home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 44

Полиция провела расследование и даже взяла кровь женщины, сидевшей за рулем, на обследование. Но оказалось, что это действительно был несчастный случай, и женщина сказала, что никогда не оправится от потрясения. На самом деле происшествие случилось по вине Джейн, но это было слабым утешением для женщины, потому что девочка лежала в больнице после операции, и теперь ей предстояло провести не один месяц в кресле на колесиках и еще долго-долго лечиться.

— Почему мы не можем вернуться в Сан-Франциско? — Джейн досадовала на то, что не может ходить в школу и встречаться с друзьями. Они предполагали, что Александр начнет посещать детский сад, но теперь все их планы полетели вверх тормашками.

— Потому что тебе не одолеть лестницу, солнышко. И няне тоже не втащить кресло наверх. А здесь ты сможешь бывать на улице. И мы наймем тебе учителя.

Джейн ужасно огорчилась. Она сказала, что теперь для нее испорчено все лето. А Берни радовался тому, что этот случай не испортил ей всю жизнь.

— А бабушка Руфь приедет сюда?

— Обещала приехать, если ты захочешь. — Никто еще не успел ни о чем наверняка договориться.

Джейн тихо улыбнулась. Меган стала проводить с ней почти все свободное от работы время, они коротали его за долгими разговорами, которые тесно сблизили их друг с другом. Словно в тот момент, когда чувство вины перестало терзать Берни, у Джейн пропала всякая охота задираться. Некоторое время они прожили очень спокойно, но однажды Берни позвонил Пол Берман и ошарашил его своими известиями.

— Поздравляю тебя, Бернард. — За этими словами последовала зловещая пауза, и Берни затаил дыхание, ожидая, что сейчас ему сообщат нечто ужасное. — У меня есть для тебя новость. Точнее говоря, целых три. — Он немедленно перешел к сути дела:

— Через месяц я ухожу на пенсию, и члены совета решили назначить на это место тебя.

И мы только что подписали контракт с Джоан Мэдисон из «Сакса», которая заменит тебя в Сан-Франциско. Она прилетит туда через две недели. Ты сможешь подготовиться за такой срок к переезду? — У Берни замерло сердце. Две недели? Еще две недели, и ему придется распрощаться с Меган? Разве это возможно? Да и Джейн в таком состоянии, что переезд никак нельзя затевать раньше, чем через несколько месяцев. Но дело даже не в этом, а совсем в другом, и придется признаться в этом Берману. Сколько можно тянуть время?

— Пол! — Берни почувствовал, как у него сжалось сердце, и подумал, что его вот-вот хватит удар. Что значительно упростило бы положение. Но такая перспектива отнюдь его не привлекала, он оставил попытки найти легкое решение, осознав, чего хочет на самом деле. — Мне следовало сказать тебе об этом давным-давно, и знай я, что ты собираешься на пенсию, я бы так и сделал. Я не могу принять твое предложение.

— Не можешь? — Пол Берман пришел в ужас. — То есть как это? Ты потратил двадцать лет жизни, добиваясь именно этого.

— Да, знаю. Но с тех пор как умерла Лиз, многое изменилось. Я не могу покинуть Калифорнию. — «Не могу отказаться от Меган, от мечты, которая зародилась и окрепла благодаря ей».

Берман испугался:

— Тебе предложили работу в другой фирме? У «Неймана-Маркуса»? У «И. Маньина»? — Ему не верилось, что Берни мог переметнуться к другим нанимателям, но что, если они сделали ему предложение, перед которым невозможно устоять?

Однако Берни тут же успокоил его:

— Я не стал бы так подводить тебя. Пол. Тебе известно, как велика моя преданность фирме и тебе лично. Это решение связано с другими вопросами, которые поставила передо мной жизнь. Я хочу кое-что предпринять, но для этого я непременно должен остаться здесь.

— Боже милостивый, да что же это за предприятие? Ведь Нью-Йорк — деловой центр страны.

— Пол, я хочу открыть собственное дело. — Почувствовав, что Берман онемел от изумления, Берни тихонько улыбнулся.

— Какое дело?

— Магазин. Маленький специализированный магазинчик в долине Напа. — Говоря об этом, Берни наконец почувствовал, что он свободен, что напряжение, в котором он находился уже несколько месяцев, внезапно спало и оставило его насовсем. — Я не смогу конкурировать с вами, но надеюсь сделать нечто весьма своеобразное.

