home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16

Мальчики прибыли спустя два дня, в среду около полудня. Билл поехал встречать их в аэропорт и предложил Адриане присоединиться, но она не хотела мешать, ведь ребята не виделись с отцом с пасхальных каникул. Кроме того, у нее все равно был назначен в этот день визит к врачу. Доктор надел ей стетоскоп, и она услышала, как у малыша бьется сердце. Первые громкие удары, которые она услышала, были ее собственные — это кровь нагнеталась в плаценту, питающую малютку. Но за ними можно было явственно различить тихое и гораздо более частое «тук-тук-тук» сердечка ребенка. Адриана слушала с изумлением и со слезами на глазах.

— По-моему, все замечательно, — подвел итог доктор. — Давление хорошее, вес в норме. Вас что-нибудь беспокоит?

Адриана последний раз была у него месяц назад, как раз перед тем, как Стивен все вывез из квартиры и подал на развод.

— Да вроде нет, — тихо сказала она. — Я чувствую себя прекрасно.

Она не преувеличивала. Самочувствие в самом деле все время было хорошее, за исключением дней, когда приходилось очень много работать — тогда давала себя знать усталость.

— Как муж? — поинтересовался доктор, пока мыл руки. Он понятия не имел, что случилось за прошедший месяц, да и Адриана ничего ему не сказала. Она стыдилась и все еще чувствовала себя неудачницей, даже на работе никто не знал, кроме Зелды, которая дала слово, что не проболтается. Зелда считала, что скрывать глупо и стыдно должно быть Стивену. Но Адриана все равно продолжала делать вид, что у нее с мужей все хорошо, и утверждала, что он много ездит по командировкам. То же самое она говорила по телефону своей матери, и ни одному человеку, опять же кроме Зелды, не обмолвилась, что ждет ребенка.

— Муж в порядке, — сказала Адриана простодушно. — Он сейчас в отъезде..

Она встала с кушетки и оправила платье. Врачу теперь оставалось лишь ежемесячно проверять ее вес, давление и слушать сердце ребенка, которое во время прошлого посещения еще не прослушивалось.

— Вы этим летом куда-нибудь собираетесь? — балагурил доктор, и Адриане стало неловко, что она сказала ему неправду относительно Стивена.

— Да, через несколько дней едем на озеро Тахо, в кемпинг.

— Прекрасно. Только не увлекайтесь высотой. И если поедете туда на машине, каждые пару часов делайте остановку, чтобы размять ноги. Вы почувствуете себя лучше.

Потом Адриана вернулась на работу, где, как всегда, дел было невпроворот. От Билла сведений не поступало, но она предположила, что мальчики прибыли благополучно. Он позвонил ей в редакцию поздно вечером, перед одиннадцатичасовым выпуском «Новостей». Ребятишки наконец улеглись, и голос у Билла был усталый, но счастливый.

— По дому как ураган пронесся, — пошутил он. Было ясно, что ему это совсем не в тягость.

— Представляю, как они обрадовались, что прилетели к папе.

— Ну уж наверное. Во всяком случае, я точно счастлив. Завтра привезу их на работу ненадолго. Адаму на телевидении ужасно нравится, он говорит, что хочет стать режиссером, когда вырастет. Мы можем к тебе зайти на минутку или, если найдешь время, пригласим тебя на ланч. Ребята хотят с тобой познакомиться.

— Мне тоже не терпится встретиться с ними. Адриана улыбалась, в то же время ощущая некоторое беспокойство. Сыновья были слишком важны для Билла, Адриана боялась, что может им не понравиться. Правда, ее не связывали с Биллом глубокие чувства, но он ей очень нравился, и эта симпатия, несомненно, была взаимной. Адриана предполагала, что она может перерасти в серьезную дружбу, если не в нечто большее. Намеки на это уже имелись, однако ее ситуация сдерживала обоих. В жизни Адрианы за последнее время слишком многое произошло, было так много переживаний, и она не была готова связать себя с этим мужчиной, хотя чувствовала, что все больше привыкает к нему, а порой замечала, что даже тоскует.

— Так как договоримся: ты придешь к нам после эфира или мы забежим к тебе? — спросил Билл. Он сказал об Адриане сыновьям, которые нисколько не удивились. Билл и раньше их знакомил с разными своими подругами. Мальчики обычно высказывали свое мнение о них, пару раз знакомые ездили с ними на экскурсии. Трудно было им объяснить, что в этот раз все обстоит по-другому, что эту женщину он уважает, а может быть, и любит.

— Я сама зайду. Хочу заодно посмотреть, как развиваются события в сериале. Что поделывает героиня, ждущая внебрачного ребенка?

— Пьет горькую, само собой. Все хотят знать, от кого она забеременела. Мы никогда не получали столько писем. Удивительно, как интригует зрителей вопрос отцовства, А может, главное тут — дети?

Он снова задел Адриану за живое. Она огорчилась. Ведь для нее самой отцовство было предметом очень большого беспокойства. Адриана вздохнула — пора было идти в контрольную кабину.

