home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

Пэрис перестала встречаться с Чандлером в конце марта. Бикс спросил об этом лишь спустя две недели, хотя сразу почувствовал, что что-то произошло. Несколько дней Пэрис вела себя непривычно тихо, после чего вдруг развила бурную деятельность. В конце концов, когда они вместе трудились над организацией очередной свадьбы, Бикс задал ей вопрос в лоб:

– Я что-то пропустил? Или Чандлер действительно перестал звонить?

Пэрис немного помялась, но потом кивнула:

– Да, перестал.

– Вы что, поссорились? Или тебе надоело есть икру и разъезжать на «Феррари»?

За словом в карман Бикс не лез, и Пэрис невольно улыбнулась. Первые дни она была расстроена, но теперь понемногу приходила в себя. Обида в ее душе уступила место стыду. Какой же она оказалась дурой! И ведь все предупреждали, чем это кончится… А Чандлер так больше и не позвонил. Испарился, как дымок.

Пэрис сделала выводы, но радости не было. И, как ни грустно признаваться, Чандлера ей не хватало. Он был к ней так внимателен, а в постели просто неподражаем. Впервые за прошедший год Пэрис почувствовала себя женщиной, а не отвергнутой женой. В этом смысле роман с Чандлером пошел ей на пользу, но кусочек сердца он у нее украл. Хуже – она сама его ему отдала.

– Не сложилось. Я совершила ошибку.

После недолгого раздумья она ему все рассказала.

– Черт. Вот ничтожество!

– Ты правда так считаешь?

Пэрис искренне интересовалась его мнением. Бикс был на восемь лет моложе, но намного опытнее, и его суждениям она доверяла. Иногда ей казалось, что она очутилась в другой эпохе и в другом мире. И в каком-то смысле это так и было.

– Конечно. Полное ничтожество, – повторил Бикс. – Порядочные люди так не поступают. А вранья-то! Но тут таких, как он, полно. И мужчин, и женщин – это от пола не зависит. Когда вступаешь в близкие отношения с порядочным человеком, его не приходится спрашивать, не спит ли он с кем-то еще. Приличному человеку и в голову не придет спать сразу с несколькими партнерами. Я, например, так не делаю. И Стивен тоже. Но мне доводилось встречаться с такими. И твой Чандлер той же породы. Трахаются напропалую. И что им это дает? Любви как не было, так и нет. Впрочем, многие и не способны любить, даже самих себя.

– У меня иногда такое ощущение, будто у всех есть учебник, а у меня – нет. Он говорил вполне резонно и даже убедительно. Только меня не убедил. Я бы себя возненавидела, если бы согласилась жить по его правилам. Зато я извлекла урок, уяснила для себя, что ни за что на свете не стану спать с человеком, который меня не любит. Я-то думала, Чандлер любит! По крайней мере влюблен, как я влюблена в него… Теперь мне кажется, что это была не любовь. Обыкновенная похоть. И вот что из этого вышло.

– Зато у тебя появилась роскошная сумочка, – напомнил Бикс, и Пэрис рассмеялась.

– Это уж точно. Удачная сделка. Моя честь в обмен на сумочку.

– Но ты не жертвовала своей честью. Ты же не понимала, что на самом деле происходит.

– А думала, что понимаю. Наверное, в этом и есть моя главная ошибка.

– Ну, больше ты так не сделаешь. Зато лед тронулся. Ты лишилась целомудрия и теперь можешь пуститься на поиски достойного парня, – улыбнулся Бикс.

Пэрис вздохнула:

– Самое ужасное, что я больше не доверяю собственным суждениям. Сколько мне сначала придется жаб поцеловать?

– Нескольких, – невозмутимо ответил Бикс. – Все мы через это прошли. Если на губах вскочат бородавки, теперь их легко удаляют.

– Боюсь, у меня смелости не хватит проходить через это снова и снова. Это ужасно больно, – честно призналась она.

– Да, больно, и очень грустно. Романы всегда сопряжены с разочарованием.

– Это Питеру спасибо! – Впервые в голосе Пэрис прозвучало ожесточение. – Поверить не могу, что он меня на это обрек!

Бикс кивнул. Так оно и бывает – один партнер отбывает «в сторону моря», а второй оказывается на помойке и вынужден выкарабкиваться самостоятельно. Не обрадуешься.

