home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19

В Сан-Франциско они вылетели в воскресенье в полдень, перед этим плотно позавтракав в гостинице. К половине третьего Пэрис уже была дома. Выходные прошли самым волшебным образом.

– Я теперь и впрямь как Золушка, – сказала она, когда Чандлер нес в дом ее багаж. – Вот сейчас возьму и превращусь в тыкву!

– Не превратишься. А если и так, то я мигом тебя обратно заколдую. – Он улыбнулся. – Я тебе позвоню, – сказал он и поцеловал ее в дверях.

Пэрис поспешно оглянулась, не видит ли их кто-нибудь. Ее с вещами доставил домой мужчина – слишком уж пикантная ситуация. С другой стороны – кого стыдиться? Соседей она не знает, кому какое дело, чем она занимается.

Вечером Чандлер позвонил, как и обещал.

– Я соскучился, – нежно произнес он, и у Пэрис моментально закружилась голова.

Стыдно было признаваться, но она тоже по нему соскучилась, и гораздо сильней, чем хотелось бы.

– Я тоже, – ответила она.

– Когда увидимся? Может, завтра?

– Завтра мы с Биксом допоздна работаем, – с сожалением проговорила она, и на сей раз это была правда. – Может быть, во вторник?

– Прекрасно. Не хочешь посмотреть, как я живу? Я бы приготовил ужин.

– Вот этого не нужно. Или давай так: я приеду к тебе и помогу.

– Отлично, – обрадовался он и пообещал позвонить утром.

На другой день Бикс ждал ее в офисе с видом строгого папаши и тут же потребовал отчета:

– Ну, как?

– Потрясающе! Лучше, чем я ожидала. Чандлер проявил себя безупречным джентльменом.

– Именно этого я и боялся, – угрюмо констатировал Бикс.

– Как это? Ты хотел, чтобы он меня изнасиловал?

– Нет. Но настоящие мужчины не ведут себя как безупречные джентльмены. Они брюзжат, устают, терпеть не могут таскаться с женщиной за покупками… Он, кстати, с тобой по магазинам не ходил?

– Ходил, – рассмеялась Пэрис. – И купил мне в подарок изумительную сумочку от Шанель.

– Еще не легче! Когда тебя последний раз мужчина возил по магазинам? Питер возил?

– Нет, он магазины на дух не выносил. Для него это было хуже зубной боли.

– Вот-вот! Пэрис, этот тип слишком положительный. Он меня пугает. Настоящие мужики неуклюжие, не умеют себя вести. Если только у них за плечами нет колоссального опыта охмурения женщин.

– Ну, девственником я его не считаю…

– Надо думать. Но мне кажется, он типичный плейбой.

– Он говорит, что еще не встретил своей женщины. Романы были, но настоящего – нет.

– Меня на это не купишь. В мире полно достойных женщин, которые жаждут познакомиться с достойным мужчиной. Если бы он захотел, уже давно бы нашел себе пару.

– Возможно. Но он говорит, это не так просто.

– Для такого, как он, это сущий пустяк. И «Феррари» тебе, и самолет, и денег куры не клюют. Неужели ты думаешь, ему трудно найти себе подходящую женщину?

– Хорошей женщине это может быть и не нужно. Завтра он собирается угостить меня ужином собственного приготовления.

– Меня уже тошнит! – Бикс с озабоченным видом откинулся на спинку кресла.

– А что плохого в том, что он продемонстрирует мне свою стряпню?

– А Питер тебе готовил ужин?

– В самом крайнем случае. – Пэрис вдруг стала серьезной. – Питер ушел от меня к другой женщине. Можно ли после этого считать его порядочным человеком? Думаю, вряд ли. – Она впервые произнесла это вслух. – А Чандлер сам побывал в моей шкуре. Я думаю, он просто осторожничает.

Пэрис начинало раздражать, что Бикс с таким недоверием относится к Чандлеру. Это было незаслуженно.

– А, по-моему, совсем наоборот, – стоял на своем Бикс. – У меня был похожий парень, баловал меня до безумия. Задаривал часами, браслетами, кашемировыми пиджаками, в поездки возил… Мне казалось, я уже умер и попал в рай, пока не узнал, что он спит еще с тремя парнями и вообще распутник, каких свет не видывал. Бездушный и бессердечный. Как только я ему надоел, он даже перестал отвечать на мои звонки. Я был совершенно убит, пока не понял, в чем дело. Он был охотник. Боюсь, твой Чандлер такой же. Тот же тип, только предпочитает женщин. Не спеши ложиться с ним в постель.