— До завтра. Передай им от меня привет.

— Обязательно, — сказал Билл, придав своему голосу теплоту, которая предназначалась для нее. Она это поняла и улыбнулась.

По пути ей повстречалась Зелда.

— Как дела?

Вопрос был общим. Зелда порой проявляла участие, спрашивала, нет ли известий от Стивена, но обе были так заняты, что редко имели возможность поговорить.

— Все о'кей, — улыбнулась ей Адриана.

— Я на днях видела тебя с Биллом Тигпеном. В Зелде заговорило любопытство. Она знала, кто он такой, каким успехом пользуется его сериал, и задавалась вопросом, не скрываются ли за этим знакомством более близкие отношения. Ей все же казалось, что Адриана еще питает какие-то иллюзии по поводу Стивена.

— Это серьезно? — прямо спросила Зелда. Адриану, похоже, задела ее беспардонность.

— Да. Замечательная дружба, — ответила она и поспешила в кабину.

В полночь Адриана вернулась домой и тут же легла. Она слишком устала — даже думать не могла, а перед отъездом предстояло еще столько дел.

На следующий день она пришла к Биллу в студию перед самым эфиром и с волнением наблюдала, как Хелен, говоря о своем будущем ребенке, рыдает. Ее стала шантажировать одна женщина, которая утверждала, что якобы знает, кто является отцом. Хелен горевала по погибшей сестре, а к тому же начался суд над ее супругом.

Понятно было, почему сериал так привлекал зрителей. Все в нем было абсурдно, преувеличено, но ровно настолько, насколько это происходит в реальной жизни, со всеми ее причудами, неожиданными поворотами и катастрофами. «Люди действительно убивают, обманывают друг друга, теряют работу и рожают детей. Только в сериале немножко больше мелодрамы», — размышляла Адриана.

Тихонько войдя в студию, она заметила двух мальчиков, стоявших рядом с Биллом. Они с восторгом наблюдали за актерами. Адам для своего возраста казался высоким, у него были светлые волосы и большие голубые глаза. Одет он был в футболку, джинсы и высокие кроссовки. На Томми была ковбойка и ковбойские брюки, лицо было серьезным, как у отца, когда тот о чем-то сосредоточенно думал. Их можно было бы принять за близнецов, если бы один не был значительно выше другого. Одного взгляда на Томми было достаточно, чтобы захотеть обнять его, У мальчика были курчавые каштановые волосы и громадные голубые глаза. Он первым заметил Адриану и с любопытством уставился на нее, вместо того чтобы следить за действием. Адриана улыбнулась и помахала ему. Томми тоже улыбнулся, потянул отца за рукав и что-то шепнул. Билл обернулся и увидел Адриану. Он подошел и представил ей ребят, только когда наступила короткая рекламная пауза. Адам с серьезным видом пожал ей руку, Томми расплылся в улыбке и спросил, она ли поедет с ними на озеро Тахо. Адриана только успела сказать «да», а потом обнаружила, что все оставшееся время, наблюдая за серией, гладила его по голове, что, впрочем, не вызвало с его стороны возражений.

— Пап, мне понравилось, — оценил серию Адам, после того как она закончилась. Билл познакомил его с актерами, которых Адам еще не знал. Адриану тронуло, как Билл гордится сыновьями. Несомненно, он был замечательным отцом.

Томми полез на одну из камер. Адриана заметила, что он украдкой все поглядывает на нее. В конце концов они все пошли на ланч. Уплетая сандвич, Томми в упор посмотрел на Адриану и спросил:

— А вы давно знаете моего папу?

Адам нахмурился:

— Томми, перестань! Невежливо приставать к взрослым с вопросами!

— Да нет, ничего, — улыбнулась Адриана и попыталась вспомнить. Все зависело, от чего считать: от первой встречи в супермаркете или с момента, когда они подружились. Адриана подумала и решила назвать первый срок, так получалось немного дольше. — По-моему, пару месяцев. Что-то в этом роде.

— И часто с ним встречаетесь? — продолжал расспросы Томми.

Адам шикнул на него. Адриана же спокойно ответила:

— Иногда. Мы дружим.

Томми заметил у нее на — левой руке кольцо и уставился на него:

— Вы замужем?

Наступила долгая-долгая пауза. Адриана потупилась. Она хотела быть с ними честной, но это оказалось совсем нелегко.

— Да, — сказала она и потом поправилась: — Была.

Она все еще носила свое обручальное кольцо, просто не могла себя заставить его снять. Билл это тоже заметил, но в отличие от младшего сына не решался задавать на эту тему вопросы.

— Вы что, развелись? — на этот раз Адам подхватил тему, начатую братом.

— Еще нет, — тихо сказала Адриана, — но разведусь.

— Когда?

Эти невинные вопросы пронзали ей сердце, но она старалась этого не показывать.

— Может быть, на Рождество.

