home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 37

Кин пробудилась в центре галактики, пропущенной через рубиновый фильтр. Осязание подсказало ей, что она лежит на полу вроде как из полированного металла, а очень древнее, но до сих пор не имеющее названия чувство уверило ее, что она лежит внутри чего-то. Здания, например. А может быть, пещеры.

Вокруг сиял миллиард рубиновых огоньков размером с булавочную головку. Огоньки складывались в замысловатые созвездия, карабкались по невидимым стенам в десятках метров от Кин и встречались в абсолютной темноте у нее над головой. Иногда сложившийся гигантский узор моментально заменялся совершенно иным, но таким же мрачно-красным и отталкивающим.

Пуантилистская версия ада…

Кин попробовала шевельнуться.

Паника!

Огоньки мигом схлынули со стен и сгруппировались на полу вокруг нее. Тогда она поднялась и топнула ногой по полу в порядке эксперимента. Эксперимент?… Это было подходящее слово, и она крепко вцепилась в него. «Будь рациональной. Не позволяй себе сойти с ума».

Кин думала, что готова ко всему. Суперроботы, сверхлазеры, яйцеголовые строители диска в серебристых трико, интеллигентно мыслящие слизняки… К чему угодно. Но только не к этим огонькам! Они не освещают ничего, кроме самих себя!

– Уберите меня отсюда, – прорычала она.

Вспышка!

Теперь Кин стояла в длинном широком коридоре с потолком в виде арки. Ее ноздри щекотали запахи. Разогретый металл, озон, смазочные масла. Комплексный запах работающей машинерии. Туннель был ярко освещен непрерывной матовой полосой в центре потолка. По стенам змеились разноцветные кабели и трубы, на полу – лабиринт рельсовых путей.

Откуда-то издали доносились то звонкие, то глухие удары, и повсюду с еле слышным, но характерным гулом бежали по проводам электроны.

Кин выбрала направление и зашагала вперед, аккуратно избегая всего, что могло бы оказаться под высоким напряжением.

«Итак, – сказала она себе, – значит, вот как оно работает. Я теперь в самом низу, среди шестеренок здешней Вселенной. Но только здесь все неправильно! Технологии, которые давным-давно устарели! Шестеренки – это очень, очень подходящее слово… И кто бы мог такое подумать?»

Она почти прошла мимо глубокого алькова, отходящего от главного туннеля, когда краем глаза заметила там движение. Кин инстинктивно бросилась бежать, озираясь в поисках укрытия, но сразу же одернула себя: а какого черта?!

Там оказался робот – той квадратной формы, которую когда-то считали наилучшей для роботов. Один из его длинных манипуляторов орудовал внутри квадратного отверстия в металлической стене алькова. На полу лежала отвинченная от стены квадратная панель.

Механическая рука со щелчком вышла из дыры, держа что-то небольшое. Кин не смогла толком разглядеть, что именно, так как рука сразу опустила это в контейнер, привинченный на боку робота. Прямо над контейнером из его корпуса выдвинулся ящичек, и на сей раз Кин представилась прекрасная возможность обозреть объекты, уложенные в специальные углубления. Рука робота неуверенно покачалась над ними, затем выбрала один и осторожно понесла в дыру.

Пока машина занималась служебной деятельностью, Кин спокойно подошла к ней и вынула из ящичка таинственный цилиндрический объект. Размером он был с куриное яйцо. Один торец цилиндра щетинился сотнями крошечных иголочек, внутри прозрачного корпуса виднелось филигранное переплетение миниатюрных трубочек, сеточек и проводков.

Кин уже видела нечто подобное в музее. Та штуковина называлась электронной лампой и была неолитической прабабкой первой интегральной схемы. Однако здешняя электронная лампа, которую она держала в руке, была явно сконструирована кем-то, кто не имел ни малейшего понятия о транзисторах и поэтому был вынужден улучшать примитивную технологию за счет все более изощренной и парадоксальной изобретательности.

