home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

На следующий день оба уезжали на работу в одно время. Так бывало каждое утро — распорядок не менялся: Стивен отправлялся на утреннюю пробежку, потом возвращался и крутил педали велоэргометра, одновременно брился и слушал «Новости», а Адриана готовила легкий завтрак, предварительно приняв душ и одевшись. Затем она прибирала на кухне и застилала постель, а Стивен тем временем принимал душ и одевался. По выходным он помогал жене по хозяйству, но в будни слишком спешил и был не в состоянии это делать.

Адриана всегда смотрела утренние «Новости» и — сколько успевала перед уходом — сериал «Сегодня». Интересные моменты они обсуждали, но, как правило, они со Стивеном говорили утром мало. Правда, на этот раз дело обстояло иначе. За ночь они дважды занимались любовью, Адриана чувствовала прилив болтливости и нежности и, подавая мужу чашку кофе, поцеловала его. Стивен еще не остыл после пробежки, но даже с влажными волосами, в прилипшей к телу пропотевшей футболке был красив, как киногерой. Это обстоятельство тоже выделяло его из семьи в Детройте. Он был слишком сообразительным, слишком честолюбивым, слишком привлекательным внешне, чтобы не бороться за лучшую жизнь. Адриана тоже была по-своему привлекательна, но сама никогда не придавала этому значения. С ее занятостью думать о внешности было некогда, исключение составляли случаи, когда они со Стивеном куда-нибудь выбирались. Своей естественной, здоровой красотой Адриана выгодно выделялась в окружавшей их пропитанной искусственностью среде, однако не сознавала своих достоинств, да и Стивен ей редко о них напоминал. Он всегда был озабочен другими вещами — собственной жизнью и карьерой. Временами он почти не виделся с женой.

— Сегодня будет что-нибудь важное? — спросил Стивен за завтраком, взглянув поверх газеты на Адриану. Ока подогрела пирожки с черникой, купленные накануне вечером, и приготовила салат из свежих фруктов, залив их йогуртом.

— Узнаю, когда приеду на работу. Утренние «Новости» драматических событий не предвещали, но кто знает? Пока мы тут сидим и завтракаем, могут застрелить президента.

— Угм…

Пока она говорила, Стивен просматривал страницы биржевых сводок и деловых новостей.

— Ты сегодня работаешь допоздна?

— Возможно. Это будет известно только во второй половине дня. Несколько человек взяли отпуска, и мы очень загружены. Может, мне придется работать даже в выходные.

— Надеюсь, что нет. Ты помнишь о завтрашней вечеринке у Джеймсов?

Адриана перехватила взгляд мужа и улыбнулась. Стивен никак не мог поверить, что она что-то может помнить, хоть и была ассистентом режиссера программы «Новостей» крупнейшей телекомпании.

— Конечно, помню. Она так важна? Стивен кивнул. Юмора не было и следа, когда речь шла о его карьере, но Адриана к этому привыкла.

— Там будут все, кто что-нибудь значит в рекламном деле. Я просто хотел убедиться, что ты помнишь.

Он посмотрел на часы и встал.

— Сегодня в шесть я играю в сквош. Если ты будешь работать допоздна, я не стану приезжать домой к ужину. Оставь мне сообщение в офисе.

— Да, сэр. Что мне еще следует знать, прежде чем мы начнем день и отправимся по своим делам?

Стивен на мгновение побледнел, пытаясь вспомнить, затем покачал головой, глядя на жену, все еще сидевшую за кухонным столом. Но его мысли были уже далеко. Он думал о двух новых клиентах, которых хотел заполучить, и о том, которого хотел переманить у своего старшего по возрасту товарища по агентству. Такое он успешно проделывал не раз, нисколько не смущаясь. Для него цель всегда оправдывала средства. Даже шестнадцать лет назад, когда он перехватил стипендию Университета Беркли у своего лучшего школьного друга. Тот парень вообще-то был лучше подготовлен, но Стивен знал, что он на первом выпускном экзамене пользовался шпаргалкой, и позаботился, чтобы это стало известно кому следует. Не имело значения, что они были закадычными друзьями и отлично учившийся юноша всегда помогал Стивену на экзаменах в старших классах школы, но… так или иначе, он пользовался шпаргалкой и был дисквалифицирован. Стивен же без тени сожаления покинул Детройт и больше не общался со своим другом. Несколько лет назад сестра сообщила ему, что Том так и не получил аттестата и работает заправщиком на бензоколонке где-то в гетто, Вот так. Выживают наиболее приспособленные. И Стивен Таунсенд был из таких. Он приспосабливался любыми возможными способами.

