home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15

Следующие два дня у Пэрис превратились в сплошную круговерть – она перенимала опыт у Джейн. В четверг было сразу два приема. Одним взялся командовать Биксби, второй, попроще, был поручен Джейн. Первый проводился для важного клиента в картинной галерее, в программе была цветомузыка и выступление группы в стиле техно, с большим количеством сложной аппаратуры. Второй устраивал давний приятель Биксби, и это был обычный официальный ужин. Пэрис курсировала между двумя мероприятиями, помогая там, где могла, и впитывая все, чему могла научиться у обоих.

В картинной галерее ей было особенно интересно, но это не значит, что она скучала с Джейн на официальном приеме. Джейн себя неважно чувствовала, так что примерно в середине вечера Пэрис отправила ее домой и вторую часть приема взяла на себя. Утром вид у Джейн тоже был не ахти; роды, судя по всему, могли начаться в любой момент. Один день она уже переходила.

– Как ты? – с тревогой спросила Пэрис, когда они разместились в кабинете.

– Устала. Выспаться не удалось – то и дело схватки. Да еще Пол на меня злится. Говорит, я не должна больше ходить на работу. Считает, что я убиваю ребенка.

Пэрис не могла с этим не согласиться, во всяком случае, Джейн и вправду требовался покой, нельзя было так напрягаться. Но Джейн хотела дать Пэрис возможность включиться в процесс, а Биксби она обещала доработать эту неделю, если, конечно, не родит.

– Ребенка ты не убьешь, а вот себя – запросто, – проговорила Пэрис и подвинула ей обитую бархатом банкетку. – Давай-ка положи ноги повыше.

– Спасибо, Пэрис. – И они снова углубились в свои папки.

В то утро пришли заказы еще на две свадьбы, и Пэрис смотрела, что с ними делает Джейн. Механизм был отлажен до совершенства. Прежде всего составлялся список звонков. Дважды в неделю приходила секретарша, она печатала то, что накопилось. Бухгалтер вел счета, а все остальное ложилось на плечи Биксби и Джейн. Работы было много, но Пэрис она очень нравилась, а к четвергу у нее уже было ощущение, будто она занимается этим всю жизнь.

В пятницу согласовали последние детали предстоящего юбилея Флейшманов. По случаю сороковой годовщины свадьбы юбиляры в субботу давали прием на сто человек в своем доме в Хиллсборо – огромном имении на вершине холма. Миссис Флейшман сказала, что всю жизнь ждала этого события, и Биксби считал делом чести организовать им неподражаемый вечер. К несчастью, хозяйка дома питала слабость к розовому, но Бикс умудрился уговорить ее выбрать навес такого бледного оттенка, что он уже мог считаться розовым с большой натяжкой. Из Голландии были выписаны тюльпаны нежнейшего розового цвета. В результате удалось спасти оформление вечера от безвкусицы и создать нечто изысканное. В одном миссис Флейшман была непоколебима – она собиралась надеть розовое платье, тем более что муж по случаю юбилея подарил ей кольцо с розовым бриллиантом.

В субботу Пэрис с ней познакомилась. Она оказалась милейшей пухленькой старушкой небольшого роста. Выглядела она лет на десять старше своих семидесяти. У нее было трое сыновей и тринадцать внуков, они все ожидались на юбилее стариков.

Было заметно, что миссис Флейшман души не чает в Биксби. Годом раньше он устраивал для одного ее внука бар-мицву, еврейский праздник инициации, и тогда, по словам Джейн, семья угрохала на торжество миллион долларов.

– Ого! – ахнула Пэрис.

– Это еще что! Пару лет назад в Лос-Анджелесе один прием обошелся в два миллиона. Знаменитый продюсер устраивал. Заказали полную цирковую программу, на трех аренах, да еще каток для детей. Это было что-то!

К моменту прибытия гостей все было готово. Миссис Флейшман сияла до ушей, муж ее тоже так и лучился удовольствием. Когда же раздались звуки вальса и Оскар Флейшман вывел жену на середину зала, Пэрис чуть не прослезилась.

– Симпатичные, правда? – шепнул Бикс. – Я от нее без ума!

Всех своих клиентов он любил, как родных, что помогало ему творить для них чудеса. Для этого действительно нужна была любовь. Конечно, попадались среди них и зануды, Бикс и для них себя не жалел, но если клиент был ему дорог, он работал с особенным вдохновением.

