home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 24

Ранним вечером разношерстная компания бандитов и жрецов въехала в город, состоящий в основном из невысоких построек с тростниковыми крышами. В центре его располагался внушительный каменный комплекс, который Сильва идентифицировала как важное религиозное учреждение. В грязном лабиринте улочек кишели люди и повозки. Лотару пришлось послать вперед своих бандитов, которые принялись разгонять толпу ударами плоской стороны меча, а иногда и острием, чтобы вся компания смогла без помех добраться до религиозного центра.

Вокруг святых зданий тоже толпилась шумная куча людей. Большинство из них было одето в нечто неприглядное, окрашенное в какой-нибудь из тусклых священных цветов. Старшего жреца народные массы приветствовали с энтузиазмом, несколько человек помогли ему спешиться. Лотар продолжал спокойно сидеть в седле, бесстрастно наблюдая за происходящим. Кин с любопытством вертела головой. Лучники Лотара, как она заметила, веером разбрелись в толпе, то и дело бросая короткие взгляды на небо.

Старший жрец, о котором Сильва сообщила, что его зовут Отто, что-то резким тоном сказал тощему святому человеку. Тот поспешно убежал и вернулся через несколько минут, степенно сопровождая другого святого человека, который, судя по тому, как перед ним почтительно расступилась толпа, был гораздо более значителен, чем первый.

Святейший человек оказался низеньким, коротконогим и чрезмерно упитанным. Поверх стандартного балахона он носил богатый красный плащ с золотым шитьем, к сожалению, изрядно замызганный. Мрачно выслушав речь Отто, святейший подошел к коню Лотара и вперился в Кин.

Через некоторое время он протянул к ней руку и больно ущипнул за бедро.

Учитывая все привходящие обстоятельства, она решила никак на это не реагировать.

Лотар спрыгнул с коня и опустился перед святейшим на одно колено, положив правую руку на сердце. Он быстро заговорил с выразительными модуляциями голоса (словно красноречивый продавец залежавшихся товаров, подумалось Кин). Она призвала на помощь Сильву.

– Боюсь, что почти ничем не могу помочь, – сказала ей шанда. – То, что мы сейчас слышим, один из раннегерманских диалектов. Этот толстяк, скорее всего, местный епископ, а то, что сейчас происходит, можно назвать церковным судилищем, где у епископа решающий голос. Дилемма, насколько я понимаю, такова: либо Лотар оставляет тебя себе, либо передает тебя в руки Церкви.

– А как насчет героического спасения? Ужасно утомительно, знаешь ли, глядеть на небо в тщетном ожидании, что вот-вот объявятся твои верные друзья с лазерами в руках…

– Я хотела использовать станнер, – сказала Сильва. – Но в твоем скафандре его не оказалось. Утонул во время инцидента с плавучим островом, несомненно. План «Б» также не сработает. Марко собирался прилететь на двух поясах, чтобы один передать тебе, но люди Лотара постоянно следят за небом. Это из-за драконов, как ты думаешь?

– Расскажи мне о плане «В», Сильва. Шанда тяжело вздохнула.

– Марко намеревается прилететь на двух поясах и порубить всех в капусту.

– Отличный план, – сказала Кин.

– Марко сумасшедший. У викингов есть специальный термин «берсерк». Он был придуман для Марко.

Лотар закончил свою гладкую речь. Епископ посмотрел вниз, на Лотара, потом вверх, на Кин, и поманил ее пальцем.

Промедлив несколько секунд, она соскользнула со спины коня. В наступившей вдруг тишине по толпе пролетел смутный шорох. Епископ кивнул и заковылял назад, знаком приказав Кин последовать за ним.

Толпа приверженцев Кристоса всколыхнулась и медленно двинулась за ней, продолжая пребывать в гробовом молчании.

Епископ провел ее между зданиями, и они очутились во внутреннем дворе, где лежали длинные вечерние тени. Двор был земляной, хорошо утоптанный, а посреди него возвышался небольшой навес. Пространство под навесом ограждала решетка из вертикальных металлических прутьев.

– Меня сейчас посадят в клетку и запрут! – прошипела Кин. – Где ты, Сильва, черт тебя подери?…

– В роще на вершине холма, неподалеку от города. Эти прутья не кажутся мне слишком толстыми, Кин. Надеюсь, они считают их вполне надежным препятствием для побега.

