home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15

– Мама! Смотри!.. Снег выпал!

И правда. Весь Нью-Йорк покрылся тридцатисантиметровым белоснежным покрывалом. Все четверо наблюдали за снежной бурей из уютного тепла квартиры. Она не прекращалась с тех пор, как Наташа с Изабеллой вернулись вечером домой.

– Мы можем пойти поиграть в снегу? Изабелла взглянула на Наташу, которая кивнула и предложила одолжить им подходящую одежду. Школа, конечно, была закрыта. Жизнь в городе полностью остановилась.

– Мы пойдем после завтрака. – Изабелла взглянула на часы. И после того, как она позвонит Бернардо в Рим. Прошлым вечером она слишком поздно дозвонилась в Гонконг и не осмелилась звонить ему ночью. Она быстро покинула мальчиков, закрыла дверь в свой кабинет и сняла трубку.

– Где ты была вчера вечером? Я так понял, что ты позвонишь около четырех.

– Как мило. Я не так плохо воспитана, Бернардо. Поэтому я дождалась сегодняшнего утра.

– Очень любезно, синьора.

– Ох, заткнись. – Она улыбалась, и у нее было хорошее настроение. – Надежды на ткань из Гонконга больше нет. Нам придется действовать по другому плану.

– Какому плану? – Он явно расстроился.

– Конечно же, по моему. Ты передал Габриэле, чтобы она все приостановила?

– Естественно. Ты же этого хотела. Мне практически пришлось поднимать ее с пола в глубоком обмороке.

– Тогда поблагодари меня. Вчера я все проработала. У тебя есть ручка и бумага?

– Да, мадам.

– Хорошо. Сначала наша коллекция моделей, затем все остальное. Начиная с модели номер двенадцать, красную подкладку заменить желтой. Номер ткани на нашем складе два-семь-восемь-три ФБИ... Фабия-Бернардо-Ивонна. Понял? Номер шестнадцать, семнадцать и девятнадцать...

Она продолжала, пока не прошлась по всей коллекции. Даже Бернардо был поражен.

– О Господи, как тебе удалось это сделать?

– С трудом. Кстати, дополнения к коллекции готовой одежды обойдутся нам не намного дороже. Использовав имеющуюся у нас на складе ткань, мы сэкономим чертовски много денег.

Это правда, с восхищением подумал Бернардо. Она перечислила все имеющиеся виды ткани, их состав, метраж и оттенки.

– А если номер тридцать семь в коллекции моделей будет смотреться ужасно, пусть она опустит его, – продолжала Изабелла. – Пожалуй, нам следует просто забыть о нем и оставить только номер тридцать шесть в голубом цвете.

– Это который? – Его переполняли эмоции. Она сделала за день месячную работу. За одно утро она спасла всю летнюю коллекцию. Только поговорив вчера вечером с Габриэлой, он осознал, насколько потенциально катастрофическим могло стать отсутствие ткани из Гонконга.

– Не задумывайся над этим. Габриэла поймет. Что еще новенького?

– Сегодня ничего. На внутреннем фронте все тихо.

– Как мило с твоей стороны. В таком случае на сегодня я беру выходной.

– Ты куда-то идешь? – с ужасом спросил он.

– Только в парк. Здесь идет снег. Мы с Наташей только что пообещали мальчикам.

– Изабелла, будь осторожна.

– Естественно. Но поверь мне, там больше не будет ни души.

– Почему бы тебе просто не разрешить Алессандро пойти с Наташей, а самой остаться дома.

– Потому что мне нужен свежий воздух, Бернардо. Он начал говорить, но она оборвала его:

– Бернардо, я люблю тебя. Мне пора идти.

Она спешила и была веселой и беспечной, когда послала ему воздушный поцелуй и повесила трубку. Ему это не понравилось. Ему это совсем не понравилось. В ее голосе снова зазвучало немного излишней храбрости. А на таком расстоянии он не мог ничего поделать. Он только надеялся, что Наташа окажется умнее, чем Изабелла, и не позволит ей ничего, кроме коротких прогулок в темноте время от времени. Затем он засмеялся про себя. Единственный способ оградить ее от опасности – побольше загружать работой, как это было вчера. Уму непостижимо, как она смогла проделать такую работу.

– Вы готовы? – Изабелла посмотрела на двух маленьких мальчишек, укутанных как снеговики. Джесон был в красном лыжном костюме, Алессандро – в ярко-желтом.

Они тотчас же отправились в парк, и через полчаса мальчики уже катались с небольшого холма на санках Джесона. Скользили, вопили, взвизгивали, смеялись и бросались снегом. Покатавшись на санках, они устроили бой снежками, и Наташа с Изабеллой быстро присоединились к ним. Только немногочисленные храбрецы отваживались выходить в такой холод.

Четверка выдержала его в течение почти двух часов, а затем, счастливые и промокшие, они собрались идти домой.

