home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 3

Риц был неофициальным городком, к нему не приложил руки ни один дизайнер. Разросся сам по себе вокруг первой Линии, которая теперь осталась последней на планете. И город уже начали разбирать, отсылая строительные модули и разный прочий скарб вверх по Линии на орбиту, где кружили в терпеливом ожидании огромные грузовые корабли. Еще месяц, и здесь все будет закончено; последнюю равнину покроют глубоким пушистым снегом, последнюю стайку колибри выпустят в тропический лес. Новенькую, только что с иголочки планету покинут последние работники Компании и вознесутся на небеса.

Кин и Джало сидели в декоративном садике на крыше ресторана, километрах в двух от круглосуточно работающей Линии. Их беседа в очередной раз была прервана низким гулом и полязгиванием мощного буксировщика, который тащил вверх по Линии цепочку ярко-желтых грузовых контейнеров, напоминающих нанизанные на нитку бусины. Через несколько минут буксирный поезд добрался до уровня перистых облаков и скрылся из вида; гул постепенно затих.

Кин решила заказать себе плотный ленч: сок фра-муша, седло лума со сложным гарниром, кофе со сливками и бризенсы на сладкое. Джало сразу заказал пинту черного кофе без сахара, затем долго и придирчиво изучал меню и наконец, изумленно воздев брови, выбрал омлет из яйца додо. Теперь ее спутник смотрел на тарелку, где красовалась омлетная гора, с таким выражением лица, словно очень сильно о чем-то сожалеет.

Пока Кин наблюдала, как Джало вяло ковыряется в омлете, ее мозг настойчиво показывал совсем другие картинки. Она увидела чудовищную колоколовидную тушу межзвездного корабля. И крошечную сферу системы жизнеобеспечения пилота – прыщик на носу космического монстра. Она вспомнила холодную извращенную логику, которой оправдывали постройку и запуск серии Терминусов.

Рассуждения выглядели примерно так.

Гораздо надежней послать в дальний космос человека, чем машину. Человек способен сориентироваться даже в абсолютно незнакомой обстановке и отыскать оптимальное решение в нестандартной ситуации. Машины хорошо справляются с рутинными задачами, однако при столкновении с непредвиденным ведут себя неадекватно.

Но гораздо дешевле отправить в дальний космос машину, чем человека. Потому что машина не дышит, а назад возвращается только информация. Человеку потребуется воздух, вода, еда и энергия на дорогу туда и обратно, а это чересчур накладно.

Человек гораздо лучше, а машина гораздо дешевле. В чем состоит разумный компромисс? В том, чтобы послать в дальний космос человека, но только в один конец. Это будет и надежно, и не слишком дорого.

– Что у тебя в том горшочке? Сельдерей? – с надеждой осведомился Джало.

– Молодые побеги шишковатого коряжника в сметанной заливке. Только не ешь желтых кончиков, они горчат… Ну что, я так и буду глазеть на тебя?! – внезапно рассердилась Кин. – Поговори со мной, Джало! Расскажи о Великих Королях Веретенников!

– Я знаю о них только то, что вычитал из книг. По большей части из твоей собственной, между прочим. Послушай… – Джало озабоченно нахмурился. – Ты не против, если я съем эти синенькие штучки?

– На здоровье! Ты обнаружил неизвестную зону Веретенников?

До сих пор были известны всего девять зон с артефактами Веретенников, если не считать тот брошенный в космосе корабль. Прототип пласт-машины, детальные инструкции по генной инженерии и многие другие изобретения, составляющие фундамент нынешней человеческой цивилизации, – это все наследие таинственных Веретенников.

– Чертовски вкусно, – прожевав, сообщил ей Джало. – Нет, я не обнаружил новой зоны Веретенников. Но зато я нашел целый мир.

– Мир?! Не может быть! Почему ты решил, что это мир Веретенников?

Джало пожал плечами и подцепил на вилку побег шишковатого коряжника.

– Видишь ли… Он плоский.

«Возможно, этот человек не ошибается», – подумала Кин.

Веретенники богами не были, но вполне успешно их заменяли. Их раса эволюционировала при малой гравитации… вероятно. По сохранившимся мумиям ксе-нобиологи определили, что это были существа трехметрового роста, но весили едва ли девяносто фунтов. На планетах с гравитацией земного типа Веретенникам приходилось носить изумительно сконструированные экзоскелеты, которые успешно предотвращали множественные самопроизвольные переломы хрупкого внутреннего костяка.

У них были негуманоидные морды с удлиненными рыльцами и по два больших пальца на каждой руке. Длинные тощие ноги в поперечную полоску, с чередованием оранжевого и пурпурного, заканчивались очень большими и очень плоскими ступнями; глядя на такие конечности, любой цирковой клоун мог обрыдаться от зависти. Что касается головного мозга, таковой у них полностью отсутствовал – точнее, все тело Веретенника могло работать как мозг. И никому еще не удалось обнаружить у высохших мумий желудок или иные органы пищеварения.

Нет, эта странная раса совсем не походила на богов.

У Веретенников была дешевая технология трансмутации элементов, но до сверхсветового привода они не додумались. Похоже, они были разнополы, но ксенобиологам неясно, откуда все-таки брались маленькие Веретеннички. Чтобы послать сообщение через всю Галактику, эти существа модулировали водородную линию в спектре ближайшей звезды. Все Веретенники были превосходные телепаты и притом жуткие клаустрофобы. Они даже не строили домов. Их огромные космические корабли были… совершенно неописуемы!

