home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

– Все нормально? – Изабелла взглянула на Бернардо. Они ехали уже несколько часов, мчась в ночи. – Ты не устал?

Он отрицательно покачал головой. Он слишком нервничал, чтобы думать об усталости. Через час взойдет солнце, а ему хотелось пересечь границу до рассвета. Впервые он пожалел, что взял свой «фиат», выжимавший только девяносто пять миль в час. Сейчас ему очень бы пригодился «феррари» Амадео, развивавший большую скорость. В обычные часы таможенники могли бы сопоставить имя в паспорте с внешностью Изабеллы и вызвать газетчиков.

– Сколько еще осталось?

– Еще час. Может быть, два.

Охранник ничего не сказал. Алессандро сладко посапывал во сне у нее на коленях. Как только они сели в машину, Бернардо передал ему молоко и печенье; мальчик с аппетитом съел его, сделал пару глотков молока и заснул.

Почти рассветало, когда Бернардо наконец остановился. Два таможенных поста бесстрастно стояли по обеим сторонам границы. Один – итальянский, другой – французский. Они медленно подъехали к шлагбауму на итальянской стороне и посигналили.

– Добрый день. – Бернардо любезно посмотрел на пограничника в форме и подал ему пять паспортов.

Человек в форме без интереса посмотрел на машину, взял паспорта и сделал знак открыть багажник. Бернардо вышел из машины, открыл багажник.

– Только ваши личные вещи? – Бернардо кивнул. – Вы едете во Францию?

– Да.

– На какой срок?

– На пару дней.

Таможенник кивнул, все еще держа паспорта в одной руке. Он стал открывать первый, принадлежавший одному из охранников, а Бернардо молил Бога, чтобы этот человек не был в курсе последних событий. Имя Сан-Грегорио теперь было известно более чем когда-либо. Они оба неожиданно вздрогнули от резкого сигнала двух грузовиков, подъехавших вплотную к их машине сзади. Таможенник сделал нетерпеливый жест, а водитель первого грузовика рукой и указательным пальцем изобразил нечто грубое. При этом офицер захлопнул паспорт, сунул все документы Бернардо и подал знак, чтобы они садились в машину.

– Счастливого пути. – Он двинулся к водителю грузовика с выражением сдерживаемой ярости.

Бернардо с признательностью улыбнулся и включил зажигание.

– Что случилось? Что он сказал? – Изабелла встревоженно смотрела на него с заднего сиденья.

– Он пожелал нам счастливого пути.

– Он ничего не сказал по поводу моего паспорта?

– Нет. Тот сопляк на грузовике оказал нам большую услугу. Я так рад, что готов расцеловать его. – Оба охранника невольно улыбнулись, когда они спокойно пересекли границу и снова остановились. – Водитель сделал грубый жест тому парню на таможне, и он потерял к нам интерес, – объяснил Бернардо.

– А что теперь? – Изабелла нервно посмотрела на приближающегося к ним мужчину в темно-синей униформе.

– Французский таможенник поставит штамп в наши паспорта, и мы поедем дальше. – Бернардо опустил стекло и опять улыбнулся.

– Добрый день, месье, мадам. – Француз приветливо улыбнулся им, оценивающе взглянул на Изабеллу и вскользь на ребенка. Изабелла уставилась на красную отделку на его униформе, желая оказаться подальше отсюда. – Отдыхать? Или по делу?

– И то и другое. – Иначе нельзя было объяснить наличие двух портфелей с бумагами, если бы их проверили. – Моя сестра, наши кузены и мой племянник. Семейный бизнес.

– Понятно.

Он взял паспорта у Бернардо. Изабелла крепко прижала к себе Алессандро.

– Вы долго пробудете во Франции?

– Всего несколько дней. – Не важно, что он говорил ему: они все будут возвращаться разными путями, а Изабелла и Алессандро не вернутся вообще.

– Что в багажнике? Продукты? Растения? Семена? Картофель? О Господи.

– Нет, только наш багаж. – Бернардо собрался выйти из машины, но таможенник махнул рукой.

– Не надо. Спасибо. – Он подошел к окну, взял свою печать, пролистал паспорта и завизировал их въезд, даже не взглянув на имена. – Счастливого пути. – Он махнул им, когда шлагбаум поднялся, и Изабелла улыбнулась Бернардо со слезами на глазах.

– Как твоя язва?

– Живет и здравствует.

– Моя тоже. – Они засмеялись, и Бернардо сильно нажал на акселератор.

В разгар утра они уже были в Ницце, и Алессандро начал просыпаться. Его мать, как и все остальные, не спала всю ночь.

– Где мы? Это Африка? – Он сел, широко улыбаясь после сна.

– Мы здесь, милый. Но это – не Африка, а Франция.

– Мы ехали сюда? – У него появился разочарованный вид. Он уже несколько раз бывал во Франции.

– Хочешь еще печенья? – Бернардо взглянул на него на ходу.

– Я не голоден.

– Я тоже.– Изабелла тотчас же поддержала его мнение, но в десяти милях от аэропорта Бернардо остановился у небольшой стоянки. Он купил им фрукты, четыре чашки кофе и упаковку молока.

– Все будут завтракать?

Кофе сотворило с ними чудеса. Изабелла причесалась и освежила свой макияж. Только на мужчинах сказалась бессонная ночь: у них были усталые глаза и небритые подбородки.

– Куда мы едем теперь? – У Алессандро остались белые усы от молока, которые он стер лапой плюшевого мишки.

– В аэропорт. Я собираюсь посадить тебя и твою мамочку на самолет.

– О, здорово! – Алессандро захлопал в ладоши от восторга, а Изабелла наблюдала за ним. Это было удивительно: ни ропота, ни сожалений, ни страха, ни прощания. Он воспринял их отъезд и их «приключение» как нечто давно запланированное. Даже Бернардо был слегка поражен. А потом удивился еще больше, когда они прощались в аэропорту.

– Береги свою маму! Я скоро позвоню тебе. – Он нежно посмотрел на ребенка, моля Бога, чтобы тот не заплакал. Но Алессандро неодобрительно поглядел на него.

– У них нет телефонов в Африке, глупый.

– А вы с мамой едете туда? – Да.

Бернардо нежно потрепал волосы мальчика и, нервничая, наблюдал, как пассажиры спешат к самолету. – Пока, Изабелла. Пожалуйста... береги себя.

– Обязательно. И ты тоже. Я позвоню, как только мы приедем.

Он кивнул, а затем быстро обнял ее.

– Прощай. – Он задержал ее в объятиях дольше, чем следовало, чувствуя ком, подступивший к горлу.

– До скорого, Бернардо. – Она вновь крепко прижалась к нему. Затем взяла ребенка на руки и в сопровождении охранников заспешила к самолету.

Он молча смотрел ей вслед, пока ее норковая шубка не исчезла в толпе. Он предлагал ей надеть простое темное шерстяное пальто, но она настояла на шубке, считая, что она может понадобиться ей в Нью-Йорке. Изабеллецца. Он почувствовал ужасную внутреннюю дрожь. Неужели он потерял ее навсегда? Взяв себя в руки, он медленно вытер слезу и вышел из аэропорта, шепча «До свидания». Ей еще предстояла долгая дорога, да и он хотел к ночи вернуться в Рим.


Глава 10 | Вернись, любовь | Глава 12



Loading...