— А-а…

И снова Томми:

— А почему вы еще носите обручальное кольцо? У мамы похожее, только больше и с бриллиантом.

Кольцо Адрианы было простое и узкое, она всегда его любила.

— Наверное, красивое… А свое я ношу, потому что… не знаю, думаю, что просто привыкла к нему.

— А вам хочется развестись? — спросил Адам. Тут уж Билл решил вмешаться и снять ее с крючха.

— Эй, ребята, дайте леди передохнуть. Томми, смотри, что ты делаешь, ты же сейчас разольешь газировку!

Билл отобрал у Томми банку и виновато посмотрел на Адриану. Он не планировал этого допроса.

— Я думаю, нам следует извиниться перед Адрианой. Ее личная жизнь — это не наше дело.

— Извините.

Адам посмотрел на нее с раскаянием. Он в свои десять лет все понимал, но поддался на провокацию брата.

— Ничего. Иногда лучше спросить, чем просто гадать. Если бы я не хотела отвечать, то сказала бы.

Однако же она не ответила на вопрос о том, хочет ли разводиться. Это было слишком больно.

— А как насчет вас? — Адриана серьезно посмотрела на ребят. — Вы никогда не были женаты? Адам ухмыльнулся, а Томми загоготал,

— Ну, отвечайте, я вам все рассказала, теперь ваша очередь.

Она смотрела то на одного, то на другого. Мальчишки смеялись. Томми первый проговорился.

— Нет, но у Адама есть девчонка. Ее зовут Дженни.

— Не ври!

Раздосадованный Адам дал брату тычок.

— Я не вру! — защищал Томми достоверность своей информации. — Раньше у него была. Кэрол, но она его бросила.

Адриана рассмеялась и ласково посмотрела на Адама:

— Что ж, случается и такое.

Потом обратилась к Томми:

— Ну а ты нам что-нибудь расскажешь о своих девочках? Если хочешь со мной подружиться, надо быть откровенным.

Она применила к мальчикам тот же прием, что и они к ней, и еще чуть-чуть подтрунивала. Билл заметил, что Адриана с детьми ласкова, сердечна и честна, как и с ним. Он был, просто очарован ею и чувствовал, что влюбляется.

На протяжении всего ланча они разговаривали, и Адриане ужасно не хотелось с ними расставаться и возвращаться в офис. Она пригласила мальчиков к себе в редакцию, но не хотела, чтобы те смотрели выпуск «Новостей» — в нем было несколько слишком мрачных сюжетов. Адриана показала им, как работают редакторы, со всеми познакомила, включая Зелду, которая с интересом оглядела не только ребят, но и их папу и, как только они ушли, спросила Адриану:

— Это может перерасти во что-то серьезное?

— Вряд ли, — холодно ответила Адриана и добавила: — При данных обстоятельствах.

— Подумаешь… Попробуй-ка в наши дни найти девственницу!

Адриана рассмеялась. Конечно, такая точка зрения имела право на существование.

— Ладно, я воспользуюсь твоим аргументом в случае чего.

Дружбу с Биллом Тигпеном Адриана рассматривала совсем с других позиций. Он ей очень нравился и, пожалуй, вызывал в ней влечение, но она никогда не считала это главным. Им. просто было хорошо друг с другом, их многое объединяло. Ей пришлись по душе его дети, а перспектива совместного путешествия просто вызывала восторг. Адриана думала, не оставить ли Стивену короткую записку с сообщением о своем местонахождении, но потом решила, что это смешно. Стивен даже не звонил ей и подал на развод; крайне малой была вероятность того, что он будет пытаться ее разыскать. А если бы он передумал и решил вернуться, то, конечно же, первым делом позвонил на работу. Поэтому она оставила информацию заведующему редакцией и Зелде, приложив список гостиниц, который ей дал Билл, хотя очень сомневалась, что кто-то надумает звонить.

Вернувшись за свой письменный стол, Адриана вспомнила вопросы, которые ей задавали Адам и Томми во время ланча, а затем погрузилась в работу и забыла обо всем остальном..

Билл с мальчиками снова зашел к ней на следующий день, чтобы спросить, есть ли у нее спальный мешок. У него их оказалось только три, и надо было знать, докупить ли четвертый.

— Ой, у меня действительно нет спальника, — сказала Адриана виновато.

Билл успокоил ее, что это не проблема, и велел взять в дорогу одно приличное платье для вечерних выходов и теплую куртку для ночевок на озере Тахо.

— Как, и это все? — пошутила Адриана. — Ничего больше?

— Совершенно верно, — улыбнулся Билл, чувствуя волнение только от того, что стоял, рядом с ней. Сохранять дистанцию становилось все труднее и труднее. — Ничего, кроме купального костюма и джинсов.

— Я тебе быстро надоем, если возьму такой минимум нарядов, — предупредила Адриана, но Билл покачал головой и, тепло посмотрев на нее, сказал:

— Вряд ли.

— А как насчет игр? Что вы, джентльмены, любите? Скрэббл? Бинго? Карты?