Кин не могла не вспомнить об эхфтнийских компьютерах… Эхфты так и не додумались до электроники, но быстродействующие счетно-аналитические машины тем не менее были крайне нужны для их комплексных религиозно-банкирских организаций. Поэтому типичный эхфтнийский компьютер состоит из тысячи блистательно натренированных эхфтов, выполняющих каждый свою ограниченную долю математических расчетов, и эта система прекрасно работает.

Но чтобы диск построили приверженцы вакуумных ламп?…

В такое она – хоть убей! – поверить не могла.

Робот вытащил манипулятор из стены и с изумительной быстротой привинтил снятую панель на место. Не успела Кин моргнуть, как ее новый приятель уже катился по туннелю примерно со скоростью перворазрядника по спортивной ходьбе. Она затрусила рысцой вслед за роботом.

«Со мной ничего не случится, – сказала она себе. – Я выживу». Если бы ОНИ собирались ее убить, то уже сделали бы это.

По пути Кин миновала другого робота, методично тыкавшего каким-то простым инструментом в другое квадратное отверстие в стене. Возможно, это был допотопный паяльник, а в отверстии находилось нечто вроде печатной схемы, но Кин не могла остановиться, чтобы проверить свою догадку.

Это путешествие закончилось тем, что ее новый знакомый затормозил у квадратной ниши в стене, соответствующей его габаритам. Кин заметила в нише электрические розетки, прежде чем робот закатился туда задним ходом с патетической осторожностью дикобраза, вступающего в любовную связь. Тихое гудение электронов замолкло. Очевидно, ремонтник впал в свою запрограммированную спячку.

Кин немного постояла, размышляя. Туннель под миром казался бесконечным. Она может бродить по этому и другим туннелям много дней, пока не умрет, но… но ведь можно сделать и по-другому.

Она решительно развернулась и зашагала назад. Пока не дошагала до робота-паяльщика. Отодрать от него манипулятор было очень трудно, но Кин справилась. Она использовала эту металлическую руку для избиения ее бывшего владельца. Кин дубасила робота до тех пор, пока гудевшие в нем электроны наконец не заткнулись. В качестве финального аккорда она швырнула покореженную руку в раскрытые паяльщиком неизолированные электроцепи, которые ответили на это возмущенным треском и бурным фонтаном искр.

Затем она села на пол и стала ждать. С чувством хорошо выполненного долга.

Когда всего лишь через несколько минут прикатил маленький (на этот раз полусферический) робот, Кин просто перевернула его вверх тормашками. Маленькая машинка укоризненно зажужжала на нее.

Следующим прибыл солидный грушевидный пузырь, густо усеянный оптическими линзами. Он путешествовал по монорельсу, протянутому под самым потолком туннеля. Кин попыталась сбить его, бомбардируя кусками робота-паяльщика, но пузырь поспешно ускользнул назад.

Ну и ладно, сказала она себе. По крайней мере, теперь ОНИ ощутили ее присутствие! Кто-то же должен чинить роботов, которые починяют роботов, ремонтирующих роботов-ремонтников?

Надо только подождать.

Прошли часы, прежде чем ей нанесла визит очередная машина. На сей раз танкоподобного типа. Обшивка ее была сильно помята, часть панелей отсутствовала, из корпуса во все стороны торчали обрубки манипуляторных придатков. Если это действительно универсальный ремонтник, как заранее предполагала Кин, одно лишь безжалостное время могло довести такую машину до столь убогого состояния…

С другой стороны, тот факт, что корпус универсального ремонтника браво оседлал Марко, который держал в каждой из четырех рук по роботизированной конечности с хвостом в виде растрепанного пучка проводов… Данный факт, конечно, мог иметь некое отношение к неважному физическому состоянию машины.


ГЛАВА 36 | Страта | ГЛАВА 38