home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

Билл с сыновьями заехал за Адрианой на следующий день. В руках у них были цветы, воздушные шарики и большой транспарант «СПАСИБО!», который Томми захотел нести лично.

Адриана была еще слаба, и они поехали прямо в гостиницу, чтобы она могла отдохнуть. Там Билл усадил ее в шезлонг на террасе, обложив подушками. Адриану впечатляли их апартаменты, и она по секрету призналась Биллу, что предпочитает их кемпингу. Тот в ответ рассмеялся и сказал, что некоторые готовы идти на любые ухищрения, лишь бы не спать в палатке, и с ней именно такой случай: за один день она умудрилась чуть не погибнуть, спасти Томми и рассекретить факт своей беременности.

Ланч заказали в номер, а потом Билл отправился с мальчиками удить рыбу. Улов — три штуки — отдали гостиничным поварам для разделки и приготовления. Такой выход был наилучшим.

— Мне нравится так «кемпинговать», — заявила Адриана, когда наконец были принесены подносы с рыбой в нежном лимонно-масляном соусе. Билл и мальчики не сомневались, что это именно их рыбины, одна лишь Адриана имела на этот счет подозрения. После ужина смотрели по телевизору старые фильмы и рано легли спать. Всю ночь Адриана просыпалась от шорохов в своей комнате — это Билл проверял, все ли у нее в порядке, и интересовался, не надо ли чего. Утром за завтраком Адриана поблагодарила его за заботу.

— Не беспокойся так за меня. Я себя хорошо чувствую.

— Я просто хотел убедиться. Ты же только вчера выписалась из больницы.

Он был как заботливая курочка, но Адриане это очень нравилось.

— Я себя чувствую прекрасно.

Но, наблюдая за ней, Билл не замечал в ее движениях прежней энергии, она также не проявляла желания куда-либо выходить. Лишь спустя четыре дня она стала похожа сама на себя, но уже пора было возвращаться домой. Напоследок они много и с удовольствием гуляли вокруг озера, стараясь держаться подальше от реки и стремнин. Мальчики больше не приставали с катанием на плотах. Хорошей компенсацией для них стало посещение национального парка «Шугар Пайн Пойнт» и, конечно же, поездка в Скво-Вэлли. Это было замечательно и очень сдружило Адриану с Адамом и Томми. Казалось, они были знакомы всегда. Из гостиницы звонили Лесли в Нью-Йорк, рассказали ей о происшествии с Томми и героизме Адрианы. Лесли расплакалась, представив, что могло случиться, попросила к телефону Адриану и очень тепло ее поблагодарила.

— Судя по голосу, она милая особа, — сказала потом Адриана Биллу. — И, похоже, по-прежнему питает к тебе симпатию.

— Да, наверное. Я к ней тоже хорошо отношусь, хотя порой мы ругаемся из-за ребят. А муж у нее придурок. Он считает, что Калифорния мало цивилизованна и бескультурна, и примерно того же мнения обо мне, из-за моего сериала. Однако не думаю, что Лесли дает ему особенно распространяться на этот счет. По крайней мере ребята так говорят. Но, конечно, двое других детей воспитываются как положено. Девочкам четыре и пять лет, и он отдал их обучаться игре на фортепиано и на виолончели. По-моему, рановато, а ты как считаешь?

— Я с тобой согласна, — улыбнулась Адриана. — И все же Лесли со мной была очень любезна.

— Я думаю, она искала кого-то совершенно другого, чем я… каким был тогда… Ей нужен был домосед, подкаблучник, не такой энергичный и преданный работе, как я. И она нашла.

— Жаль, — простодушно заметила Адриана и рассмеялась: — Я хотела сказать, что мне больше подходит твой характер.

— Спасибо, — сказал он и, наклонившись, поцеловал ее, а краем глаза заметил, что Томми в другом углу комнаты хихикнул.

В последние дни Билла мучил вопрос, который он решился наконец задать Адриане:

— Послушай, а что будет, когда мы вернемся? Что будет с нами?

— Не знаю.

Она посмотрела ему в глаза. Ей самой хотелось бы это знать.

— А чего бы ты хотел?