Пэрис вздохнула. Она очень ценила дружбу с Биксом. Он казался ей очень умным человеком, способным тонко чувствовать. Бикс искренне хотел оградить ее от неприятностей, и Пэрис этим дорожила. Однако насчет Чандлера он ошибался.

Они действительно проработали допоздна, зато на следующий день Пэрис освободилась в шесть, и в половине восьмого Чандлер заехал за ней домой. Сегодня он был не на «Феррари», а на старом «Бентли».

– Какая дивная машина! – восхитилась она, и Чандлер пояснил, что почти на ней не ездит, а продавать жалко. – Я решил, что тебе будет любопытно прокатиться на такой старушке.

Его квартира произвела на Пэрис сильное впечатление. Это был пентхаус на Рашен-хилл, с круговым обзором. А терраса привела ее в бурный восторг. И все здесь было из белого мрамора, черного гранита или черной кожи. Эффектно и очень мужественно.

Кухня поражала новейшим оборудованием. Все уже было готово: устрицы, холодный омар, нежнейшая паста капеллини с икрой. От Пэрис уже не требовалось никакой помощи.

Они разместились на кухне, за длинным столом с черной каменной столешницей. Чандлер погасил верхний свет, зажег свечи и завел музыку в исполнении тех же артистов, которых они слушали на вечере Уолтера Фрая. Французское белое бордо было великолепным, ужин – изысканным, и Пэрис по-настоящему наслаждалась.

Потом они сидели в гостиной перед камином и любовались видом из окон. На улице заметно похолодало, и Пэрис с удовольствием согревалась рядом с Чандлером перед огнем очага. Она и не заметила, как оказалась в его объятиях, а его губы прижались к ее губам.

Они были знакомы всего три недели, и, вопреки своим правилам и предостережениям Бикса, Пэрис чувствовала, что влюбляется. Она уже не помнила, чем именно это плохо и почему она должна хранить вечную верность Питеру. «В конце концов Питер теперь женат на Рэчел, и я ему ничем не обязана», – твердо сказала она себе.

Чандлер продолжал ее целовать и осторожно провел рукой по бедру, но не слишком настойчиво, словно пробуя почву. Забыв обо всем на свете, Пэрис положила руки ему на плечи и растаяла в его объятиях.

Казалось, прошла целая вечность. Когда Пэрис очнулась, она лежала с Чандлером в постели и одежды на ней не было.

– Пэрис, если ты не хочешь, я не стану этого делать, – мягко проговорил Чандлер.

– Хочу, – прошептала она и прижала его голову к груди.

Тела их сплелись и слились воедино, он уверенно и бережно овладел ею. Пэрис испытала такое наслаждение, о котором с Питером могла только мечтать. На ночь она осталась у Чандлера, а утром они снова предались страсти. Питер так никогда не поступал, и у Пэрис было странное чувство грехопадения. Но потом, за завтраком, ей стало легче. У Чандлера был счастливый и умиротворенный вид, он смотрел на нее и улыбался. И это был не сон, а явь.

После завтрака Чандлер отвез ее на работу и обещал позвонить.

Пэрис чувствовала себя целиком во власти его чар и Биксу на этот раз ничего не сказала. Это его не касается. Ночь, проведенная с Чандлером, все переменила. Теперь она принадлежала ему. Их отношения перешли в новую стадию.

Вечером Чандлер снова заехал за ней и повез к себе. Пэрис опять переночевала у него, а назавтра ей на работу позвонила встревоженная Мэг:

– Мам, с тобой все в порядке? Я тебе вчера звонила и накануне тоже, а тебя все нет и нет. Работала?

– Нет… Я была… с Чандлером.

– Что-нибудь случилось?

– Нет, конечно. Все хорошо, солнышко. Мы просто засиделись, разговаривали…

– Ну хорошо. Будь осторожна. Смотри, не влюбись слишком быстро.