Пэрис, в строгом вечернем платье темно-синего цвета, стояла возле шведского стола и наблюдала за происходящим. Волосы она забрала во французский пучок, то есть стянула на затылке и подняла вверх к макушке. Она старалась не слишком броско выглядеть на работе. Быть незаметной, как предмет мебели, – именно так держались Бикс и Джейн.

Бикс почти всегда был в черном, как кукловод или мим, его облик неизменно был исполнен сдержанной элегантности. А на Джейн теперь налезало лишь два парадных платья – для коктейля и вечернее, – да и те трещали по швам. Ребенок был очень большой: врач сказал, не меньше четырех килограммов. Живот выглядел соответственно. Это, впрочем, не мешало ей весь день сохранять отличное настроение. В середине вечера у нее словно открылось второе дыхание.

– Чудесный вечер, правда? – услышала Пэрис мужской голос и, оглянувшись, увидела седого мужчину в смокинге. Он стоял прямо у нее за спиной и был необычайно импозантен. По виду – лет под пятьдесят, хоть и седой. И очень элегантный.

– Да, правда, – вежливо улыбнулась Пэрис.

Она не хотела давать ему повода для более тесного общения, поскольку находилась на работе. Хотя по виду этого, наверное, сказать было нельзя. Выглядела она получше многих гостей, которые в большинстве были намного старше. Однако тут присутствовали и сыновья Флейшманов, и их друзья. Пэрис решила, что незнакомец как раз из их числа.

– И шведский стол роскошный, – продолжал тот, пытаясь ее разговорить. – Вы близко знакомы с Флейшманами?

У него были такие же, как у Питера, синие глаза, а в целом он был даже интереснее. Поджарый, хорошо тренированный, в отличной форме. С такой внешностью он вполне мог быть каким-нибудь актером, хотя вряд ли, судя по составу сегодняшних гостей.

– Только вчера познакомились, – невозмутимо ответила Пэрис.

– Правда? – Он, очевидно, решил, что она чья-то дама, и бросил взгляд на ее левую руку, на которой больше не было кольца. – Очень симпатичные люди. – И тут он с ослепительной улыбкой предложил: – Не хотите потанцевать? Меня зовут Чандлер Фриман. Я деловой партнер Оскара Флейшмана-младшего. – Он представился по всей форме, и Пэрис улыбнулась, но не двинулась с места.

– А меня зовут Пэрис Армстронг, и я работаю у Биксби Мейсона, который устроил этот замечательный прием. Я тут не в гостях, а на службе.

– Ясно, – сказал он, окидывая ее оценивающим взглядом, и улыбнулся еще шире. – Что ж, Золушка, если потанцуешь со мной до полуночи, обещаю потом искать тебя по всему королевству, пока не найду ножку для хрустального башмачка. Идет?

– Мне в самом деле нельзя.

Пэрис была польщена и в то же время растерянна. Очень привлекательный мужчина. Само обаяние.

– Я никому не скажу. С вашей красотой грех стоять у стенки. Один танец ведь ничего не изменит?

Не дожидаясь ответа, он обнял ее за талию и увлек на середину зала. К своему удивлению, Пэрис повиновалась. По пути она перехватила взгляд Биксби, тот улыбнулся и подмигнул, и она решила, что ничего страшного не делает.

Чандлер Фриман оказался искусным партнером, и танцевать с ним было одно удовольствие.

– Не хотите присоединиться к нашей компании? – спросил он, когда танец кончился, и указал на столик Оскара Флейшмана-младшего, интересного мужчины примерно одного с Пэрис возраста, рядом с которым сидела его необычайно хорошенькая жена, вся в бриллиантах и изумрудах. Пэрис уже знала, что семья сколотила состояние на нефтеразработках в Денвере, после чего перебралась в Сан-Франциско. Джейн рассказала ей, что героем прошлогодней бар-мицвы как раз был сынок Оскара-младшего. – Я бы с удовольствием, – откликнулась Пэрис, – но мне нужно к своим.

Она не хотела бы проявить бестактность или навязчивость по отношению к гостям, как и произвести неблагоприятное впечатление на заказчиков и самого Биксби. Ей нисколько не претила ее роль скромного наблюдателя, и заводить шашни с гостями, даже такими привлекательными, она не собиралась.

А то, что Чандлер Фриман чертовски привлекателен, было бесспорно. «Интересно, с кем он пришел? – подумала Пэрис. – И как эта женщина отнеслась к тому, что он со мной танцевал?» Но за столом не было никого, похожего на его пару.

