home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 8

В шаттле было немного пассажиров. На секунду или две на них навалилась, прижав к сиденьям, мощная гравитация, когда импульс ракетных толкателей послал челнок вниз по Линии.

– По крайней мере, я приобрела туземного проводника, – сказала Кин и улыбнулась, показывая кун-гу, что шутит. Но этот кунг, по-видимому, не страдал отсутствием чувства юмора.

– А я надеялся, что это ты станешь моей проводницей, – откликнулся Марко, выуживая из своей походной сумки мягкий замшевый мешочек. – Ни разу в жизни не бывал в этом мире. Случалось, я гонял на Кунг грузовики, но только до Верхушки.

– Как! Ты был так близко и даже не захотел взглянуть на мир твоего собственного народа?

– О каком народе ты говоришь? Я родился на Земле.

Он достал из кармана трубку цвета старой кости, набил ее коричневатым крошевом из мешочка и поджег вечным огоньком. Кин потянула носом и сморщилась.

– Что за дьявольское зелье?

– Табак. Настоящая Виргиния, без подделки, – не без гордости сообщил Марко. – У меня есть свой человек в Лондоне, он выкупает всю партию специально для меня. Это тот Лондон, который в Англии, – добавил он.

В салоне с громким щелчком включились воздушные фильтры.

– И табак тебе нравится? – с интересом спросила Кин.

Марко вынул трубку изо рта и поглядел на нее с задумчивым видом.

– Ну да. В историческом плане… Могу я задать тебе личный вопрос?

– Валяй…

– У тебя случайно нет пунктика насчет кунгов? В смысле секса, я имею в виду?

Кин бросила негодующий взгляд на его огромные серые глаза и крапчатую кожу, но резкий ответ умер, не успев родиться. Кин припомнила слухи, которые до нее иногда доходили; она отметила, что вся фигура Марко буквально излучает победоносную ауру самца. Кунги мужского пола от природы наделены невероятной маскулинностью. Общество кунгов делится на мужчин и женщин, без всяких там переходных психотипов от абсолютного мачо к абсолютной фемине, как обычно водится у людей.

Нет, – сказала она ровным голосом. – И в ближайшую тысячу лет тоже нет. Можешь считать меня старомодной.

– Благодарение небесам, – проникновенно откликнулся кунг. – Надеюсь, я не ранил твою душу?

– Заживет через полчаса… О чем ты?

– О! Ты просто не поверишь историям, которые я мог бы тебе рассказать. Эти юные человеческие женщины с гребешками фреффр на голове! И почему они всегда считают, что одеваются в подлинном стиле кунг и прекрасно разбираются в музыке тленг? Когда я играл на рояле в ночном клубе, это было на Креспо во времена торговой депрессии, мне приходилось запирать все окна наглухо, чтобы выспаться. Но как-то раз два подростка женского пола… – После паузы он сказал обиженным голосом: – Конечно, ты космополитка, Кин Арад, я понимаю, можешь хохотать сколько захочешь.

Ворон издал странный сдавленный звук и шумно завозился в своей прозрачной клетке. Кин озабоченно взглянула на птицу.

– Что мы будем делать, если Джало свяжется с нами? – спросила она.

– Что делать? – удивился Марко, вынимая трубку изо рта. – Лично я собираюсь навестить Плоский мир. А что же еще?

Внизу на Кунге был высокий прилив, когда их шаттл, вибрируя и дымя тормозными колодками, остановился на платформе нижнего терминала. Кунги решили проблему переменного уровня воды, возведя все постройки терминала на огромном плоту, который вздымался вверх и опускался вниз по Линии, подчиняясь колебаниям мигрирующих по планете океанов.

Стоя под навесом, Кин уставилась на пелену серого дождя. Вокруг большого плота терминала подпрыгивали на волнах другие плетеные постройки, накрепко привязанные к якорям. По местному времени было еще очень рано, но многие кунги уже вывели на затопленные улицы свои тростниковые лодочки, и все это, невзирая на бесконечный дождь, немного напоминало праздничную регату.

Марко вернулся, хлюпая башмаками по лужам и волоча за собой низкорослого перепуганного кунга.

– Вот этот уверяет, что его наняли, чтобы нас подвезти. Не слишком-то гостеприимно, тебе не кажется?

