home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

Проснувшись в четверть десятого, Адриана первым делом почувствовала доносившийся снизу запах жареного бекона и услышала шаги Стивена на кухне. Она улыбнулась про себя и повернулась на другой бок. Она любила субботы, любила, что Стивен в этот день был дома, приносил ей завтрак в постель, а потом они занимались любовью.

Едва Адриана об этом подумала, как услышала, что муж поднимается по лестнице. Он что-то мурлыкал; проходя в дверь, громыхнул подносом. Снизу, из стереосистемы доносилась негромкая музыка.

— Просыпайся, соня.

Стивен с улыбкой поставил рядом с ней поднос. Адриана потянулась и ласково улыбнулась в ответ. Он являл собой образец молодой мужественности. Волосы еще были влажные после душа, белый теннисный костюм подчеркивал загар, а плечи при взгляде снизу .казались просто громадными.

— Знаешь, ты слишком привлекателен для повара. — Она, улыбаясь, поднялась на локте.

— Ты тоже, лентяйка моя. Стивен присел на кровать. Адриана рассмеялась:

— Видел бы ты, как спал здесь вчера без задних ног.

— У меня был трудный день, да и от игры в сквош устал.

Он, казалось, слегка смутился и, чтобы загладить свою вину, многообещающе поцеловал жену, которая в этот момент уплетала бекон.

— Ты сегодня играешь в теннис? — Адриана хорошо знала, что Стивен любит индивидуально-игровые виды спорта, особенно сквош и теннис.

— Ага. Но не сейчас — в одиннадцать тридцать.

Он взглянул на часы и лукаво улыбнулся. Адриана снова засмеялась, но, прежде чем успела что-то сказать, Стивен сбросил теннисный наряд и нырнул к ней под одеяло.

— Ну и что теперь, мистер Таунсенд? Это не повлияет на вашу игру в худшую сторону?

Адриана обожала подшучивать над его серьезным отношением к теннису.

— Возможно.

Он задумался, что опять рассмешило Адриану, а потом повернулся к ней с игривой улыбкой:

— Вероятно, ради вас стоит пожертвовать игрой.

— Вероятно? Вероятно!.. Ну и нахал! Но Стивен утихомирил ее поцелуем, и через несколько минут они напрочь забыли о теннисе. Спустя полчаса Адриана в сладкой полудреме лежала в объятиях мужа, а тот ласково поглаживал ее блестящие волосы. Приоткрыв один глаз, она поцеловала супруга и промурлыкала:

— Лично я… готова променять на это любой теннис…

— Я тоже.

Стивен лениво потянулся, а еще через час нехотя поднялся и пошел снова принять душ перед игрой с одним из жильцов их комплекса, неким Харвеем.

— Ты вернешься к ланчу? — поинтересовалась Адриана.

Стивен, убегая, крикнул, что сам себе потом приготовит салат, и напомнил, что они приглашены в гости к Джеймсам в семь вечера. Для Адрианы такой расклад получался очень напряженным, поскольку накануне она узнала, что должна быть на работе к вечерним Новостями, а потом еще и к ночным, Значит, ей придется в вечернем туалете отправляться на работу, потом мчаться домой, чтобы со Стивеном ехать на вечеринку, или встретиться с ним там, и в положенное время снова уехать на телевидение. Но Адриана понимала, что вечеринка для Стивена важна, и была готова составить ему компанию, независимо от напряженности своего собственного графика. Она старалась не подводить Стивена, а тем более не нарушать своей работой домашних планов. Стивен же, напротив, очень много ездил по командировкам, но тогда Адриана спокойно оставалась в редакции допоздна.

Стивен вернулся в два часа, весь мокрый, но сияющий. Он довольно легко победил Харвея.

— Он толстый, не в форме и после второго сета признался мне, что курит. Ему, дураку, повезло, что с ним на корте не случился сердечный приступ.

— Надеюсь, ты его щадил? — спросила Адриана из кухни, готовя Стивену лимонад, хотя и так догадывалась, что ответ будет отрицательным.

— Он этого не заслуживал. Это настоящий лопух.

Салат был уже приготовлен. Адриана подала его вместе с лимонадом и сообщила мужу, что вынуждена до вечеринки съездить на работу. Стивен не возражал. Сообщение о необходимости прибыть на ночной выпуск тоже не вызвало у него возмущения,

— 0'кей. Меня кто-нибудь подбросит до дома. Можешь взять мою машину.

— Если хочешь, я за тобой заеду, — предложила Адриана, виновато посмотрев на супруга, и добавила: — Мне правда очень жаль. Если бы все были на месте и режиссер не заболел…

— Нет проблем. Если ты отлучишься ненадолго, тогда вообще все прекрасно.

На этот раз Адриана вопросительно взглянула на Стивена:

— Почему тебе так важна эта вечеринка, милый? Намечается что-то важное, о чем я не знаю?

«Может, очередное повышение?» — подумала она.

Стивен на мгновение состроил загадочную мину, а потом ухмыльнулся:

— Если сегодня все пойдет хорошо, может, мне удастся заполучить в клиенты фирму «ИМФАК». На прошлой неделе я получил доверительную информацию, что им не нравится их нынешнее агентство, и они потихоньку подыскивают другое. Я им звонил. Майк этим очень заинтересовался. Может, он даже в понедельник пошлет меня в Чикаго встретиться с ними.

— Господи, это же богатейший клиент. Даже Адриану это впечатляло. Фирма «ИМФАК» была одним из крупнейших рекламодателей в стране.

— Да, именно так. Возможно, мне придется провести там всю неделю, но, думаю, ты согласишься, что овчинка стоит выделки.

— Да, конечно.

