home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

Неделя после свадьбы Питера прошла для нее как в тумане. Первого января Пэрис проснулась с гриппом. К тому моменту, как дети вернулись из Нью-Йорка, она лежала с высоченной температурой, насморком и кашлем и единственным желанием – поспать.

Выздоравливать она начала, лишь, когда дети собрались уезжать: Вим – кататься на лыжах, а Мэг – к себе в Лос-Анджелес. Она продолжала встречаться с Пирсом, хотя и призналась матери, что он ей порядком надоел. Ее доставали его режим, его диета, его усиленные тренировки. Она была сыта им по горло.

– Всякий раз, как его вижу, мне хочется пойти в «Бургер-Кинг» и съесть здоровый гамбургер. Если он еще раз поведет меня в вегетарианский ресторан, я с ума сойду!

Услышав это, Пэрис облегченно вздохнула.

В тот день, когда она впервые встала с постели, позвонила Натали и сообщила, что недавно перенесла такой же точно грипп. В субботу у нее будут гости, только самые близкие друзья, и она бы хотела видеть среди них Пэрис. В первый момент у Пэрис было желание отказаться, но тут она вспомнила данное Анне Смайт обещание. С Натали они не виделись с самого Дня благодарения. Приглашение показалось ей ни к чему не обязывающим, и она решила его принять. А когда рассказала об этом Анне, та искренне обрадовалась.

– Вот и чудесно. Надеюсь, вы прекрасно проведете время, – сказала она серьезным тоном.

Пэрис ответила, что ей все равно, но, одеваясь вечером на выход – впервые за много месяцев, – она почувствовала, что соскучилась по друзьям. Может быть, Анна права и она уже созрела для того, чтобы снова начать общаться с людьми? Натали сказала, что будет человек десять-двенадцать, и ее это вполне устраивало. Чем больше народу, тем легче затеряться.

Пэрис надела бархатные брюки и кашемировый свитер, а волосы забрала в пучок. Она не помнила, когда это делала в последний раз. Она хотела надеть туфли на высоких каблуках, но выяснилось, что идет снег. Пришлось туфли распихать по карманам пальто и ехать в сапогах.

Перед уходом Пэрис еще раз выглянула в окно и поняла, что придется разгребать лопатой дорожку к воротам, иначе не проехать. Она подумала, не позвонить ли Моррисонам, чтобы заехали за ней, но решила не докучать людям. Пора привыкать самой о себе заботиться.

Пэрис надела теплое пальто с капюшоном, натянула варежки и с лопатой в руках вышла во двор. Минут двадцать она гребла снег перед домом, потом отскребала лед с лобового стекла и в результате поняла, что безнадежно опаздывает. Однако, приехав, Пэрис обнаружила, что гостей пока только четверо – у остальных, по-видимому, возникли те же проблемы. Снегопад застал всех врасплох. Услышав, что Пэрис приехала сама, муж Натали Фред отругал ее и сказал, что с радостью съездил бы за ней на своей машине. Она только посмеялась в ответ и сама удивилась своей самостоятельности.

Когда гости наконец собрались, стало ясно, что Пэрис в этой компании одна без пары. Впрочем, именно этого она и ожидала. Что ж, пора привыкать быть лишней. К счастью, здесь все были ей хорошо знакомы и достаточно тактичны, чтобы не упоминать о свадьбе Питера, хотя кое-кто из присутствующих там был, включая Вирджинию с мужем.

– Ну, как ты? – потихоньку спросила Вирджиния.

Пэрис рассказала, как боролась с гриппом, они поговорили о народных средствах, и тут раздался звонок в дверь.

Пэрис подумала, что приглашена еще какая-то пара, но вошел незнакомый мужчина. Высокий, темноволосый, чем-то немного похожий на Питера, только постарше и с большой плешью на макушке. Но с виду вполне симпатичный.

– Это кто? – спросила Вирджиния у хозяйки дома, но та ответила, что не знает, – очевидно, какой-то приятель Фреда.

На самом деле Натали знала, кто этот человек, но подруге не сказала. Это был новый биржевой маклер Фреда, его пригласили специально, чтобы познакомить с Пэрис. Они решили, что ей пора выходить в свет и начать знакомиться с мужчинами. Пэрис и не догадывалась, что весь этот ужин затеян ради нее.

Вновь прибывший вошел в столовую. Он был в блейзере, красной водолазке и клетчатых брюках, на которые Пэрис невольно выпучила глаза. Более кричащих штанов она в жизни не видела. Не успел гость сесть к столу, как стало ясно, что он уже выпил. Не дожидаясь, когда это сделает хозяин дома, он назвал себя и стал жать гостям руки, причем довольно энергично. Когда дошла очередь до Пэрис, сразу стало понятно, зачем его позвали.