Она уже составила список того, что надо взять, чтобы развлекать в дороге попутчиков. Томми немедленно включил в него заказ на комиксы и водяной пистолет.

— Не выдумывайте! — строго отрезал Билл и отправился с ними делать последние покупки. Отъезд был намечен на следующее утро.

После вечернего выпуска «Новостей» Адриана заехала домой и собралась. Уезжая на полуночную передачу, она выставила свой багаж в прихожую. Странно смотрелись две ее небольшие сумки в пустой квартире, словно она тоже уезжала отсюда навсегда. Пустая квартира производила удручающее впечатление; Адриана время от времени думала купить себе кое-какую мебель, но все как-то не могла себя заставить это сделать. Оставалась надежда, что Стивен вернется и все привезет обратно, а если бы этого не случилось, то и так через пару месяцев предстояло съезжать с квартиры. Однако в любом случае хоть немного мебели не помешало бы. Просто у Адрианы не хватало времени и настроя на ее приобретение.

Билл позвонил сразу после выпуска «Новостей», и они пару минут поговорили о предстоящем путешествии. Похоже, он был не менее взволнован, чем Адриана, которая впервые за долгое время чувствовала себя по-настоящему счастливой. На протяжении последних двух месяцев все у нее складывалось очень трудно, за исключением моментов, проведенных с Биллом — они отличались от остального, как небо и земля.

— Я думаю, что мы выедем около восьми. Тогда к десяти доберемся до Санта-Барбары и сможем там до ланча еще покататься верхом. Ребята мечтают об этом.

Эта было как раз одно из немногих запретных для Адрианы в ее положении занятий. Она беспокоилась, не будет ли Билл разочарован.

— Наверное, я завтра просто отдохну, а вы, джентльмены, катайтесь.

— Адриана, ты что, не любишь лошадей? — удивился Билл. Он рассчитывал организовать суточный конный поход по окрестностям озера Тахо.

— Не особенно. Кроме того, я далеко не лучшая наездница.

— Мы тоже в этом не виртуозы. Ладно, посмотрим, как ты будешь себя завтра чувствовать. Заедем за тобой в восемь.

Билл не мог дождаться этого момента, и Адриана тоже. Дома, лежа в постели, она думала о предстоящей поездке и, проведя рукой по животу, убедилась, что он стал уже слегка выпуклым. В вертикальном положении это особенно чувствовалось. Некоторые из ее вещей становились тесны. Адриана задавалась вопросом, когда изменение ее фигуры начнут замечать посторонние. «Тогда все для меня изменится, — размышляла она. — В том числе и мои отношения с Биллом. Он, конечно же, не захочет со мной никуда ходить, когда станет заметно, что я беременна».

Пока же она могла радоваться его компании и маскировать беременность свободными футболками и свитерами поверх джинсов.

Они заехали за ней в восемь пятнадцать. Адриана уже была готова. Билл взял обе ее сумки, а она несла только небольшую сумочку с косметикой, туалетными принадлежностями, бутербродами для всех и играми, которые купила для детей.

Здороваясь, Билл, радостный и непринужденный, наклонился к Адриане — видно, хотел ее поцеловать, но опомнился, смутившись, оглянулся на сыновей и выпрямился.

На время путешествия Билл арендовал пикап, вся задняя часть которого была загружена спальными мешками, снаряжением и чемоданами.

— Все готовы? — спросил он, повернув сияющее лицо сначала к Адриане, сидевшей рядом, а потом назад, к мальчикам.

— Готовы! — ответили они хором.

— Прекрасно! Тогда — в путь!

И они покатили по шоссе на север. Адам, надев наушники, слушал плейер, Томми, что-то мурлыкая себе под нос, играл в солдатиков. Билл с Адрианой свободно болтали. Все было очень похоже на обычную летнюю семейную вылазку. Подумав об этом, Адриана рассмеялась. Билл взглянул на нее: смеющаяся, с большим голубым бантом на голове, в бледно-голубой футболке и старых джинсах, она сама была похожа на ребенка.

— Что тебя так рассмешило?

— Ничего. Мне это ужасно нравится. Я себя чувствую так, словно исполняю роль в комедии.

— Это лучше, чем роль в «мыльной опере», — ухмыльнулся Билл. — Там тебе пришлось бы иметь мужа-пьяницу, гулящую дочь и сына, скрывающего гомосексуальные наклонности, а может даже, забеременеть от другого мужчины или страдать неизлечимой болезнью.

Он перечислял возможные варианты, и хотя некоторые из них были более правдоподобными, чем он думал, Адриана все же не переставала улыбаться.

— Да, в комедии гораздо лучше.

— Конечно, без сомнения.

Билл включил радио, и они спокойно доехали до Санта-Барбары, а в десять тридцать сделали остановку на ранчо Сан-Исидоро. Их ждал очаровательный коттедж с двумя спальнями, двумя ванными комнатами и уютной гостиной с камином — прямо-таки идеальное место для медового месяца. Билл отвел Адриане лучшую из спален, а в другой, как и обещал, разместился с мальчиками.