Адриана присела на стул и посмотрела на мужа. Необыкновенный человек — в свои тридцать четыре года он не собирался останавливаться на достигнутом. Стивен тем более был достоин восхищения, что вышел из таких низов. Адриана пыталась обратить на это внимание своих родителей, но те, казалось, решили игнорировать его положительные качества и твердили лишь о его чрезмерной амбициозности. Как будто было преступлением стремиться к успеху, продвижению. По крайней мере она так не думала. Имеет же он, в конце концов, право претворять в жизнь свои желания. Он испытывает потребность в победах. Порой Адриане даже было его жаль, потому что из-за этого он очень болезненно переживал поражения, даже в теннисе.

Когда Адриана уезжала на работу, Стивен снова был на корте. Она пообещала заехать за ним ровно в семь. В условленное время Стивен ждал ее — симпатичный, в новом блайзере, белых слаксах и красном галстуке, подаренном Адрианой. Выглядел он великолепно, что не преминула отметить супруга. Вид Адрианы тоже понравился Стивену: изумрудно-зеленый шелковый костюм, подходящие по цвету туфли, а недавно вымытые волосы поблескивали, словно полированный оникс. Садясь со Стивеном в «порше», она заметила, что муж рассеян и Нервничает. Но перспектива контракта с фирмой «ИМФАК» объясняла его состояние.

По дороге в «Беверли Хиллз» Адриана болтала со Стивеном о всяких пустяках, но, увидев дом, который был целью их поездки, приумолкла — столь сильное он производил впечатление. Майк Джеймс был боссом Стивена, а его жена — самым дорогим оформителем интерьеров в этом престижном пригороде Лос-Анджелеса. В этот вечер хозяева справляли новоселье. Адриана была наслышана о многомиллионных ремонтных работах, которые велись здесь несколько месяцев, но увиденное превзошло ее ожидания.

На торжестве присутствовало не менее двухсот гостей, и Адриана почти сразу потеряла Стивена. Она слонялась между баром и буфетом, слушая обрывки разговоров. Люди беседовали о своих детях, супругах, работе, путешествиях, домах…

Несколько человек заговаривали с Адрианой, но она, никого не зная и не желая общаться, держалась в стороне. Не раз она замечала, как, впрочем, случалось и прежде, что после вопроса, замужем ли она, собеседники обычно спрашивали, есть ли у нее дети. Адриане как-то неловко было отвечать «нет», потому что ее бездетность воспринималась как какой-то порок и не имело значения, что ей всего тридцать один год и у нее ответственная работа. Те, у кого были дети, гордились собой, и в последнее время Адриана стала сомневаться, правильно ли они со Стивеном поступили, решив никогда детьми не обзаводиться. Конечно, решение не могло быть окончательным и бесповоротным, но Адриана знала, что для Стивена это больной вопрос, и потому каждый раз ощущала некоторое беспокойство, когда вспоминала о запаздывании месячных. Между тем задержка с каждым днем все увеличивалась.

По дороге на работу она подумала, не купить ли домашний тест, но посчитала это преждевременным. Не стоило паниковать из-за нескольких дней опоздания… А если это все-таки беременность?

Адриана стояла в стороне, глядя на гостей. Какой-то мужчина обратился к ней и предложил бокал шампанского. Но ей не хотелось поддерживать разговор. Когда он отошел, Адриана снова задумалась. Что, если это в самом деле новая жизнь? Что она скажет? Как отреагирует Стивен? Так ли это ужасно? Или, наоборот, прекрасно? Может, он не прав в своем детоненавистничестве и свыкнется с мыслью о ребенке? А что она? Как быть с работой? Распрощаться с карьерой или вернуться на телевидение после родового отпуска, как поступают многие? Другие женщины не делают из этого драмы: имеют детей, работают. Никакая это не катастрофа… Или, может быть, все-таки катастрофа? Адриану терзали сомнения. Охваченная ими, она не заметила, как внезапно появился Стивен.

— Порядок, — ухмыльнулся он.

— С контрактом? — опешила Адриана, от неожиданности испугавшись, что Стивен мог подслушать ее мысли.

— Нет, контракта еще нет. Но Майк хочет, чтобы я с ним в понедельник полетел в Чикаго. Мы с ними проведем очень конфиденциальные переговоры, обсудим их подходы и наши, И если все пойдет хорошо, в чем я не сомневаюсь, то вернусь и сам начну готовить рекламную кампанию.

— Ого! Стивен, это фантастика!

Стивен, похоже, тоже так считал. Приняв от жены поцелуй, он позволил себе выпить пару рюмочек и, все еще сияя, проводил ее к машине, сказав, что кто-нибудь подбросит его до дома, поэтому заезжать не надо. Он помахал Адриане на прощание и вернулся на торжество. Для Стивена этот вечер был изумительным.

У Адрианы же все мысли свелись к вопросу, беременна она или нет. Эта проблема мучила ее все время, пока готовились и шли вечерние «Новости», и потом, по дороге домой. Решив положить конец неведению, Адриана резко свернула и остановилась у аптеки, работавшей круглосуточно. Стивену не обязательно быть в курсе. Она может ему и не говорить… Но ей самой вдруг захотелось знать… если не сегодня, то все же как можно скорее. Если сейчас она купит тест, то сможет проверить себя в любой момент, когда наберется храбрости. Это можно сделать, пока Стивен будет в Чикаго.

Она купила прибор, попросила аптекаря упаковать его в пакет из плотной коричневой бумаги и спрятала на самое дно сумки. Села в «порше» и поехала домой, Стивен уже был в кровати. В полусне его лицо выражало высшее блаженство: он предвкушал поездку в Чикаго и сделку своей жизни.


Глава 3 | Голос сердца | Глава 5



Loading...