home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 31

Нежданный визитер оказался стариком, или, по крайней мере, так выглядел. Изжелта-смуглое лицо, все в мелких морщинах, смахивало на увядшее яблоко, обросшее длинной седой бородой, причудливо подстриженной и уложенной. В его узких темных глазах Кин не заметила белков, а на лице какого-либо выражения, поддающегося определению. Но изумления и тем более страха при виде их троицы старец не выказал, это уж точно.

Один из строителей диска?

Пока Кин наблюдала, как шанда и странный визитер пытаются отыскать общий язык, мозг ее работал с предельной быстротой и интенсивностью. Одеяние старца представляло собой поучительный образчик варварского великолепия, но кто она такая, чтобы судить о модах на диске. Его летательный аппарат отличала обманчивая простота, и притом старик превосходно с ним управлялся.

В данный момент это высокотехнологичное изделие в сложенном виде покоилось в матерчатой сумке, подвешенной к грубому кожаному поясу телохранителя странного визитера – раскормленного, высокого и широкого, как гардероб, детины мрачного вида. На нем была лишь узкая набедренная повязка, в руках он держал длинный изогнутый меч и ни на секунду не отводил глаз от Марко.

Кин придвинулась ближе к кунгу.

– Интересно, где этот красавчик мог бы спрятать свой противопехотный бластер? – промурлыкала она вполголоса. – И кстати, Марко… Помнишь, как вы с Сильвой объясняли, что я могу выжить на диске посредством сексуальных отношений с мужчинами моего биологического вида?

– Конечно. У тебя есть такое преимущество.

– Так вот, забудь об этом.

– Что ты имеешь в виду?

– Просто забудь. Наш упитанный приятель с мечом… – Она остановилась, со стыдом почувствовав, что краснеет. – Марко, разве ты не помнишь что-нибудь еще из твоей любимой книги? Кроме джиннов и волшебной лампы?

Кунг несколько секунд тупо таращился на нее, но затем его лицо просветлело.

– Ах да, ты имеешь в виду, что он… это самое… кастет? Или скупец? А, вспомнил! Не внук.

– Ну… не до такой же степени, – усомнилась Кин. – Думаю, что дед и бабка у него все-таки были.

Она вопросительно повернулась к Сильве. Шанда взглянула на нее и покачала головой.

– Это наверняка арабский, но я никогда не слышала, как на нем говорят. Я попробовала латынь, и, мне кажется, старик меня понимает, хотя притворяется, что нет. Тем не менее мне удалось установить, что ему от нас нужно. Он желает получить скафандры.

Кин и Марко обменялись молниеносными взглядами. На лице кунга проступило выражение расчетливой прагматичности, не посрамившее бы и самого прижимистого из эхфтов.

– Скажи ему, что они бесценны, – молвил он, надменно взирая на старца. – Скажи, что мы не обменяем их даже на его летательный аппарат! Скажи, что нам необходимо как можно скорее добраться до побережья.

– Вряд ли это пройдет, – со вздохом сказала Кин. – К тому же в наших поясах остались лишь какие-то жалкие эрги.

– А вот это уже его забота, – заметил Марко, небрежным жестом отметая ее возражения. – У меня есть план! Но сперва я должен увидеть, как старый дурак управляет своей летающей тряпкой. Скажи ему, Сильва, что для коммерческих переговоров тут слишком жарко… Тем более что так оно и есть.

Последовал длительный обмен непонятными словами и фразами, которые собеседники повторяли то с большей, то с меньшей степенью раздражения. Наконец старец кивнул и встал, сделав призывающий жест прислужнику.

Верзила выступил вперед, открыл сумку и вручил своему хозяину летательный…

«Дьявольщина, – подумала Кин, – это же просто ковер-самолет! Только мы боимся произнести это вслух, потому что подобный термин звучит дико».

