home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 32

В понедельник перед Днем благодарения Пэрис вновь позвонил Эндрю Уоррен. Он сказал, что в выходные опять будет в городе, где у него очередная консультация с клиентом. И в ожидании новых творений своего подопечного он будет рад с ней еще раз пообедать. Праздничный вечер Пэрис собиралась провести у Бикса и Стивена, поскольку дети летели к отцу в Нью-Йорк, а на выходные у нее никаких особых планов не было.

– С удовольствием, – согласилась она. – Может, ко мне приедете? На ужин.

Она была не прочь для разнообразия постоять у плиты. И для Эндрю это было проще. До сдачи рукописи оставались считаные дни, и оставлять «гениального автора» надолго он не мог. Надо было все время стоять над ним с плеткой.

– Вы всегда так делаете, или это выходит за рамки ваших обязанностей? – поинтересовалась Пэрис.

– Далеко за рамки. Но он симпатичный парень, талантливый до невозможности. Почему бы не помочь, если можешь? У меня все равно на выходные никаких планов нет.

Эндрю сказал, что праздник проведет с друзьями, поскольку обе дочери находятся в Европе, а лететь к ним времени нет. Он спросил, как проводит праздник Пэрис, и она рассказала, добавив, что с Биксом и Стивеном всегда весело. После чего было решено, что она будет угощать его ужином в пятницу, в сугубо неофициальной обстановке, форма одежды – джинсы.

На поверку у Бикса со Стивеном оказалось далеко не так весело, как она ожидала, хотя Стивен зажарил роскошную индейку, и Бикс, как всегда, со вкусом накрыл на стол. Но Пэрис оказалась единственной приглашенной, а Стивен, похоже, подхватил грипп. Он неважно выглядел, очень мало ел и сразу после ужина лег.

Помогая Биксу убирать со стола, Пэрис вдруг заметила, как по его щекам катятся слезы.

– Что случилось? – встревожилась она и внезапно догадалась. У Стивена нашли СПИД. – Нет… Господи, не может быть!

К сожалению, ее догадка подтвердилась.

– Пэрис, если с ним что-то случится, я не переживу! Я просто не могу без него жить!

Бикс рыдал, и Пэрис его, как могла, утешала.

– Может, до этого и не дойдет, – говорила она, стараясь внушить ему оптимизм, хотя, оба понимали, сколь жестокой порой бывает жизнь. – Ты просто должен делать все, что в твоих силах, чтобы облегчить ему страдания.

В том, что Бикс сделает для Стивена все от него зависящее, она не сомневалась.

– Он на прошлой неделе начал лечение, от которого ему по-настоящему плохо. Говорят, со временем станет лучше, но пока он чувствует себя отвратительно.

– Может, уговорить его взять отпуск?

– Сомневаюсь, что он согласится.

Бикс вытер слезы и продолжил ставить посуду в моечную машину. Пэрис не знала, как еще его утешить.

– Я постараюсь тебя по возможности разгрузить…

– И как же ты собираешься это сделать? – спросил он с расстроенным выражением.

– Вчера я нашла очаровательную няньку.

Как странно было снова хлопотать о няньках, о режиме кормления и пеленках. Ответственность и неудобства ее не смущали. Наоборот, Пэрис охватывало нетерпение. Завтра она накупит всего-всего. До предполагаемых родов оставалось всего восемь дней. Рожать Эми собиралась в Беркли, и Пэрис оставалось только дождаться звонка и рвануть на тот берег. Она обещала присутствовать при родах и очень надеялась, что они будут не столь скоротечными, как у Джейн. Если с девочкой все будет в порядке, уже через восемь часов Пэрис сможет ее забрать. Единственное, чего у нее пока не было, – это имени для ребенка.

Но пока все ее внимание было обращено на Бикса. Перед уходом они наведались к Стивену. Тот спал, и Пэрис показалось, что он сильно похудел и как-то разом состарился. И она, и Бикс понимали, что при удачном раскладе он еще может жить и жить, но бороться со СПИДом в любом случае будет нелегким делом.