– Сильва! Каким образом ты можешь видеть прутья?

– Марко позади тебя в толпе и транслирует мне отчет очевидца. Только не ищи его!

Епископ остановился у средней клетки и отпер дверь. Кин притормозила, но кто-то сзади профилактически кольнул ее в спину мечом, и она шагнула в клетку.

Замок был примитивный, но зато очень большой. Прутья, согласно оценке Сильвы, нельзя было назвать непомерно толстыми. Кого же они имеют обыкновение здесь держать, если для этого требуются цельнометаллические бруски толщиной в девять сантиметров?…

Епископ, его святые люди и человек с мечом удалились, оставив ее сидеть на грязном земляном полу.

Через некоторое время толпа зевак рассосалась, оставив после себя группу лучников Лотара, которые разошлись в разные стороны двора и продолжили наблюдение за небом. Наконец какой-то святой человек принес ей миску с объедками, сунул ее в приоткрытую дверцу клетки, снова запер клетку и ушел.

На небе начали появляться звезды. Из города, отделенного от нее зданиями святого комплекса, по-прежнему доносились возбужденные крики и дребезжание множества повозок.

– Сильва?…

Последовала душераздирающе длинная пауза, прежде чем шанда откликнулась на ее зов.

– Ах, Кин! Теперь я гораздо лучше все понимаю. Твой статус пока еще не определен. Скажи спасибо своему приятелю Лотару, он по крайней мере спас тебя от немедленной смерти. Я также узнала намного больше о текущей ситуации на диске. Могу кое-что рассказать, если хочешь. Все равно мы не сможем забрать тебя, пока не станет совсем темно. Сомневаюсь, чтобы эти лучники превосходили Марко по части ночного зрения.

– Валяй, развлекай меня, – разрешила Кин, морща нос над своим ужином от щедрот епископа. «Меня непременно стошнит, если я хотя бы попробую», – решила она.

– То, что здесь происходит, чрезвычайно интересно, – сказала Сильва. – У местного населения нет никаких сомнений, что настало время либо предсказанного возвращения Кристоса, либо предначертанного конца диска. Либо сразу и того, и другого. Внезапно вспыхнуло невиданное пламя – при взрыве нашего корабля, разумеется. На небе были видны странные знаки – и мы хорошо знаем почему. Короче, этот город забит путешественниками, которых можно разделить на две части. Одни спешат поскорее добраться до места прибытия бога, другие – как можно дальше убраться от него.

Кин прислушалась к воплям на улицах.

– Но почему же они убегают? – спросила она.

– Видишь ли, этот бог крайне разборчив и привередлив.

– Как тебе удалось столько выяснить?

Снова последовала долгая пауза. Наконец Сильва сказала:

– Ты должна мне кое-что пообещать, Кин. Когда мы вернемся домой, ты никому не расскажешь о форсированной системе сбора информации, которую мы с Марко, гм… разработали. В противном случае мне грозит суровое дисциплинарное взыскание со стороны всепланетного антропологического комитета.

– Мои уста запечатаны, – торжественно пообещала она.

– Ладно. Марко высматривает какого-нибудь подходящего с виду субъекта, оглушает его кулаком и доставляет ко мне в рощу по воздуху. Затем он выколачивает из него все дерьмо до тех пор, пока я не сочту, что услышала вполне достаточно.

Кин ухмыльнулась.

– Это совсем не то что рисовать картинки на песке или указывать пальцем на предметы, не так ли?

– Конечно, нет. Наша новая методика гораздо эффективнее!

Какая-то суматоха началась во внутреннем дворе. Всматриваясь в сумерки, Кин различила кучку приближающихся мужчин, среди которых выделялась высокая фигура со странной подпрыгивающей походкой.

Когда они приблизились к клеткам, Кин увидела, что странная фигура похожа на человека, но ростом никак не менее трех метров. Пока Кин таращилась на загадочное существо, оно вдруг резко дернулось и распахнуло пару темных крыльев размером с целую простыню. Один из конвоиров яростно кинулся на пленника, и тот поспешно съежился, издав жалобный звук. У Кин, которая теперь стояла вплотную к решетке, осталось смутное впечатление чешуйчатого тела с рельефно раздутыми грудными мускулами.

Она отпрыгнула назад, когда дверь в соседней клетке отворилась и туда втолкнули крылатого гиганта. У него была массивная голова с рожками, короткими и толстыми, и светящиеся зеленые глаза, которые сузились при виде Кин.

