильва. – Этот второй двойной мир в вашей Солнечной системе всегда намекал человеку, что отнюдь не все вращается вокруг Земли. Думаю, без него история вашей цивилизации была бы гораздо сложнее и хаотичнее…

Вдвоем они молча наблюдали, как Венера, лишенная своего верного спутника, одиноко путешествует по небу. Продрогшая Кин уютно устроилась под боком у Сильвы и прижалась к ее густому теплому меху. «Не случится ли что-нибудь с буфетчиком в мое отсутствие?» – подумала она, но пришла к выводу, что вряд ли. Все викинги испытывали должное уважение к способностям Марко.

Сильва подумала о том же самом и позвала:

– Кин? Ты не спишь?

– Ум-гу.

– Если наш буфетчик сломается… Ты должна пообещать, что парализуешь меня и позволишь Марко лишить меня жизни.

– Ни за что! – вскричала Кин, окончательно проснувшись, и села. – Кроме того, как мы сможем тебя парализовать?

– Я несколько раз видела у тебя станнер, ты прячешь его в ладони, – сказала Сильва. – Он и сейчас с тобой, я ведь довольно наблюдательна… Кин, ты обязана убить меня ради страха перед тем, во что я превращусь. Моего страха.

Кин неопределенно хмыкнула и снова устроилась под боком шанды, размышляя о шандах.

Они не способны усваивать белки, которыми питаются кунги или люди. До того, как автобуфетчики вошли в широкий обиход, шанды путешествовали из одного мира в другой только в камерах глубокой заморозки.

На человеческом корабле, который перевозил на Великую Землю четырех шандийских послов, произошла авария в системе охлаждения. Размороженные послы были крайне цивилизованными персонами. Как известно, если шанда не кормить, то обильные потоки голодной слюны смывают весь миллион лет эволюции этой расы максимум за двое стандартных земных суток. Послы сумели продержаться целых пятьдесят шесть часов, прежде чем превратились в кровожадных хищников, лишенных разума.

Никто из них не выжил.

Последняя шанда добровольно покончила с собой, когда увидела, очнувшись от дурманного сна после избыточного обжорства, что именно в изобилии валяется вокруг нее. Конечно, среднестатистический шанд не стал бы казнить себя, но ведь это не посол, натренированный в космополитическом мышлении.

Простая и бесстыдная истина заключается в том, что шанды обожают кушать шандов. Возможно ли включить в высокоразвитую цивилизацию ритуальный каннибализм? Шандам удалось.

Для этого у них была почетная Игра с простыми правилами, освященными веками. Соперники вступают с противоположных сторон на участок тундры или тайги, специально отведенный для поединков. Несколько строгих правил регулируют применение оружия. Победитель получает долгожданную возможность очень вкусно и обильно пожрать.

Любопытство преодолело деликатность Кин.

– Ты когда-нибудь играла в Игру, Сильва? – спросила она мягким голосом.

– Ну, конечно, – кивнула шанда. – Трижды, когда тоска моего языка стала чересчур настоятельной. Два раза дома. И один раз, нелегально, на чужой планете. Моим оппонентом в последнем случае была Региус, профессор лингвистики из Университета Гельта. Ее еще много осталось в моем домашнем морозильнике. И я печалюсь, что смерть Региус может по большей своей части оказаться напрасной.

– Но ведь у вас теперь есть буфетчики? Значит, Игра больше не нужна?

– Это традиция. – Сильва пожала плечами. – То, что мы прежде делали из нужды, теперь мы делаем ради… спортивного интереса, можно выразиться и так. Или ты считаешь, что это варварство?

Кин отрицательно покачала головой, хотя это был не вопрос, а утверждение.

– Некоторые ваши мужчины тоже принимали участие в Игре, – сказала ей Сильва. – Они платят очень большие деньги ради возможности наглядно доказать свою силу. Если они выигрывают, то получают всего-навсего голову жертвы, чтобы повесить на стенку. Вот это и есть самое настоящее варварство.

– А что происходит, если выигрывает шанд?

– Она или он получает двух осужденных преступников.

«Шанды делают это в своем собственном мире, – сказала себе Кин. – Тебя это совсем не касается. Ты не можешь примерять к чужакам мерки человеческих ценностей. Но все время пытаешься».

Ее размышления оборвали громкие крики в «зале». Из распахнувшейся двери вывалился какой-то мужчина и боком рухнул в заиндевевшую траву, прижимая руки в животу.

Кин даже не заметила, как спрыгнула с драккара. Она уже бежала к холлу со станнером в руке, когда за ее спиной Сильва шумно приземлилась на кучу гальки.


ГЛАВА 17 | Страта | ГЛАВА 19