– А вы, стало быть, и есть веселая вдова из Гринвича? – ухмыльнулся он и пожал ей руку. Трясти не стал, но надолго задержал в своей, так что Пэрис пришлось приложить усилие, чтобы высвободиться. – Слышал, ваш бывший уже женился? – продолжал «кавалер», не мудрствуя лукаво.

Пэрис кивнула и поспешила повернуться к Вирджинии.

– Какая прелесть! – шепнула она и заметила, что Натали бросила на мужа уничтожающий взгляд.

Фред клялся и божился, что новый маклер – классный парень. Правда, виделись они всего дважды, и то – в офисе. Про него было известно, что он в разводе, имеет троих детей и, как он сам хвалился, неподражаемо катается на лыжах. Фреду этого показалось достаточным, чтобы пригласить его в дом. Никаких других холостяков на горизонте не наблюдалось, а Фред поклялся жене, что этот человек и умен, и выглядит прилично, и их финансовые дела ведет превосходно, и подруги у него, по его словам, нет.

К тому времени, как гостей пригласили к столу, этот тип успел рассказать несколько сальных анекдотов, какие обычно в женском обществе не звучат. Впрочем, были среди них и действительно смешные. Над одним Пэрис тоже от души посмеялась, но, когда он сел рядом с ней за стол, ей стало не до смеха. Гость уже явно успел не раз приложиться к виски и с трудом ворочал языком.

Подали суп.

– Ненавижу суп за ужином, а вы? – обратился он к Пэрис, не рассчитав при этом силу голоса. – Я вечно им обливаюсь, потому и галстук не ношу.

При этих словах он стал усердно запихивать салфетку за ворот своей водолазки, из чего Пэрис заключила, что пиджак ему тоже пачкать жалко. Потом сосед громко окликнул Фреда – ему понадобилось вино.

– В этом штате что, сухой закон? Или ты, Фред, все еще ходишь к «Анонимным алкоголикам»? Где вино, парень?

Фред поспешил наполнить гостю бокал, а Натали опять смерила его убийственным взглядом. Она не могла отделаться от мысли о том, что Пэрис сейчас особенно ранима, а это практически ее первый выход в общество. Натали хотела ненавязчиво познакомить ее с новым мужчиной. А тот оказался не более деликатным, чем слон в посудной лавке, и куда менее симпатичным. Чем больше он напивался, тем более сальными становились его шутки. К тому времени, как подали десерт, он уже колотил кулаком по столу и так громко хохотал над собственными остротами, что Пэрис с вытянувшимся лицом неотрывно смотрела на Вирджинию. Это было ужасно.

Когда встали из-за стола, Натали отвела Пэрис в сторонку и извинилась:

– Ради бога, прости. Фред уверял, что он прекрасный парень, и я…

– Все в порядке, – успокоила подругу Пэрис. – В своем роде он даже забавен. Только знаешь что? Не надо меня ни с кем знакомить. Я прекрасно себя чувствую в компании близких друзей, даже если я без пары. Мужчины меня не интересуют.

– А должны бы! – строго произнесла Натали. – Ты не можешь до конца дней торчать одна в пустом доме. Мы обязательно должны тебе кого-нибудь подыскать.

Пэрис тяжело вздохнула. Первая попытка явно не удалась. Одинокий волк уже устроился на диване и жадно поглощал коньяк. Было такое впечатление, что он вот-вот отключится, и Пэрис предупредила Натали, что его придется оставить на ночь. Или везти домой. О том, чтобы он сам сел за руль, не было и речи, особенно с учетом снегопада. А валило все сильнее, даже Пэрис делалось жутковато при мысли об обратной дороге, но виду она не подавала. Она твердо решила быть самостоятельной и не превращаться ни для кого в обузу.

– А я думаю, тебе лучше положить его у себя, в гостевой комнате, – поддразнила подругу Вирджиния.

Вечер удался, ничего не скажешь. Вирджиния была очень рада, что Пэрис еще может улыбаться. Она опасалась худшего и на протяжении вечера то и дело переглядывалась с Джимом. Этот биржевой маклер явно был не то, что прописал доктор.

Последней каплей стал шлепок по ягодице, которым он наградил Пэрис. Это уже было не смешно. Пэрис окончательно поняла, что при всех благих намерениях старания друзей ее унижают. Она сама в состоянии о себе позаботиться, не нужна ей ничья помощь! Надо во что бы то ни стало обзавестись кавалером, иначе ее так и будут жалеть. А этот вариант – оживший ночной кошмар.

Пэрис подошла к хозяйке дома и сказала, что хочет незаметно улизнуть, не нарушая общего веселья. Натали внимательно вгляделась в подругу и решила не возражать. Этим вечером Пэрис держалась молодцом, она явно стала увереннее в себе.

