home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

В понедельник Пэрис ворвалась в кабинет Анны Смайт вне себя от возбуждения и гнева.

– Все, конец! – заявила она с порога.

– Конец чему? Нашему лечению? – Анна удивленно смотрела на нее.

– Нет… То есть да. Скоро. Я решила уехать из Гринвича!

– С чего это?

– В субботу я пошла на этот дурацкий ужин, а они мне подсунули какого-то козла и даже не спросили, хочу ли я. Вы себе представить не можете, что это было! Сначала мне пришлось чистить дорожку от снега. Лопатой. Потом этот мужик в клетчатых штанах. Он весь вечер травил неприличные анекдоты, напился как свинья, а в завершение похлопал меня по заднице!

– И вы поэтому уезжаете? – Анна еще не поняла, говорит ли Пэрис серьезно.

– Нет, не поэтому. На обратном пути я села в сугроб. Машину снесло с дороги в кювет. И все потому, что обычно в снегопад машину вел Питер, а я понятия не имею, как это делается. Пришлось вызывать техпомощь, чтобы меня посреди ночи выдергивали из канавы. Домой я попала в половине второго. Вот поэтому я и уезжаю.

– Из-за сугроба или из-за козла в клетчатых штанах? Анна впервые видела Пэрис в таком состоянии. Щеки у нее разрумянились, глаза сверкали. Она выглядела абсолютно здоровым человеком. И – живым. Наконец она снова распоряжалась своей жизнью.

– Нет. Из-за Питера. Я его ненавижу! Это все из-за него! Это он меня обрек на такое. Бросил меня ради молоденькой сучки, а мне теперь довольствоваться уродами вроде этого Ральфа? А мои придурочные друзья полагают, что оказывают мне большую услугу. Нет уж, спасибо! Я лучше в Калифорнию поеду!

– Но почему? – прищурилась Анна.

– Потому что здесь жить я не могу.

– А в Калифорнии сможете?

Она хотела, чтобы Пэрис приняла это решение по каким-то веским причинам, а не просто из желания бежать от жизни в Гринвиче. Иначе она все свои проблемы потащит с собой. География – не решение вопроса, если только за ней не кроются более глубокие мотивы.

– Там я по крайней мере не увязну в сугробе по дороге из гостей!

– А вы собираетесь там ходить в гости?

– Пока я там никого не знаю, кто мог бы меня пригласить. – Пэрис немного умерила пыл. Но она не шутила, она твердо решила уехать. – Но я же пойду работать, стану знакомиться с людьми… И потом, я ведь всегда смогу вернуться сюда. Я просто не хочу общаться с друзьями, которые меня жалеют. От этого мне только хуже. Здесь все знакомы с Питером. Мне нужно завести друзей, которые ничего не знают о моей прежней жизни.

– Звучит разумно. И что вы намерены предпринять?

– Завтра же лечу в Сан-Франциско. Билет уже заказала. А утром звонила в агентство по недвижимости, они подберут мне несколько домов и квартир на выбор. Я позвонила Виму, он ужасно занят, но сказал, что поужинать со мной время найдет. Сколько там пробуду, не знаю. Будет зависеть от результатов поиска. Но попробовать я хочу. А в такие гости меня больше не заманишь!

Вот в чем дело… Впрочем, Анна считала, что Пэрис давно созрела для смены обстановки: она это видела, но инициатива должна была исходить от самой Пэрис. И теперь это свершилось. Она действительно готова переехать.

– Так-так. Похоже, мы перевернули страницу, а? Анна радовалась за свою пациентку, хотя знала: ей будет не хватать Пэрис. Они хорошо сработались, но это был именно тот результат, какого она добивалась. Пэрис снова встала на ноги и готова двигаться вперед. Для этого потребовалось восемь месяцев, но главное – получилось.

– Думаете, я сошла с ума? – вдруг забеспокоилась Пэрис.

– Ни в коем случае. Наоборот, вы мне кажетесь вполне в здравом уме. Думаю, вы приняли правильное решение. Надеюсь, вы подберете себе подходящее жилье.

– Я тоже надеюсь, – отозвалась Пэрис и снова погрустнела. – Мне жалко уезжать. У меня с этим домом связано столько воспоминаний…

– Будете его продавать?

– Нет. Сдам в аренду.

– И правильно. Если в Калифорнии не приживетесь, вам будет куда вернуться. Главное – попробовать, Пэрис. Вам предстоит открыть для себя целый мир. Можете делать все, что захотите, ездить, куда хотите. Все дороги вам открыты.

– Страшновато…

– Зато интересно. Я вами очень горжусь.

Пэрис сказала Анне, что пока решила друзьям ничего не говорить. Сначала надо найти новый дом. А то еще отговаривать начнут. Пока она сообщила о своем решении только ей и детям. И все трое ее поддержали.

Проведя у психотерапевта полчаса, Пэрис вернулась к себе и стала собираться. Позвонила Натали – хотела извиниться перед Пэрис за неудачный вечер.

– Не бери в голову, – беспечно ответила та. – Все было чудесно.

– На неделе пообедаем вместе?

– Не смогу. Я лечу к Виму в Сан-Франциско.

– Здорово! Хоть немного развлечешься.