Дверь захлопнулась, и мужчины быстро удалились. Пленник фыркнул и несколько раз потряс дверь в порядке эксперимента. Потом он отошел в дальний угол клетки и молча уселся на землю, обхватив руками колени.

Конвоиры вернулись с маленьким, отчаянно барахтающимся тельцем, которое они фактически тащили на руках. Этого нового пленника Кин опознала. Она уже видела подобное создание на вершине холма: человек, животное, насекомое – всего понемногу. Когда один из конвоиров ослабил внимание, открывая дверь пустой клетки, пленник с пронзительным свистом расцарапал ему грудь когтями, и тот упал. Затем он ловко вывернулся из рук второго, врезав ему крошечным копытцем в солнечное сплетение, и успел запустить остренькие зубки в руку третьего, прежде чем был пойман.

Человек, пострадавший от когтей эльфа, молча поднялся с земли и нанес пленнику сокрушительный удар кулаком. Что-то хрустнуло, как хрустят раздавленные майские жуки. Маленькое тельце от удара влетело в клетку и рухнуло на землю.

Конвоиры заперли клетку эльфа, но со двора не ушли. Вскоре они разожгли сторожевой костер, и Кин снова вызвала Сильву.

– Они не собираются уходить, – сообщила она, ознакомив шанду с общей обстановкой. – Так что теперь во дворе около двух десятков вооруженных мужчин. Марко не сможет пробиться!

– Думаю, что усиленная охрана относится не к тебе а к твоему рогатому приятелю из соседней клетки' – сказала Сильва. – Конечно, это усложняет дело, но у Марко есть план. Даже два. Он говорит: если первый план не сработает, тогда он взорвет энергоблок нашего буфетчика.

– Но ведь это убьет нас! – изумилась Кин и добавила, быстро подсчитав: – Кратер получится примерно в милю шириной.

– Конечно. Но какая разница, если мы победим.

– Надеюсь, он это не серьезно?!

– По-моему, Марко на редкость раздосадован…

Кин чувствовала, что крылатый гигант внимательно за ней наблюдает. Два бледно-зеленых огонька мягко светились в полутьме.

– У меня есть собственный план, – сказала шанда.

– Это хорошо. Я люблю планы.

– Я составила для тебя речь. Ты выучишь ее наизусть и продекламируешь, когда снова увидишь епископа. Ты эфиопская принцесса и попала в бедственное положение в этой стране, когда твой караван был атакован разбойниками. И ты требуешь, чтобы тебя немедленно освободили. Разумеется, ты преданная почитательница Кристоса, как и твой отец, эфиопский король, который впадет в ужасающий гнев, узнав о таком обращении с его единственной дочерью, и этот гнев непременно будет выражен во всевозможных физических действиях.

– Очень мило. Но слишком сложно и надуманно, – сказала Кин, наблюдая за соседом. Три метра роста. Из чего, интересно, состоят его кости?

– КИН АРАД, – произнес крылатый демон. При столь скудном освещении трудно было решить наверняка, но Кин показалось, будто губы демона двигались невпопад тому, что она услышала, как это случается при плохом дубляже.

– Я Кин Арад, – откликнулась она.

– ИЗ КАКОГО ТЫ ДОМИНИОНА?

– Не понимаю, о чем ты спрашиваешь.

– Я СФАНДОР ИЗ ДОМИНИОНА АГЛИЕРАП. Я НЕ МОГУ ОПРЕДЕЛИТЬ ТВОЙ ДОМИНИОН ИЛИ МЕСТО.

– Мне кажется, он говорит на шанди? – вмешалась Сильва.

– ОТВЕЧАЙ. РАЗВЕ МЫ НЕ ПАРТНЕРЫ ПО НЕСЧАСТЬЮ?

– Но я слышу превосходную общую речь, – возразила Кин. – Полагаю, это создание использует какой-то метод непосредственной стимуляции мозга. Его губы артикулируют неправильно.