— Послушай, мне неловко, — сказала Адриана виновато. Ей было стыдно одной занимать лучшую комнату. — Я могла бы спать на диване.

— Ну конечно. Или на полу. Но у тебя еще будет такая возможность в Сан-Франциско.

Адриана засмеялась и помогла Адаму и Томми разместить их пожитки. Спустя несколько минут ребята с отцом пошли узнавать насчет проката лошадей, а она попросилась остаться, чтобы распаковать и разложить вещи — им предстояло прожить в Сан-Исидоро два дня. Когда наездники вернулись, все было. аккуратно прибрано.

— У тебя это очень хорошо получилось, — с улыбкой похвалил Билл.

— Спасибо. Как покатались?

— Великолепно. Надо было и тебе пойти с нами. Лошади такие смирные, на них можно ездить с закрытыми глазами.

«Да, — добавила про себя Адриана, — но только не с ребенком в животе». А вслух отказала:

— Может, в следующий раз.

Билл понял, что ездить верхом ей не хочется, и не настаивал. После ланча все отправились к бассейну, загорать и купаться. Через некоторое время мальчики стали канючить, что им скучно, поэтому Билл организовал теннисный матч. Все четверо были плохими теннисистами, а вдобавок так много смеялись, что вообще не могли играть, В результате выиграли Адриана и Томми, и только потому, что Адам с Биллом оказались еще слабее своих соперников.

Ужинали в столовой ранчо, потом вернулись в коттедж. Ребята приняли, душ, посмотрели телевизор, и в девять вечера Билл отправил их спать, строго запретив болтать в постели. Но свои призывы ему пришлось повторять вплоть до одиннадцати. Мальчуганы шептались, играли, Томми явился в слезах с жалобой, что не может найти своего потрепанного зайчика, с которым он всегда спал. Оказалось, что Адам спрятал его под кровать. Когда дети наконец заснули, Билл, усталый, но счастливый, сел с Адрианой в гостиной у камина, и они стали тихо разговаривать.

— Они такие милые, — сказала Адриана. Ей действительно нравилось, как Билл обращается с сыновьями, проявляя больше доброты, чем твердости, и еще много здравомыслия и любви.

— Да, особенно когда спят, — согласился Билл. В ответ он хотел сказать комплимент Адриане, но не решился, Кто-то из ребят мог не спать и подслушивать. — Ты уверена, что за эти две недели с ними не свихнешься?

— Уверена и даже знаю, что мне будет ужасно одиноко, когда я снова вернусь домой.

— Мне тоже, когда они улетят, — задумчиво сказал Билл. — Это жестоко. Это всегда как напоминание о тех плохих временах, когда я впервые сюда приехал после того, как Лесли ушла от меня. Но теперь я, по крайней мере, очень занят сериалом и быстро опять привыкаю к одиночеству.

«А в этом году мне, может, повезет, и я буду занят с ней?» — думал Билл. Он надеялся, что так случится, но не был уверен в том, чего хотела Адриана: дистанции или близости, дружбы или романа, или и того и другого. Он был крайне осторожен, чтобы ее не потерять. Адриана очень редко вспоминала в разговорах о своем муже, но Билл знал, что Стивен еще в значительной степени занимает ее мысли, об этом свидетельствовали некоторые высказывания. Адам очень правильно задал вопрос насчет обручального кольца. Действительно, почему она его носит?

— У меня не хватает слов благодарности за то, что ты взял меня в эту поездку.

— Ладно, ладно. Ты еще меня возненавидишь раньше, чем она кончится, — улыбнулся Билл. Но оба знали, что этого не случится: ребята были замечательные.

— Может, у тебя есть и для меня какие-то особые поручения? В чем тебе помочь?

— Ты сама поймешь.

— Я мало знаю о детях, — сказала она задумчиво.

— Они научат тебя всему, что надо. Я думаю, что главное для них, — Билл откинулся на спинку дивана, — это честность. Дети ее очень ценят. Большинство детей уважают в людях прямоту.

— Я тоже.

Именно это ей в нем понравилось с самого начала.

— Мне это в тебе тоже нравится, Адриана, — сказал Билл мягко и тихо, чтобы не разбудить детей. — Как и многое другое.

Адриана помолчала, а потом серьезно произнесла:

— Наверное, в последние несколько недель со мной было тяжело общаться. Моя жизнь словно повисла в воздухе.

— Да нет, ты, по-моему, переносила все очень стойко. Развод, если сам его не желаешь, — вещь очень болезненная. Но иногда, как мне кажется, в нем есть свой резон. Может, тебя ждет что-то лучшее… может, обстоятельства сложатся так, что ты будешь счастливее, чем в браке со Стивеном.

Трудно было себе это представить. Конечно, их жизнь не была сплошным раем, но Адриана никогда не преуменьшала того, что они имели. Просто казалось, что это правильно и навсегда.