Безжалостно подгоняемый Марко, кунг-лодочник повлек их мимо стайки пришвартованных к платформе местных лодок и привел к амфибии, построенной в человеческом мире специально для туристов; четверка ее широких, туго надутых шин теперь успешно исполняла роль дополнительных поплавков. Кин устроилась на заднем сиденье. За полминуты под дождем она промокла до костей, и хорошо еще, что дождь оказался теплый.

Марко впихнул маленького кунга на переднее место пассажира и разобрался с управлением за несколько секунд. Швартовочный трос застонал и отцепился, когда машина рванула вперед, поднимая высокие волны. Марко рулил одной левой, небрежно раскинув свободные три руки по сиденью.

Четыре руки. Это большая редкость. В старые недобрые времена это означало воинскую касту.

– А двух рук твоим родителям показалось маловато? – спросила Кин.

Марко не обернулся.

– Семейная традиция, – ответил он немного погодя. – В моей семье второй сын всегда становился воином, поэтому мать прооперировали во время беременности, но… Ты помнишь крушение Линии в пятьдесят восьмом?

– Конечно. Тогда Земля была отрезана от миров на целый месяц. Какой-то «лунатик» ухитрился разом подорвать оба терминала.

– Именно так. Мои родители как раз в это время работали в посольстве на Земле. Когда Линию в конце концов восстановили, у матери уже начались роды.

А кунги верят, вспомнила Кин, что при рождении ребенка его восприимчивый разум захватывает первая же бестелесная душа, которая случайно околачивается поблизости…

– Вышло так, что мой отец не сумел покончить жизнь самоубийством, как хотел, – продолжил Марко очень спокойным голосом. – Ему по-дружески помешал шандский культурный атташе, с которым они обычно вместе обедали. Отец хотел добраться до меня первым, но это не сработало. Тогда мои генетические родители выправили мне земные бумаги и нашли приемных родителей. Это была пожилая пара из Мехико… А потом они покинули Землю и вернулись домой. Все, конец истории.

Амфибия продолжала нестись среди полузатопленных рощиц и флотилий деревенских домов, пока не влетела в целое Саргассово море водорослей, которые ее остановили, обвившись вокруг корпуса. Марко крепко выругался и ударил по клавише управления.

– Это отлив, – мрачно констатировал он. Когда вода опустилась до уровня колес, машина медленно двинулась вперед, то увязая в грязи, то продираясь сквозь спутанные заросли. Нерасторопные рыбы, оставшись без воды, неуклюжими скачками пытались догнать убегающее море. Из фауны Кунга лишь амфибии могли рассчитывать на более или менее продолжительную жизнь.

Наконец под колесами машины обозначился легкий подъем, и растительность изменилась. Здесь вода обычно стояла не дольше чем один час из двадцати. Кунг-лодочник оживился и принялся жестикулировать. По его указаниям Марко выбрал едва заметную, очень кривую дорожку, которая привела их на равнинную территорию, густо заросшую травой, где никогда не случалось потопов. Будь Кунг человеческим миром, здесь не осталось бы ни единого квадратного дюйма, не отведенного под агрокультуры. Но для кунгов это была истинная пустыня, которую они избегали. Амфибия перевалила через небольшую возвышенность, и перед ними открылась глубокая овальная долина с озером посредине, а в центре озера слегка покачивался на воде космический корабль.

– Дженерал Моторс Нейтрино, – сказал Марко, остановив машину. – Класс «земля – земля» с приводом на термояде, тормозная универсал-система Веретенников, тридцать четыре отдельных каюты-люкс, предметы роскоши и любое добавочное оборудование по вкусу. – Он вынул трубку, неторопливо набил ее и закурил. – Знаешь, мне однажды повезло слетать на эдаком… Вся эта роскошь – внешнее фуфло и не более, можешь мне поверить. Эти корабли были построены на самый крайний случай, который… который так и не случился.

Издали шедевр Дженерал Моторс напоминал не столько один из самых могучих в Галактике космических кораблей, сколько чрезмерно крупный, но очень симпатичный жареный пончик.

– Значит, на этом корабле можно установить боевое вооружение? – поинтересовалась Кин. – Как насчет плазменной пушки?

– Джжалло! – хрипло гаркнул ворон.