Размер ковра был примерно два на три метра. Его украшал сложный геометрический узор, выполненный в синих, зеленых и красных тонах. Когда старик расстелил ковер на песке, тот вяло облепил все выпуклости и впадинки.

Потом старик произнес слово. С ковра взлетело облачко пыли, когда он вдруг расправился, затвердел и воспарил на насколько дюймов над землей. Кин послышалось едва различимое жужжание. Ковер-самолет не шелохнулся даже тогда, когда на его борт взгромоздилась Сильва. Детина с мечом устроился у них за спиной. Старик произнес другое слово, и земля бесшумно провалилась вниз.

– В принципе, вполне возможно покрыть ковер гибкими элементами, создающими подъемную силу, – через некоторое время сказал Марко чересчур бравым голосом. – Но как быть с энергией? Разве можно сделать аккумуляторы такими тонкими?

Сходные мысли крутились и у Кин в голове, поскольку она упорно рассматривала кусочек ковра между своими коленями, дабы ее глаза случайно не забрели за его край. Она почувствовала, что Марко придвинулся к ней вплотную.

– Ты тоже нервничаешь? – тихо спросила она.

– Я хорошо сознаю, что подо мной всего лишь несколько миллиметров неизвестной и несертифицированной летающей машины, – чопорно ответил кунг.

– Но ты не ощущаешь нервозности, летая на поясе?

– Не сравнивай! У гравипояса гарантия на сто лет.

Сломайся хотя бы один из них в течение гарантийного срока… Где бы сейчас были их производители?

– Не думаю, что вы сможете свалиться с этого ковра, даже если попытаетесь, – сказала Сильва и резко ударила лапой по воздуху сбоку от себя.

Раздался громкий чмокающий звук, словно шанда ударила по крутому желе.

– Защитное поле. Кто-нибудь хочет попробовать? Кин осторожно поводила рукой над краем ковра.

Это было все равно что размешивать патоку, а когда она приложила побольше усилий, то уперлась ладонью словно в стенку. Старик одарил Кин ехидной усмешкой и произнес одну короткую фразу…

… Когда ковер-самолет вернулся к простому горизонтальному полету, на борту его долго царило глубокое молчание. Наконец Марко произнес ровным скучным голосом:

– Растолкуй этому психу, Сильва… Если он еще раз испробует свой пакостный трюк, я прикончу его на месте.

Кин расцепила онемевшие пальцы и выпустила бахрому ковра.

– Подипломатичнее, Сильва, – посоветовала она. – Будь с ним предельно вежлива. Скажи, что если он сделает это снова, я его изувечу.

(… две «мертвых петли» и тройная «бочка»!!!) Антигравитаторы, переменные силовые поля и бесконтактное голосовое управление. Все вместе образует легкий и очень портативный аэролет с высочайшей мобильностью и солидной грузоподъемностью в форме обычного ковра. Кин задумалась, каким это образом Марко намеревается угнать его.

Теперь они скользили на малой высоте над плоскими городскими крышами. Узкие кривые улочки Багдада были забиты горожанами. Кин заметила, что при их приближении люди бросают мимолетный взгляд наверх, а затем преспокойно возвращаются к собственным делам. Ковры-самолеты, решила она, в здешних краях совсем не редкость.

Местом назначения оказался один из второстепенных дворцов. Это была широкая приземистая постройка из белого мрамора с центральным куполом и двумя вычурными башнями, украшенными глазурью. За декоративными шпалерами зеленел пышно цветущий сад… Не странно ли это?

– Здесь наверняка есть собственный источник воды, – сказала она вслух.

– Почему ты так думаешь? – удивился кунг.

– Взгляни на сад, Марко. Единственный клочок свежей зелени, который нам сегодня попался на глаза. Все остальное, что вокруг, выжжено солнцем.

– Ничего удивительного, если мы имеем дело со строителем диска, – сказал Марко. – Но лично я сомневаюсь в этом.