Жили эти существа практически вечно и, должно быть, забавы ради имели привычку спускаться на планеты с редеющей атмосферой и экспериментировать над тамошней экологией. Веретенники могли по желанию снабдить избранный мир луной-переростком, или запустить в его океаны мутантные водоросли, или неправдоподобно ускорить развитие примитивных жизненных форм. Они брали планету типа Венеры и шутя превращали ее в землеподобный рай. Зачем этим тощим хрупким великанам было нужно терраформирование, никто объяснить не мог, но род людской впоследствии получил от их планетарной деятельности большую пользу. Любопытно, что сами Веретенники как галактическая раса издавна страдали от перенаселения… конечно, по их собственным стандартам.

В один прекрасный день некие Веретенники-терраформисты вскрыли с помощью пласт-машины кору очередной хиреющей планеты и обнаружили под этой корой нечто ужасное – по понятиям самих Веретенников, разумеется. И в течение последующих двух тысяч лет, по мере того как шокирующая весть распространялась по Галактике, все Веретенники постепенно вымерли по причине смертельно уязвленной гордости, как принято считать.

Это случилось 400 миллионов лет назад.

Кин нацелилась прищуренными глазами на Джало.

– Значит, плоский, – повторила она. – Как диск Олдерсона?

– Может быть. А что такое диск Олдерсона?

– Если соединить все планеты какой-нибудь системы, и раскатать всю эту материю в диск диаметром как раз в поперечник этой системы, и не забыть оставить в центре диска круглую дыру для солнца, и нанести на нижнюю поверхность диска слой нейтрония, чтобы создать нужную гравитацию…

– Как! Неужели вы умеете работать с нейтронием?… Кин сбилась и покачала головой.

– Ничего подобного пока еще не строили. И не находили тоже.

– Мой диск не такой уж большой. Возможно, тринадцать тысяч миль в поперечнике.

Их взгляды скрестились, как шпаги, и Кин произнесла слово, которого он ожидал: – ГДЕ?

– Без меня ты никогда его не найдешь!

– И ты думаешь, что это артефакт Веретенников?

– Там, на диске, есть такие вещи… Нет, ты все равно не поверишь.

– Ты меня заинтриговал, Джало. Назови свою цену.

Вместо ответа он полез в поясной кошель и вытащил оттуда толстую пачку вексельных ассигнаций Компании номинальным достоинством в 10 000 дней. Слово Компании было тверже подавляющего большинства мировых валют, а каждая из этих ассигнаций была равноценна почти 28 годам продленной жизни. Процедуру продления можно было пройти незамедлительно, как только владелец ассигнации учитывал ее в качестве векселя в любом представительстве Компании. С кредиторами Компания расплачивалась самым ценным, что было в Галактике: БУДУЩИМ.

Не отрывая взгляда от Кин, Джало небрежно скомкал в кулаке несколько купюр, подозвал к себе ближайшего официанта и отправил всю пригоршню в его мусорный лючок. Природные инстинкты Кин завопили благим матом, понуждая ее вскочить и сунуть руку в лючок, но Кин не пережила бы и первой сотни лет, невзирая на ухищрения науки, если бы, не задумываясь, повиновалась своим инстинктам. Встроенный в тело робота автоматический мусоросжигатель стал бы крематорием для ее правой руки.

– Зачем… – хрипло начала она, запнулась и откашлялась. – Как это по-детски, Джало! Фальшивки, разумеется?

Вместо ответа он вручил ей ассигнацию с изображением Мафусаила – наивысшая номинация, которую выпускала Компания.

– Двести семьдесят лет, – ухмыльнулся он. – Дарю!

Кин взяла плотный пластиковый листок, белый с золотом. Недрогнувшей рукой, к своей чести. Сам дизайн купюры был очень простым, но Кин было известно, что там зашито более 200 скрытых признаков подлинности. Никто даже не попытался подделать купюру такого достоинства. Все знали, что жизнь уличенного фальсификатора будет продлена на то количество дней, которые он успел сфабриковать; но провести все это время ему придется в загадочных закромах Компании и далеко не самым приятным на свете образом. Об этом было объявлено публично на всю Галактику.

– В мое время, – самодовольно похвастал Джало, – меня бы называли безумным богачом.

– Или безумным мертвецом?

– Не забывай, что я пилот Терминуса! Никто из нас не верил по-настоящему в неизбежность гибели. Люди, как правило, не хотят в это верить. Не знаю, как другие пилоты, но я-то оказался прав… В любом случае ты можешь проверить эту купюру. Она подлинная, уверяю тебя.

Помолчав, Джало сказал деловитым тоном:

– Я ничего не покупаю и не продаю. Я просто хочу тебя нанять. Через тридцать дней я собираюсь обратно на плоскую Зем… то есть в Плоский мир по причинам, которые в надлежащее время станут очевидны. В качестве платы я предлагаю тебе ответы на вопросы.

Эту ассигнацию, разумеется, можешь оставить себе, даже если откажешься от моего предложения. Засунь ее в рамочку под стекло и повесь на стенку. Или прибереги на старость.

Он исчез не вставая, словно король демонов. Руки Кин, простертые туда, где он только что находился, встретили только воздух.

Чуть позже она распорядилась тщательно проверять наличие лишнего человека во всех пассажирских шаттлах, стартующих на орбиту. Даже невидимка не в силах обмануть скрытые датчики, установленные в креслах и проходах между ними. Кин сильно сомневалась, что Джало рискнет забраться на борт грузового судна; по большей части они даже не были загерметизированы.

Разумеется, он ничего подобного не сделал. Кин в конце концов поняла, что Джало заранее приобрел билет на вымышленное имя и спокойно уселся на свое законное место.


ГЛАВА 2 | Страта | ГЛАВА 4