Адриана догадывалась, но лучше получить подтверждение. И еще нужно было решить, как поступить со Стивеном, если он вдруг объявится. Нечестно было бы связывать себя близкими отношениями с кем-либо, сохраняя при этом намерение в случае возвращения Стивена продолжить с ним супружескую жизнь. Она чувствовала обязательства перед ним и ребенком. Но, с другой стороны, невозможно было ждать его до бесконечности. Пока Стивен даже не говорил с ней и всем своим поведением показывал, что покинул ее окончательно — в этом случае надо было устраивать свою жизнь.

— Чего бы я хотел?..

Билл минутку подумал, а потом улыбнулся:

— Я бы хотел счастливого конца со счастливым началом. По-моему, начало у нас уже есть? Адриана кивнула.

— Я хочу, чтобы мы с тобой встречались, вместе проводили свободное время. Хочу тебя лучше узнать и чтобы ты меня лучше узнала. Я хочу, чтобы у нас были… — Он подыскивал подходящие слова. — …совсем особые отношения. — Билл улыбнулся. — А в январе я бы хотел… — У него подступил комок к горлу. — …разделить с тобой радость рождения ребенка. Это чудо, Адриана… и я хотел бы разделить его с тобой, если мне повезет и я еще буду тебе нужен.

— Это не тебе повезет, — сказала она со слезами на глазах. — Это мне повезет. Почему тебе хочется все это ради меня делать? — спросила она, все еще немного испуганная и озадаченная. После усердных стараний Стивена расстаться с ней так трудно было поверить, что нашелся кто-то, пожелавший быть с ней рядом.

— Мне хочется делать «все это», потому что я тебя люблю, — просто сказал он. — И я хочу, чтобы ты знала — это для меня в самом деле новая отправная точка. Я многие годы серьезно никем не увлекался, пожалуй, со времени развода. Еще я обещал себе, что никогда больше не буду иметь детей… Я не хотел бы полюбить твоего ребенка, а потом потерять его, если ты меня оставишь. И все же готов использовать этот шанс. Даже если ты решишь оставить за собой право снова принять в дом Стивена, если после рождения ребенка он вернется, я воспользуюсь своим шансом сейчас. Пусть с моей стороны это риск, но я на него иду, чтобы быть с тобой. Только не забывай информировать меня о происходящем, как ты забыла сказать мне о беременности.

— Я не забыла, — возразила Адриана. Билл улыбнулся:

— Да, я знаю. Ты просто не сказала об этом. Небольшое упущение. А как ты собиралась объясниться, если бы в один прекрасный день слопала меня вместе с содержимым моей квартиры?

Билл обожал подтрунивать над ней. Адриана обиженно швырнула в него салфеткой:

— Я столько не ем!

— Не ешь. Но должна есть. Ребенку это необходимо.

Адриана посерьезнела:

— А ты не боишься так рисковать? Что, если он вернется? Он имеет право жить с ребенком, а ребенок — с отцом; я обязана это право соблюдать.

— Я с тобой не согласен. Я не считаю, что ты имеешь в отношении него какие-то обязательства, после того как он с тобой обошелся, но раз ты такого мнения, я вынужден его уважать. Но не думаю, что он вернется. Маловероятно, чтобы кто-то, кто добровольно отказывается от родительских прав в штате, где их не лишают даже за массовое убийство, планировал вернуться и стать папулей. Но, может, я ошибаюсь. Я тебе сказал — я иду на риск из-за любви к тебе.

Когда он это произнес, Адриана поднялась со своего кресла, подошла к нему и поцеловала. С улучшением ее самочувствия в последние два дня страстность их случайных поцелуев возрастала. Адриана гадала, что в этом плане ждет их по возвращении в Лос-Анджелес, но до отъезда мальчиков вопрос на повестке дня не стоял.

Последний вечер в гостинице они провели в спокойной обстановке, сидя вдвоем на террасе, глядя на звезды и держась за руки. Вдруг Билл засмеялся и посмотрел на Адриану, чувствуя себя ужасно счастливым.

— Ты понимаешь, какое это безумство? Я влюбился в женщину, у которой пятый месяц беременности! Представляешь, как будет смешно, когда ты не сможешь видеть своих ног? Ну очень современный роман!

Адриана тоже стала смеяться, так они и сидели, хохоча над абсурдностью ситуации.