— Ты уже предпринял что-то?

— Нет. Сначала мне, нужно было решить вопрос взаимоотношений с фирмой «Вольф».

— Почему бы тебе не заняться и тем, и другим? — Берни понял, что Пол пришел в отчаяние. — Открой свой магазин и найми хорошего менеджера. Тогда ты сможешь вернуться в Нью-Йорк и занять пост в фирме «Вольф», ты по праву заслужил это.

— Пол, я много лет мечтал об этом, но теперь все изменилось. Я должен остаться здесь, и любое другое решение будет не правильным, я точно знаю.

— Твой отказ сильно обескуражит членов правления.

— Мне очень жаль, Пол. Я не хотел ни подводить тебя, ни ставить в неловкое положение. — Берни добавил с улыбкой:

— Похоже, тебе не удастся уйти на пенсию. Да и глупо так поступать в столь молодом возрасте.

— Судя по моему состоянию, особенно теперешнему, ты несколько заблуждаешься на этот счет.

— Прости меня. Пол. — Берни жалел о том, что все так получилось, но в то же самое время чувствовал себя счастливым. После разговора с Берманом он еще долго сидел у себя в кабинете, наслаждаясь покоем и тишиной. Он долгие годы работал на фирму «Вольф», но через две недели приедет человек, который заменит его, а он окажется совсем свободным и сможет открыть собственный магазин… Впрочем, сначала ему необходимо сделать кое-что другое. И когда настало время обеденного перерыва, он торопливо покинул кабинет и поехал домой.

Берни повернул ключ в замке и вошел внутрь. В доме стояла мертвая тишина, которая неизменно встречала его с тех пор, как умерла Лиз, причиняя ему невыносимую боль. Он все еще надеялся застать ее дома и увидеть ее веселое красивое лицо, когда она вдруг выйдет из кухни, поправляя пряди длинных светлых волос и вытирая руки о передник. Но нет, никого и ничего. И так уже два года. Все кончено, и прежние надежды никогда не сбудутся. Пришло время для новой жизни, новых мечтаний. Собравшись с силами, Берни затащил коробки сначала в прихожую, а потом в спальню. Он на минутку присел на кровать, но тут же встал. Необходимо сделать это, пока воспоминания не нахлынули на него, пока он не успел слишком глубоко вдохнуть аромат далекого прошлого.

Он не стал снимать платья с вешалок, а просто пачками доставал их из шкафа, как поступают кладовщики в магазинах, и укладывал их в коробки вместе со свитерами, сумками и обувью. Он оставил только два ее платья: свадебное и вечернее для выходов в оперу, решив, что Джейн захочет их сохранить. Час спустя в прихожей уже стояли шесть огромных коробок с вещами. Ему потребовалось еще полчаса, чтобы вынести их на улицу и загрузить в машину, а затем он в последний раз переступил порог дома. Его придется продать, потому что без Лиз он перестал что-либо значить для него. Дом потерял былое очарование, ведь основой его было присутствие Лиз…

Берни осторожно закрыл дверцы шкафа, в котором теперь висели лишь два платья, упакованные в полиэтиленовые чехлы из «Вольфа». Шкаф опустел. Ей больше не понадобятся никакие вещи. Она будет жить в уголке его сердца, и там он всегда сможет отыскать ее образ. Бросив последний взгляд на погруженный в тишину дом, Берни отправился к дверям и вышел на залитую солнечным светом улицу.

Магазин подержанной одежды, куда Лиз в свое время сдавала вещи, которые уже не могли пригодиться Джейн, находился неподалеку. Лиз считала, что нехорошо выбрасывать вещи, которые вполне еще могут послужить кому-нибудь другому. Женщина, стоявшая за прилавком, оказалась приветливой и разговорчивой. Она долго пыталась уговорить Берни принять деньги за столь «щедрый дар», но он отказался и, печально улыбнувшись ей, вышел на улицу, сел в машину и не спеша поехал обратно на работу.

Поднимаясь на эскалаторе на пятый этаж, он вдруг осознал, что его отношение к магазину «Вольф» изменилось. Ведь он принадлежит не ему, а другим людям. Полу Берману и членам правления из Нью-Йорка. Он знал, что ему будет нелегко насовсем уйти отсюда, и в то же время понимал, что готов сделать этот шаг.


Глава 43 | Все только хорошее | Глава 45



Loading...