Он долю секунды глядел на Адриану, а потом повернулся и помчался наверх принять душ и переодеться. Адриана все еще была на кухне, когда Стивен спустился — безупречно одетый в костюм цвета хаки, голубую рубашку и голубой с желтым галстук. Он снова был похож на кинозвезду или, во всяком случае, на звезду рекламного бизнеса. Его внешность всегда Адриану немного потрясала — он был невероятно интересным мужчиной.

— Ты хорошо выглядишь, милый,

Стивену, похоже, пришелся по душе ее комплимент, он окинул жену теплым взглядом. Адриана встала из-за стола и взяла сумочку, которую всегда брала с собой на работу. Это была черная кожаная сумка от «Гермеса», которой она пользовалась многие годы и любила так же, как свою старую спортивную машину. На Адриане была темно-синяя шерстяная юбка, белая шелковая блузка; мягкий белый кашемировый свитер был наброшен на плечи, на ногах — дорогие черные итальянские туфли. Все это создавало впечатление ненарочитой, спокойной элегантности и обыденности, но от внимательного взгляда не могли ускользнуть стиль, хороший вкус и воспитание этой молодой женщины, а скромность и естественность только придавали ей привлекательности. Одним словом, когда они выходили из дома, то смотрелись очень приятной парой.

Открывая дверцу «морриса», Адриана взглянула на мужа, который садился за руль «порше», и рассмеялась. Стивена смущало, что кто-то может увидеть его рядом с ее машиной; он все грозил, что отгонит ее на открытую стоянку.

— Ты сноб! — хохотала Адриана, а Стивен покачал головой, и в следующее мгновение, взревев мощным двигателем, его «порше» исчез; Адриана же обвязала голову шарфом, включила передачу и, радостно слушая ворчливое пробуждение своего любимца, покатила на работу.

В это время на шоссе уже было полно машин, и через несколько минут Адриана безнадежно застряла в пробке, Она нервничала, сидя в машине, и задавалась вопросом, удалось ли Стивену проскочить до затора. Потом она мысленно переключилась на другое — то, что случалось с ней редко. У нее запаздывали месячные. Они должны были начаться два дня назад. Впрочем, с ее ненормальным режимом работы и постоянными стрессами опозданию удивляться не следовало, однако все равно для Адрианы такое было нетипично. Она подумала, что надо бы через пару дней снова об этом вспомнить, но тут поток машин снова пришел в движение, Адриана нажала на педаль акселератора и продолжила свой путь.

В редакции, когда она приехала, царил полный хаос. Режиссер отсутствовал по болезни, два прекрасных оператора попали в небольшую аварию, а два достаточно неприятных корреспондента устроили перебранку недалеко от ее стола. В конце концов Адриана завелась и на всех накричала, что было встречено с крайним удивлением, поскольку она редко теряла самообладание.

— Послушайте, как в таких условиях можно работать? Если хотите подраться, идите отсюда куда-нибудь в другое место!

Только что потерпел катастрофу самолет, в котором летел один из сенаторов, и корреспонденты с места события сообщили, что никого не осталось в живых. Ночью известная кинозвезда покончила жизнь самоубийством, а двое других любимцев Голливуда объявили о своем скором бракосочетании. Землетрясение в Мексике унесло без малого тысячу жизней. Наступивший день был из числа тех, что угрожали Адриане язвой желудка. Но она зато была в центре событий, так, во всяком случае, говорил Стивен. Хотела ли Адриана в самом деле жить в мире иллюзий, работая над мини-сериалами и передачами о женщинах Голливуда? Нет, но ей очень хотелось бы работать над каким-нибудь популярным сериалом, и она знала, что имеет теперь достаточно опыта для этого. В то же время было невозможно убедить Стивена, что подобное занятие не унизительно для нее.