– Я тоже, – громыхнула Сильва. – Хотя старик недурно управляется со своим ковром и наши летающие пояса возбудили в нем всего лишь зависть, а не суеверный ужас. Мне приходит в голову мысль скорее о некоем герметическом ордене, который использует артефакты строителей без ясного понимания, как они на самом деле работают. Смышленый дикарь может научиться управлять автомобилем… И этому не помешает его искреннее убеждение, что в моторе спрятаны маленькие лошади.

Старик совершил эффектную посадку: ковер проплыл над широким балконом, через открытую арку влетел в большую комнату с высоким потолком, завис в нескольких дюймах от мозаичного пола, а затем мягко опустился.

Старец бойко вскочил на ноги и громко хлопнул в ладоши. Не успели его пассажиры размять затекшие с непривычки конечности, как появилась целая процессия служанок и слуг, которые почтительно несли чистые полотенца и широкие чаши.

– Лучше бы там была вода… – простонал Марко, – Потому что я собираюсь выпить это в любом случае!

Слуги, кланяясь, поставили чаши на пол перед ними.

Марко упал на колени, сунул голову в сосуд и громко захлюпал, вызвав легкую панику среди безмолвных служанок. Сильва подняла свою чашу, тщательно принюхалась, а потом, запрокинув голову, вылила ее содержимое прямо в глотку. Кин взяла чашу, благовоспитанно оттопырив мизинец в лучших традициях земной викторианской эпохи. Она утолила жажду неторопливо, как подобает благородной леди, а остаток благоухающей розовым маслом воды употребила на то, чтобы смыть пыль и пот с разгоряченного лица.

Покончив с этим, Кин огляделась.

В просторной комнате, которую, должно быть, следовало называть залой, почти ничего не было. Она напоминала богато изукрашенный интерьер огромной пустой шкатулки: мозаичный пол и потолок, стены декорированы геометрическими и ботаническими орнаментами. В дальнем конце залы располагались широкие ширмы, в ее центре смирно лежал ковер-самолет. Рядом с ковром стоял низкий столик, чья столешница, несомненно, была вырезана из цельного кристалла горного хрусталя.

Пока Кин осматривалась, хозяин дворца удалился вместе со слугами. Сильва, в свою очередь, окинула комнату проницательным взглядом.

– Вода была холодная, – заметила она. – Там даже попадались кристаллики льда. Покажите мне в жару воду со льдом, и я покажу вам цивилизацию.

– В любом другом мире я бы сказала, что это банальный холодильник, – отозвалась Кин. – Но здесь, готова побиться об заклад, вовсю орудуют какие-нибудь холодильные демоны.

Марко тем временем подошел к ковру-самолету и внимательно его изучил. Потом вступил на ковер и произнес слово.

– Он наверняка настроен на спектральный шаблон хозяйского голоса, – сказала Сильва, не оборачиваясь. Марко тихонько чертыхнулся.

Старец появился из-за ширмы в сопровождении двух жирных верзил с мечами. В руках он держал красную бархатную подушку, на которой покоился маленький черный ящик. Взглянув на Сильву, старик произнес несколько слов на запинающейся гортанной латыни.

– Он говорит, что собирается призвать… гм… которое говорит на всех языках, – перевела шанда. – Так я думаю.

Они с интересом наблюдали, как старикан осторожно ставит ящичек на пол и открывает крышку. То, что он оттуда извлек, изумило Кин. Вещица более всего походила на приплюснутый заварочный чайник, довольно грубо сделанный из самоварного золота. Хозяин старательно протер ее рукавом шикарного атласного халата.

– Доколе Ты Будешь Нарушать Мой Покой, О Чародей?

Оно появилось в паре метров от них, сконцентрировавшись из облачка пурпурного дыма. И для Кин сразу стало очевидно, отчего четверорукая фигура и блюдцеподобные глаза Марко не произвели на старика ни малейшего впечатления. Если уж человек привык общаться с ЭТИМ, считай, что он привык ко всему.

