home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 30

Чарльз возвращался в Лондон ночным поездом вместе с Ви, Джеймсом, детьми и няньками в трех отдельных купе.

— Может быть, сначала заглянешь к нам? — Леди Ви вопросительно смотрела на Чарльза. Она держала за руку Александру, а Джеймс помогал сортировать багаж.

Чарльз словно только и ждал этого вопроса: да, конечно, он с удовольствием к ним заглянет. Он будто даже помолодел за минувшую ночь. И Ви пожалела его. Он пережил страшное потрясение в последние два дня, она понимала это и видела, как он страдал.

Джеймс мирно спал, а они с Чарльзом проговорили далеко за полночь, и он признался Ви, как мечтал о ребенке. Леди Ви была даже несколько удивлена этим, ей всегда казалось, что больше всего Чарльз ценит свободную, не обремененную заботами жизнь, ей и в голову не приходило, что он захочет взвалить на себя бремя отцовства. Но, по-видимому, это стало бы для него единственным утешением в жизни с Шарлоттой.

— Она, конечно, согласится на развод? — Леди Ви считала, что теперь, когда Чарли уличил Шарлотту в такой лжи, она проявит благоразумие, но Чарли с хмурым видом покачал головой.

— Она католичка.

Брови у Ви полезли вверх.

— Но ведь именно этим она объясняла свой отказ сделать аборт! — возмутилась Ви. — Неужели она может всерьез приводить этот довод и теперь? Обманом женила тебя на себе и теперь пользуется тем же оружием, чтобы удержать тебя!

— Все так, но она говорит, что не даст согласия на развод, твердит, какие грандиозные у нее планы относительно моей карьеры. — Чарльз тяжело вздохнул. Шарлотта сказала ему, что им обоим понадобится какое-то время, чтобы все обдумать; она поправится, вернется в Лондон и надеется, что со временем увидится с ним.

Однако в эти минуты, неуверенно входя в большой холл дома Готорнов и оглядываясь вокруг, точно ожидая, что из коридора навстречу ему уже спешит Одри, он и думать забыл о Шарлотте.

— Может быть, она ушла куда-то, — шепнула ему Ви, ей ли было не знать, о ком Чарли грезит сейчас! Он с улыбкой повернулся к ней и в ту же минуту услышал голос Одри — она медленно спускалась по лестнице.

Лишь на какое-то мгновение Одри замерла на ступеньке, увидев его, и тут же двинулась дальше, подошла, поцеловала Ви, Джеймса, детей и лишь затем повернулась к нему.

— Привет, Чарльз! Как доехали?

— Превосходно! — Ему было и страшно, и весело, точно провинившемуся мальчишке. — Как ты? — Он шагнул к ней, и на какое-то мгновение Ви показалось, что сейчас он поцелует Одри. Как видно, и Одри почувствовала то же — она отступила назад, и они неловко остановились друг против друга. Ви сняла шляпу, отправила детей наверх в сопровождении няни и предложила пойти выпить чаю — неделя была такая тревожная, надо подкрепиться. Одри еще не знала, что произошло с Шарлоттой. Друзья отправились в библиотеку. Вайолет удалилась отдать распоряжения поварихе, минуту спустя Джеймс отправился обсудить что-то с дворецким. Одри, оставшись наедине с Чарльзом, почувствовала себя довольно неловко. Она заключила, что Шарлотта прямо с вокзала отправилась в свой офис или на свою квартиру.

— Может, я несколько спешу с этим объяснением, но… — Чарльз перевел дыхание и продолжал:

— Я оставил Шарлотту в Антибе.

О чем он говорит? И почему так волнуется?

Она вернется позднее?

Чарльз покачал головой:

— Я хочу сказать, что расстался с ней. Я развожусь с ней.

— Боже праведный, Чарли! Что случилось? — Одри смотрела на него в полном потрясении, впрочем, он и сам еще не оправился от последних событий.

— Она солгала мне о ребенке.

Одри смотрела на него со страхом.

— Он не от тебя? Ты это хочешь сказать?

— Нет, ребенка просто не было. Ни от кого. Она не была беременна.

— Не может быть! — Одри не могла даже представить себе подобную ложь. — Наверное, случился выкидыш?

Но Чарльз снова только покачал головой.

— У нее случился аппендицит, а не выкидыш. Мы отвезли ее в больницу, ее прооперировали, а я предупредил доктора, что она беременна. — Чарльз горько усмехнулся, вспомнив о том, как доктор сообщил ему правду. — Представляешь, каким идиотом я себя выставил! Доктор сказал мне, что несколько лет назад ей удалили матку, а на следующий день она сама мне во всем призналась. Как видно, у нее была только одна цель: женить меня на себе, а какими средствами она этого добивалась, ее мало волновало… Следовала девизу: цель оправдывает средства.

А я хотел от этой женитьбы только одного — ребенка.

Одри не слишком удивила эта история, вполне можно было ожидать чего-то подобного, но конец ее был и вовсе удручающим.

— Она даст тебе развод? — спросила Одри.

— Пока что не дает, но ей придется это сделать. Я не вижу иного выхода. Я не останусь с ней. Только ради ребенка я согласился на этот брак. Я говорил ей, что не люблю ее — и до женитьбы, и после.

Одри задумчиво смотрела на Чарльза. Она вспомнила все повороты их судьбы, их встречи и расставания, и тот последний, казалось ей, трагический поворот. Но вот снова все переменилось… Время движется так неотвратимо, нужно ли ей противиться судьбе? Она вдруг увидела все в другом свете и поняла, что не в силах злиться на Чарли.