— Адриана! Минутку она позволила себе помечтать, но больше времени не было, по крайней мере в этот день. Не вызывало сомнений, что поужинать с мужем вечером тоже не получится. Адриана подумала, что нужно ему позвонить и предупредить, но тут ее отвлек ассистент, умолявший уделить ему внимание. Проблема была в поиске резервной студии, так как их основную заняли, но Адриана уже все сама уладила, так что паника ассистента была напрасной.

В четыре часа она пообедала и лишь в шесть вспомнила, что надо позвонить Стивену. Но к этому времени он должен был уехать играть с друзьями в сквош, а ей еще предстояла работа. Смирившись с перспективой долгого вечера на работе, Адриана вдруг ощутила странное чувство одиночества. Заканчивалась пятница, все были дома или в гостях… на рандеву, а может, и на диване с хорошей книжкой… Она же сидела в студии, слушая полицейские сводки об убийствах, несчастных случаях или читала телетайпные сообщения о трагедиях, происходящих по всему миру. Тоскливо было так проводить пятничный вечер, но Адриане тут же стало неловко за свои мысли.

— У тебя сегодня ужасно хмурый вид, — улыбнулась Зелда, одна из ассистенток режиссера, подавая ей пластиковую кружку с кофе. Адриана любила Зелду — она была веселой, смешливой, но обладала сильным, независимым характером; было ей лет сорок, и она успела уже несколько раз развестись. Ярко-рыжие волосы прихотливым огненным ореолом окружали ее голову.

— Наверное, я просто устала. Иногда меня все это достает.

— По крайней мере мы знаем, что ты еще здорова, — усмехнулась Зелда.

— А тебя это не достает? Господи, эти «Новости» всегда такие удручающие.

— Я их никогда не слушаю, — равнодушно пожала плечами Зелда. — А после работы еду куда-нибудь потанцевать.

— Наверное, ты права.

Адриана после работы всегда возвращалась домой, где уже мирно посапывал во сне Стивен. Правда, они вместе завтракали и проводили уикэнды.

В течение следующих четырех часов Адриана занималась бумажной работой, потом проверила студию перед ночным выпуском «Новостей», поболтала с ведущими, прочла все свежие материалы. Вечер выдался довольно спокойный, и Адриане ужасно хотелось скорее попасть, домой, к Стивену. Она знала, что муж ужинал с друзьями, но была уверена, что к моменту ее возвращения он уже будет дома. Он редко задерживался допоздна, и то, если это сулило ему материальную выгоду — вроде деловых встреч с клиентами.

Вечерний выпуск, как и следовало ожидать, прошел гладко, и в одиннадцать тридцать пять Адриана уже ехала домой по Санта-Моникскому шоссе. Без пяти двенадцать она отпирала входную дверь, нетерпеливо поглядывая на освещенные окна спальни. Она радостно помчалась наверх, перескакивая через две ступеньки, но, войдя в спальню, лишь рассмеялась: Стивен крепко спал на своей половине кровати, по-детски раскинув руки, отдыхая после утомительного, насыщенного дня. Он так глубоко погрузился в сон, что не реагировал на шум.

— Ну, сударь, — улыбнулась Адриана. Уже переодетая в халат, она присела на край кровати рядом с мужем. — Похоже, сегодняшняя программа подошла к концу, как говорят на телевидении.

Она ласково поцеловала Стивена в щеку — тот даже не шелохнулся, потом потушила свет и свернулась калачиком на своей половине кровати. Засыпая, Адриана снова подумала про запаздывание месячных, но решила, что вряд ли это какой-то серьезный симптом.


Глава 2 | Голос сердца | Глава 4



Loading...