— А что сказали твои родители по поводу его ухода?

Билл представлял, как это должно было шокировать чинных бостонцев.

Адриана замешкалась, а потом улыбнулась. Она была явно слегка смущена:

— Я им не сказала.

— Серьезно? Адриана кивнула.

— Почему?

— Не хотела их расстраивать. Я подумала, что, если он вернется, избавлю себя от лишних объяснений.

— И ты еще думаешь, что он вернется?

Сердце у Билла екнуло, когда он задавал этот вопрос.

Адриана покачала головой, не в силах объяснить всю сложность ситуации. Она даже скорее не хотела, чем была не в силах — не хотела говорить ему, что беременна.

— Нет, но существуют некоторые сложности, которые очень затрудняют объяснение родителям всей этой истории.

«Может, он голубой?» — подумал Билл. Такую вероятность он даже не принимал во внимание, а она бы многое объясняла. Билл решил больше не беспокоить Адриану расспросами, тем паче, что она не проявляла особого желания распространяться на эту тему.

Они .еще немного поболтали, а потом пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись по своим комнатам. Адриана не закрыла дверь на ключ, не считая это нужным, потому что доверяла Биллу. Спала она спокойно и крепко и проснулась, когда утром мальчики включили в гостиной телевизор. Было восемь. Через некоторое время, умытая, свежая, в джинсах, розовой футболке и розовых теннисках, она, вышла к своим «джентльменам». Оказалось, что Билл уже заказал завтрак.

— Блинчики и колбаски устроят? — спросил он, глядя поверх газеты. Адриана вздохнула:

— Конечно. Только боюсь, что, пока мы доберемся до озера Тахо, я растолстею до размеров дома.

Билл уже знал, что она любит поесть, и восхищался ее способностью при этом не толстеть.

— Сядешь на диету, когда вернемся. И я с тобой.

Себе Билл заказал яичницу с колбасой, тост, апельсиновый сок и кофе. Мальчики жадно поглощали блинчики. После завтрака мужчины немного покатались верхом, а потом все отправились на прогулку по Санта-Барбаре. Адриана купила Адаму и Томми змея, и запускать его поехали на пляж. Вернулись к ужину счастливые, овеянные свежим морским ветром. В этот вечер мальчики, усталые, валились с ног уже в начале восьмого. Адриана заставила их принять ванну, они ворчали, но Билл поддержал это разумное мероприятие.

— Зачем в каникулы мыться?! — возмутился Томми.

— Чтобы быть чистым! — категорическим тоном ответила Адриана.

Но в постель дети легли уже умиротворенные, и Адриана рассказала им длинную-предлинную сказку, которую помнила еще с детства: о мальчике, переплывшем океан и открывшем волшебный остров. Эту сказку рассказывал ей отец, Адриана лишь несколько приукрасила ее. Она закончила, и оба сорванца тут же уснули.

— Что ты такого сделала? Дала им снотворное? Я никогда не видел, чтобы они так отключались! — сказал Билл с восхищением.

— Я думаю, тут помогли змей, и пляж, и ванна, и обильный ужин. У меня тоже глаза слипаются, — засмеялась Адриана.

Билл налил себе и ей по бокалу вина. День действительно получился замечательный. Теперь они сидели на диване и говорилен о детях.

— Ты всегда любил детей? — спросила Адриана.

— Да нет, — рассмеялся Билл. — Когда я впервые узнал, что Лесли беременна, я ужасно испугался. Я понятия не имел, что такое малыш и с чем его едят. Адриана улыбнулась. Со Стивеном была та же история, но, в отличие от Билла, он струсил, убежал. Она все еще была убеждена, что Стивен в конце концов обнаружил бы, что это совсем не так плохо… если бы хотел попытаться… ведь было еще не поздно…

— Ты хорошо общаешься с детьми, Адриана. Тебе когда-нибудь надо завести своих. Из тебя получится замечательная мать.

— Откуда ты знаешь? — спросила Адриана с беспокойством. — А если не получится?

В последнее время ее сильно волновал этот вопрос.

— Гарантий никто не даст. Надо просто стараться. Что еще можно сделать?

— Все-таки боязно…

Билл кивнул в знак согласия.

— Но так обстоит дело со всем в жизни. Как ты могла знать, что будешь успешно работать в «Новостях», или хорошо учиться в колледже, или что будешь хорошей женой? Ты попробовала. Никак иначе этого выяснить нельзя.

— Да, — печально улыбнулась Адриана. — И, к сожалению, не преуспела в этом.

— Перестань. По-моему, это он виноват в случившемся, а не ты. Он же тебя бросил, а не наоборот.

— У него были свои причины.

— Возможно. Но для тебя это по крайней мере была школа. Нельзя теперь до конца жизни себя упрекать.

— А ты не упрекаешь себя? — прямо спросила Адриана. — Разве ты не чувствуешь себя в какой-то степени ответственным за распад вашего брака?