– НЕ БОРМОЧИ. ТЫ ДУМАЕШЬ, Я НЕ ЗНАЮ, С КЕМ ТЫ БЕСЕДУЕШЬ ПРИ ПОМОЩИ СИЛЫ МОЛНИИ? ЭТО РАЗУМНЫЙ МЕДВЕДЬ И ПРЯМОХОДЯЩАЯ ЛЯГУШКА О ЧЕТЫРЕХ РУКАХ. ДУМАЕШЬ, Я НЕ ЗНАЮ ПРО МЕХАНИЧЕСКОЕ УСТРОЙСТВО, КОТОРОЕ ГОТОВИТ ВАМ ЕДУ, НЕ ПРИБЕГАЯ К ПОМОЩИ ГУИКТИ-ГРАРАСА?

– Ты читаешь мои мысли?

– КОНЕЧНО, ДА, ГЛУПАЯ ЖЕНЩИНА. ХОТЯ ЭТО ТРУДНО. ТЫ ПЛОТЬ ОТ ПЛОТИ ЭТОГО МИРА, НО НЕ ИЗ ЭТОГО МИРА. ТЫ НЕ ПРИНАДЛЕЖИШЬ К БРАТСТВУ ПРОКЛЯТЫХ, НО ТЕ, КТО МОЛЯТСЯ, НЕ ПРИНИМАЮТ ТЕБЯ.

– Постарайся, чтобы он говорил подольше, – распорядилась Сильва.

– Кристеры думают, что я водяной дух, – сказала Кин.

– ДУХИ НЕ УМЕЮТ РАЗГОВАРИВАТЬ. ОНИ ПОЛУРАЗУМНЫ, КАК ВСЕМ ХОРОШО ИЗВЕСТНО. ОНИ КАК ЭТА ТВАРЬ.

Сфандор с презрением пнул ногой между прутьями, отделяющими его от эльфа, и ухитрился зацепить когтем неподвижное тельце. Маленькое создание тихонько захныкало.

– Он ранен, – сказала Кин. – Мы должны ему как-то помочь.

– ЧЕГО РАДИ? ЭТА ТВАРЬ ДАЖЕ ТОЛКОМ НЕ ПОНИМАЕТ РАЗНИЦЫ МЕЖДУ ЖИЗНЬЮ И СМЕРТЬЮ. ЭЛЬФЫ ПЛОДЯТСЯ В СВОИХ ЛЕСАХ, КАК МУХИ. ТЫ ДУМАЕШЬ, ЧТО ОНИ СОЧИНЯЮТ КРАСИВУЮ МУЗЫКУ. НО ОНИ ДЕЛАЮТ ЭТО ТАК, КАК СТРЕКОЧУТ СВЕРЧКИ. БЕССОЗНАТЕЛЬНО.

КИН АРАД – Я ПОНЯЛ ТАК: ТЫ ИМЕЕШЬ ОПРЕДЕЛЕННОЕ ОТНОШЕНИЕ К ТОМУ ВЗРЫВУ, ЧТО СБРОСИЛ МЕНЯ С НЕБА НА ЗЕМЛЮ ТРИ ДНЯ НАЗАД– ЭТО ВЕРНО?

– Э-э-э… да. Видишь ли, наша летающая колесница…

– ТРЕХТЫСЯЧЕТОННЫЙ МЕЖЗВЕЗДНЫЙ КОРАБЛЬ, – уточнил Сфандор, – СТОЛКНУЛСЯ С ЗЕМЛЕЙ НА СКОРОСТИ ЧЕТЫРЕСТА МИЛЬ В ЧАС.

– Ты понимаешь, о чем сейчас говоришь?

– НЕТ, НО ЭТИ СЛОВА НА ПОВЕРХНОСТИ ТВОЕГО РАЗУМА. ФРОНТ УДАРНОЙ ВОЛНЫ, РАСПРОСТРАНЯЮЩЕЙСЯ В АТМОСФЕРЕ, СБРОСИЛ МЕНЯ НА ЗЕМЛЮ, ГДЕ МЕНЯ НАШЛИ КРИСТЕРЫ И СВЯЗАЛИ, ПРЕЖДЕ ЧЕМ МНЕ УДАЛОСЬ СНОВА ПОДНЯТЬСЯ В ВОЗДУХ.

«Это существо наверняка вырастили в чане, – подумалось Кин. – Природная эволюция не могла произвести ничего подобного. Если его крылья функциональны, они должны быть очень легкими, с полыми птичьими костями. Надо задать ему несколько ключевых вопросов… позже».

– Я хочу сбежать, – громко сказала она. – Сильва?… – Но в наушнике было тихо.