Она говорила, как Бикс, но Пэрис не придала этому значения. Она не помнила, чтобы когда-нибудь была так счастлива. Пэрис хотела поделиться с Анной Смайт, но времени так и не выкроила. В субботу они проводили сразу две свадьбы, так что даже с Чандлером ей увидеться не удалось. Свадьба – это не обычный прием, тут можно ожидать любой неожиданности и в любой момент. Приходится все время быть начеку и нести вахту до последнего гостя. Одна свадьба продолжалась до половины третьего, вторая и вовсе до четырех, и Пэрис не рискнула будить его своим звонком.

Чандлер не обиделся, а в воскресенье они отправились ужинать. Пэрис хотела познакомить его с Вимом, но у того были свои дела. Так что ужинали они вдвоем.

На сей раз они никуда не поехали и провели вечер у нее дома – мирно смотрели кино по видео, а потом занимались любовью. Среди ночи Чандлер уехал к себе, сославшись на утреннюю встречу.

Еще три недели они провели в своем уютном мирке. Все свободное от работы время Пэрис проводила с Чандлером. Она чаще ночевала у него, чем у себя, и одно можно было сказать наверняка: она больше не чувствовала себя одинокой.

У Пэрис было ощущение, что она попала в сказку. Такого мужчины, как Чандлер, она еще не встречала. Внимательный, чуткий, добрый, предупредительный, веселый.

Кроме того, он был в отличной форме, великолепно сложен и просто неподражаем в постели. Но, несмотря ни на что, Пэрис однажды ночью решила задать вопрос, который не давал ей покоя. Впрочем, ей казалось, что ответ она уже знает.

Она приподнялась на локте и с улыбкой посмотрела на него:

– Ты, надеюсь, не спишь с другими женщинами, а? Я имею в виду – теперь, когда мы вместе.

Он улыбнулся в ответ и провел пальцем по ее соску, отчего она немедленно возбудилась.

– А для тебя это важно?

– Конечно, – мягко произнесла Пэрис. – Я исхожу из того, что наши с тобой отношения носят эксклюзивный характер.

– Эксклюзивный? Слово-то какое, – усмехнулся он и, откинувшись на спину, уставился в потолок.

– Почему ты молчишь? – У нее упало сердце.

– А что ты хочешь от меня услышать? Да, с тех пор, как мы с тобой, я ни с кем другим не сплю. Но, надеюсь, ты понимаешь, что это вполне может произойти. Нам пока рано давать друг другу какие-то клятвы.

– Клятвы мне от тебя не нужны, – тихо произнесла Пэрис. – Но я рассчитываю, что, кроме меня, у тебя сейчас никого нет. Можешь называть, как хочешь.

– Поскольку мы пользуемся презервативами, это не должно тебя беспокоить. Я не собираюсь подвергать тебя риску, Пэрис.

– Но хранить верность ты тоже не собираешься?

– Этого Я тебе обещать не могу. Не хочу тебя обманывать. Мы взрослые люди. Все может случиться.

– То есть ты оставляешь за собой право встречаться с другими женщинами? – Пэрис опешила. Ей такое и в голову не могло прийти.

– Ты все равно не оставляешь мне для этого времени, – беспечно ответил Чандлер.

Но он же ездит в командировки! А сколько ночей она проводит дома после того, как работает допоздна…

Такого ответа Пэрис никак не ожидала. Ошарашенная, расстроенная, она села на постели и посмотрела на него сверху вниз. У нее и в мыслях не было, что она может быть у него не одна.

– Ты никогда не говорила, что придаешь этому такое значение, – недовольно сказал Чандлер.

– Я не думала, что об этом нужно специально говорить. Я решила, что ты тоже так считаешь. Ты говорил, я особенная, не такая, как все…

– Ты и есть особенная. Но я не собираюсь садиться на привязь. Мы с тобой не муж с женой. Мы оба знаем, что это далеко не главное.

– Нет, не оба! – жалобно проговорила Пэрис. – Я так не считаю. Я была верна своему мужу, а он был верен мне. Двадцать с лишним лет! Это – к слову. – Она вдруг осознала жестокую реальность. Это не брак, это – роман. – Я не хочу тебя ни с кем делить.

– Я не твоя собственность! – вдруг рассердился Чандлер.

– Мне этого и не нужно. Но я должна быть уверена, что, пока ты спишь со мной, у тебя нет никакой другой женщины.

– Пэрис, у нас пока не те отношения, чтобы на это претендовать. Мы взрослые люди, и мы свободны. Что, если ты встретишь мужчину, с которым тебе тоже захочется переспать?