– Мне бы надо его возненавидеть за все, что он со мной сделал, но до этого еще не дошло и, думаю, вряд ли дойдет. Я только надеюсь, что настанет время, когда я перестану по нему тосковать. Пока что мне его страшно не хватает. Не хотелось бы, чтобы это продлилось всю жизнь. – В глазах Пэрис стояли слезы. – Не могу поверить, что в мои годы мне приходится бегать на свидания, как глупой девчонке. Это отвратительно. И жалко.

– Ничего жалкого в этом нет. Так устроена жизнь. Даже когда отношения складываются превосходно, один рано или поздно умирает, а второй остается в одиночестве и вынужден начинать все сызнова. Это грустно, но такова жизнь.

– Да, как у Стивена, – печально произнесла Пэрис, вспомнив, что партнер Бикса девять лет назад потерял прежнего супруга. – Но ему повезло. Он нашел тебя. – Она улыбнулась Биксу. У нее было такое чувство, будто они дружат уже сто лет.

– Никто не идеален, – загадочно произнес Бикс. Пэрис удивленно взглянула на него, пытаясь угадать, уж не поссорились ли они.

– Что-то не так? – Она готова была оказать ему любую поддержку в ответ на его сочувствие. Он с первого дня их знакомства стал ей верным другом.

– Когда-нибудь все может случиться… Но пока все в порядке.

– Как это понимать?

– Понимать так, что у каждого своя чаша. Партнер Стивена умер от СПИДа. Стивен тоже ВИЧ-инфицирован. Он может жить так годами, а может и по-настоящему заболеть. Я знал об этом. И решил, что, сколько бы нам ни было отпущено, оно того стоит. И не ошибся. Не жалею ни об одной минуте, что мы вместе. Но мне хочется, чтобы он жил вечно.

Теперь слезы выступили на глазах Бикса. Пэрис молча обняла его, и они долго стояли, прижавшись друг к другу. Наконец Бикс сквозь слезы улыбнулся.

– Ты себе не представляешь, как сильно я его люблю. Он необыкновенный человек!

– Ты тоже, – Пэрис с трудом проглотила комок в горле. Как несправедлива жизнь!

– Знаешь, если бы я предпочитал женщин (слава богу, что это не так, мне и мужских заморочек хватает), то первой выбрал бы тебя.

– Это что, предложение? – поддразнила Пэрис.

– Да, но не эксклюзивное, ты уж меня прости. Я по-прежнему буду спать с мужчинами, и тебе придется смириться с тем, что ты у меня не одна. Подходит такой вариант?

– Где мне поставить подпись?

Оба рассмеялись, и Бикс помотал головой. Ему нравилось говорить с Пэрис. Она была ему как сестра.

– А ведь я тебя предупреждал: не связывайся с Чандлером!

– Я так и знала, что в конце концов ты это вспомнишь. Но он так красиво за мной ухаживал! Говорил, что с ним такое впервые за четырнадцать лет… Неужели все врал?

– Конечно. Это он тебя так завлекал. Подобные типы на слова не скупятся, лишь бы сработало. Не переживай. Когда встретишь настоящего человека – ты его не пропустишь. А с Чандлером было так, несерьезно.

– Судя по всему, да.

Они решили на сегодня закруглиться с делами. Оба чувствовали, что этот разговор по душам – откровенность Пэрис и признание Бикса о болезни Стивена – сблизил их еще больше.

Вернувшись домой, Пэрис позвонила дочери. И, к своему удивлению, застала ее в слезах.

– Что стряслось? С Энтони поссорились?

– Похоже на то. Представь себе, я узнала, что он встречается с другой девушкой! Даже не девушкой – женщиной. Она большая шишка в продюсерском мире, и он, оказывается, спит с ней уже два месяца.

В конечном итоге амбиции одержали верх над этим юношей. Еще один беспринципный тип! Однако на сей раз Пэрис не удивилась, и Мэг, как выяснилось, тоже. Она изначально понимала, с кем имеет дело, но надеялась продлить отношения хотя бы на какое-то время. Но красавчик продержался примерно столько же, сколько Чандлер. Полтора месяца.

– Девочка моя, как жаль! А знаешь, я с Чандлером тоже больше не встречаюсь… – Ей вдруг пришла в голову идея: – Не хочешь приехать домой на выходные?

Месяц назад Пэрис получила свою мебель и теперь чувствовала себя действительно дома. Ее жилище сильно преобразилось.

– А что такое с Чандлером? – Мэг.

– То же самое. Теперь я понимаю, что вела себя как наивная идиотка. Не спрашивала его, встречается ли он с кем-то еще. Но мне и в голову не приходило это уточнять!

– Со мной такое было в колледже, – голосом умудренной женщины прокомментировала Мэг. – Всегда нужно спрашивать.