— Знаешь, это прямо-таки сюжет для кинофильма: парень встречает девушку в супермаркете, по уши влюбляется в нее, и они продолжают встречаться. Девушка замужем, но муж ее бросает, узнав, что она беременна его ребенком. Парень из супермаркета снова появляется, и у них начинается большая любовь. Она ходит с огромным пузом. Они женятся. Рождается ребенок, и дальше они живут очень счастливо. Толково, а? Может, я использую это в сериале? Но так будет слишком просто. В сериале ты должна была бы убить Стивена, забеременеть от кого-то совершенно постороннего, а мне полагалось бы быть мужем твоей сестры или, на крайний случай, твоим отцом. Вот классный вариант! Надо будет над ним поработать.

Она никак не могла перестать смеяться. Он был прав. Смешная получилась ситуация. Однако Билл вспомнил про еще один важный вопрос.

— Кстати, а когда состоится ваш развод? До или после родов?

— Примерно одновременно, как мне кажется. Точно не знаю.

— Было бы здорово, если бы мы могли дать малышу другую фамилию, а не Томпсон.

То есть не ее девичью фамилию. Адриану тронуло то, как Билл это сказал. Он предлагал ей брак или хотя бы легализацию ребенка. Она наклонилась и поцеловала его за такое великодушие.

— Билл, ты же не обязан это делать.

— Я знаю, что не обязан. Но, может, к тому времени я захочу? И ты вдруг захочешь… если я правильно сыграю своими картами и мне очень повезет.

Билл прикрыл глаза. Адриана откинулась в шезлонге и снова стала любоваться звездами. Она хотела бы иметь ответы на все вопросы, но Билл оставлял ей открытые двери, и о большем мечтать она не могла. Адриана готовилась к тому, что будет в жутком одиночестве ждать ребенка. Ей и в голову не приходило, Что все может повернуться иначе.

На следующий день они отправились в обратный путь. Ночевали в Сан-Франциско, а потом выехали на автостраду № 5 и к ужину были в Лос-Анджелесе. Адриана поджарила тосты с сыром, пока Билл готовил мальчиков ко сну. Ужинали они в пижамах и с большим интересом слушали рассказы Адрианы о разных смешных случаях, происходивших у нее в редакции и в телекомпании вообще. Всем было немного жаль, что две недели прошли так быстро, особенно Адриане — утром ей надо было ехать на работу.

— А как мы теперь будем с тобой видеться? — спросил Томми обеспокоенно.

— Я буду приходить каждый вечер после работы. Обещаю.

— А можно нам навестить тебя на работе? Это был вопрос Адама.

— Конечно, но там не очень интересно. Кроме того, обычно она была очень занята. Билл это знал. Он предложил в выходные съездить в Диснейленд, Адриане такая перспектива тоже пришлась по душе. Ее очень огорчала невозможность проводить с ребятами все время. Особенно грустно ей стало, когда она уложила их спать и, почитав любимые книжки, пожелала спокойной ночи.

— Мне в самом деле не хочется уходить, — тихо сказала она Биллу после того, как они убрали на кухне. Ее вещи по-прежнему стояли у Билла в прихожей.

— Ну и не уходи. Ты можешь ночевать в комнате для гостей.

— Мальчикам это покажется странным. Все-таки у меня же есть своя квартира, и причём совсем рядом.

— Ну и что? Притворись, будто потеряла ключи. Биллу идея очень понравилась, Адриане тоже. Она посмеялась и согласилась. Через полчаса они сидели на диване и ели попкорн. На ней была ночная рубашка и один из халатов Билла.

— Как здорово! — засмеялась Адриана. — Это все равно что снова быть ребенком и гостить у Друзей.

Билл простодушно улыбнулся ей:

— Вообще-то относительно людей моего возраста это называется несколько иначе.

— Правда? — подхватила его тон Адриана. — А как?

— По-моему, это называют браком.

Он помолчал, сходил еще за порцией попкорна и, улыбнувшись Адриане, сказал:

— Брак может принести большую радость. Особенно если двое поступают сознательно и сильно любят друг друга. Мы могли бы иметь ребенка. Своего, я имею в виду. Давай так и будем считать — что это наш ребенок.

— А что, по-твоему, скажут мальчики?

— Они, конечно, удивятся, — ухмыльнулся Билл и положил в рот Адриане пригоршню попкорна. — Но дети о таких вещах не задумываются. Можешь им сказать на седьмом месяце и все равно их удивишь. Они будут думать, что ты просто толстая, пока не получат другого объяснения.