– Не хотелось бы мне оказаться не с того конца плазменной струи. – Марко задумчиво запыхтел трубкой, а кунг-коротышка с ужасом таращился на него. – Только скажи мне, чего ты больше всего боишься, и я перечислю тебе технические характеристики.

Когда они перешли в открытый шлюз корабля, маленький кунг стремительно развернул амфибию и погнал ее к берегу так, что брызги разлетались по всему озеру.

– Похоже, что теперь у нас остается только путь наверх, – заметила Кин. – Интересно, что так испугало нашего извозчика?

– Это был я, – сказал Марко и сделал несколько бесшумных шагов, но вдруг зашипел и принял стойку на полусогнутых.

Навстречу им косолапила огромная массивная фигура. Память эволюционных предков велела Кин немедля убежать и спрятаться на дереве. Когти, зубы и клыки этого чудовища предназначались специально для раздирания мягких тканей жертвы и перемалывания ее костей. Однако расовая память человечества давно уже отстала от реальной жизни, поэтому Кин лишь вежливо улыбнулась.

Если этот шанд выпрямится, прикинула она, его небольшие круглые уши окажутся чуть ниже потолка, а значит, рост его около трех метров. Но его колени согнуты, позвоночник сгорблен, голова опущена. Телосложение этого шанда также типично для его… нет, в данном случае ЕЕ расы. Длинные руки, широкие кисти, мозолистые костяшки пальцев: при необходимости шанды ловко бегают на четвереньках. Лицо интеллигентной медведицы, но это медведица с прекрасным бинокулярным зрением, огромным куполом черепа и несколькими поколениями моржей в эволюционном расовом древе. У шандов два огромных клыка, которыми, как считается, их предки-моржи трудолюбиво выковыривали моллюсков из ложа замерзающих океанов. Ныне клыки столь же бесполезны для шанда, как червеобразный аппендикс для человека, зато на них традиционно вырезают символы, обозначающие общественный статус. Что касается…

– Фы нафонес пфекватити тавафитса? – произнесла шанда укоризненным голосом.

Было что-то очень знакомое в некоторых изображениях на ее клыках. Кин сунула указательные пальцы под верхнюю губу, дабы сымитировать эффект клыков, и испробовала свои знания шанди.

– Я Кин Арад, Твоя-Почти-Родственница-С-Зем-ли, а это кунг Тот-Который-Идет-Далеко. Я приветствую тебя сладким жиром, О-Шанда из региона нижней дельты Морана, если только я не ошибаюсь.

– Прими мои поздравления, – любезно сказала шанда, – ты прекрасно владеешь нашей речью. Мое полное имя включает пятьдесят шесть слогов, но ты можешь называть меня Сильва. Вы оба тоже собираетесь на Плоский мир? А этот кунг опасен? Мне кажется, он слишком сильно нервничает.

– Думаю, это потому, что он не понимает шанди. С другой стороны, все кунги часто нервничают, должно быть, это имеет какое-то отношение к их приливам и отливам. Правда, этот кунг совсем не с Кунга, он юридический человек с Земли и…

– О чем вы там толкуете? – подозрительно спросил Марко.

В конце концов они пришли к определенному компромиссу. Кин и Марко обращаются к Сильве на общей речи, которую она понимает, но не может произнести по причине клыков. Поэтому Сильва говорит на шанди, который она может произносить, но Марко шанди не понимает, и Кин переводит его для Марко на общий язык. В процессе такой ретрансляции в конце концов было установлено, что Сильва по профессии социолог, компаративный историк, лингвист и пастух мясного скота.

– Как, все вместе? – переспросил изумленный Марко.

– Однажды я встретила шанда, который одновременно был лифтером, биохимиком и охотником на тюленей, – сказала Кин.

– Я прилетела сюда вчера, – поведала Сильва. – Я работала на Предикватике, когда этот человек…

– Мы знаем этого человека, – кивнула Кин. – Что он тебе предложил?

– Не понимаю, о чем ты спрашиваешь, – сказала Сильва.

– О взятке, – объяснила Кин. – Он предложил тебе взятку, чтобы ты полетела с ним на Плоский мир?

– Теперь я поняла. Ничего. А должен был?

Кин перевела. Марко уставился на шанду с ошарашенным видом, потом громко фыркнул и убрел куда-то в глубины корабля.

– Твое имя кажется мне знакомым, – сказала Сильва.