— Конечно, чувствую, — честно признался Билл. — Но я знаю, что вина не целиком была моя. Я работал слишком тяжело и не уделял должного внимания жене, но я любил Лесли, и был хорошим мужем, и никогда бы ее не бросил. Таким образом, я виноват только отчасти. И сейчас осуждаю себя гораздо меньше, чем поначалу.

— Что ж, это обнадеживает. А я все еще чувствую себя жутко виноватой… — Адриана замешкалась, но потом решилась и добавила: — …и еще полной неудачницей.

— Вот это зря. Ты просто должна сказать себе, что в этот раз не получилось. В следующий будет лучше, — сказал он уверенно. Адриана рассмеялась:

— Ох, «в следующий раз». А откуда ты знаешь, что он будет, этот «следующий раз»? Я не такая дура… или не такая храбрая!

«Да и кому я буду нужна, с ребенком-то?» — добавила она про себя. Адриана по-прежнему видела себя в будущем только со Стивеном.

Ее слова вызвали у Билла неистовый хохот:

— Ты это серьезно? Ты в самом деле так думаешь? В тридцать один год хочешь поставить на себе крест? Ничего глупее никогда не слышал.

Тем более что говорила это женщина с такой внешностью, таким умом и воспитанием. По мнению Билла, любой мужчина счел бы за счастье связать с ней свою судьбу, да он и сам бы от этого не отказался.

— Да, но ты-то сам второй раз не женился.

Адриана пристально посмотрела на Билла. Он улыбнулся:

— Ты права. Но я не мог найти подходящую женщину.

— Почему?

— Пугался. Был слишком занят. Ленился. Был не в настроении. Много причин. К тому же, когда развелся, я был старше тебя. У меня уже было двое детей, и я знал, что больше иметь не хочу. Это лишало меня части стимулов к женитьбе.

— А почему ты решил больше не иметь детей?

— Потому что не хочу их снова терять, — сказал Билл с грустью. — Хватит и одного раза. У меня каждый раз сердце разрывается, когда провожаю их обратно в Нью-Йорк. Я не хотел бы опять рисковать.

Адриана с пониманием и сочувствием кивнула:

— Тяжело тебе, наверное.

— Да. Даже тяжелее, чем ты думаешь. Билл ласково улыбнулся, и Адриана ощутила сильное желание сказать ему, что ждет ребенка.

— Жизнь иногда сложнее, чем кажется, — загадочно сказала она.

— Несомненно.

Билл задумался, а что она имеет в виду, но не хотел быть настырным. Он чувствовал, что в истории со Стивеном произошло еще что-то, о чем она не хочет говорить: другая женщина, другой мужчина, какая-то сердечная рана или глубокое разочарование.

В тот вечер они долго беседовали, сидя рядом и глядя на огонь. Ночь выдалась прохладная, Билл рано разжег камин и все время топил его. Дети спали как убитые. Адриана и Билл устали за день, но, похоже, никак не хотели расставаться, все говорили и говорили на множество тем, обменивались впечатлениями, опытом, мнениями… Постепенно, незаметно для себя, Билл стал придвигаться к Адриане. Этим как бы выражалось его отношение к ней. Адриана не протестовала. Вдруг, около полуночи, он посмотрел на нее и не смог вспомнить, о чем только что говорил. Все его мысли сосредоточились на стремлении обладать ею. Он совершенно безотчетно протянул к ней руки, ласково коснулся ладонями ее лица и, шепотом произнося ее имя, поцеловал. Адриана не была к этому готова, но не оттолкнула Билла, не отпрянула, а ответила поцелуем на поцелуй и, оказавшись в его объятиях, внезапно ощутила желание близости с ним. Потом наконец отстранилась и глухо произнесла:

— Билл… не надо…

— Извини, — сказал он, но вины за собой не чувствовал; он никогда в жизни не был так счастлив, никогда не испытывал столь сильного влечения, никогда никого так не любил, как ее. Любовь к Адриане заполнила всю пустоту и тоску последних семи лет его жизни и воплощала мудрость и нежность, накопленные им к сорока годам.

— Извини, Адриана… Я не хотел тебя огорчить…

Она медленно встала и ушла в другой конец комнаты, словно хотела таким образом уберечь себя от какого-нибудь безумного поступка.

— Ты не огорчил меня…

Адриана повернулась и полным сожаления взглядом посмотрела на Билла.

— …Просто… Я не могу этого объяснить… Я не хочу причинить тебе боль.

— Мне? — удивился Билл. — Каким образом ты могла причинить мне боль?

Он подошел к ней и взял ее ладони в свои, гладя в голубые глаза, которые уже так трепетно любил.

— Поверь мне на слово. Я теперь ничего не могла бы тебе дать, кроме головной боли. Билл улыбнулся:

— Для меня даже это звучит привлекательно. Он хотел снова поцеловать ее, но сдержался.