— Мне очень жаль тебя, Чарли.

Он посмотрел ей в глаза и увидел в них прежнее понимание и доброту. Впервые за последние два дня Чарльз улыбнулся.

— Не знаю, могу ли я… — Отринув опасения, Чарльз взял ее за руку и крепко прижал к сердцу. — Можешь ты простить меня, Одри? — Он поднес ее пальцы к своим губам, и она ответила ему улыбкой. На этот раз она не отдернула руку и не отвела взгляда.

— Мне нечего прощать тебе, Чарльз. Ты ведь звал меня, это я не смогла поехать с тобой.

— Теперь-то я все понял, но тогда я просто рассвирепел — ты была мне так нужна! Я хотел забыть тебя… старался изо всех сил. И Шарлотта мне помогла. — Взгляд его помрачнел, когда он произнес это имя. — Я и не представлял, как далеко она может пойти, когда ей нужно чего-то добиться. Честно говоря, меня это пугает.

Одри молча кивнула. И у нее мелькнули те же подозрения: вряд ли Шарлотта так просто отпустит его.

— Что ты сказал ей, когда уходил?

— Что между нами все кончено. Навсегда. Я не хотел, чтобы у нее оставались хоть какие-то сомнения на этот счет. — Он поднял глаза на Одри:

— Или у тебя… если, разумеется; это тебя хоть сколько-нибудь интересует…

Одри лукаво ухмыльнулась в ответ и сразу стала похожа на девчонку.

— Может, и интересует. — Глаза ее смеялись. Жизнь слишком коротка, нельзя терять ни минуты, если ты любишь кого-то так, как она любит Чарли… — Все зависит от того, какой ты сделаешь следующий ход…

— Ax вот как! Хочешь заставить меня помучиться? — Он тоже заулыбался, а на сердце у него давно уже не было так легко… пожалуй, с тех пор, как он оставил ее в Китае.

— Уж если начистоту, ты того заслуживаешь, Чарльз Паркер-Скотт… Удрал от меня, женился бог знает на ком! — Одри с притворным гневом сверлила его взглядом. — Надо же было сотворить такое!

Чарльз совсем развеселился и притянул Одри к себе. В эту минуту в комнату вошла Ви.

— Ах!.. Прошу прощения… — Она повернулась с довольной улыбкой и шагнула к двери, но Одри остановила ее.

— Все в порядке, — усмехнулся Чарли. — Одри как раз рисовала мне страшные муки, которые я должен принять, чтобы заслужить ее прощение… искупить вину. — Взгляд его стал серьезным. — Не подумай, что я увиливаю от наказания!

— Вот и хорошо, Чарльз, — одобрила его леди Ви. — Ты ведь заслужил хорошую трепку — заставил бедную девушку пройти через такие испытания…

— Бедную девушку! А про меня вы и не думаете. Вам, наверно, кажется, что мне было очень весело с той дамой?

Леди Ви удивленно и даже с некоторым осуждением посмотрела на него, с губ Одри не сходила улыбка. Как странно, они способны еще подшучивать над собой, делать вид, что им так легко и хорошо, а ведь всего несколько часов назад ей казалось, что Одри никогда не оправится от страшного удара.

— Ты уверен, Чарльз, что у тебя с Шарлоттой все кончено? :

— спросила вдруг Одри, глядя ему прямо в глаза.

— Это не должно было и начинаться. Я был последним дураком.

— А сейчас?

— Надеюсь, поумнел. Если понадобится, я откажусь от услуг Бирдзли и найду себе другого издателя.

— Думаю, Бирдзли не отпустит тебя, он-то не дурак. Для него дело превыше всего, — подал реплику Джеймс. Он вошел в библиотеку с графином в руке. — Кому налить хересу?

Дамы согласились на херес, а Чарльз был склонен выпить чего-нибудь покрепче. Ему вдруг захотелось отпраздновать этот день.

— Кто бы мог предсказать, что все так обернется! — Чарльз и Одри остались вдвоем. Они сидели у горящего камина в темной библиотеке — Джеймс и Ви давно уже ушли спать, а они никак не могли наговориться.

— Жизнь так сложна… Трудно по достоинству оценить счастье, которое имеешь, до тех пор, пока его не потеряешь…

— Мне кажется, секрет удавшейся жизни в том, чтобы уметь наслаждаться каждой радостью, которая тебе выпадает… — Одри задумчиво смотрела на пламя.

Чарльз крепче прижал ее к себе.

— Одри…

Она почувствовала, что он смотрит на нее, и повернула голову.

— Да?..

— Ты выйдешь за меня, когда я получу развод? — Чарльз весь день думал о том, когда, в какой момент спросить ее об этом, сколько он должен выждать, и в конце концов решил отбросить осторожность и спросить ее прямо сейчас. Одри улыбнулась: быть с Чарли — вот все, чего она желала в жизни.

— Я давным-давно должна была ответить тебе «да». Это спасло бы нас от стольких страданий и ошибок.

Но Чарльз с ней не согласился, теперь он лучше понимал ее.

— Тогда ты не могла сказать мне «да». Теперь я это понял, но только теперь. — Он не отводил от нее глаз. — Но ты не ответила мне, Одри. Ты выйдешь за меня?

— Да. — Слово было сказано. Спокойно и твердо. И едва Одри произнесла его, как Чарльз заключил ее в свои объятия.


Глава 29 | Жажда странствий | Глава 31



Loading...