Это было ростом с человека. То есть было бы, стой оно выпрямившись. Две длинных толстых руки в мелкой золотой чешуе заканчивались непропорционально огромными ладонями и в данный момент исполняли роль второй пары ног. На шее пучками росли завитки волос. Длинную физиономию, отдаленно смахивающую на конскую морду, сверху украшала пара заостренных ушей, а снизу пара супердлинных усов, каковые в данный момент волочились по полу. На голове существо носило маленькую коническую шляпку с полями, кокетливо сбитую набок.

– Да Будет Известно Всем, Кто Того Не Знает, Что Меня Зовут Азрифел, – представилось создание с эпическим распевом в голосе. – Я Не Кто Иной, Как Знаменитый Джинн Пустыни! Терроризирую Тысячи, Устрашаю Миллионы И, В Чем Я Должен Честно Признаться, Служу Этой Лампе. Что Тебе Надобно На Сей Раз, Чародей?

Старик разразился пространным монологом. Выслушав его, джинн обратил уродливое лицо к троице путешественников.

– Мой Хозяин Абу Ибн Инфра Передает Вам Свои Комплименты. Он Счастлив Принять Столь Достойных Гостей В Своем Скромном Жилище И Прочее В Том Же Духе. Если Вы Желаете Утолить Голод Или Жажду, Просто Прикажите Столу. Любое Ваше Желание Будет Исполнено.

Кин уселась на ковер подле столика, скрестив ноги, и с любопытством уставилась на столешницу. Теперь, разглядывая вблизи массивную пластину, вырезанную из кристалла, она заметила, что внутри нее что-то движется, нечто вроде завитков светлого дыма.

Она подумала сначала о салате из огурцов с маленькими зелеными перчиками, но потом вспомнила о мороженом с корицей. Коричным мороженым Кин всегда лакомилась в аптеке Грнха, когда бывала на Вун-дерстранде; его рецепт старый Грнх наотрез отказался продать программистам автобуфетчиков. Щедрую порцию лакомства всегда увенчивала сочная черная вишенка. При одном воспоминании у нее буквально потекли слюнки, и…

… На столе возникла вазочка с мороженым. У Кин осталось впечатление мгновенной пертурбации в толще кристалла, а в следующий миг вазочка уже стояла на столе, распространяя вокруг себя ауру морозного воздуха. Сверху лежала аппетитная черная вишенка. А еще…

Кин вытащила из-под вазочки круглую картонную подставку и вперила в нее изумленные глаза. Там был изображен пингвин в поварском колпаке, а под картинкой шла полукругом знакомая надпись: СТАРАЯ АПТЕКА, на углу Скрале и Высокой, Верхняя Сторона, Вундерстранд 667548. ТРЕДЖИН ГРНХ amp; БЛИЗНЕЦЫ.

Марко внимательно рассмотрел картонку, а затем перевел взгляд на шевелящиеся тени в кристалле.

– Не знаю, как это тебе удалось, – сказал он. – Но лично я имею в виду специальное Голубое Блюдо, которое обычно подают в КунгФуд-баре Генри Рысака в Нью…

Он смолк, ибо желаемое уже появилось на столе. Это был объемистый голубой горшок из тяжелой керамики, где под слегка подгоревшей оранжево-желтой корочкой что-то громко бурлило и постреливало паром.

– Должно быть, телепатия, – неуверенно предположил кунг. – Самый обыкновенный телепатический буфетчик. Давай теперь ты, Сильва, попробуй… Я просто умираю от голода!

– Значит, это ты умираешь от голода, – сухо заметила шанда.

Она нервно побарабанила когтями по краю столика и с сомнением в голосе произнесла:

– Мне хотелось бы получить двойную порцию главного церемониального блюда.

Тени в кристалле сгустились и рассеялись. Сильва снова побарабанила по столу.