– Я написала книгу «Непрерывное творение». Сильва вежливо улыбнулась.

– В самом деле?

Марко запропастился. Женщины решили пойти поискать его, а заодно и осмотреть начинку космического пончика. Чем дольше они ходили, тем сильнее Кин охватывало беспокойство.

Это был странный корабль. Очень странный.

Его переделали в грузопассажирское судно. Остались четыре роскошных каюты, а остальное пространство, предназначенное для пассажиров, занял дополнительный топливный бак.

По сути, это была игрушка для богатого идиота. Только богачи и шпионы использовали корабли, которые могли на собственной тяге выкарабкиваться из гравитационных колодцев.

В каждом полезном мире есть своя Линия. Что же требуется, чтобы перенестись с Верхушки одной Линии на Верхушку любой другой? Всего лишь герметичная коробка, снабженная ракетными рулями высоты и подпространственной матрицей. В некоторых отраслях торговли и в туристической индустрии используются суда, способные пересекать солнечные системы. Существуют даже немногочисленные шаттлы, в экстренных случаях взлетающие с планеты на орбиту… Но никому не нужен корабль, который может и подняться на орбиту, и пролететь через Солнечную систему, и перепрыгнуть в другую систему посредством подпространственной матрицы.

Но этот корабль умел все. Смутное беспокойство Кин стало расцвечиваться приятным возбуждением. Линии и матричные ленты превратили космическое пространство в незначительные паузы между идентичными вестибюлями двух разнопланетных Верхушек. Этот корабль… он открывал совершенно иные возможности.

Там была большая универсальная модель автоматического буфетчика, запрограммированная производить абсолютно все, от омаров до коралловой пыли, не исключая специфических протеинов для шандов.

Там был медицинский кабинет, который не посрамил бы и крупный диагностический центр. Там обнаружилась даже камера глубокой заморозки, и это было настолько необычно, что Кин не удержалась и открыла ее.

– Да, это уже кое-что… – пробормотала она. Сильва с любопытством заглянула внутрь и порылась в замороженных упаковках.

– Ничего особенного, – заключила она. – Мясо, рыба, птица, какие-то листья, клубни… Человеческая еда.

Кин указала на тихонько урчащий буфетчик.

– Ты когда-нибудь слышала, чтобы эта штука сломалась?

– Они не ломаются, – сказала Сильва. – А если бы ломались, то вы, люди, никогда не пустили бы нас, шандов, в космос.

– Тогда зачем брать с собой лишний вес, занимающий лишнее место? Логичней было бы прихватить на всякий случай шандской еды… О! Ну конечно. Я совсем забыла, он же старый!

– Старый?…

– Он достаточно стар, чтобы с подозрением относиться к любой еде, синтезированной машиной. Думаю, натуральные замороженные продукты обошлись ему в целое состояние.

– Насчет старости поподробней, пожалуйста, – настойчиво потребовала Сильва.

Кин вздохнула и рассказала ей о Терминусах. Когда рассказ подошел к концу, гигантская шанда посмотрела на Кин довольно странно.

– Вы, люди, должно быть, от природы просто помешаны на космосе, – сказала она.

Марко появился так бесшумно, что они заметили его, лишь когда он завопил:

– Что это за корабль?! Тут в арсенале столько тяжелого оружия, что можно продырявить насквозь планету!

– И ручного оружия выше крыши, – негромко сказала Кин, буквально ощущая, как ее мозги разгоняются и выходят на форсированный режим. Марко изумленно уставился на нее.

– Как ты догадалась?

– Это не догадка, я видела вполне достаточно. Сильва, когда ты вчера появилась, здесь было послание от Джало?

– Нет. Но этот кунг с амфибией сказал, что придется подождать. А что?

Кин нетерпеливо отмахнулась и обратилась к Марко:

– Послушай, здесь наверняка есть скафандры. Если мы их быстренько наденем, ты сможешь сразу эвакуировать корабль?

– Прямо отсюда? Нет, мы взорвемся. Сперва я должен поднять его повыше, а уж потом…

– Это клип-автоматик калибра три нуля три. Если вы втроем наброситесь на меня, всех я уложить не успею, но кто будет первый?