Ночью, уже в постели, Пэрис опять думала о них и молилась за Стивена. Она знала, как они привязаны друг к другу, такие отношения редко встретишь. Но жизнь полна превратностей и неожиданностей. Два с половиной года назад она познала это на себе.

Пэрис уснула беспокойным сном, и ей приснился ребенок. Ей снилось, что она рожает сама, а рядом стоит Эми и держит ее за руку. Вот ребенок появляется, кто-то берет его, и она кричит. Пэрис проснулась и поняла, что во сне они с Эми поменялись ролями. Она снова задумалась о тяготах жизни. Как все непросто… У Бикса со Стивеном, у Эми… Но при всех невзгодах всегда есть место чистоте, надежде и любви. Этот ребенок словно олицетворял собой все хорошее, что есть в жизни, всю радость, какую несет с собой новая жизнь. Странно, как посреди горя всегда пробивается светлый луч – надежда, что ничто не напрасно.

Наутро Пэрис, как и планировала, отправилась по магазинам. Купила ванночку и пеленальный стол, кое-какую детскую мебель, расписанную розовыми бантиками и бабочками. Накупила платьиц, пижамок, кофточек, все – для маленькой принцессы. Потом отправилась в другие магазины, за более приземленными вещами.

Пэрис забила машину доверху, так что почти лишила себя заднего обзора, и вернулась как раз вовремя, чтобы успеть перенести покупки в гостевую спальню второго этажа. Завтра она все разберет и разложит по местам. Торопиться некуда, впереди полно времени.

В пять часов она взялась за готовку. Эндрю Уоррен обещал приехать к шести – или чуть позже, если его сценарист вдруг разродится.

Пэрис поставила мясо с картошкой в духовку и нарезала большую миску салата. По дороге она купила крабов и решила, что это будет прекрасная закуска к белому вину. Бутылку она уже поставила в холодильник.

Эндрю приехал ровно в шесть. Было заметно, что он рад ее видеть. В джинсах, голубой водолазке и мокасинах у Пэрис был совершенно домашний вид. Она не стала щеголять перед ним нарядами, он же ей не ухажер – просто друг. Эндрю, судя по всему, был настроен так же. На нем была старенькая кожаная куртка, серый джемпер и джинсы.

– Ну, как продвигается дело? – спросила Пэрис с улыбкой.

Он закатил глаза и рассмеялся.

– Не приведи господи иметь дело с писателями, у которых творческий кризис! Когда я уходил, он говорил по телефону со своим психотерапевтом. А вчера вечером и вовсе в больницу угодил – с нервным припадком. Похоже, все-таки придется его убить.

Однако Эндрю был наделен завидным терпением. И приготовился нянчиться с клиентом до победного конца. Сценарий писался для крупнобюджетного фильма с участием двух мега-звезд, чьи интересы представлял Ричард. Семейный бизнес!

Они устроились в гостиной, и Эндрю сказал, что ему понравился ее дом, уютный и светлый, в ясный день все залито солнцем. Он потягивал вино и заедал орешками, а Пэрис включила музыку.

– Чем сегодня занимались? – непринужденно поинтересовался Эндрю.

– По магазинам ездила, – ответила она, не вдаваясь в подробности.

Кроме детей и Бикса, об усыновлении еще никто не знал. Пэрис не хотела пока трезвонить об этом на всех углах. К чему ей комментарии от едва знакомых людей? Эндрю был ей симпатичен, но они пока мало знали друг друга. Впрочем, о Мэг он отзывался с большой теплотой, чем тронул материнское сердце. Он считал их с Ричардом прекрасной парой, и Пэрис была с ним абсолютно согласна.

В половине восьмого они сели ужинать, Эндрю ел и нахваливал; крабы оказались его любимой едой, ростбиф тоже получился что надо.

– Я давно не готовила, – поскромничала Пэрис. – Себе почти ничего не варю – то на работе допоздна, то так валишься с ног, что уже ничего не хочется.

– Судя по всему, вы с Биксом себя не жалеете.

– Что верно, то верно, но мне это нравится. И ему тоже. Следующий месяц будет сумасшедшим, так всегда в праздники. Начиная с понедельника мы практически каждый вечер заняты.