– Копченый кваракук с гринтцами? – предложила она.

Над столешницей возник легкий дымок и растаял.

– Дадуги в брайне?… Сладкие хлебцы чаке?… Ксик-ва?… Сушеные квамквамы?…

Кин вздохнула и отодвинула от себя вазочку с нетронутым мороженым.

– У Вас Проблемы? – поинтересовался Азрифел.

– Этот стол не умеет синтезировать протеины, пригодные для шандов, – сказала Сильва. Она тяжело опустилась на ковер и подтянула колени к подбородку.

– Что Такое Протеины?…

Абу ибн Инфра с комфортом устроился на подушке по другую сторону стола и протянул руку, чтобы взять хрустальный бокал с розоватой жидкостью, который материализовался перед ним. Он что-то сказал, и Азрифел кивнул, выслушав его слова.

– Мой Хозяин Желает Поговорить О Ваших Летающих Одеждах И Тому Подобных Вещах.

Старик произнес еще несколько фраз.

– Мой Хозяин Передает Свои Уважительные Комплименты Коллегам Коллекционерам. Он Предлагает В Обмен На Все Три Экземпляра Летающих Одежд Всевидящее Зеркало, Которое Увидит Все, Что Вам Угодно, Сколь Бы Далеко Это Ни Находилось. И Еще Два Бездонных Кошелька В Придачу.

Спутники взглянули на Кин.

– Оставим пока в покое это смехотворное предложение, – надменно сказала она, рассудив, что отсутствие торговой хватки может быть расценено ибн Инфрой как признак слабости. – Мы прибыли из очень далеких земель и не вполне понимаем, что твой хозяин имеет в виду, говоря о коллекционерах. Они коллекционеры чего?

Выслушав перевод, Абу ибн Инфра нахмурился и выплюнул ответную тираду. Прежде Кин даже представить себе не могла, чтобы кто-то ухитрился разом выплюнуть несколько пространных извилистых фраз, но старикашке это удалось.

– Мой Хозяин Поражен И Озадачен, – сообщил Азрифел. – Вы Владеете Дарами Бога, Но Не Ведаете О Коллекционерах. Он Спрашивает, Как Такое Может Быть.

– Но ты и сам должен знать это, демон, – сказала Кин. – Ты ведь тоже проекция, как Сфандор, разве не так?

– Я Обнаружил, Что Мне Запрещено Дать Ответ На Этот Вопрос В Данный Момент Времени, – самодовольно произнес Азрифел. – Я Знаю Лишь То, Что Вы Трое В Сплошном Дерьме. И Если Вы Думаете, Что Выберетесь Оттуда Живыми, Я Отвечу На Это: Ха-Ха-Ха.

– Я прикончу его! – рявкнул Марко, приподнимаясь с ковра. Здоровяки с мечами, стоящие за спиной Абу ибн Инфры, мигом напряглись.

– Сядь на место, – прошипела Кин не хуже самого кунга. – А ты, демон, отвечай, когда тебя спрашивают! Кто такие коллекционеры?

– Мой Хозяин Говорит, Что Это Вовсе Не Секрет. Он Сам Прежде Был Нищим Рыбаком, Пока В Один Прекрасный День Не Обнаружил Дар Бога В Брюхе Пойманной Им Большой Рыбы. Сей Дар Оказался Лампой, Рабом Которой Я, К Стыду Своему, Являюсь. Я Азрифел Из Девятого Доминиона Проклятых! Я Могу Отыскать Что Угодно, Любую Вещь Или Язык, Чтобы Свободно С Тобой Говорить. Такова Моя Сила!