Джало стоял в дверях, беззаботно покачивая расслабленной рукой с пистолетом. Кин подумала о том, что может сделать пакет боевых иголок, выпущенный одной автоматической очередью, и решила вести себя очень спокойно. Скосив один глаз, она взглянула на Сильву.

Шанда не смотрела на Джало, ее глаза были прикованы к Марко.

Кунг присел в странной боевой стойке: причудливо выгнутые ноги, все четыре руки широко отведены от тела и согнуты в локтях, растопыренные пальцы жестко напряжены. И он шипел.

– Скажи этому кунгу, если он меня атакует, я буду стрелять, – предупредил Джало. – Ну?

– Ты прекрасно знаешь, что кунг тебя понимает, – холодно ответила ему Кин.

Сильва сказала ей вполголоса на шанди:

– Сейчас начнется смертоубийство. Никто не может оскорбить кунга и остаться в живых.

– У Марко юридический статус человека, – громко сказала Кин на общем языке.

– О да, – усмехнулся Джало, – это как раз и ввело меня в заблуждение. Я велел компьютеру в агентстве на Новой Земле подобрать мне трех человек, соответствующих представленной спецификации. И проклятая штука молча выдала мне список из трех имен, не позаботившись сообщить, что двое из них не люди.

– Там наверняка было указано место рождения, – заметила Кин.

– Конечно. Эта большая жаба родилась на Земле, а этот медведь на стационарной орбите вокруг Шанда. Неужели теперь никому даже не приходит в голову упомянуть о расе? Юридический человек… Господи, что за чушь! Стой на месте, не двигайся.

– А я все удивляюсь, почему тебя еще нет, – сказала Кин. – А следовало бы получше приглядеться к пустому воздуху… Думаю, ты украл этот корабль и все, что в нем находится. Ты мародер, Джаго Джало?

Он криво ухмыльнулся.

– Это слово… гм, довольно гадкое, но по сути своей соответствует истине. То же самое проделала твоя драгоценная Компания, когда загребла в свою полную собственность прототип пласт-машины. А затем мономолекулярную технологию для Линий.

– Неправда. Компания использует эти изобретения для всеобщего блага.

– Ладно. Значит, я воспользуюсь трофеями предстоящего путешествия для своего общего блага. Потому что мне кое-что задолжали. Я знал Ливайна и всех остальных, я тренировался вместе с ними и совершил полет в один конец на Терминусе. Но я вернулся. И теперь хочу получить компенсацию за все, что со мной произошло.

Что– то небольшое и черное мелькнуло в коридоре, который был виден Кин через открытую дверь за спиной Джало. Она вспомнила, что Марко пытался приручить ворона, прикармливая его из рук. Должно быть, для птицы наступило время вечерней кормежки.

– Просто так я вас не отпущу, – внушительно сказал Джало, окинув всю троицу взглядом. – И не надейтесь, мне нужны помощники.

– У тебя есть самонаполняющийся кошелек, – напомнила ему Кин. – На мой взгляд, очень неплохая компенсация.

– Ба! Это все пустяки. Там, куда мы направляемся, мы получим столько, что сможем основать собственную Компанию. – Он сунул руку в карман и извлек навигационную ленту. – Вот она, наша удача.

– Я фы пфедпочва бефедовать на эфу фему не фот дувом пифталефа, – высказалась Сильва. – Эфо пфосто нефевлифо.

Ворон черной молнией вылетел из коридора, плюхнулся Джало на плечо и заорал… Свистящая струя клип-иголок врезалась в потолок…

… Марко двигался так быстро, что неожиданный рывок через пространство, отделяющее его от Джало, можно было только подтвердить дедуктивно, опираясь на тот непреложный факт, что кунг внезапно возник из ниоткуда рядом с пошатнувшейся фигурой, подхватывая падающий клип-автоматик одной рукой, в то время как остальные три уже были занесены, чтобы одним ударом раздробить череп…

Моргнул и огляделся, словно пробуждаясь ото сна. Посмотрел на лежащего Джало, наклонился поближе…

– Он мертв, – проговорил Марко беспомощно. – А я даже не притронулся к нему.

Кин опустилась на колени рядом с трупом.

– Он умер раньше, чем ты успел подбежать.

Она видела, как лицо бывшего пилота Терминуса побелело после птичьего крика. Он уже падал, когда Марко его настиг.


ГЛАВА 7 | Страта | ГЛАВА 9