– Я ТОЖЕ НЕ ПРОЧЬ. НО ЭТО, К СОЖАЛЕНИЮ, НЕВОЗМОЖНО. ЗАВТРА МЫ ПРЕДСТАНЕМ ПЕРЕД СУДОМ ЕПИСКОПА. А ПОТОМ МЕНЯ УНИЧТОЖАТ.

– Если бог кристеров возвращается, как они верят… Зачем тогда устраивать человеческий суд, если вскоре последует божий?

– ТЕМ БОЛЬШЕ ПРИЧИН ПОКАЗАТЬ ВСЕМУ МИРУ СВОЕ РВЕНИЕ.

– За что они собираются убить тебя?

– Я СФАНДОР! Я РАСПРОСТРАНЯЮ АРТРИТ, РАДИКУЛИТ, КОКЛЮШ И МАЛЯРИЮ. ГУБЛЮ ПОСЕВЫ И ВЫЗЫВАЮ ВЫКИДЫШИ У РОГАТОГО СКОТА. ГОВОРЯТ, ЧТО Я ЗАГРЯЗНЯЮ ВОДЯНЫЕ КЛЮЧИ, НАПУСКАЮ ЗАСУХУ И ОТБИРАЮ СИЛУ У ЗАЖИГАТЕЛЬНЫХ КАМНЕЙ.

– И ты вправду делаешь все это?

– ДУМАЮ, ЧТО ДА. ВО ВСЯКОМ СЛУЧАЕ, Я ВСЕГДА ОЧЕНЬ СТАРАЛСЯ.

Кин посмотрела на костер. У костра никого не было, все мужчины разошлись в разные стороны. Она увидела только смутные силуэты по периметру двора, которые продолжали нести свою небесную вахту.

– ОНИ ДУМАЮТ, ЧТО МОИ БРАТЬЯ ПОПЫТАЮТСЯ МЕНЯ ОСВОБОДИТЬ, – сказал Сфандор. – ХА-ХА. ДОХЛЫЙ НОМЕР.

Во дворе появился святой человек, который притащил для стражников поднос с едой. Кин рассеянно взглянула на серый балахон с опущенным на лицо капюшоном. Один из дежурных сразу подошел к нему и взял с подноса кружку. Стражник стоял к ней спиной, и Кин даже не поняла, что случилось, когда он резко вздрогнул, выронил кружку, отступил на шаг и упал.

И тогда она заметила, что у святого человека… есть третья рука, сжимающая меч!

На испуганный крик, раздавшийся из-под серого капюшона, подбежали несколько человек и столпились над упавшим товарищем…

Через секунду последовал невероятный взрыв плоти.

… Из оставшихся на ногах двое раненых свалились не сразу, а еще двое успели повернуться и пуститься бежать, но метательные ножи остановили их на третьем шагу…

Кунг расхохотался сумасшедшим смехом гиены и с четырьмя голыми руками кинулся на остальных стражников. Несколько секунд всеобщего остолбенения помогли ему быстро обработать еще троих. Вокруг него свистели стрелы, выпущенные лучниками Лотара, отбежавшими в дальний конец двора, поскольку у них хватило ума не вступать в контактную борьбу с кунгом.

Сфандор весело захихикал.

Не обнаружив более спарринг-партнеров в непосредственной близости от себя, Марко издал боевой кунговский клич и ринулся на ближайшего лучника, освещенного светом костра. Тот успел выпустить единственную стрелу, которая угодила Марко прямо в грудь, заставив на миг пошатнуться, но отнюдь не остановив. Лучник еще таращился на кунга, когда две руки схватили его за горло, а две другие молниеносно взметнулись над его головой для костедробительного удара.

Все оставшиеся в живых мужчины, побросав оружие, опрометью кинулись со двора.

– Марко, стой! – закричала Кин. – Надо найти ключи!

Кунг тупо поглядел на нее и перевел глаза на небо. Белая пушистая фигура вынырнула из ночной темноты, волоча за собой на буксире знакомый силуэт буфетчика.

Сильва приземлилась легко и бесшумно. Тем временем Марко выдернул угодившую в него стрелу и рассеянно оглядел ее.

– СУПЕРКЛАСС, – с большим интересом прокомментировал нештатную ситуацию Сфандор.

Шанда внимательно осмотрела клетку Кин.

– Я не люблю портить чужую частную собственность, – сказала она, – но в данном случае придется.