Чандлер развел руками:

– Очень жаль. Вы мне доставили большое удовольствие, потанцевав со мной. Я был бы счастлив встретиться с вами снова.

– Я оставлю свою визитку в хрустальном башмачке, – со смехом парировала она. – Меня всегда занимало, почему этот принц не удосужился даже узнать, как ее зовут. Просто удивительно.

Чандлер рассмеялся:

– Пэрис Армстронг. Работаете у Биксби Мейсона. Думаю, это я в состоянии удержать в памяти.

Можно подумать, он действительно собирается продолжать знакомство! Но Пэрис на это не рассчитывала. Просто очень интересный и обаятельный мужчина. Пощекотала немного самолюбие – и довольно. На большее она и не надеялась.

– Спасибо еще раз. Желаю приятного вечера, – обратилась она ко всему столику. Уже отходя от столика, Пэрис услышала, как жена Оскара-младшего спросила Чандлера, кто это был. Чандлер ответил: «Золушка», – и все рассмеялись. Пэрис в приподнятом настроении вернулась к Биксби и Джейн.

– Простите. Я не хотела обидеть его отказом, но улизнула, как только смогла.

Биксби пожал плечами:

– Секрет успеха заключается в том, чтобы знать, когда смешаться с толпой, а когда вернуться к работе. Ты все правильно сделала. Гостям иногда нравится пообщаться с нами. Я, во всяком случае, себе такое позволяю. Думаю, что и тебе не повредит, если в разумных пределах. Главное – все время держать процесс под контролем. А во многих случаях меня просто включают в список гостей. – Он ободряюще улыбнулся и сверкнул глазами. – Между прочим, это был неплохой экземпляр. Он кто?

– Прекрасный принц, – весело объявила она и тут заметила, что Джейн трет поясницу и вид у нее такой, будто она сейчас начнет рожать.

– Ты в порядке? – забеспокоилась Пэрис.

– Да. Просто ребенок неудачно повернулся. Сидит у меня на почках.

– Какая прелесть! – Биксби в притворном ужасе закатил глаза. – Не представляю, как женщины это выносят. Я бы, наверное, умер.

– Не умер бы, к этому привыкаешь, – возразила Пэрис с улыбкой.

Биксби повернулся к Джейн:

– Кстати, хотел сказать: сынок у тебя очень воспитанный. Я велел ему не показываться до окончания приема у Флейшманов – он и притих. Прекрасные манеры, Джейн, хвалю. Не крестник, а маленький принц. Если бы он появился раньше, я бы ему задал порку.

Все рассмеялись. Между тем гости начинали понемногу расходиться: вечер выдался долгий, а до города еще час езды. Бикс направился к хозяйке дома, чтобы попрощаться.

– Все вышло в точности, как я мечтала! – радовалась старушка. В своем розовом наряде миссис Флейшман была похожа на привидение. – Спасибо, Бикс. Замечательный вечер.

– Все было прекрасно, Дорис, а прекраснее всего – вы. Мы тоже чудесно провели время.

– Вы так потрудились! – воскликнула миссис Флейшман. – И мне очень понравилась ваша новая сотрудница. Она будет прекрасным дополнением к старой команде.

Бикс пошел за портфелем и одеждой – он находился здесь с полудня и перед началом приема переоделся в смокинг. Старики Флейшманы, взявшись за руки, ушли в дом.

На полпути к машине Пэрис вдруг услышала сдавленный стон. Она резко обернулась и увидела Джейн. Та стояла согнувшись, а на траве под ее ногами растекалась целая лужа.

– О боже, – произнесла она, глядя на Пэрис круглыми глазами, – кажется, воды отошли… – В следующее мгновение ее скрутила нестерпимая боль.

– Сядь, – твердо приказала Пэрис и помогла Джейн опуститься на газон. – Все в порядке, все будет хорошо. Малыш словно услышал голос Бикса – дождался окончания вечера. Сейчас доставим тебя домой.

Джейн кивнула, но из-за сильной схватки у нее перехватило дыхание. Когда отпустило, она жалобно посмотрела на Пэрис.

– Кажется, меня сейчас стошнит…

У Пэрис первые роды были точно такие же – с сильными и частыми схватками и безудержной рвотой, когда все происходит одновременно и не знаешь, за что хвататься. По опыту она знала, что это признаки стремительных родов.

Бикс вышел из дома, увидел, как Джейн корчится на земле, и бросился к ней.

– Господи, боже ты мой, да что с тобой? Что ты ела? Надеюсь, не икру и не устрицы? Их все так уминали, вдруг все скопом отравились?