– Почему же меня никто не предупредил?

– Тебя предупреждали, но ты ничего не желала слышать. В следующий раз непременно спрашивай. И если выяснится, что ты не одна, немедленно хлопай дверью. И вообще, надо стараться, чтобы не ты к нему приходила, а он – к тебе. Так проще.

– В следующий раз возьму тебя с собой – оговаривать условия моего контракта, – поддразнила Пэрис.

– Непременно. – Мэг вздохнула. – Господи, мам, до чего же мне плохо! Такое чувство, что на свете не осталось ни одного порядочного парня. Во всяком случае, здесь.

В голосе дочери слышалось отчаяние, и это – в двадцать четыре года! Что же тогда говорить о ней самой? В мае Пэрис должно было стукнуть сорок семь.

– В Сан-Франциско, по-моему, ненамного лучше.

– Как и везде. Мои подруги в Нью-Йорке то же самое говорят. Вокруг одни лжецы и плейбои. Или наоборот – такие, что признают только любовь до гроба. А попадется по-настоящему симпатичный парень – тут же выясняется, что он «голубой». Все, я сдаюсь!

– Ну, тебе еще рано. Ты наверняка найдешь себе подходящего парня. А мне, кажется, уже все равно. Стара я для этого.

– Мам, не говори глупостей. Ты еще совсем молодая. И выглядишь великолепно. Пожалуй, мне в самом деле лучше навестить тебя в выходные. А то у меня депрессия.

– У меня тоже. Будем сидеть вдвоем в постели, есть мороженое и смотреть телевизор.

– Скорей бы!

В пятницу вечером Пэрис встретила дочь в аэропорту. Эти выходные у нее были свободны, и они занимались тем, чем хотели, – обнявшись, сидели в кровати и смотрели по телевизору старые фильмы. Ни та, ни другая не одевалась, не причесывалась и не накладывала макияж, и им это очень нравилось.

В воскресенье к обеду явился Вим и был поражен, застав обеих в таком виде. К счастью, он пришел один.

– Вы что, заболели? – ахнул он. – Мэг, посмотри в зеркало! Ты выглядишь непотребно.

– Можешь не рассказывать, – улыбнулась Мэг. Она наслаждалась свободой в компании матери.

– У нас дни нравственного здоровья, – пояснила Пэрис.

– Это еще что такое?

– Мы смотрим старые фильмы, плачем и не вылезаем из постели. – Мэг усмехнулась. – И несем мужиков на чем свет стоит. Представь себе, мой парень наставил мне рога.

– Какой облом! – посочувствовал брат.

Пэрис налила обоим по чашке супа, а сама присела на диван. Она обожала быть с детьми.

– А у тебя как дела? – спросила Мэг. – Небось за модными девчонками ухлестываешь?

– За дюжиной сразу, – похвалился Вим. – У нас в общаге соревнование – кто скольких девчонок захомутает. Я за две недели с двенадцатью встречался! – невинным тоном произнес он, и Мэг замахнулась на него подушкой.

– Ну, ты и прохиндей! Ничего более мерзкого в жизни не слышала. Послушай, в мире и без тебя полно гнусных кобелей, мы не хотим, чтобы ты пополнял их ряды.

– А что вы от меня хотите? Чтобы я женился на первом же курсе? Я же еще ребенок! – добродушно пошутил Вим.

– Тогда хотя бы веди себя достойно, – не отставала сестра, и Пэрис ее всецело поддерживала. – Не делай подлостей, относись к женщинам с уважением. В мире недостает таких симпатяг, как ты.

– Да не хочу я быть симпатягой! Мне хочется поразвлечься…

– Только не за чужой счет, Вим! – взмолилась Пэрис. – Каждый человек должен чувствовать ответственность перед другим. По крайней мере – не совершать подлостей.

– Знаю, знаю. Но немного легкости тоже не помешает. Нельзя же все время быть ответственным!

– Нет, можно, – возразила сестра. – Начни прямо сейчас. Тебе уже почти девятнадцать, никогда не рано стать порядочным человеком. Я на тебя рассчитываю, Вим!

– А без этого никак нельзя? – Он доел суп и удивленно посмотрел на маму и сестру. Какие-то они сегодня странные!

– Нет, нельзя, – отрезала Пэрис. – В противном случае ты рано или поздно разобьешь кому-нибудь сердце.

Сама того не желая, она вспомнила об их отце. Вим этого не заметил, но Мэг все поняла.


Глава 19 | Игра в свидания | Глава 21



Loading...