— Резонно. Я тоже об этом не задумывалась… пока не сделала тест.

— И ты удивилась? — поинтересовался Билл.

— Более или менее. Скорее менее. Тогда мне казалось, что я была этой новостью шокирована. Но теперь думаю, что нет. Я просто боялась реакции Стивена.

— А когда ты ему сказала?

— Когда он вернулся из командировки. Он не был в восторге.

Пожалуй, трудно было подобрать более мягкое определение.

Адриана провела ночь в гостевой комнате, а наутро к ней в дверь стали барабанить Адам и Томми. Мальчики были вне себя от радости и требовали, чтобы она ночевала здесь постоянно, но Адриана сказала, что должна возвращаться в свою квартиру. Действительно, ей нужно было переодеться для работы. Адам и Томми пошли с ней. Они очень удивились, не увидя мебели. Томми огляделся и с явным неодобрением спросил:

— Почему ты так живешь? У тебя даже дивана нет!

Для него диван был обязательным предметом. Адам огорчился за Адриану, он решил, что у нее нет денег на диван, и подумал, что отец мог бы по крайней мере дать ей один из своих.

Адриана поспешила объяснить:

— Все вещи забрал мой муж, когда переезжал.

— Так нечестно, — сказал Томми, и с ним нельзя было не согласиться,

— А почему ты себе ничего не купила? — спросил Адам.

— Времени не было. Он переехал недавно.

— А когда? — не успокаивался Томми.

— Месяца два… ну, может, три назад.

— Купи себе все-таки что-нибудь, — настоятельно порекомендовал Томас Тигпен.

— Постараюсь. Может, к вашему следующему приезду я приведу квартиру в божеский вид.

Адриана пошла наверх переодеться, а когда вернулась, Адам присвистнул. На ней было простое, черное, прекрасно скроенное льняное платье. В нем замечательно смотрелись ноги — единственное, что осталось от ее фигуры.

— Знаешь, тебе надо сесть на диету, — заметил Адам. — Моя мама села и теперь выглядит классно. Ты будешь красивее, если немного похудеешь… То есть ты и сейчас красивая… только… ну, в общем, тебе лучше чуть-чуть похудеть в талии.

Адриана сначала рассмеялась, а потом сделала вид, что отнеслась к его совету очень серьезно. Тут как раз пришел Билл — забрать сыновей.

— А мы разобрались во всех моих проблемах, — сообщила ему Адриана. — Мне нужен диван и диета.

Она с трудом сохраняла серьезное выражение лица. Билл со страхом посмотрел на ее юных друзей.

— И вы это сказали Адриане? — спросил он у Томми.

— Нет, — вступилась она, — мы пришли к выводу сообща. По-моему, они правы.

Конечно, ей пришлось скрыть от мальчиков, что квартира будет продана, а сама она ждет ребенка.

Адриана уехала на работу. Казалось, часы тянулись бесконечно. Она очень скучала по ребятам. Ночевала она уже только у себя, считая, что Билла надо оставлять наедине с сыновьями, но, когда могла, с удовольствием проводила с ними свободное время. Экскурсия в Диснейленд прошла великолепно, а вскоре настала пора прощаться. В последний вечер Билл пригласил всех в «Спаго» на ужин, но настроение за столом было грустное. Ложась спать, мальчики даже расплакались. На следующий день, ближе к вечеру, Адриана поехала с ними вместе в аэропорт, чтобы Биллу не было одиноко. Он действительно очень болезненно переживал проводы сыновей, ведь их следующий приезд намечался только на День Благодарения. Они пообещали сразу после прилета позвонить, поцеловали Адриану на прощание, Томми еще раз шепотом поблагодарил ее за спасение, потом с грустными личиками все махали и махали руками, пока не зашли в самолет. Адриана дала волю слезам.

— Никогда не смогу к этому привыкнуть, — сказал Билл, когда они возвращались к машине. — Сердце всегда разрывается, — когда с ними прощаюсь.

В машине он обнял Адриану, ища утешения. Но она была не в силах избавить его от боли.

— Вот почему я больше не хотел иметь детей, Так тяжело их терять.

«И все-таки он пожелал стать отцом моего ребенка… — думала Адриана, — и согласился на мое возможное возвращение к Стивену. Удивительный человек этот Билл Тигпен!»


Глава 19 | Голос сердца | Глава 21



Loading...