«А с появлением ребенка станет еще тяжелее», – добавила она про себя. Ей уже хотелось, чтобы роды немного задержались. Но она прекрасно знала, что дети появляются на свет, когда им заблагорассудится, и Джейн тому наглядное доказательство. Хорошо хоть, в этот раз роды принимать не придется.

– А вы не думали взять небольшой отпуск? – спросил Эндрю.

Пэрис про себя улыбнулась:

– Если только ненадолго… После праздников собираюсь немного отдохнуть месяц, не больше. Для меня и это много.

– А я мечтаю об отпуске длиной в год. Снять квартиру в Париже или Лондоне, а может, просто поездить по Европе… Снять виллу где-нибудь в Тоскании или Провансе – для меня это звучит, как райская музыка. Я то и дело говорю об этом Ричарду, а он грозится, что у него тогда произойдет нервный срыв – с его актерами и актрисами не соскучишься, только писателей ему еще не хватало.

Пэрис уже поняла, что их агентство имело хорошую репутацию, и неудивительно, что у них в клиентах числится столько своенравных особ. Такова уж специфика их работы, как вечеринки для них с Биксом – со всеми их прелестями в виде капризных хозяек, истеричных невест, хамоватых официантов и тому подобным.

Затем разговор зашел о детях и о прошлых браках. Эндрю жалел, что его семейная жизнь не удалась, но на бывшую жену зла не держал, и это восхищало Пэрис. Она устала от всех разведенных, ненавидящих своих бывших супругов так, что ни на что другое сил уже не остается. Она знала, что всегда будет тосковать по Питеру, но желала ему только добра. Пусть ей и хотелось бы что-то изменить, но жизнь идет своим чередом. Не сразу, но она к этому пришла.

Поскольку Эндрю посетовал, что ему предстоят ночные бдения, Пэрис заварила крепкий кофе, и в этот момент зазвонил телефон. Она сняла трубку, будучи почти уверена, что это Мэг, но голос оказался другой. Пэрис не сразу узнала Эми.

– С тобой все в порядке? Ничего не случилось? – заволновалась Пэрис.

– Я в больнице. – В голосе Эми слышалась неловкость.

– Уже? Как же это произошло?

– Сама не знаю. Занималась мальчишками… Дочку сегодня сестра забрала.

У Пэрис мелькнула мысль, что Эми, наверное, расстроилась из-за разлуки с девочкой. Ведь для Эми это в любом случае тяжелая утрата, хоть и добровольная. А может, она просто морально созрела родить, зная, что ребенку теперь обеспечен дом и уход? Порой психика творит с организмом необъяснимые вещи.

– А что врачи говорят?

– Говорят, рожаю. Раскрытие уже четыре сантиметра, схватки каждые пятнадцать минут. По-моему, вы еще успеете.

– Так… А где ты, в каком отделении?

Пэрис схватила карандаш и принялась записывать. Потом у Эми началась новая схватка, и они оборвали разговор. И только тут до Пэрис дошло, что на самом деле происходит. Ее ребенок рождается на свет! Пройдет несколько часов, и она снова станет мамой.

Пэрис повернулась к Эндрю Уоррену, который озабоченно следил за разговором.

– У меня вот-вот будет ребенок! – объявила она без всяких предисловий, как если бы он был в курсе происходящего.

– То есть как? Сейчас?!

– Да!.. Мы рожаем, понимаете?

Эндрю ничего не понимал и пребывал в полном замешательстве.

– Кто это звонил?

– Мать ребенка. Ее зовут Эми.

Тут Пэрис сообразила, что надо спокойно все объяснить – ведь ей сейчас придется выставить гостя за дверь: она хотела сразу ехать в больницу.

– Я беру приемного ребенка, – сказала она и улыбнулась.

«Какая она красивая! – вдруг подумал Эндрю. – Но сейчас не время для комплиментов, она их вряд ли услышит». Так или иначе, она ему очень нравилась.

– Правда? Потрясающе! Я очень рад за вас. Теперь заживете веселее.