– Пока мы с тобой встречаемся, этого не может быть. А если и случится, ты узнаешь первым.

– Весьма благородно с твоей стороны, – прагматично заметил Чандлер, – но я тебе такого обещания дать не могу. Всякое может случиться, когда и сам не думаешь…

– Но если бы случилось, ты бы мне рассказал?

– Необязательно. Пэрис, пойми, мы знакомы всего полтора месяца. Может, через полгода, в зависимости от того, как у нас будет складываться… Но до этого еще дожить надо.

– Поразительно, как у тебя все расписано! Что – через полтора месяца, что – через три, через шесть, через год… Кто же эти правила придумал?

– Все зависит от договоренности между мужчиной и женщиной, – невозмутимо парировал Чандлер.

Пэрис поняла, что он не даст ей на себя давить. Нечего и пытаться. «Эксклюзивность» явно никак не входила в его планы.

– И какая между нами договоренность? – спросила Пэрис, глядя ему в глаза.

– Официально – пока никакой. Мы хорошо проводим время, разве не так? Что еще нужно?

Не проронив ни слова, Пэрис встала и бросила на него взгляд через плечо.

– Мне нужно намного больше. Мне нужно быть уверенной, что в данный момент я у тебя одна – если не в жизни, то хотя бы в постели.

– Это же неразумно, – бесхитростно заявил Чандлер.

– А по-моему, очень даже разумно. Мне кажется, в этом и состоит жизнь. В честности, в заботе о другом человеке, в верности ему…

– Но ты же получаешь со мной удовольствие?

Он повернулся на бок и следил за ней взглядом. Пэрис одевалась.

– Да. Но жизнь состоит не из одних удовольствий.

– Так дождись, пока она не перейдет в другое русло. Рано еще рассуждать о таких вещах. Пэрис, ты все испортишь!

– Ты это сам уже сделал.

Впрочем, она готова была признать, что он хотя бы честен. Но не более того.

– Если не делать резких телодвижений, может, мы к этому и придем. Постепенно.

– А пока мы туда «идем», ты будешь спать с другими?

– Может, и нет. Пока этого не было. Но возможности такой не исключаю.

– Но я не хочу, чтобы меня постоянно преследовали подозрения. А это неизбежно. Теперь, зная твои принципы, я не смогу тебе верить. А ты мне всегда можешь доверять, даже не зная, где я и что. В этом вся разница.

– Но я от тебя верности не требую. Господи, это же элементарные вещи!

– Какие? Что каждый – сам по себе и волен трахаться с кем захочет? Как трогательно! И очень грустно. Мне нужно нечто большее. Я хочу любви и честности, без этого отношений не бывает.

– Я тебе никогда не лгал. И не стану.

– Да уж, – печально промолвила Пэрис. – Ты просто промолчишь. Так? – Он не ответил, и она смерила его долгим взглядом. – Если передумаешь, позвони. – Она чуть не сказала: «Если повзрослеешь». – Все было чудесно. Но если бы я узнала, что ты мне изменяешь, все стало бы совсем иначе. Для меня это означало бы конец. Я очень старомодная.

– Ты просто хочешь выйти замуж и держать меня на привязи! – цинично заявил Чандлер. – На худой конец – делать вид, что замужем. Так вот, ты не замужем! Могла бы радоваться тому, что есть. Но меня захомутать тебе не удастся!

Для него это было бы самое страшное, хуже не бывает.

– Я и радовалась, но недолго. Ты все испортил.

– Зря теряешь время, – раздраженно бросил он. – По твоим правилам давно никто не играет. Они канули в историю. Вместе с мрачным Средневековьем.

– Может, ты и прав, – тихо проговорила Пэрис. – Но в таком случае я тоже канула в историю. Спасибо за все.

Она вышла, закрыв за собой дверь, немного постояла в холле и медленно двинулась к лифту. Пэрис еще надеялась, что он бросится за ней, умоляя вернуться. Но в глубине души она понимала, что этого не будет никогда.

Она получила еще один тяжелый урок. Пусть у Чандлера Фримана свои представления об отношениях с женщиной – она на них ни за что не согласится. И Чандлер это уже понял, и больше она ему не нужна. Биксби оказался прав.


Глава 18 | Игра в свидания | Глава 20



Loading...