— Я серьезно, — сказала Адриана. Впрочем, ее вид подтверждал, что она не шутит. Она была чуть-чуть серьезнее, чем думал Билл, и не хотела ни на кого перекладывать ответственность за своего ребенка. Раз Стивен его не хотел, она считала, что не вправе никого им отягощать, тем более Билла, у которого была своя жизнь и достаточно много забот с собственными детьми. К тому же он ведь сказал, что больше иметь их не хочет. Это была ее проблема и больше ничья.

— Я тоже не шучу, Адриана. Я не хотел быть назойливым, потому что знаю — развод это тяжелый удар.

И, не отрывая от нее взгляда, в котором были все его чувства, он шепотом произнес:

— Адриана… Я тебя люблю. Я знаю, что это звучит безумно, и мы так недавно познакомились, но это правда. Я не собираюсь настаивать; если ты считаешь, что сейчас не время, я подожду… только не отвергай меня, пожалуйста.

Высказав то, что было у него на душе, Билл уже не смог удержаться от второго поцелуя. Адриана сначала попыталась оказать сопротивление, но длилось оно всего мгновение, и она снова растаяла в его объятиях, чувствуя, что тоже влюбилась. «Но так нельзя, — подумала она. — Это нечестно».

Когда кончился бесконечно долгий поцелуй, Адриана едва перевела дух. Глаза ее выражали беспокойство. Билл улыбнулся и дотронулся кончиками пальцев до ее губ:

— Я большой мальчик и умею владеть собой. Не бойся, я не огорчусь и подожду, пока у тебя не закончатся перипетии со Стивеном.

— Но по отношению к тебе это несправедливо.

— Пустяки. Хуже было бы закрывать глаза на случившееся. Нас тянуло друг к другу как магнитом с самой первой встречи. Можешь называть это роком, судьбой — чем угодно. Но, по-моему, так было предначертано. И я не хочу это терять. Всему свое время, я не тороплю тебя. Я буду ждать. Всю жизнь, если потребуется.

Его слова глубоко тронули Адриану. Она была согласна, с Биллом, но для нее очень важным обстоятельством являлся ребенок. Стивену, если бы он передумал, надо было бы предоставить шанс на возвращение и, конечно же, посвятить всю любовь и энергию малышу. Адриана считала, что нехорошо входить в жизнь Билла беременной от прежнего мужа. «Это бы сильно напоминало сценарий его сериала», — подумала она и только вздохнула, не зная, как Биллу все объяснить. Он же продолжал:

— Обещаю, что ничего не буду форсировать. Я даже за всю поездку тебя больше ни разу не поцелую, если ты этого не хочешь. Мне хочется просто быть с тобой и все больше и больше тебя узнавать.

— Ох, Билл! — вздохнула Адриана, снова погружаясь в его объятия. Она была готова не покидать их никогда, Билл ее во всем устраивал, кроме того, что не был ее мужем и отцом ее ребенка. — Я не знаю что и сказать.

— Ничего и не надо говорить. Просто будь терпелива сама с собой и со мной. И оставь это на откуп времени, а потом будет видно. Может, мы обнаружим, что из этого ничего не получится. Но, по крайней мере, не отказывайся от шанса, о'кей?

Он с надеждой поглядел на задумавшуюся Адриану и добавил:

— Пожалуйста…

— Но ты не знаешь… ты еще столького обо мне не знаешь…

— Да что же я такого страшного не знаю? Что ты изменяла мужу? Какие такие ужасные секреты ты от меня скрываешь?

Билл подтрунивал над ней, чтобы разрядить обстановку, и Адриана улыбнулась. Это, конечно, был не страшный секрет, но и не пустячный.

— Никогда не поверю, что в твоем прошлом или даже настоящем можно обнаружить что-то такое, что бы изменило мои чувства к тебе.

Адриана чуть не рассмеялась, вспомнив, как Стивена шокировало сообщение о будущем ребенке. Но перед ней стоял не Стивен, а Билл, и она была почти уверена, что он действительно любит ее. Однако предлагать себя беременной в качестве спутницы жизни Адриана не решилась бы никому, даже Биллу.

— Послушай давай не будем пороть горячку, отдохнем, насладимся отпуском, а когда вернемся, все спокойно продумаем и обговорим. Согласна?

Билл пожал Адриане руку и с трудом поборол в себе желание еще раз поцеловать ее.

Адриана покачала головой и улыбнулась:

— Придется согласиться.

На самом деле она радовалась. Был момент, когда она чуть не решила вернуться в Лос-Анджелес, чтобы унять свое собственное влечение к Биллу, но теперь отказалась от этого намерения.

— Смотри, договор дороже денег! — Билл погрозил ей пальцем и шепотом добавил, гася в комнате свет; — Для меня все, правда, очень серьезно.

Через несколько минут они легли. Каждый думал о своем, но общим было воспоминание о страсти, которой они чуть не дали волю. И Билл, и Адриана знали теперь о ее присутствии, понимали, что, как бы ее ни контролировать, все равно, рано или поздно, придется иметь с ней дело.


Глава 15 | Голос сердца | Глава 17



Loading...