Джейн жалобно подняла на него глаза.

– У нее, по-моему, роды начались, – пояснила Пэрис. – Тут поблизости есть больница?

– Здесь? Сейчас?!

Бикс был в шоке, но вмешалась Джейн:

– Я не хочу здесь ложиться в больницу. Я хочу домой. Мне уже лучше.

– По дороге решим, – резонно рассудила Пэрис и помогла Джейн сесть на заднее сиденье, где можно было и прилечь. Из багажника она достала полотенце и положила его рядом с роженицей, а сама села вперед.

Бикс убрал смокинг в багажник, и в следующее мгновение машина рванула с места.

– По-моему, тебе следует связаться с врачом, – посоветовала Пэрис. – Когда начались схватки?

Джейн уже набирала номер.

– Не знаю. Мне весь вечер было не по себе. Я подумала, съела что-то не то.

Наблюдающий Джейн гинеколог велел прямиком ехать в город, в Калифорнийский медицинский центр. Он считал, что по дороге ничего не должно случиться, но в случае непредвиденного советовал ехать в любую клинику, какая будет по пути, а в самом крайнем случае – звонить в службу спасения. Врач обрадовался, узнав, что она в машине не одна и ей есть, где лечь.

Потом Джейн позвонила Полу, назначила место встречи и напомнила захватить вещи. Сумка уже три недели как стояла в прихожей в ожидании своего часа.

Едва закончив разговор, она почувствовала новую схватку, такую сильную, что минуты три или четыре не могла говорить.

– Если мне не изменяет память, – сказала Пэрис, – когда во время схваток не можешь говорить – значит, пора в больницу. Боюсь, роды уже намного ближе, чем мы думаем.

Джейн схватила ее за руку и так застонала, что Бикс испугался.

– О господи! Я же гомосексуалист, пожалейте меня! Я такого видеть не в силах. Мне этого и знать-то не полагается. Что теперь прикажете делать?

– Езжай в город как можно быстрее, – усмехнулась Пэрис.

Джейн почувствовала себя немного легче и тоже слабо улыбнулась.

– Бикс, твоему крестнику не терпится с тобой познакомиться, – поддразнила она.

– Так скажи ему, что еще не время! Я желаю видеть его аккуратно завернутым в голубое одеяльце, в больничной палате, и чтоб волосики были причесаны один к одному. К тебе это тоже относится, – добавил он, глядя в зеркало заднего вида.

На самом деле Бикс не на шутку встревожился. Он меньше всего желал, чтобы у Джейн что-то пошло не так или чтобы задержка в пути каким-либо образом отразилась на ребенке.

– Уверены, что не надо в ближайшую больницу? – спросил он обеих сразу, и Джейн заверила, что все в порядке.

Прошло еще несколько схваток, Пэрис замечала их по часам. Пока что – с интервалом в семь минут. Время еще было, но в обрез.

В промежутках между схватками женщины негромко разговаривали, но когда на полной скорости проезжали мимо аэропорта, Джейн закричала.

– Что случилось? – вскинулся Бикс.

Пэрис тоже не на шутку встревожилась, когда Джейн сказала, что ее тянет тужиться. К счастью, они уже были в черте города.

– Подожди, тужиться нельзя! – приказала Пэрис. – Мы почти приехали. Потерпи.

– О боже! – снова простонал Бикс. – Этого не может быть… – Он нервно посмотрел на Пэрис. – Ты и роды принимать умеешь?

– А это входит в должностную инструкцию? – Пэрис не спускала глаз с Джейн, продолжая держать ее за руку.

– Может пригодиться. Но надеюсь, что нет. – Он проскочил перекресток на красный свет и чудом не получил удар в бок. Никогда в жизни ему не доводилось ездить на такой скорости и с нарушением правил. – А кстати, Пэрис, я еще не сказал, я тебя беру. Так вот, сейчас я это говорю. На этой неделе ты прекрасно потрудилась. А ты… – он обратился к Джейн, – ты уволена, так и знай. Чтоб в понедельник духу твоего в конторе не было! Никогда больше не приходи!

Они уже были на Калифорния-авеню, и Джейн стонала нечеловеческим голосом. Пэрис пыталась заставить ее дышать глубже, но это мало помогало.

– Можно остановиться? – слабым голосом попросила Джейн. От быстрой езды ее укачало.