– Прости нас за Ральфа. Хочешь, я его пристрелю, пока он еще сильней не набрался? А потом, когда все разъедутся, и Фреда тоже? Обещаю, больше такое не повторится!

– В другой раз, пожалуйста, довольствуйтесь тем, что я буду одна. Хорошо? – тихо сказала Пэрис.

– Обещаю, – проговорила Натали.

Она обняла подругу, а потом смотрела, как Пэрис обувается. Какая она красивая. И какая одинокая… У Натали сердце сжалось.

– Доедешь в такой снегопад? – заволновалась она.

– Куда я денусь! – ответила Пэрис уверенным тоном, отнюдь не отражавшим ее внутреннего состояния. Но она готова была шагать домой пешком, лишь бы не оставаться больше в обществе этого безумного Ральфа. И друзей, которые так явственно ее жалели.

Пэрис понимала, что они делают это из лучших побуждений, но все равно готова была расплакаться. Вот до чего она докатилась! До мужланов типа Ральфа, которые носят клетчатые штаны, травят неприличные анекдоты и хлещут спиртное ведрами, так что «Анонимные алкоголики» по ним просто плачут. Ни одной минуты дольше она тут не выдержит.

– Утром созвонимся! Спасибо! – Пэрис помахала рукой и распахнула дверь, молясь, чтобы машина завелась. Но лучше уж поймать попутку, чем остаться здесь. Домой, домой! Раздеться и спать. На сегодня больше чем достаточно.

Натали обреченно вернулась в гостиную, и к ней тут же подошел Ральф. Он уже нетвердо держался на ногах.

– А где эта… как ее?

– Ее зовут Пэрис, она уехала домой. Кажется, у нее разболелась голова, – объявила Натали, многозначительно посмотрев на мужа. Фред поежился. Вечер явно не оправдал ожиданий.

– Это плохо. Мне она понравилась. Такая красотка! – продолжал Ральф заплетающимся языком. – Мне это напомнило одну историю…

Когда он закончил свой рассказ, Пэрис уже преодолела полпути. Она ехала быстрее, чем следовало бы в такую погоду, но уж очень хотелось побыстрей добраться до дома, запереться и обо всем забыть. Не ужин, а кошмар! Что бы с ней ни случилось в дальнейшей жизни, этого Ральфа она никогда не забудет.

На повороте машину занесло. Пэрис нажала на тормоз, от этого колеса повело еще сильней. Они попали на голый лед, и машина съехала в кювет. Пэрис попробовала осторожно вырулить, но вышло только хуже: машина намертво увязла в снегу. А ведь у нее зимние шины… Толку-то! Придется вытягивать на буксире.

– Черт! – громко ругнулась Пэрис и откинулась на спинку, вспоминая, с собой ли у нее карточка автоклуба.

В сумочке обнаружились только пятидолларовая банкнота, ключи от дома, права и губная помада. Тогда Пэрис полезла в бардачок и чуть не вскрикнула от радости, найдя карточку. Питер всегда очень внимательно относился к таким вещам. Можно было бы сказать спасибо, если бы она не была на него так сердита. И этот дурацкий вечер – тоже его вина! По его вине из нее делают приманку для уродов типа Ральфа. Сам-то небось в свадебном путешествии с любимой Рэчел. Это он во всем виноват!

В бардачке нашелся и телефон техпомощи. Пэрис позвонила, объяснила ситуацию, и ей пообещали приехать через полчаса, максимум – через час. Оставалось только ждать. Пэрис подумала, не позвонить ли Мэг, чтобы скоротать время, но решила не тревожить дочку известием о том, что она сидит в сугробе посреди ночи. Эвакуатор прибыл через сорок пять минут. Пэрис вышла из машины и стала смотреть, как ее вытягивают из кювета.

Через полтора часа после ухода из гостей она наконец добралась до дому. Часы показывали половину второго. Господи, как же она устала! Пэрис вошла в дом, закрыла дверь и привалилась к ней спиной. Впервые после ухода Питера она почувствовала злость. Такую, что ей захотелось кого-то убить. Ральфа. Натали. Фреда. Питера. Рэчел. Всех скопом или поодиночке.

Она скинула пальто и сапоги, тяжело поднялась наверх и стала раздеваться. Никто теперь не увидит ее новое белье. Никто не выйдет с лопатой расчистить дорожку.

Никто не отвезет ее домой, не подскажет, как удержать машину на скользкой дороге, не оградит от падения в кювет или от таких идиотов, как этот Ральф. Она их всех ненавидит, но сильнее всех – Питера!

Пэрис легла в постель и уставилась в потолок. Она ненавидела Питера почти так же сильно, как когда-то любила. Но теперь она знала, что со всем этим делать. Надо просто ждать.


Глава 9 | Игра в свидания | Глава 11



Loading...