Натали была рада, что подруга наконец оторвалась от дома. Последние месяцы, конечно, были для нее ужасны, и никакого выхода Натали не видела, разве что снова выйти замуж. А с такими кандидатами, как Ральф, это маловероятно. Но кто-то ей все равно нужен. Они с Вирджинией поклялись найти подруге мужа, чего бы это ни стоило.

– Вернусь – позвоню, – пообещала Пэрис и продолжила сборы.

Наутро она села в самолет.

Пэрис летела первым классом, рядом сидел вполне симпатичный бизнесмен. Лет пятидесяти, в костюме, с портативным компьютером. Он все время работал. Пэрис перестала на него глазеть и увлеклась книгой, потом принесли обед, а затем она смотрела фильм. За полчаса до посадки ее сосед наконец отложил свой компьютер и с улыбкой посмотрел на Пэрис. Как раз в этот момент подошла стюардесса и предложила им сыр с фруктами или молоко с печеньем. Пэрис взяла фрукты, а сосед попросил кофе, и у стюардессы было такое лицо, словно она его знает.

– Часто летаете в Сан-Франциско? – вежливо полюбопытствовала Пэрис.

– Два-три раза в месяц. У нас там партнеры, мы вместе инвестируем биотехнологические проекты в Силиконовой долине.

Впечатляет! Очень симпатичный мужчина – такой преуспевающий, респектабельный.

– А вы? По делам летите или отдыхать? – спросил он.

– В гости к сыну в Беркли. Он студент.

Пэрис заметила, как он бросил взгляд на ее левую руку. Кольца она теперь не носила. После официального развода она его сняла, и это далось ей нелегко. Но что толку в кольце? Питер теперь женат на другой. Однако без кольца она чувствовала себя раздетой. Пэрис не снимала его со дня свадьбы, хотя не была особенно суеверной и сентиментальной. Она обратила внимание, что у соседа тоже нет на руке кольца. Хороший знак.

– Долго пробудете? – заинтересовался он.

– Не знаю. Хочу подыскать себе дом или квартиру. Думаю перебраться в теплые края.

– Из Нью-Йорка?

Он был заинтригован. Такая красивая женщина, лет сорок, и уже сын-студент.

– Из Гринвича.

– Вы разведены? Ого, да он соображает!

– Да, – осторожно произнесла Пэрис. – А как вы догадались?

– В Гринвиче не так много одиноких женщин, а раз вы заговорили о переезде, выходит, вы одна.

Пэрис кивнула, но расспрашивать о его семейном положении не стала. Она не была уверена, что ей хочется это знать, а выглядеть нескромной не хотелось.

Пилот объявил, что скоро самолет пойдет на посадку, Пэрис поднялась и направилась в туалет, а то потом встать с места не разрешат. Она ждала своей очереди, когда заметила на себе взгляд стюардессы – той самой девушки, что их только что обслуживала. Она улыбнулась Пэрис, подошла поближе и негромко заговорила:

– Конечно, это не мое дело, но, может, вам будет интересно. Он женат, у него в Стэмфорде четверо детей. Две наши стюардессы с ним встречались, и ни одной он о своей семье не сказал. Он часто летает. Я видела, вы с ним разговаривали, а женщины, я считаю, должны помогать друг другу. Может, вам это и неинтересно, но знать все равно не помешает. Сам он вам о семье ничего не скажет – нам, во всяком случае, не говорил. Мы узнали от другого пассажира, который знаком с его женой.

– Благодарю, – ответила Пэрис. Она была ошарашена. – Большое вам спасибо.

Туалет тем временем освободился, и она пошла умыться и привести себя в порядок. Глядя в зеркало, Пэрис думала о том, какой большой и враждебный мир окружает ее со всех сторон. Полный идиотов и прохиндеев. Найти порядочного человека – все равно что иголку в стоге сена. Конечно, в жизни нет ничего невозможного, но Пэрис казалось маловероятным устроить свою личную жизнь. Да и вообще мужчины ей не нужны. Не хватает только влюбиться! Она точно знала, что никогда больше не выйдет замуж. Питер привил ей иммунитет. Нужно только научиться быть одной.

Она вернулась на свое место, причесанная, со свежим макияжем; сосед смерил ее оценивающим взглядом и протянул ей свою визитку.

– Я буду в «Фор-Сизонс». Если найдете время поужинать – позвоните. А вы где остановитесь? – любезно спросил он.

– У сына, – солгала Пэрис. Но после того, что она только что услышала, ей не хотелось откровенничать. Тот еще фрукт! – Боюсь, времени у нас будет в обрез.

Визитку надо было куда-то девать, и она машинально убрала ее в сумочку.

– Тогда позвоните мне в Нью-Йорк, когда вернетесь, – предложил сосед, и в этот момент самолет коснулся земли. Они совершили посадку в аэропорту Сан-Франциско. – Подвезти вас в город? – вызвался он, и Пэрис улыбнулась, с грустью вспомнив о его жене.

– Нет, спасибо, меня ждут друзья, – небрежно бросила она.

Через двадцать минут, садясь в такси, Пэрис встретила его удивленный взгляд. Она помахала, и машина двинулась в город. В отеле Пэрис сразу избавилась от визитки.


Глава 10 | Игра в свидания | Глава 12



Loading...