– Спасибо. Только роды на неделю раньше срока. Слава богу, я все нужное сегодня купила. – Она была страшно возбуждена. – Так, мне надо ехать в больницу!

Эндрю улыбнулся. Он находил во всем этом что-то невероятно трогательное. Пэрис была как ребенок в ожидании Санта-Клауса с подарками.

– Куда? В какую больницу?

– В Беркли, клиника Альта-Бейтс.

Пэрис поискала глазами сумочку, потом пихнула туда записку с номером палаты.

– Сами поведете? – спросил Эндрю.

– Конечно.

– Лучше не надо. Пэрис, позвольте я вас отвезу. Поедем на вашей машине, а оттуда я возьму такси. Не думаю, что вам стоит вести машину в таком состоянии. А кроме того, вы вот-вот станете мамой, вам нельзя сидеть за рулем, – пошутил он.

Пэрис была тронута. Она и сама чувствовала, что за руль сейчас лучше не садиться.

– Вас это не затруднит?

– Нисколько. Я с куда большей радостью помогу вам родить ребенка, чем своему чокнутому клиенту – родить сценарий. Это намного приятнее.

Он был действительно рад за нее, рад тому, что тоже может поучаствовать. Через несколько минут они выехали, и по дороге Пэрис рассказала ему, как к ней пришло это решение.

– Да, вы, я вижу, кардинально решили вопрос с мужчинами, – заметил Эндрю.

Об этом она ему тоже рассказала.

– Уж поверьте, после нескольких свиданий вслепую вы бы тоже так решили.

Пэрис описала ему скульптора из Санта-Фе, и Эндрю расхохотался.

– Я тоже редко общаюсь с женщинами, – признался он. – Точнее, в последнее время совсем не общаюсь. Это так скучно – рассказывать и расспрашивать, кто, да что, да когда. Что тебе нравится, что нет, где ты бывал, где нет… А потом вдруг выясняется, что она садомазохистка, кормит любимого удава кроликами, и ты перестаешь понимать, как тут оказался. Наверное, вы правы. Может, мне тоже ребенка взять?

– Будете ходить в гости к моей девочке, – горделиво улыбнулась Пэрис, и Эндрю взглянул на нее с нежностью.

– А можно завтра, когда вы уже будете с ней дома, я вас навещу? Мне правда хочется на нее взглянуть. Я себя чувствую полноправным участником процесса родовспоможения.

– Так и есть, – согласилась Пэрис.

Через несколько минут они подъехали к больнице, и Эндрю сказал, что сам поставит машину на стоянку.

– Удачи! – шепнул он.

Пэрис не забыла сунуть в машину детское сиденьице, теперь можно будет везти малышку домой с комфортом. Эндрю попросил позвонить ему на мобильный, если понадобится помощь, и протянул визитку с номером. Пэрис поцеловала его в щеку.

– Эндрю, большое вам спасибо. Вы мне очень помогли. Между прочим, я вам первому призналась. И спасибо, что не обозвали меня сумасшедшей.

Пэрис вдруг поняла, что для нее его мнение является своего рода критерием – она испытывала глубокое уважение к этому человеку.

– Вы сумасшедшая, – улыбнулся он, – но в хорошем смысле. Это праведное безумие. Надо, чтобы его совершали как можно больше людей. Уверен, вы будете счастливы – и вы, и малышка.

– Мне так жаль ее маму, – вздохнула Пэрис.

Эндрю кивнул. Он с трудом представлял себе, что чувствует мать, вынужденная отдать кому-то своего ребенка. Он обожал своих дочерей, и ситуация, в которой оказалась Эми, представлялась ему мучительной.

– Согласен с вами. Надеюсь, все пройдет гладко, – Эндрю.

Пэрис вышла из машины, и он проводил ее глазами.

– Позвоните, когда родится! Буду ждать у телефона. Хочу знать, на кого она похожа.

– Конечно, на меня! – радостно засмеялась Пэрис, помахала рукой и вошла в здание.

Эндрю медленно поехал на стоянку, улыбаясь чему-то непонятно. Насчет своей тещи Ричард не заблуждался. Фантастическая женщина!


Глава 31 | Игра в свидания | Глава 33



Loading...