– Горячие ванны для. всех! – закричала Наташа, когда они вошли в квартиру.

Хэтти уже приготовила горячий шоколад с подрумяненными тостами и растопила камин в кабинете. Снежная буря продолжалась и на следующий день, и мальчикам всю неделю не надо было ходить в школу, в то время как бизнесмены шагали в снегоступах на работу, а домашние хозяйки извлекали лыжи, чтобы добраться до магазинов.

Но для Изабеллы каникулы оказались короткими, и после дня, проведенного за катанием на санях, она вернулась в свой кабинет с новой массой проблем из Рима. Две из наиболее важных тканей альтернативного варианта оказались случайно испорченными, когда на прошлой неделе затопило склад. Их топ-модель номер один уволилась с работы, и все надо было улаживать сначала. Маленькие проблемы, вызывающие колоссальную головную боль, катастрофы и победы заполнили месяц благословенной горой работы, за которой могла спрятаться Изабелла, за исключением вечерних прогулок с Наташей. Они превратились в ритуал, без которого, как думала Изабелла, она не могла бы жить.

– Как долго ты намерена продолжать в таком духе? – Они только что остановились в ожидании зеленого света светофора на Мэдисон-авеню. Изабелла разглядывала витрины магазинов, изучая весенние показы. Стоял март, последние снегопады прошли, снег растаял, хотя все еще было по-зимнему холодно и почти все время дул ледяной ветер.

Ее вопрос застал Наташу врасплох.

– Что ты имеешь в виду? Продолжать что?

– Жить как отшельница, «нянчась со мной? Ты осознаешь, что за последние пять недель ни разу никуда не ходила по вечерам? Корбет, должно быть, уже готов убить меня.

– С чего бы это? – Наташа казалась сбитой с толку.

Но Изабелла была поражена ее притворной невинностью. Она уже давно все поняла.

– Естественно, он надеется, что ты будешь уделять ему побольше времени.

– Благодарю, но, видимо, нет. У каждого из нас своя жизнь. – Казалось, вопрос слегка позабавил Наташу. Но на сей раз Изабелла удивленно посмотрела на нее.

– Как современно.

– Что ты имеешь в виду, черт возьми? – Наташа не рассердилась, а лишь немного смутилась.

Но Изабелла ответила с едва заметной улыбкой:

– Знаешь, Наташа, я не предполагаю, что ты – монахиня. Ты можешь быть откровенной со мной.

– Насчет чего? – Наташа вдруг усмехнулась. – Ты о Корбете? – Она долго смеялась, пока у нее на глазах не выступили слезы. – Ты шутишь? О, Изабелла... ты думала? О Господи! – Потом она весело посмотрела на подругу. – Не могу представить ничего менее подходящего для меня, чем связаться с Корбетом Эвингом.

– Ты серьезно? У тебя с ним ничего нет? – удивилась Изабелла. – Но я полагала... – А затем она поразилась еще больше. – Но почему нет? Я думала, что вы...

– Может быть, ты и думала, но мы с Корбетом – никогда. Мы дружим много лет, но между нами никогда не будет ничего большего. Он мне почти как брат, и он – мой самый лучший друг. Но мы оба слишком сильные люди. Как женщина, я недостаточно мягка для Корбета, не столь хрупка и беспомощна. Не знаю, я не могу этого объяснить. Он всегда говорит, что мне надо было родиться мужчиной.

– Не очень-то ласково, – неодобрительно произнесла Изабелла.

– Разве Бернардо не говорит тебе подобные вещи? Изабелла улыбнулась в ответ:

– По меньшей мере каждый день.

– Вот именно. Это как у брата с сестрой. Я не могу представить никаких других отношений с Корбетом. – Она снова усмехнулась про себя, а Изабелла пожала плечами, чувствуя себя немного глупо.

– Должно быть, я становлюсь старой, Наташа. У меня пропало восприятие. Я честно подумала с самого начала...

Но Наташа только усмехнулась и покачала головой. А Изабелла надолго задумалась, пока они шли дальше. Она вдруг стала думать о Корбете совсем в другом свете.

Они заговорили вновь, только подойдя к дому, и Наташа заметила, что Изабелла шла улыбаясь.

– Знаешь, тебе следовало сходить в оперу, – сказала Изабелла. – Это бы могло развлечь тебя.

– Откуда ты знаешь?

– У нас прекрасный оперный театр в Риме.

– Я имею в виду, откуда ты знаешь об опере и что я была приглашена на нее?

– Потому что я – превосходный детектив, а приглашение не совсем сгорело.

У Наташи на глазах вдруг появились слезы. Ее обманы, ее «жертвоприношение» оказали плохую услугу ее подруге.

– Хорошо, – сказала она, обнимая Изабеллу за плечи и прижимая к себе. – Твоя взяла.

– Спасибо. – Изабелла вошла в здание с победоносным видом и внушающим страх сверканием в глазах.


Глава 14 | Вернись, любовь | Глава 16



Loading...