Она отошла на несколько шагов, разбежалась и ударила в решетку плечом. Когда Кин перепрыгнула через обломки, Сильва кивнула в сторону Сфандора.

– А с этим что будем делать?

– УМОЛЯЮ, – произнес крылатый демон.

– Выпусти его, – сказала Кин, поспешно напяливая свой скафандр и гравипояс. – В данном случае я не стану возражать, если он рассеет тут бубонную чуму или что-нибудь в том же роде.

– Как, он это делает? Выходит, древние мудрецы не зря полагали, что демоны разносят болезни?

– Про других не знаю. Но этот просто ходячая зона инфекционных бедствий.

– Разумно ли выпускать его, Кин?

– Он может многое нам рассказать. А если у тебя есть сомнения морального и этического порядка, Сильва… Припомни, что Марко только что прикончил десяток человек, а ты сама замешана в похищении и мучительстве подопытных субъектов.

Шанда обдумала ее слова.

– Ты права, – сказала она наконец и легко раздвинула лапами два прута в клетке демона. – Если ты случайно выпил проявитель, выпей и закрепитель, дабы достойно завершить дело… Это ваша древняя земная пословица!

Марко выступил вперед с двумя ножами, готовыми к броску, когда демон начал протискиваться в неширокую щель. Рана на груди Марко уже затянулась, огромное пятно розовой крови вокруг нее засохло. Впадая в неистовый боевой раж, кунги практически купаются в регенерационных энзимах.

– Я не доверяю этой крылатой твари, – прорычал кунг. – Хватай его!

Сильва моментально выбросила лапу и схватила вылезшего из клетки Сфандора за чешуйчатый хвост. Другой рукой она достала из поясной сумки запасной моток буксировочного троса, накинула свободный конец петлей на шею демона и ловко завязала на несколько узлов.

Сфандор злобно заверещал.

– ГДЕ ВЫ, О СУНЬЯТОРИ, АНЗОР, ДИЛАПИДАТОРЕ…

– Заткнись, – посоветовал ему Марко, забирая у Сильвы второй конец шнура. – Все готовы? А то здешние жрецы того и гляди проснутся.

Они поспешно стартовали. Марко завис на высоте пятидесяти метров и посмотрел вниз, на демона, который в лунном свете казался длинной унылой тенью.

– Ну?!

Сфандор пожал плечами и развернул огромные крылья.

– МНЕ НУЖЕН РАЗБЕГ, ЧТОБЫ ВЗЛЕТЕТЬ.

Кин с интересом наблюдала, как демон запрыгал по двору, трепеща широкими крыльями, а потом, набрав скорость, резко опустил их с громким ВВВУММП, взметнув облако пыли. На несколько секунд он завис над землей, отчаянно молотя крыльями по воздуху и испытывая небезграничное терпение кунга. Наконец демон стал тяжело набирать высоту, напоминая гигантскую неуклюжую цаплю, пока не очутился на одном уровне с Марко на расстоянии ста метров от него. Тогда Сфандор сноровисто подхватил провисший тросик когтями.

– ПРОЩАЙТЕ, ГЛУПЦЫ! – насмешливо выкрикнул он и рванул буксир на себя… Растерянность пополам со страхом и отчаянием изобразились на его демоническом лице.

На полной мощности боковые стабилизаторы гравипояса удерживают его носителя в избранной точке атмосферы гораздо надежнее, чем держится забитый в бетонную стену шуруп. Когда Марко принялся сматывать трос, соединяющий его с демоном, никакое брыкание или трепыхание крыльев не могло ему помешать. Как только рогатая голова оказалась всего лишь в нескольких метрах от головы с кунговским гребешком, Марко тихим вкрадчивым голосом произнес:

– Мне сказали, что ты умеешь читать мысли, демон.

– ТОЛЬКО ПОВЕРХНОСТНЫЕ, ГОСПОДИН!

– Тогда прочти мои, – вкрадчиво предложил кунг. Через секунду испуганная физиономия Сфандора обратилась в маску чистейшего ужаса.

С демоном на буксире они не могли развить приличную скорость, его широкие крылья успешно играли роль воздушного тормоза. Сфандор шатко планировал позади Марко, держа обеими руками смотанный излишек шнура и осыпая всю троицу попеременно то проклятиями, то мольбами.


ГЛАВА 23 | Страта | ГЛАВА 25