Пять Лет Я Трудился, Не Зная Ни Сна Ни Отдыха, На Этого Выскочку. Я Наполнил Его Претенциозный Дворец Множеством Разнообразных Даров Бога. Часть Из Них Не Принадлежала Доселе Никому, Другую Же Часть Я Изъял У Других Коллекционеров, Коли Уж Тем Не Повезло Иметь На Побегушках Демонов Слабее Меня. Я Нырял В Темные Пучины Морей И В Жерла Огнедышащих Вулканов! Я Прочесал…

– Довольно! – приказала Кин. – Значит, тот ковер-самолет, этот стол-самобранка и проклятые бездонные кошельки – все это Дары Бога?

– Конечно. Тот Ковер Я Освободил От Власти Купца Из Басры, Этот Стол Нашел На Дне Морском, Обросший Ракушками…

– Но твой хозяин не понимает, как они работают? Я хочу сказать, что для него это просто магические объекты?

– А Разве Нет? – молвил демон с ухмылкой до ушей.

– Так я и думал! – резко сказал Марко. – Старый хрыч всего лишь невежественный варвар и знает о природе диска не больше, чем любой селянин в здешних местах. Беру на себя этих двух с мечами! А потом мы хватаем старикана и улетаем вместе с ним на ковре.

– Нет, – отрезала Кин. – Подожди хотя бы несколько минут.

– Чего ради? Старый дурень знает только, как управлять игрушками, которые приносит ему этот раб лампы.

Кин укоризненно покачала головой.

– Хотя бы раз испробуем дипломатию, – сказала она кунгу. – Демон! Передай своему хозяину, что мы не коллекционеры. Скажи, что мы подарим наши летающие пояса для его коллекции, если он отвезет нас на магическом ковре, куда нам нужно. А нужен нам круглый остров, который находится в юго-восточном направлении от Багдада.

Лишь только последние слова вылетели у нее изо рта, Кин поняла, что сказала что-то не так. Лицо Абу ибн Инфры ужасно побледнело, когда Азрифел добубнил свой перевод. Марко тяжко вздохнул и поднялся с ковра.

– Вот тебе твоя дипломатия, – сказал он Кин. И прыгнул.

Одновременно прыгнул Азрифел.

В воздухе неясно замельтешило сероватое и желтоватое, затем последовал негромкий раскат минигро-ма. Появился невозмутимый демон. Марко нигде не было.

– Что ты с ним сделал?! – вскричала Кин.

– Он Помещен В Безопасное Место. В Целости, Если Не Считать Нескольких Возможных Ожогов От Трения.

– Понятно. А цена выкупа – наши летающие пояса?

Тут заговорил Абу ибн Инфра, а демон перевел:

– Нет! Мой Хозяин Теперь Знает, Что Вы Пришли Из Другого Мира. Он Говорит, Что Здесь Был Другой Такой Путешественник, Некоторое Время Тому Назад, Который…

– Джаго Джало? – перебила Кин, и Абу уставился на нее.

– Дурища бестолковая… – прошипела Сильва.

– Так Его Звали, – согласился демон. – Этот Сумасшедший Оскорбил Наше Гостеприимство. Он Похитил Из Нашей Коллекции Летающий Ковер, Бездонный Кошелек И Плащ С Необычайными Свойствами. И Он Тоже Искал Запретный Остров.

– Что с ним случилось? – спросила Кин. Демон пожал плечами.

– Скрылся Со Всем Украденным. И Даже Мне Не Удалось Его Обнаружить. Но Мой Хозяин Думает, Что Еще Не Все Потеряно.

– Вот как?

– Теперь У Него Три Новых Летающих Устройства, Два Пленных Демона И Ты.

Кин молниеносно обернулась. На балконе появились новые стражники, все вооруженные луками. Она прикинула, что могла бы попробовать прорваться в открытое небо, запустив пояс сразу на полную тягу, но вероятность, что ее подстрелят, была чересчур велика. Сомнительно, что на диске имеется приличное медицинское обслуживание, да к тому же так проблему Сильвы не решить…

Поэтому Кин сделала единственное, что было ей доступно: разразилась безутешными рыданиями.


ГЛАВА 30 | Страта | ГЛАВА 32