home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 33

Абу ибн Инфра с задумчивым видом сидел на магическом ковре, скрестив ноги и соединив пальцы домиком на уровне собственного носа. Его чародейские черные глаза без белков таращились на Кин с определенной опаской. Неподалеку от чародея, ближе к ней, маячила скорченная фигура Раба Лампы. Кин быстрым взглядом окинула всю залу и убедилась, что больше никого нет.

Абу ибн Инфра заговорил.

– Почему Твои Спутники Атаковали Моих Людей И Устроили Массовую Резню? – перевел Азрифел.

– Мы ожидали от тебя более уважительного отношения, – сухо ответила она.

– С Какой Стати? Ведь Ты Явилась Из Страны Воров И Лжецов В Сопровождении Двух Демонов-Ренегатов…

– Они не Демоны! – возмутилась Кин. – Это разумные живые существа, просто они принадлежат к негуманоидным расам.

– Это Демоны.

Кин ощутила внезапный порыв воздуха и успела повернуться, чтобы увидеть, как у дальней стены залы конденсируются две высокие фигуры.

Эти фигуры оказались кунгами.

Они не были точными копиями Марко и двигались как-то странно. Словно при их сотворении была воссоздана лишь внешняя форма без всякого интереса к подлинной кунговской анатомии.

Значит, Абу призвал демонов, чтобы разобраться с ней? И в ответ на его призыв неизвестно кто или что, непонятно где и каким образом синтезировало ЭТИХ.

Выходит, некто или нечто, упорно следившее за ними, в конце концов пришло к выводу, что физические возможности Марко идеально подходят для смертоубийственного сражения?… Ну что же, это говорит кое-что о диске и его неизвестных строителях!

В древних битвах четверорукие кунги обычно пользовались лишь коротким мечом и небольшим щитом, а остальные две руки непременно оставляли свободными для национальных удушающих приемов. Но ЭТИ держали холодное оружие в каждой руке, притом различного вида и свойства. У одного даже был моргенштерн, который кунг начал эффектно раскручивать.

Память Кин услужливо выбросила ей картинку архаичной сельскохозяйственной машины с вынесенным вперед барабаном из длинных лезвий: эти лезвия косили колосья под корень, как бритвой.

Она взглянула на серые лица демонов, которые не выражали абсолютно ничего. Мертвые лица. И усилием воли Кин удержала себя от поспешного отступления.

Бежать вниз по лестнице, имея за спиной подобные существа?…

Ни– ко-гда!

Кин воздела свой черный меч с надеждой.

В правой руке на миг взорвалась резкая боль, эхом отдаваясь в занывших зубах. Когда псевдокунги прыгнули навстречу, лезвие магического меча зашелестело и засветилось.

Все вокруг внезапно окуталось розоватым сиянием… В этом сиянии, как увидела Кин, демоны двигались так, будто воздух уже не воздух, а густое желе, но теперь она не слышала ни звука. Жгучая ненависть к лютым врагам охватила ее и вмиг успокоила, и тогда Кин с отрешенным интересом стала наблюдать за действиями черного меча.

Ее ничуть не удивило, что меч без заминки прошел сквозь лезвие боевого топора и продолжил плавное движение, отсекая серую руку, которая тот топор держала… псевдоплоть на срезе оказалась тоже серой, бескостной и бескровной… а затем непринужденно разрезал пополам, словно бумагу ножницами, длинный массивный меч ее лютого врага…

Она автоматически уклонилась от копья, ползущего к ней с улиточной скоростью, и сразу прыгнула, а меч воспользовался длинным затяжным прыжком для того, чтобы по пути отделить, совершив изящный пируэт, голову ее лютого врага.

Сгруппировавшись, она крутанулась в воздухе и легко приземлилась на обе ноги перед вторым врагом, позволив черному мечу скосить его низким взмахом параллельно мозаичному полу.

Третий прятался в красноватом тумане. Меч дернулся вперед, и Кин, подпрыгнув, полетела, подобно хвосту кометы, за магическим клинком, который тащил ее за вытянутую правую руку, пока не вонзился в грудь внезапно возникшей из тумана фигуры…

Кин с трудом разжала пальцы, отпустив черный меч, и продолжила полет по инерции, пока не врезалась в стену, ощутив лишь слабое электрическое покалывание, а затем началось неспешное, плавное падение на пол, который находился где-то в нескольких милях под ней.

Этот мраморный пол не имел никакого морального права оказаться настолько твердым и жестким!!!


ГЛАВА 32 | Страта | ГЛАВА 34