– Нет! – рявкнул Бикс. До больницы оставалось несколько кварталов. – Я не остановлюсь, и ты не родишь здесь, в машине! Ты меня слышала, Джейн?

– Вот захочу и рожу, – ответила та и закрыла глаза.

Ее лоб покрылся испариной, и Пэрис поняла, что им повезет, если успеют доехать. Ребенок явно рвался на свет божий. В этот момент Бикс с визгом остановил машину перед клиникой, на стоянке машин «Скорой помощи». Без лишних слов он бросился за врачом.

– По-моему… ребенок… уже выходит, – прерывисто проговорила Джейн, изо всех сил стараясь не кричать.

– Ну-ну-ну, девочка, мы уже приехали, – ее Пэрис.

К ним уже мчались санитары с каталкой, с ними был и Пол. Джейн водрузили на каталку, и она со слезами протянула обе руки к мужу. Все это время она мужественно держалась, но сейчас нервы сдали, и ей стало очень страшно.

– Не плачь, все будет хорошо, – бормотал Пол, держа ее за руку.

Роженицу даже не повезли наверх, а доставили в палату приемного отделения, откуда теперь доносились дикие вопли, пробирающие до глубины души. Бикс в ужасе смотрел на Пэрис и в какой-то момент даже схватил ее за руку.

– Боже, боже… Она что, умирает?

В его глазах стояли слезы. Подобного он еще не слышал. Джейн кричала так, словно ее заживо распилили на две половины.

– Нет, – невозмутимо ответила Пэрис. – Скорее всего, она с минуты на минуту произведет на свет ребенка.

– Какой ужас! С тобой тоже такое было?

– С одним. Во второй раз мне делали кесарево.

– Да, вы из какого-то другого материала сделаны. Все вы. Я бы такого не вынес.

– Оно того стоит, – улыбнулась Пэрис и смахнула слезу. Ей вдруг вспомнился Питер.

Через несколько минут к ним вышла медсестра приемного отделения и сообщила, что ребенок родился здоровый и весит почти четыре шестьсот. Через полчаса мимо них провезли Джейн, следом горделиво вышагивал Пол с ребенком на руках. Кортеж направлялся наверх, в послеродовое отделение.

– Все в порядке? – Пэрис нагнулась поцеловать молодую маму. – Я тобой горжусь. Ты молодец.

– Пустяки, – слабо улыбнулась Джейн.

Ей дали какое-то обезболивающее, и она была немного одурманена. При таком весе рожать – совсем не пустяки, уж это Пэрис знала.

– Завтра придем тебя навестить, – пообещала она. Бикс тоже наклонился и поцеловал Джейн.

– Спасибо, что не стала рожать на приеме! – торжественно изрек он, и все трое рассмеялись. Бикс мельком взглянул на младенца. – Такому богатырю впору расхаживать с портфелем и сигарой во рту. Мой крестник!

– похвалился он медсестре.

Когда Бикс и Пэрис вышли на воздух, было уже три часа ночи.

– Вот так вечерок! – заметил Бикс, глядя на звездное небо.

Пэрис молча кивнула. У нее вся неделя была необычная. Она нашла работу, завела двух новых друзей и в завершение чуть не приняла роды.

– Спасибо, что взял меня, – сказала Пэрис уже в машине. У нее было такое чувство, будто они уже сто лет знакомы.

– После сегодняшнего надо будет внести в буклет фирмы акушерские услуги, – объявил Бикс.

– Я до смерти рад, что роды все-таки пришлось принимать не нам.

– Я тоже.

Этот вечер как-то особенно сплотил их. Они оба знали, что никогда его не забудут.

– Можно тебя пригласить позавтракать? – предложил Бикс, высаживая ее у дома. – Я бы хотел познакомить тебя со своим партнером.

То, что он решил ввести ее в свой частный мир, Пэрис восприняла как большую честь. Его приглашение ее ошарашило и в то же время польстило.

– Не знала, что у тебя есть партнер по бизнесу.

– Да нет. Я говорю о парне, с которым мы вместе живем, – рассмеялся Бикс. – Ты что, с луны свалилась?

– Прости, не дошло. – Пэрис усмехнулась. – Конечно, приду. С удовольствием.

– В одиннадцать. Будем вспоминать сегодняшний вечер и напьемся. Жаль, что его с нами не было. Он у меня врач.

– Буду ждать с нетерпением, – от души произнесла Пэрис и вошла в дом.

– Спокойной ночи! – прокричал Бикс, отъезжая.


Глава 14 | Игра в свидания | Глава 16



Loading...